Ответ балерины Суркову

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Анастасия Волочкова: «Я не большая и не толстая»

42483-150x98.jpg

Анастасия Волочкова

В редакции «Свободной прессы» прошла онлайн-конференция балерины, заслуженной артистки России Анастасии Волочковой. Сегодня мы публикуем её ответы на некоторые вопросы.

«СП»: — Здравствуйте, Анастасия. Вопросов много, но вначале хочется спросить: как дела?

- Готова ответить на любой вопрос, даже самый критический. А дела у меня такие. Растет моя дочь, Арише 5 с половиной лет, сейчас она у моей мамы в Петербурге. Навещает дедушку, моего папу. Он, к сожалению, болен, после инсульта потерял речь. Это для нас большая трагедия, но Ариадна, несмотря на свой возраст, внимательна к нему, пытается отвлечь его, поет, танцует. Что касается моей карьеры, то она складывается довольно счастливо. Продолжается концертная деятельность, я создала новое современное шоу, то есть концерт в большом формате, в котором сочетаются разные жанры. Это – танцы, вокал, балет, акробатика… Все это воедино в большом проекте, который смотрят как в России, так и за рубежом. В майские праздники программу во время тура увидят зрители Германии. Затем – гастроли в Америке, Китае… Словом, вот такая насыщенная творческая жизнь. Но хочется и личного счастья, семьи, очень хочу родить сына. Надеюсь, все это случится. У меня замечательные отношения с моим бывшим мужем Игорем Вдовиным, даже сохранилась та романтика, которой нет, я это точно знаю, в семейных парах, поставивших штамп в своих паспортах. Может, нам сохранить такие отношения с Игорем помогло как раз отсутствие таких штампов.

«СП»: — Почитателей вашего таланта волнует возможность вашего возвращения в Большой или в Мариинку. Сейчас, когда Сергей Филин стал художественным руководителем балета Большого театра России, это реально? Впрочем, ведь там есть и Григорович, пригласивший вас когда-то в Краснодарский театр? Или все остается так, как некогда сказал Иксанов, что это — то же самое, если бы вы спросили, будет ли группа «Тату» петь на сцене Большого?

- Когда Иксанов незаконно увольнял меня из Большого театра, я нашла в себе силы, мужество, возможность подать в суд на него и – выиграть процесс. Я выстояла это чудовищное, мощное противостояние, но при этом понимала, что Иксанов не позволит мне танцевать в Большом театре. Но я должна была выиграть судебный процесс, не для того, чтобы вернуться на сцену Большого театра. Мне важно было показать людям, что у меня есть, сохранились в этой обстановке честь и достоинство. Что я не такая «большая и толстая», как всем говорил Иксанов. Я до сих пор отмываюсь от его слов. Но мне сегодня принципиально не нужно возвращаться в Большой театр. Не хочу вновь входить в ту воду, в тот ужас, в котором я жила. В тот беспредел, что там творится, в атмосферу жуткой зависти, склочности… Я сегодня счастливая балерина, у меня есть свой «Театр Анастасии Волочковой». Что касается Сергея Филина, то он, действительно замечательный человек, мы дружим.

