Отмывание грязных денег и российские оффшорные банки

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Конаныхин обратился с просьбой, чтобы сведения о принадлежности Банка ЕС российскому "Менатепу" оставались конфиденциальными"

Оригинал этого материала
© "Совет по внешней и оборонной политике", 1997

Имидж России и российского бизнеса в западных средствах массовой информации

Глава 6: Проблема "отмывания грязных" денег и российские оффшорные банки

С середины 90-х на Западе в рамках разработки общей концепции борьбы с организованной транснациональной преступностью заметно усилилось внимание к проблеме "отмывания" денег. В многочисленных докладах правительственных экспертов и международных комиссий постоянно подчеркивается, что благодаря дальнейшему росту глобальной банковской системы и развитию ее технического потенциала лица, занимающиеся "отмыванием" денег, могут совершать незаконные операции практически безнаказанно. Признавая интернациональный характер преступности в данной сфере, кое-кто на Западе пытается в определенных политических и экономических целях придать данной проблеме специфический "русский характер", в том числе спекулируя на фактах, связанных с деятельностью российских банков за рубежом.

В середине 1996 г. Международный валютный фонд выдвинул идею создания глобального механизма, который поставил бы надежный заслон "отмыванию" денег криминальными структурами. Такое соглашение, по мнению главы финансового департамента МВФ Вито Танци, должно установить для всех государств единые стандарты отчетности, исключающие возможность утаивания и легализации поступлений от преступной деятельности.

Согласно опубликованному исследованию фонда, сумма ежегодно "отмываемых" в мире денег составляет 500 млрд. долл., или 2% совокупного валового продукта стран планеты. Как отмечается в документе, основными источниками этих средств являются "контрабанда наркотиков, а также хищения, казнокрадство, биржевые аферы, торговля ядерными материалами, ростовщичество и проституция". В отличие от честных инвесторов, подчеркнул директор финансового департамента МВФ в предисловии к исследованию, для преступников главный побудительный мотив вложения капиталов - это не получение отдачи, а их сокрытие. "В результате деньги зачастую вывозятся из стран, проводящих разумную экономическую политику, в государства, которые такой политики не проводят", - констатировал Танци.

В США некоторые полагают, что реальные масштабы проблемы более значительны, чем те, которые указывались в докладе МВФ. Выступая в конце июля 1996 г. в конгрессе США, сенатор-республиканец Чарльз Грассли высказал предположение, что истинный масштаб "отмывания" преступниками своих барышей близок к триллиону долларов в год. По его словам, легализованные "грязные" деньги во многих случаях идут "на подкуп и запугивание представителей местной власти и целых правительств". "Последствия такой деятельности с очевидностью проявляются в России, Колумбии, Италии и Мексике, - утверждал Грассли. - В этих странах криминальные структуры угрожают подмять под себя демократические институты".

Ссылаясь на российские источники в западной прессе, подчеркивается, что свыше 3000 российских криминальных групп специализируются на "отмывании" денег, включая перевод их за границу.

Так, по мнению германских экспертов, один из самых легких методов вывоза денег за границу - это фиктивные импортные счета: импортер получает завышенную оплату по счету и переводит разницу на какой-нибудь швейцарский или австрийский номерной счет. Подобные операции осуществляются нередко через оффшорные фирмы, находящиеся в российском владении.

Считается, что излюбленное местопребывание подобных фирм - это средиземноморский остров Кипр, который русские могут посещать без визы и чаще всего прибывать туда прямым рейсом. Одиннадцать крупных российских банков и тысячи подставных фирм, по мнению западных СМИ, имеют там свои штаб-квартиры. В то же время отмечается, что мафиозные группы со связями в южных государствах СНГ предпочитают Стамбул, а "крестные отцы" более западной ориентации стараются использовать известную всем слабость полицейских служб в странах, проводящих реформы, то есть в Польше, Чехии и Словакии. По мнению западных банкиров, как только какой-нибудь российский банк - нередко речь идет о небольшом сомнительном институте - открывает корреспондентские счета в западных банках, "то он уже может переводить за границу любые суммы". В этой связи признается, что хотя солидные банки производят интенсивную проверку российских партнеров и кандидатуры некоторых отклоняют, тем не менее не все западные банки настолько скрупулезны, и соответственно у ряда из них нет желания иметь полное представление о размерах сумм, "отмываемых" по их счетам. Так, Швейцария год назад учредила комиссию, которая должна была внести ясность в механизмы и масштабы "отмывания" денег в этой альпийской стране, уже в течение многих десятилетий пользующейся большой любовью у спекулянтов валютой. Результат расследования "оказался, однако, таким скудным, что его нельзя было представить", как признался один швейцарский дипломат в Москве.

