Откуда у зеленых "зеленые"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Коммерсант", Приложение "Social Report (Бизнес и Экология)" , origindate::19.10.2005

Откуда у зеленых "зеленые"

Алексей Алексеев

Экологов в России громадное количество. Чьи интересы они защищают? "Как чьи? – удивится эколог.– Мы природу защищаем, а не чьи-то там интересы". "Да знаем мы этих зеленых! Кто им заплатит, на того и сработают",– возразит скептик. Может быть, ответить на вопрос об интересах будет проще, посмотрев, какие экологи откуда берут деньги.

Государственники

Первая категория экологов – государственные структуры, занимающиеся охраной природы, или, точнее, природой в целом. Это Министерство природных ресурсов, и особенно входящая в его состав Федеральная служба по надзору в сфере природопользования (замглавы этой службы Олег Митволь едва ли не самый известный широкой публике государственный борец за охрану природы).

То, какое внимание уделяет наше государство охране окружающей среды, наглядно демонстрируют суммы бюджетных расходов на эту самую охрану. В бюджете-2005 на эти цели было выделено 4,625 млрд рублей (порядка $165 млн), что составляет около 0,15% от расходной части бюджета. Денег этих, разумеется, не очень хватает, так что многие проекты (например, на особо охраняемых природных территориях, то есть в заповедниках, заказниках и национальных парках) осуществляются на гранты зарубежных государственных и благотворительных организаций.

Впрочем, нельзя недооценивать административный ресурс министерства, имеющего возможность путем государственной экологической экспертизы остановить самый крупномасштабный бизнес-проект и потребовать внести в него изменения в случае, если будет обнаружено, что он представляет опасность для окружающей среды (подобные примеры есть в истории нефтепроводного транспорта).

Транснационалы

Самыми известными негосударственными экологическими организациями России являются дочерние структуры двух международных экологических структур – World Wide Fund for Nature (WWF) и Greenpeace. Эти названия нередко известны даже тем, кого мало волнуют проблемы экологии. И даже те, кто не слышал о WWF, могут вспомнить их знаменитый логотип – панду. Не будет преувеличением сказать, что WWF и Greenpeace среди зеленых примерно то же самое, что кока и пепси среди прохладительных напитков. С точки зрения узнаваемости брэнда, как минимум.

В отношении WWF и Greenpeace слово "глобальный" соответствует не только числу стран, где действуют эти организации, но и спектру их деятельности. Обе структуры как во всемирном, так и во всероссийском масштабе работают на многих фронтах одновременно (и, по некоторым данным, даже координируют между собой направления деятельности). Они занимаются вопросами, связанными с изменением климата, генной инженерией, загрязнением окружающей среды, захоронением отходов ядерной промышленности; ведут борьбу за сохранение лесов, редких видов живых организмов и прочая, и прочая, и прочая...

Между двумя лидерами "зеленого" движения, однако, есть заметные различия.

Greenpeace официально заявляет, что не принимает пожертвований от политических партий, правительств и корпораций – только средства частных лиц и гранты благотворительных фондов (разумеется, не имеющих порочащих связей с правительствами и бизнесом).

WWF более либерально относится к представителям бизнеса, принимая в свой "корпоративный клуб" компании, которые выражают такое желание – разумеется, с финансовыми последствиями. Да и от правительственных денег WWF не отказывается.

Обе организации декларируют принцип финансовой прозрачности.

Согласно докладу о деятельности WWF за 2004 год, выложенному в открытый доступ на веб-сайте организации, доход от обычной деятельности WWF Network (это основная часть фонда) составил около $469 млн, а расходы – около $419 млн. Почти половина поступивших денег – $200 млн – пожертвования частных лиц. Таких частных лиц насчитывается по всему миру около 5 млн человек. Пожертвования корпораций составили около $30 млн, от правительств и международных агентств финансовой помощи поступило около $100 млн. Около $20 млн приходится на статью дохода "авторские права".

Среди корпораций, помогающих WWF спасать природу, есть и российские (а также российские представительства международных компаний). Так, с каждой купленной бутылки "Амур-пива", выпускаемого "Пивоварнями Ивана Таранова", пять копеек отчисляется на спасение амурского тигра. А каждая выпитая бутылка коньяка Meukow вносит свой вклад в спасение другого редкого зверя – дальневосточного леопарда. Живущей в России популяции зубра способствует потребление напитков компании "Добрый". Словом, помощь природе на любой вкус!

