Отключение из правил

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


В московском энергокризисе может оказаться виноват МНПЗ Шалвы Чигиринского

Оригинал этого материала
© "Коммерсант", origindate::03.06.2005

Отключение из правил

Сергей Дюпин

Converted 18995.jpg

Факел над заводом в Капотне

Вчера Моспрокуратура отчиталась о первых результатах расследования энергоаварии, произошедшей 24 мая и оставившей без электричества несколько миллионов человек. Виновник энергетического кризиса прокуратурой пока не установлен, для этого следствию предстоит выяснить причину аварии на подстанции "Чагино" и разобраться, почему энергетики допустили ее системное развитие в четырех субъектах Федерации. В "Мосэнерго" считают, что сначала нужно разобраться, кто виноват в каскадных отключениях электроэнергии – поставщик или потребители. С подробностями – Сергей Дюпин.

27 выемок и 63 свидетеля

Из сообщения Моспрокуратуры следует, что ее сотрудники, расследующие уголовное дело о "халатности" и "злоупотреблениях полномочиями", возбужденное в связи с энергетическим кризисом, уже завершили первый этап работы. Речь идет о предварительных допросах свидетелей, выемках документов и изъятии частей поврежденных агрегатов с электроподстанции "Чагино", на которой произошла авария.

– Наши сотрудники получили все необходимые документы для расследования уголовного дела,– сообщили в Моспрокуратуре.– Для этого следователями было проведено 27 выемок в различных организациях, входящих в РАО "ЕЭС России". Следователями были допрошены 63 свидетеля, среди которых руководители РАО и "Мосэнерго".

Кроме того, в сообщении отмечается, что "проводится исследование финансово-хозяйственной деятельности энергетических компаний, ответственных за модернизацию и техническое перевооружение оборудования". Эта работа проводится "параллельно с изучением технических причин аварии и установлением причинно-следственной связи с последовавшими за этим массовыми отключениями электроснабжения".

По мнению заместителя гендиректора "Мосэнерго" Владислава Назина, уже побывавшего на допросе в Моспрокуратуре, расследование обстоятельств энергокризиса нужно четко разделить на два направления: ответственность за аварию на подстанции "Чагино" должны нести одни люди, а за ее последствия – другие. "Персонал подстанции обязан поддерживать оборудование в рабочем состоянии и своевременно устранять последствия аварий, если они там возникают,– объяснил Ъ господин Назин, косвенно признавая причастность своего ведомства к ЧП.– Однако каскадное развитие – это уже не к нам".

"Оборудование, конечно, устарело"

Напомним, что 24 мая в 21.17 на подстанции "Чагино" в Москве взорвался воздушный выключатель распределительного устройства напряжением 110 кВ. Его осколки повредили несколько измерительных трансформаторов, воздуховоды и токоведущие шины, после чего автоматически отключилась линия 220 кВ, через которую были запитаны Московский нефтеперерабатывающий завод в Капотне (МНПЗ) и расположенные рядом микрорайоны. В связи с аварией пришлось частично отключить и ТЭЦ-22, откуда через "Чагино" подавалось электричество заводу.

Фарфоровые воздушные выключатели, как рассказывают сотрудники "Чагино", взрываются часто, но на работу подстанции такие аварии обычно не влияют. Поврежденные устройства автоматически выключаются из общей схемы, их функции начинают выполнять аналогичные аппараты, а через день-два персонал полностью восстанавливает разрушенное.

Эксперты Моспрокуратуры сейчас исследуют обломки выключателя, выясняя, что стало причиной его разрушения. Они не исключают того, что он мог взорваться из-за износа: выключатели, как и остальное оборудование "Чагино", давно выработали свой ресурс. Однако заменять выключатели энергетики не спешат. Они утверждают, что на реконструкцию не хватает денег, поскольку тарифы на электроэнергию слишком низкие. По другой версии, дело не в тарифах, а в том, что в РАО ЕЭС никак не закончится период реорганизации, в ходе которой "Чагино" должно быть передано из "Мосэнерго" в другую стркутуру, поэтому ее нынешним владельцам не имеет смысла вкладывать деньги в реконструкцию.

Не исключено также, что взрыв выключателя произошел из-за нарушения правил его эксплуатации. "Оборудование, конечно, устарело, но зиму-то на нем мы прошли нормально,– объяснил Ъ Владислав Назин.– А в холодный период нагрузки на сети были несравнимо большие".

Если будет установлено, что предпосылки к разрушению выключателей были (первая авария в "Чагино" произошла еще 23 мая), а персонал подстанции, зная о них, не принял мер, ответственность за аварию возложат на ее сотрудников. Если же персонал станции убедит следователей в том, что, например, скачки давления в выключателях они зарегистрировали в журнале и докладывали о них начальству, то отвечать придется руководителям "Мосэнерго".

Кризис можно было предотвратить

Через 13 минут после взрыва выключателя энергоснабжение МНПЗ и четырех прилегающих к нему московских микрорайонов, запитанных от перебитой линии 220 кВ, было переключено на резервную цепь 110 кВ и восстановлено. Именно это действие, а не авария на подстанции спровоцировало затем системный кризис, поэтому прокуратуре предстоит разобраться, была ли необходимость в экстренном восстановлении электроснабжения уже вечером 24 мая.

Владислав Назин считает, что сразу после аварии нужно было обесточить потребителей: потушить возгорание, разобраться с повреждениями, а к утру следующего дня продумать и реализовать резервную схему для них. "Пару вечерних часов, перед тем как ложиться спать, 100-200 тыс. человек посидели бы без электричества,– объяснил господин Назин.– Конечно, и в этом случае люди испытали бы неудобства, но каскадного распространения аварии на весь Центральный регион удалось бы избежать".