Вместе с тем многие на Западе полагают, что так называемые меры, принимаемые против "отмывания" денег, производят, скорее, комическое впечатление. Так, Швейцарское банковское общество принимает российские платежи наличными с конца 1996 г. только в трех, а не в 50 филиалах, как было прежде. У конкурентов из "Кредитанштальт" имеются так называемые "русские кассовые окошечки" только в Женеве и Цюрихе, где эксперты - как это поясняют - "будут задавать правильные вопросы". Однако глава одного российского банка, который ежеквартально вылетает в Цюрих, как-то сказал в одном из интервью: "Я вовсе не чувствую там себя нежелательным гостем, швейцарские банкиры в первую очередь банкиры - они любят деньги". В этой связи частным лицам он рекомендовал бы, скорее, Австрию: "У них там простые номерные счета, все осуществляется без всяких проблем".

Наиболее крупным центром по "отмыванию" денег в Европе считается Берлин, который, как полагают, для верхушки "российской мафии" явно служит оптимальным местом для пребывания. По мнению германских правоохранительных органов, растущее число молодых, красноречивых и интеллигентных российских бизнесменов останавливает свой выбор на этом городе в качестве западноевропейского центра для "отмывания" денег, вместо того чтобы отдать предпочтение Вене, Лондону или Цюриху. Одно из преимуществ - близость к польской границе, второе - это большое число бывших советских граждан: в Берлине около 20 000 живут здесь легально, у многих уже есть германское гражданство - это идеальное поле для того, чтобы скрываться или вербовать помощников. Важны и контакты с немецкими предпринимателями - как правило, это консультанты по вопросам налогов и поставщики финансовых услуг, - сложившиеся еще до ухода из страны Западной группы войск в 1995 г. В этой связи немецкая пресса с сарказмом подчеркивает, что дружба с народами Советского Союза, которую так восхваляли во времена ГДР, наконец-то приносит плоды.

В Германии базой для "отмывания" денег служат "по меньшей мере, сто импортно-экспортных фирм", которые осуществляют фиктивные или подлинные поставки из России и в Россию, считает сотрудник земельного ведомства по уголовным делам Шмидт. Так, одна экспортная фирма поставила тысячи садовых стульев, которые она, как явствует из счета, в России продала в розницу будто бы по цене в двадцать раз выше себестоимости. В действительности же, как подозревает криминальная полиция, все эти стулья оказались на свалке. Этой фирме нужны были только документы: если деньги после первой ступени их отмывки в оффшорных банках на Кипре, в Антигуа, на Каймановых островах или в Лихтенштейне оказываются на счетах немецких банков, то с помощью таких документов без всяких проблем можно доказать "правомерность" доходов.

В последнее время в этой связи особое внимание западных СМИ привлекала деятельность российских оффшорных банков, расположенных на Кипре и в зоне Карибского бассейна.
Операции по "отмыванию грязных" денег, включая деньги из России и бывших советских республик, вызывают особенную обеспокоенность в США. Так, в ноябре 1995 г. Клинтон предупредил, что США введут "надлежащие санкции" против стран, принимающих участие в этом процессе. Он назвал в числе ведущих правонарушителей Кипр, Грецию и Турцию.
Министерство финансов США направило в связи с этим своих агентов в посольство США в Никосии для координации деятельности различных целевых межведомственных групп, действующих в этом районе.

Ранее в том же году американские должностные лица предупредили Кипр, что он может нанести ущерб своей репутации на международной арене, имея дело со средствами, поступающими из бывшего Советского Союза.