Согласно годовому отчету Greenpeace, также выложенному в открытый доступ на сайте организации, доход от обычной деятельности Greenpeace Worldwide (основная часть организации) был в прошлом году почти втрое ниже, чем у WWF,– около $165 млн. Но почти все эти деньги поступили, как уже говорилось, от частных лиц и из благотворительных фондов (только миллион с хвостиком был заработан на лицензировании логотипа и продаже товаров с символикой организации). Число своих сторонников в мире Greenpeace оценивает примерно в 3 млн.

Грантоискатели

Кроме WWF и Greenpeace, других экологических организаций с большим количеством индивидуальных членов на территории России не наблюдается. Зато наблюдается громаднейшее количество самих организаций. Так, Международный социально-экологический союз (МСоЭС) представляет себя как "единственную международную экономическую организацию, родившуюся в СССР". Число своих сторонников МСоЭС оценивает в 10 тыс. человек. Географический охват – большинство республик бывшего СССР, Великобритания, Израиль, Испания, Норвегия, США. МСоЭС – это не одна организация, а именно союз из трех с половиной сотен (!) небольших, маленьких и совсем крохотных организаций.

Заметим, что в МСоЭС входят далеко не все имеющиеся в России общественные экологические организации. На самом деле их в России не сотни, а тысячи. Многие из них, разумеется, существуют почти исключительно на бумаге или являются своеобразными кружками по интересам. К тому же часто бывает так, что для увеличения масштабов "зеленого" движения организация, имеющая региональные отделения, учитывается столько раз, сколько отделений в ней насчитывается. В списки иногда попадают и организации, экологическая направленность которых неочевидна (см. справку).

Исключим из рассмотрения "кружки по интересам", которым деньги в общем-то не нужны – достаточно энтузиазма. Для более или менее серьезной работы финансовые средства все-таки потребуются, а членских взносов вряд ли хватит. На помощь приходят гранты. Исторически сложилось так, что гранты в основном поступали и поступают из-за рубежа – от правительственных структур, благотворительных фондов.

Одним из самых серьезных доноров можно считать Агентство по международному развитию США (USAID), обычно распространяющее средства через Институт устойчивых сообществ (ISC) По данным за 2003 год, в различные российские экологические проекты агентство вложило $7,85 млн.

Среди других известных и серьезных грантодателей – посольство Нидерландов с его программой малых грантов, Фонд Джона Д. и Кэтрин Т. Макартур (США), Фонд за взаимопонимание (США), Швейцарское агентство по развитию и сотрудничеству. Список можно продолжать долго.

Грант всегда дается под определенный проект. Размеры гранта могут колебаться от нескольких тысяч долларов (обычно для индивидуальных исследователей или оплаты путевых расходов группы исследователей или ученых, участвующих в международной встрече) до нескольких десятков, реже сотен тысяч долларов. Так, в 2003 году Фонд Макартуров выделил грант в $310 тыс. Центру охраны дикой природы. В 1999-2000 годах Союз охраны птиц России провел программу по спасению хищных птиц Центральной России на $17 тыс., выделенных USAID через ISC.

Иногда один реципиент получает гранты от нескольких доноров одновременно. Так работает Центр экологических программ России (ЦЭПР), который можно определить как экологическую общественную организацию, объединяющую представителей академической науки. ЦЭПР тесно сотрудничает с обеими палатами Федерального собрания РФ, Минприроды, Советом безопасности РФ, получает финансовую поддержку от Российской академии наук, Российского фонда фундаментальных исследований, Федерального экологического фонда, правительства Москвы, Агентства по охране природы США, Фонда Макартуров, Фонда Чарльза Стюарта Мотта, Фонда за взаимопонимание.

Понятно, что доноры не будут давать деньги кому попало, особенно когда выбирать нужно из тысяч исполнителей. Поэтому небольшой организации, желающей привлечь к себе внимание и средства, нужны резюме и имя. То есть хороший послужной список уже выполненных проектов и раскрученное в прессе название.

Так, российское отделение норвежского общественного объединения "Беллуна" стало хорошо известно публике благодаря PR-кампании, проведенной ФСБ, которая арестовала военного пенсионера Александра Никитина, обвинив его в шпионаже и разглашении государственной тайны за написанный для "Беллуны" доклад "Северный флот – потенциальный риск радиоактивного загрязнения региона".

Международному зеленому кресту проще привлекать пожертвования, имея в качестве председателя совета директоров Михаила Горбачева, а в качестве членов почетного совета организации – экс-премьера Израиля Шимона Переса, экс-премьера Испании Марио Соареша, океанолога Жан-Мишеля Кусто, иорданскую принцессу Басму бин-Талал, вдову великого музыканта Йоко Оно.