Но знаете, что меня при всем этом поразило? Расскажу как на духу читателям «Свободной Прессы», я об этом никогда не говорила. В отделе кадров Большого театра до сих пор лежит трудовая книжка. Так вот первое, что сделал Сергей Филин, он позвонил мне и сказал, что разбирая документацию, вдруг обнаружил, что Волочкова в Большом театре! Мол, надо бы освободить место молодым девочкам, говорил еще что-то… Я в ужасе ему ответила, что, Сергей, ты пришел и начал разговор не с девочек из кордебалета, которым 38-40 лет, которые уходят на пенсию. А почему-то именно с Волочковой. Абсурдность момента напомнила мне пятилетней давности аттестацию, устроенную Иксановым. Скопом загоняли всех в балетный зал и комиссия решала, кто нужен, а кто нет. Первой оказалась не нужной Волочкова. Иксанов на всю страну объявил о моей профнепригодности, а потому — сокращении. Я была тогда на четвертом месяце беременности, но при этом занималась каждый день в балетном классе. Сейчас история продолжается. Филин попросил забрать трудовую книжку. Я ответила, что делать этого не буду, так как заслужила своим трудом такое право, чтобы документ хранился в Большом театре, чтобы даже просто считаться балериной этого театра! А вы говорите о возможном возвращении на сцену Большого театра! У меня свои планы. Например, 4 и 5 июня дам два благотворительных концерта для детей. Это традиция проводить в российских городах подобные праздники, на которые билеты не продаются, а просто приглашаются дети от 7 и более старшие зрители до 20 лет.

«СП»: — 24-25 мая в Москве открывается 19 фестиваль «Benois de la Danse». Если говорить о его профессиональных целях и задачах, то это — собрать вместе лучших представителей различных направлений и школ танца для творческого общения, придать дополнительный импульс развитию хореографии в России. С вашей точки зрения, как обладательницы этого приза, фестиваль отвечает поставленным приоритетам? Российский балет по-прежнему «впереди планеты всей»? Или это – мифы прошлого?

- Мне кажется, что балет – искусство, не имеющее особых перспектив. Оно остается элитарным. Что касается самого конкурса, я не знаю, насколько сейчас он соответствует написанному много лет назад. Написать ведь можно любую концепцию, любую стратегию. Еще несколько лет назад уделялось больше внимания не помпезности, а содержательной части конкурса. Члены международного жюри были очень серьезными хореографами. Конкурс проходит в Большом театре, где сейчас очень многое делается на коммерческой основе. Не только касаемо его строительства, в этом, кстати, я вижу причину нехватки опытных педагогов. Потому, что развитие искусства может идти только в том случае, если есть мэтры и профессионалы, способные передавать свои знания и опыт молодому поколению.

Если, например, говорить о тех мастерах, которые учили меня, то многих уже нет. Я говорю о Наталье Дудинской, Инне Зубковской, Константине Сергееве, Аскольде Макарове, Екатерине Максимовой, Наталье Бессмертновой. Остались, слава Богу, Михаил Лавровский, Владимир Васильев, Надежда Павлова, Нина Семизорова – плеяда великих людей, но их так мало, к сожалению! А сейчас, когда в Большом, извините, танцуют за деньги, вышвыривают неудобных, неугодных артистов, о чем речь? Когда в Большом был 30 лет Юрий Григорович, ему удавалось сдерживать эту махину. Тогда и служила в театре названная плеяда педагогов. А ведь были еще Марис Лиепа, Александр Годунов, Майя Плисецкая…

А что ныне? Спросите на улице у прохожих, чтобы назвали имена 5 российских балерин, танцовщиков. Не вспомнят, не знают. Вот вам и ответ о состоянии российского балета. Когда люди, имеющие большие деньги вмешиваются в творческий процесс, не имея никакого представления о балете и профессионализме, говорят: вот эта будет танцевать, а вот эта не будет, о каком балете, о чем речь? О «Benois de la Danse»? Там то же самое. Вообще, скажу честно и откровенно: я настолько давно не интересуюсь жизнью Большого театра! Не хочу копаться в этой грязи! Там нет давно творчества.

«СП»: — Относительно покровителей. У артистов всегда они были. Когда-то Лариса Абызова, преподаватель Академии русского балета им. Вагановой заметила, что покровители артистам балета необходимы, как пуанты.