В операциях по "отмыванию" денег задействованы, как сообщает американская пресса, "колоссальные суммы" в долларах, доставляемые россиянами, ежедневно прибывающими в аэропорт Ларнака. Эти средства со счетов в кипрских банках затем переправляются на счета в банках Цюриха, Женевы и Лихтенштейна. В ноябре 1995 г. газета "Вашингтон таймс" отмечала, что в докладе одного из частных банков в Женеве говорилось о том, что до 80% средств, вывезенных из России, переправляется через Кипр. "Когда деньги поступают с Кипра, их считают чистыми", - цитировала газета представителя банка. Вместе с тем, отметая многие обвинения, Спирос Ставрау из Центрального банка Кипра заявил, что в год бывает "всего две-три" сделки, которые вызывают подозрения.

С 1996 г. основное внимание США и Запада переключилось на поиск "русских следов" в зоне Карибского бассейна.
Как считают западные представители правоохранительных органов, на различных островах этого региона имеются различные преимущества для "отмывания" денег.
Остров Сен-Мартен, входящий в группу нидерландских Антильских островов, является беспошлинной зоной, а относительное отсутствие таможенных формальностей позволяет легче ввозить на остров большие суммы наличных денег, считают официальные лица США. Хотя правительство ввело в действие закон, направленный против "отмывания" денег, однако, как следует из проведенного в марте 1996 г. ООН исследования, связанного с вопросом "отмывания" денег в странах Карибского бассейна, сообщения о подозрительных операциях все еще носят весьма произвольный характер на Сен-Мартене.

В том же исследовании сообщается о том, что 450 банков на Каймановых островах имеют активы, составляющие около 400 млрд. долл., т.е. около 15 млн. долл. приходится на каждого из 26 тыс. жителей этих островов. Только 68 банков из 450 имеют персонал на Каймановых островах, говорится в исследовании, в то время как "подавляющее большинство банков либо имеют свои представительства", т.е. банковские учреждения, представляющие интересы своей материнской компании и ее клиентов, "либо офисы, где нет ничего, кроме бронзовой таблички с названием, а некоторые из офисов существуют только на бумаге".

Хотя эта проблема является весьма распространенной и интернациональной, американские и британские официальные лица сосредоточивают свое внимание на деятельности именно российских преступных группировок и прежде всего на Антигуа. В этой связи следует отметить, что официальные представители правоохранительных органов ряда государств карибского бассейна в 1996 г. неоднократно заявляли, что они больше не делятся "разведданными" с правительством Антигуа по таким проблемам, как "отмывание" денег или торговля наркотиками, по причине утечки информации: "все, что им сообщается, ставится под угрозу", намекая на "русский след". В ряде британских и американских СМИ в начале 1997 г. прошла информация о том, что на Антигуа за период с 1995 по 1996 г. было разрешено открыть 27 оффшорных банков, в их числе были 4 банка, принадлежащих русским, и один украинский банк, которые открыли на острове счета для 63 тыс. человек. Офисы некоторых из банков расположены на втором этаже современного торгового центра, находящегося в пригороде столицы, и состоят лишь из одной комнаты и компьютера.

Как отмечалось в газете "Вашингтон пост" от 8 октября 1996 г., ссылаясь на официальных представителей правоохранительных органов США и стран Карибского бассейна, "группировки российской преступности, имеющие миллиарды долларов, награбленные в бывшем Советском Союзе и полученные за счет доходов от торговли наркотиками и других видов преступной деятельности, используют нерегулируемые и скрытые банки стран Карибского бассейна для "отмывания" своих незаконных доходов". Так, цитируя Джонатана Уайнера, заместителя помощника госсекретаря по международным вопросам, связанным с наркотиками, и по правоохранительным органам, автор статьи отмечает: "Русские создают союзы с другими этническими преступными группировками, такими, как итальянская мафия и колумбийские картели, поскольку источники доходов у них сходны. Они также занимаются проституцией, вымогательством, кражей государственного имущества, "отмыванием" денег, торговлей оружием и кражей интеллектуальной собственности. Это новое явление для стран Карибского региона, и поэтому оно очень опасно".

Другой американский следователь в интервью газете "Вашингтон пост" заявил, что подозрения в отношении деятельности русских возникли, когда власти стран Карибского бассейна сообщили о резком увеличении числа российских туристов за последние полтора года: "Полиция видела, как они встречались с местными преступными авторитетами, и мы начали их проверку".