Карманники

К последней категории следует отнести те экологические организации, которые созданы государственными или деловыми структурами, похоже, с единственной целью: убеждать общественность в том, что их создатели – главные защитники окружающей среды.

Так, в списке учредителей Неправительственного экологического фонда имени Вернадского значатся ОАО "Газпром" (президент фонда А. Г. Ананенков одновременно является заместителем председателя правления этой компании), ОАО НК ЛУКОЙЛ и еще немало компаний нефтегазового сектора. Знающих об этом позабавит сообщение о том, что в прошлом году фонд вручил национальную экологическую премию ООО "ЛУКОЙЛ-Калининградморнефть" (100-процентное дочернее предприятие ЛУКОЙЛа), а еще шесть проектов группы ЛУКОЙЛ отметил дипломами – за вклад в укрепление экологической безопасности и устойчивое развитие России.

Похожая организация – общероссийское общественное движение "Экологический форум", с 2000 года доказывающее, насколько полезна для окружающей среды атомная энергетика во всех ее проявлениях. Свою деятельность эта организация начала с принятия обращения к президенту под названием "О недопустимости народных референдумов по стратегически важным техническим проблемам". На факсах, рассылаемых "Экологическим форумом", в качестве адреса этой организации указан адрес Министерства атомной промышленности РФ. Председатель исполкома движения Виталий Лебеденко одновременно руководит другой организацией – Союзом территорий и предприятий атомной энергетики, а председатель координационного совета движения академик Роберт Нигматулин до недавнего времени был связан с Минатомом родственными связями: его брат Булат был заместителем министра атомной энергетики Евгения Адамова. Сам Роберт Нигматулин одновременно с экологическим движением возглавлял в Государственной думе прошлого созыва комитет по экологии.

К таким структурам хорошо подходят слова Александра Твардовского: "Это вроде как машина скорой помощи идет, сама режет, сама давит, сама помощь подает".

***

Какие бывают экологические организации

В селе Мильково Камчатской области действует Камчатская неправительственная академия геокосмической экологии человека им. П. Казначеева. Одним из направлений своей деятельности эта экологическая организация считает "изменение парадигмы мышления посредством новых фундаментальных открытий в области естествознания на основании гипотезы русского космизма В. И. Вернадского".

В другом населенном пункте Камчатки, поселке Зеленый, существует территориально-хозяйственная родовая община ительменов-камчадалов "Лукичи".

В Ханкайском районе Приморского края есть общественная экологическая организация "Конный матрос".

В столице края Владивостоке действует студенческий проект "Бродячие энвайроменталисты".

В списке экологических организаций России значится Ногинская районная ассоциация уволенных в запас и в отставку кадровых военнослужащих "Звезда".

Движение "зеленых" из Южно-Сахалинска занимается, по его собственному определению, "продвижением нетрадиционной энергетики".

Общественно-экологическое движение села Солбанцы (Республика Саха-Якутия) дает всем желающим "практические советы по огородничеству, садоводству, традиционным методам лечения".

В городе Каменск Ростовской области существует Государственная казачья экологическая служба Донецкого округа войскового казачьего общества "Всевеликое Войско Донское".

В Барнауле находится Алтайская краевая общественная научно-исследовательская благотворительная организация "Институт духовного видения и мировоззренческих позиций".

В Чите имеется Объединение экологических инициатив по сохранению археологического наследия.

***

Оригинал этого материала
© "Коммерсант", Приложение "Social Report (Бизнес и Экология)" , origindate::19.10.2005

Основы экологического рэкета

Николай Зубов

Среди относительно честных способов отъема денег экологическая кампания занимает сегодня достойное место. Этот способ хорош своей безнаказанностью. Увидеть связь между, например, выступлениями экологов против жестокого обращения с животными и изменением конъюнктуры на рынке натурального меха можно, а доказать, что они вдохновляются производителями меха искусственного, нельзя. Но предположить-то можно.

Как это делает бизнес

Началось все, разумеется, с благих намерений. В середине 60-х годов ХХ века жители экономически развитых стран мира стали все более серьезно задумываться над тем, какое влияние экономический прогресс оказывает на окружающую среду. Именно в это время в мире возникла мода на активную жизненную позицию, поэтому неудивительно, что члены многочисленных обществ наблюдения за птицами и борьбы с жестоким обращением с животными пожелали делать больше, чем просто вести орнитологические записи и перечислять несколько долларов, франков или фунтов на содержание приюта для бездомных собак.

Спрос рождает предложение. Вскоре в разных странах мира начали появляться организации убежденных защитников окружающей среды. Со временем некоторые из них превратились в мощные международные движения с многомиллионными бюджетами и влиянием на общество, которому могли бы позавидовать многие правительственные организации. Именно тогда журналисты, политики и ученые и заговорили об экологическом рэкете.