- Да не в покровителях дело. Есть такая позиция: не надо помогать, только не мешайте. Если в театре налажен творческий процесс, людей берут не по критерию, кому ты даешь, а кому не даешь, а мальчиков директор не «проверяет» у себя в кабинете, в своей душевой, а есть профессиональный уровень, профессионализм человека, который не допустит вторжения в творческий процесс, то тогда артист зависит не от покровителя, а от степени таланта, работоспособности, своей харизмы. На сцене, прежде всего, артисту нужна харизма, чтобы были яркость, индивидуальность, привлекающие зрителя. Сегодня эстетика танца, его восприятие изменились. Раньше балерины были маленькие, пухленькие. Неважно было, как они танцуют. Техника, конечно, не была такой крутой. Но это были – артисты! Смотришь записи балета прошлого века – это драматический спектакль!

«СП»: — Вы говорите о балете как драматическом спектакле. А вы сами не планируете поставить балетный спектакль? Светлана.

- Я не смогу этого сделать, потому что не чувствую в себе таких способностей. Я создала концертную программу, позволяющую привлечь массового зрителя, молодежь, детей к миру танца, к миру прекрасного искусства. Это относительно творчества. Хочу сказать, что я училась в Высшей школе экономики и получила степень МВА. Я защитила дипломную работу по теме, которая мне очень важна, близка и которой хочу заниматься. Это – сеть моих творческих школ в регионах Российской Федерации. У всех на слуху, ставшее модным, слово инновация, подразумевающее заниматься каким-то делом и зарабатывать деньги и приобретать блага за счет интеллекта человека. Я же думаю, что эти самые инновации должны начинаться с детей, которым 4-6 лет. Потому что мы должны помочь им закладывать в себе то самое главное, что станет стержнем, воплотится в жизнь в разных ее сферах.

Я создала программу, она сейчас совершенствуется моими единомышленниками. Это школы, в которых дети будут познавать хореографическое, вокальное искусство, актерское мастерство и самое важное – эстетику этикета, что подразумевает воспитание в детях национальных, семейных традиций, умение общаться со слаженным слогом, быть интеллигентными и т.д. Мне кажется, это очень важно сегодня, когда вокруг столько негатива. Делаю это не для того, чтобы из детей вырастить артистов балета или оперных певцов, а чтобы раскрыть в них творческий потенциал, который потом отразится в разных профессиях. Но это возможность объединить детей во имя добра. Если получится, вот тогда наша Россия будет действительно единой. Конечно, чтобы добиться поставленной цели, открыть творческие школы, мне изначально нужна какая-то административная поддержка. Я хочу идти по смешанному пути реализации процесса, то есть социальной программе и рыночной, чтобы могли учиться дети, как из необеспеченных, так и обеспеченных семей. Я не могу зарабатывать на детях такое количество денег, чтобы они покрыли заработную плату педагогам, аренду помещений… Сейчас у меня есть хорошее предложение от компании «Планета фитнес». Это сеть московских клубов, на базе которых открою студию уже 1 сентября.

«СП»: — Когда-то на вопрос, почему вы вступили в «Единую Россию», вы ответили, что хотите, чтоб Россия объединялась, чтоб была единой. Увидели ли вы, будучи членом этой партии, какое-либо единение? Расскажите, почему вы вышли из этой партии? Покинув ЕР, вы сделали сильный шаг. Молодец! Виктор, 35 лет.

- К сожалению, Россия становится разрозненной. Мне это больно наблюдать. То, куда я вступала, было иным, нежели сейчас: партия, люди, лидеры. Но тогда у меня действительно была надежда совершить много полезных, хороших дел. Я вступила в «Единую Россию» привнеся свою программу, связанную с детьми. Но – не случилось. Я видела, что здесь в большинстве сидят клоуны с партийными билетами, торгуя своим лицом. Мне не этого надо было. Я поняла, что не партии объединяют народ, страну, а конкретные дела. Их не было. Я не могла позволить себе заниматься ИБД, то есть имитацией бурной деятельности.