Почему электричество тем не менее пришлось экстренно включать, Ъ объяснил заместитель главного инженера "Мосэнерго" Вадим Зинаков. В "Мосэнерго", по его словам, "стали поступать сигналы о серьезных проблемах, возникших на нефтеперегонном заводе".

"24 мая вечером, сразу после аварии, мы переключили МНПЗ на резервную ЛЭП-110 кВ,– рассказал Ъ господин Зинаков.– Но внутреннее электросетевое оборудование завода оказалось не готово к этому переключению". Энергетик объяснил, что существует несколько категорий энергоснабжения промышленных объектов: высшая (через четыре независимые цепи), первая (три цепи) и вторая (две цепи). Объекты с непрерывным циклом производства, по его словам, должны быть запитаны только по высшей категории, а МНПЗ получал электричество всего с двух линий – даже не по первой, а по второй категории.

В итоге после аварии вся заводская нагрузка – 80 МВт•ч – пришлась на единственную линию ЛЭП-110. Но поскольку пропускная способность ЛЭП-110 – около 100 МВт•ч, а на нее помимо МНПЗ пришлось повесить еще четыре московских микрорайона, линия стала работать на пределе.

Через несколько часов, в 5.31 25 мая, в "Чагино" взорвался очередной, уже третий воздушный выключатель на перегруженной линии 110 кВ из Краскова. Из-за аварии упало давление воздуха в других воздушных выключателях. Еще какое-то время напряжение в 110 кВ удавалось брать с московского кольца через трансформатор 500/110 кВ, а когда вышел из строя и он, вся южная часть столицы, как выражаются энергетики, "повисла на сетях 220 и 110 кВ". Пока бытовые потребители электроэнергии спали, этой мощности городу хватало, а в 10.12, когда произошло обычное в это время дня утреннее увеличение нагрузки, начались каскадные отключения. Сначала вырубились перегруженные ЛЭП-220 кВ от высоковольтной подстанции "Очаково", затем автоматика отключила "длинные" линии 220 кВ, идущие в Тулу и Калугу. Когда "легла" система 220 кВ, началась цепная реакция в сети 110 кВ. Как говорят специалисты, из-за аварийных отключений и переключений на "Чагино" была потеряна "общая устойчивость" сложной, закольцованной системы станций, подстанций и высоковольтных линий энергосистемы Московского региона. После этого утренняя перспектива каскадных отключений стала неизбежной, повлиять на ситуацию уже не мог никто.

Энергетики считают, что если бы у МНПЗ было не две, а хотя бы три подводящие линии, нагрузку после ночной аварии удалось бы распределить более равномерно и утренних каскадных отключений удалось бы избежать. "Мы много раз заявляли руководству завода о необходимости подключении дополнительных линий,– рассказал энергетик Зинаков.– Но нефтяники всякий раз отказывались, надеясь, видимо, что пронесет".

Представитель Московской нефтегазовой компании Николай Фролов подтвердил Ъ, что проблемы с энергоснабжением МНПЗ действительно существуют, но решать их руководство предприятия собирается не за счет подведения новых линий, а другим путем. "В настоящее время обсуждается вопрос о строительстве собственной электростанции для МНПЗ,– объяснил Ъ господин Фролов.– Однако это требует серьезных финансовых затрат: строительство собственных генерирующих мощностей обходится примерно в $1 млн за 1 МВт. Решение о таких капиталовложениях могут принять только основные акционеры завода – правительство Москвы в лице Московской нефтегазовой компании, 'Сибнефть' и 'Татнефть'".

Ненадежная схема

Если Моспрокуратура установит, что с переключением МНПЗ на резервные линии энергетики в ночь на 25 мая поторопились, ей предстоит разобраться в том, кто принимал это решение. Персоналу "Чагино", как объяснил Ъ один из дежуривших в ту ночь сотрудников подстанции, вечером 24 мая было "не до потребителей". В полусотне метров от офисного здания бушевал пожар. К тому же решения о переключении высоковольтных энергетических потоков в аварийных ситуациях принимаются не на подстанции и даже не в "Мосэнерго", а на федеральном уровне. Делает это региональный диспетчер объединенного диспетчерского управления (ОДУ) при РАО "ЕЭС России", он и несет ответственность за свои решения. Мэр Москвы Юрий Лужков уже через три дня после энергокризиса заявил о "плохой диспетчеризации" в РАО ЕЭС. Однако разъяснять, что имелось в виду, он не стал, поэтому вопрос о том, что заставило специалиста, которому был доверен центральный пульт управления энергопотоками, выбрать ненадежную резервную схему, тоже предстоит выяснить следствию.

"Раньше диспетчер имел право в случае аварии 'поднять все', то есть забрать электричество с любой станции, руководствуясь при этом исключительно соображениями надежности,– заявил Ъ один из сотрудников ОДУ.– Теперь он обязан выбрать самую дешевую станцию из тех, что предложили свою продукцию на федеральном рынке электроэнергии. Аукционы на этом рынке проводятся ежедневно, а резервного, внерыночного фонда для компенсации аварийных отключений теперь не существует".

Замгендиректора "Мосэнерго" Владислав Назин убежден, что в аварийной ситуации диспетчер ни за что не стал бы руководствоваться экономическими соображениями, а ошибиться специалист мог, например, из-за повреждения телевизионной техники на его пульте. А другой руководитель "Мосэнерго" – заместитель главного инженера Сергей Пронин утверждает, что в ночь на 25 мая никаких приказов от оператора ЦДУ РАО "ЕЭС России" на "Чагино" вообще не поступало.