Официальные лица заявляют, что оффшорные банки дают прекрасный способ "отмывания" денег, когда миллионы долларов, полученных незаконным путем, становятся легальными. Размещая деньги на счетах в банках, где не задают никаких вопросов, нетрудно скрыть происхождение этих денег. Средства затем могут быть переведены через другие банки, как если бы они имели законное происхождение, позволяя таким образом преступникам легально использовать незаконные доходы.
Перевод денег банками через электронную платежную и расчетную систему осуществить гораздо проще, чем перевозить деньги физически. Официальные представители организаций по борьбе с наркотиками подчеркивают, что самой сложной проблемой для наркодельцов является перевозка миллионов долларов, полученных от продажи наркотиков. По оценкам, 1 млрд. долл. в банкнотах по 100 долл. весит около 11 т.

Как полагает газета, миллиарды долларов, которые потекут через подобные оффшорные банковские гавани, как Антигуа, Аруба, Каймановы острова и Сен-Мартен, очень трудны для отслеживания их властями, потому что в соответствии с законами этих стран открыть банк легко, а информация о вкладчиках и сделках должна храниться в тайне. В некоторых государствах Карибского бассейна "отмывание" денег не является преступлением.

Особое беспокойство в этой связи вызывает у американских и британских правоохранительных органов деятельность филиалов российских банков. Так, сотрудники английской секретной службы, например, выяснили, что "российские мафиози" нашли идеальное место для себя - в бывшей английской колонии Антигуа, в Карибском море. Действующие в столичном городке Сент-Джонсе либеральные правила для оффшорных банков еще больше повышают прелести этого экзотического местопребывания. За два года (1995-1996) 27 оффшорных банков прибили к дверям фирменные таблички, среди них четыре из России и один с Украины. "Очень странно, что крупные российские банки решили создать свои отделения на Антигуа, - заявил Уайнер в беседе с автором статьи. - Какие преимущества имеются на Антигуа, которых не было бы в Лондоне? Единственным ответом, который приходит на ум, является то, что этот оффшорный банковский сектор недостаточно хорошо регулируется и не является прозрачным для зарубежных правоохранительных органов, в том числе и американских".

Один из банков, который привлек особое внимание американских властей, как отмечала также "Вашингтон пост", Банк Европейского союза (European Union Bank), учрежденный в Антигуа. Банк ЕС характеризовал себя как первый банк, работающий с помощью сети Интернет, дающий возможность открыть счета, перевести деньги через электронную платежную и расчетную систему, заказать кредитные карточки или выписать чеки с помощью компьютера из любой точки земного шара в течение 24 ч в сутки.
"Поскольку не существует никаких правительственных требований, которые предписывали бы задерживать счета или сообщать о правилах бухгалтерской отчетности, то обременительные и дорогостоящие правила бухгалтерской отчетности упрощены и для вас, и для банка", - говорилось в сообщении банка, передаваемом с помощью сети "Уорлд Уайд Уэб". - Банк ЕС придерживается строжайших стандартов, касающихся банковской тайны, т.е. обязательств банка и его служащих хранить в секрете информацию о клиенте как в финансовых операциях, так и в оффшорном бизнесе". Действительно, в Антигуа предусмотрены жесткие наказания для должностных лиц и прочего персонала, которые нарушают законы о банковской тайне.

По данным газеты, банк ЕС привлек внимание следователей еще в июле 1994 г., когда он был учрежден как оффшорная дочерняя компания крупного российского банка "Менатеп", что следует из банковских документов. Единственным акционером был Александр Конаныхин, который находится в американской тюрьме по обвинению в нарушении условий его визы. Он был объявлен в розыск в России по обвинению в присвоении 8,1 млн. долл. из обменного пункта валюты в Москве в 1992 г., хотя он отрицает эти обвинения.

"Проблему Банка ЕС подняли высокопоставленные официальные представители Антигуа", - заявил представитель США. Деятельность банка "расследуется (октябрь 1996 г.), выясняется, не были ли нарушены законы США при ведении операций с помощью электронных сетей, которые в лучшем случае использовались для уклонения от уплаты налогов, а в худшем - для "отмывания" денег. По данным "Вашингтон пост", Совет управляющих Федеральной резервной системы США 27 февраля 1995 г. в памятной записке, которая была доступна лишь ограниченному кругу лиц, сообщил, что ФРС получила информацию от Английского банка о том, что Конаныхин посетил Антигуа в январе 1995 г., "где он обратился к официальным властям с просьбой посодействовать в том, чтобы сведения о принадлежности Банка ЕС российскому "Менатепу" оставались бы конфиденциальными". В разговоре по телефону из тюрьмы, где он находится в заключении, Конаныхин отрицал, что просил об этом власти Антигуа.