Восемь лет я пробыла в этой партии, видела, что здесь занимаются только процессом, как все чиновники, перекладыванием бумаг, обещаниями. Я не хотела быть членом, я — красивая женщина, ну, не могу я быть членом, Несколько раз пыталась встретиться с Владиславом Сурковым, чтобы объяснить ситуацию, рассказать о своей программе. Не удалось. Сейчас после моих экспериментов с пребыванием в партии, попыткой баллотироваться в мэры Сочи я поняла: мне этого ничего не нужно! Я проведу лучше благотворительный концерт в пользу детей за свой счет! И я буду – счастлива! Я не собираюсь никуда баллотироваться. В свое время я сказала: «Прощайте, неудачники!»

«СП»: — Ваше отношение к правящему тандему. За кого вы стали бы голосовать на следующих президентских выборах? Вы очень известная личность, ваше мнение по этим вопросам, думаю, будет важно для многих россиян. Сергей.

- Я не общалась ни с Медведевым и ни с Путиным. Мнение можно сложить, когда лично знаешь, общаешься с человеком. Только в этом случае можно узнать о позиции человека, вообще есть ли она? Если эти люди поддерживали травлю вокруг меня, я никогда в жизни не скажу слова уважения по отношению к ним. Но если они покажут чистоту своих помыслов, не по отношению ко мне, а в целом, по жизни, если я увижу реально защищающих интересы людей, а не просто партийных деятелей и нынешней структуры, пусть это будет кто-то другой, не Медведев и не Путин, который в моих глазах вызовет уважение, тогда смогу сама составить собственное мнение. Нельзя лицемерить, отказываться от своих слов. За кого голосовать? Не подумайте, что ухожу от ответа, но выбор – это личное право каждого. Понимаете, моя фигура была всегда неудобной для политики, для партии, любой структуры. Потому что слишком открыта, потому для них – ненадежный человек.

«СП»: — У вас в жизни столько крутых поворотов, а вот смогли бы уйти в монастырь? С уважением, Иосиф, Вильнюс.

- Нет, в монастырь я не смогла бы уйти. Потому что я привыкла жить так, что в жизни ничего не происходит просто так. Даже книгу свою «Историю русской балерины» я писала для молодежи. Сейчас я переписываю последнюю главу, которая как раз о политике. Потому что, выйдя из партии «Единая Россия», я хочу рассказать всю правду. В жизни мне ничего не давалось просто так. Уйти в монастырь – это очень простой путь. Гораздо простой, нежели дан нам Богом, Судьбой. Жизнь нам дает испытания для того, чтобы проверить, каким образом мы будем их преодолевать. А молиться… Мне не нужны посредники с Богом. Я верующий человек. Я знаю, что сегодня представляет РПЦ, по сути — коммерческая структура. Вы спрашиваете, насколько Россия едина, я еще раз повторю: она – разрознена. Потому, что люди видят творимый руководством, властью, партиями беспредел. Беда и в том, что он вершится открыто.

«СП»: «Настя пора уже подумать об иммиграции, а жить можно, где хочешь!» Илья Нечаевский, Канада.

- Когда после выхода из «Единой России» началась жестокая травля, я подумывала об этом. Но я нашла в себе силы и мужество выстоять, выжить. Вы знаете, это танцевать можно везде, а жить – только на Родине.

«СП»: — Слышала такую байку, а может и не байку. Александр Васильев, историк моды, и Майя Михайловна Плисецкая смотрели, как вы танцуете Кармен. В бриллиантах и с блестками на голове, учитывая, что Кармен была ярмарочной торговкой. Плисецкая смотрела-смотрела, и сказала: «Да… Влюбиться в Настю можно, а вот убить — ни за что!»

- Я не знала об этом. Майя Михайловна Плисецкая – мой кумир! Как красивая женщина, как великая балерина, как человек, которому столько в жизни пришлось выстрадать! Кто сегодня помнит имена тех, кто строил козни, чинил ей препятствия? Никто! А имя Майи Михайловны гремит и будет греметь во всем мире. Я хочу быть на нее похожей, я беру с нее пример.

Оригинал материала: Свободная Пресса