Один из типичных примеров, приводимых в таких случаях,– регулярные кампании по выявлению экологически вредных продуктов питания и косметики. Каждый раз они оказываются в центре внимания прессы. Прессе при этом, разумеется, не сообщают, что значительная часть зеленых в разных странах мира связана с компаниями, производящими "органические" продукты. К примеру, лорд Мелчетт, бывший руководитель британского отделения Greenpeace, по совместительству – крупный землевладелец и один из крупнейших производителей "органики". После проведения соответствующих кампаний экологическая сознательность потребителя (а вместе с ней спрос) растет. Так, последние акции Greenpeace, направленные на выявление вредных и опасных веществ в продукции известных фирм, производящих парфюмерию и косметику, странным образом пришлись на время, когда у сети магазинов Body Shoppe, продающих "органическую" косметику, возникли финансовые проблемы.

Другой пример – громкая кампания организации "Люди за этичное обращение с животными" (PETA) против сети ресторанов быстрого обслуживания KFC, специализирующихся на продуктах из курицы. В начале 2004 года PETA обвинила американских рестораторов в том, что куры, прежде чем превратиться в острые крылышки или поджаристые ножки, погибают мучительной смертью на бойнях. В интернете даже появился сайт, посвященный жестокости KFC, а активисты движения начали пикетировать рестораны сети по всей Америке. Напрасно представители KFC говорили, что собственных боен у них нет и что претензии, если таковые у PETA имеются, следует предъявлять по другому адресу. Организаторам акции удалось создать образ жестокой и негуманной корпорации, которая ради собственной прибыли обрекает на мучительную смерть миллионы цыплят.

Нельзя не отметить такого совпадения – кампания против неэтичного убийства цыплят развернулась вскоре после того, как в глазах потребителя оказались скомпрометированы их рогатые собратья по фауне – коровы: в 2003 году в США были зафиксированы случаи коровьего бешенства, и экспорт американской говядины снизился на 90%. Вместе с производителями говядины огромный ущерб несли и некоторые конкуренты KFC – рестораны быстрого обслуживания, специализирующиеся на гамбургерах и чизбургерах (к примеру, акции McDonalds в это время упали на 7%). Борьба за права цыплят оказалась для них как нельзя кстати.

Еще одна знаменитая история связана с морской нефтяной платформой Brent Spar, которую ее владельцы, компания Shell, собирались затопить в Северном море в 1995 году. Этому воспрепятствовало британское отделение Greenpeace, объявившее, что затопление платформы приведет к небывалой экологической катастрофе: по данным специалистов Greenpeace, в Северное море попало бы огромное количество вредных веществ, способных уничтожить там едва ли не все живое.

Кампания против затопления Brent Spar стала главным событием лета 1995 года. В Европе и Америке проводились демонстрации протеста. Был объявлен бойкот бензозаправкам Shell, а в Германии несколько десятков бензоколонок подверглось нападению. Одна из них была даже взорвана (в Greenpeace теракт осудили, но вину за происшедшее возложили на Shell). Нефтяная компания пыталась сопротивляться. Была организована независимая экспертиза, которая подтвердила, что затопление Brent Spar опасности для окружающей среды не несет. С выводами экспертизы вынуждены были согласиться представители Greenpeace, которые признали "неточность" своих первоначальных данных. Тем временем доходы Shell в Европе и Америке падали, акции компании теряли в цене едва ли не ежедневно. Руководители Shell выбросили белый флаг. Платформу Brent Spar разрезали на металлолом (это более дорогой способ утилизации).

А на следующий год на парламентских выборах в Британии впервые за долгие годы победили лейбористы. Данные опросов общественного мнения показывали, что 57% британцев знали о проблеме Brent Spar, из них 57% поддерживали позицию Greenpeace. Во время предвыборной кампании кандидаты лейбористов часто обращались к теме Brent Spar и тесных связей Shell с консервативным правительством Джона Мейджора. Британцы отказали Мейджору в доверии – к власти пришел Тони Блэр.

Как это делает правительство

Еще более грозным экологическое оружие становится тогда, когда оно попадает в руки государства.

Американские рыбаки долгие годы страдали от иностранных конкурентов, поставлявших на рынок США более дешевую продукцию. Справиться с ними помогли экологи, которые объявили войну рыболовам, наносившим огромный урон популяции дельфинов: животные попадали в сети для ловли тунца и задыхались не в силах выбраться оттуда. В середине 90-х годов в США был принят специальный закон о защите дельфинов, запрещавший ввоз рыбы из стран, применявших небезопасные для дельфинов методы ловли рыбы. Проблема, над которой американские рыболовы бились годами, была решена одним росчерком пера: рынок США тут же оказался закрыт для продукции из Мексики, Венесуэлы, Колумбии и стран ЕС. А на американских консервах из тунца появились надписи о том, что при их изготовлении не пострадал ни один дельфин.

Если европейцы недовольны американскими законами по защите дельфинов, то американцы также возмущены необыкновенно строгими, по их мнению, европейскими правилами, касающимися продажи генетически модифицированных продуктов (вредность которых никем не доказана). Когда в начале 90-х годов в США широкое распространение получили трансгенные сельскохозяйственные и пищевые продукты, в европейских странах сообразили, что это может стать благовидным предлогом для защиты отечественных производителей (и так, кстати, изрядно защищенных государственными субсидиями). Под запретом оказался импорт американской сои, пшеницы, ржи и мяса (животных кормили трансгенным кормом).

Борьба ЕС и США закончилась в прошлом году победой американцев: в Европе разрешили-таки продажу трансгенных продуктов питания. Правда, производителей обязали сообщать на этикетке о наличии в составе продукции трансгенных ингредиентов. А так как за время антитрансгенной кампании у потребителей сформировалось стойкое предубеждение к такого рода продуктам (например, гамбургеры в Европе называют "Франкенбургерами"), победу американцев можно считать формальной.

Знаменитый скандал с британской "бешеной" говядиной в 1996 году стал для многих стран мира поводом для ограничения импорта мяса. "Для континентальных государств наша проблема стала настоящим подарком,– говорит английский фермер Майкл Лидс.– ЕС – это зона свободной торговли. А тут у европейских стран появился повод закрыть доступ на свой рынок нашего мяса". Но в конце концов британскую говядину пустили на мировые рынки. Исключение составила только Франция, которая до сих пор, несмотря на распоряжения ЕС и огромные штрафные санкции, запрещает ввоз британского мяса.

Большой опыт в области экологической конкуренции накоплен и в России. Многие помнят, как в 2003 году санитарные службы запретили ввоз в страну абхазских мандаринов: в них якобы был обнаружен вредитель, способный нанести ущерб российскому сельскому хозяйству. "Никогда этого жучка не было, и вдруг он появился",– негодовали в Абхазии. Хотя никто этого жучка так и не видел, он действительно угрожал серьезным ущербом сельскому хозяйству, только не российскому, а абхазскому: на экспорт цитрусовых приходится более 80% поступлений в бюджет этой республики. В Абхазии в это время как раз шла выборная кампания, в которой Россия принимала самое деятельное, хотя и не слишком успешное для себя участие. Когда политические силы пришли к консенсусу, жучковый карантин был снят.

А летом 2004 года Россельхознадзор вдруг обнаружил опасного вредителя – калифорнийского трипса – в голландских тюльпанах; запрет на импорт последовал немедленно. К концу года российские власти вовсе запретили импорт цветов из Голландии, которая к тому времени была основным поставщиком тюльпанов и роз в Россию. Запрет был снят лишь в феврале 2005 года. Наблюдатели не сомневались в том, что трипс – только благовидный предлог. "Такой живности и у нас достаточно",– говорил тогда глава российского отделения Мирового цветочного союза Влад Кулешов. Просто Голландию решили наказать за то, что она в начале 2004 года выступила в ЕС против закупок российского зерна и поддержала введение ограничительных квот и тарифов на его импорт. Кстати сказать, голландцы в отличие от России не прибегали к лукавым экологическим аргументам: необходимость ограничения российского импорта они объясняли тем, что после расширения ЕС в его составе оказались Венгрия и Польша, которые тоже производят зерно, а потому потребности ЕС в российском зерне сократились.

В мае 2005 года российские власти ввели запрет на ввоз в страну молдавской сельскохозяйственной продукции. Условия выращивания, содержания и транспортировки молдавских овощей и фруктов, утверждали представители Россельхознадзора, не соответствуют международным стандартам, в результате на территории России могут появиться опасные сельскохозяйственные вредители. По странному стечению обстоятельств сельскохозяйственная продукция Молдавии стала опасной для России в тот самый момент, когда молдавские власти заняли более жесткую позицию по проблеме Принднестровья. Впрочем, объемы поставок молдавской сельхозпродукции в Россию не так уж велики, а потому последствия от введения запрета оказались не слишком серьезными. России пришлось искать новые формы давления на страну – сейчас, как известно, у молдавских виноделов случился дефицит российских акцизных марок. Но это уже совсем другая – неэкологическая – история.