Одновременно в статье подчеркивалось, что Михаил Ходорковский, председатель правления банка "Менатеп", отрицал тот факт, что банк когда-либо имел какое-то отношение к Банку ЕС или каким-то образом связан с организованной преступностью. Вместе с тем, по другим данным, на которые ссылалась газета, "Менатеп" перестал поддерживать Банк ЕС лишь с сентября 1996 г.

На проходившем в марте 1997 г. саммите стран Карибского бассейна премьер-министр Антигуа и Барбуды Лестер Берд заявил, что правоохранительные органы США и Великобритании потребовали закрытия нескольких оффшорных банков, учрежденных на островах российскими юридическими и физическими лицами. По их сведениям, банки тесно связаны с организованными преступными группировками в России и предназначены для "отмывания грязных" денег, а точнее "сотен миллионов долларов". Л.Берд объявил о незамедлительном запрете деятельности трех из шести банков, судьба остальных будет решена в ближайшее время. Тем не менее он отказался назвать банки, попавшие в "черный список" международных сил по борьбе с финансовыми преступлениями.

Однако это сделала за него лондонская "Financial Tames". По сведениям газеты, к числу провинившихся банков принадлежит ранее упомянутый European Union Bank (Банк ЕС).

Л.Берд был также вынужден признать несовершенство оффшорного банковского законодательства своей страны, принятого в 1983 г. По его словам, средний доход в 1,6 млн. долл., который Антигуа и Барбуда имеют от выдачи банковских лицензий, регистрационных и других ежегодных сборов, ни в коей мере не может компенсировать критику государства международным сообществом как пособника по "отмыванию грязных" денег. Поэтому в стране приостановлена регистрация новых банков и начата работа по пересмотру законодательства. При этом главные новшества состоят в том, что в качестве учредителя банка должен выступить хорошо известный в мире финансовый институт, либо власти потребуют огромное количество информации, вплоть до согласования вопроса с компетентными органами страны происхождения учредителя. Решающую роль при этом будут играть отсутствие криминального прошлого и легальность происхождения капитала. Что касается новых российских претендентов, вставших было в очередь на открытие оффшорных банков, то правительство с ходу отклонило их заявки.

Справедливости ради следует отметить, что "гостеприимство" оффшорных юрисдикций Антигуа и Барбуды уже не раз нарушали банки других стран. Доподлинно известно, например, что через местную банковскую систему финансировались закупки оружия для никарагуанских "контрас". Сейчас на Антигуа и Барбуде работает 57 оффшорных банков в основном американского происхождения. В принципе, это не так уж и много по сравнению, например, с Каймановыми и Багамскими островами, где зарегистрировано соответственно 560 и 390 иностранных банков. Привлекательность Каймановых островов во многом обязана принятому в 1976 г. закону о соблюдении банковской тайны. Как правило, единственной информацией, хранящейся там в открытом доступе, является название банка и его юридический адрес. Недаром плотность размещения банков на каждого жителя страны там самая высокая в мире, а общий объем депозитов превышает 500 млрд. долл. (1996 г.), а по самым свежим данным, 560 млрд. долл.

Вместе с тем и на Каймановых островах, согласно опубликованному в Лондоне 12 марта заявлению Центра по предупреждению экономических злоупотреблений, действующего там с ноября 1996 г., с прошлого года осуществляется комплекс мер по борьбе с проникновением незаконно полученных средств. Если раньше главными требованиями к оффшорным банкам были законопослушность и своевременная отчетность, то ныне режим их деятельности стал более суровым. Если банк замечается в нарушении местного или международного законодательства, то ему не избежать разбирательства с наведением всех необходимых справок и жестких санкций. Неуплата положенных сборов влечет аннулирование лицензии, а опоздание с их уплатой - штрафы. Более грубые нарушения грозят конфискацией имущества, занесением в местные и международные "черные списки", возбуждением уголовного дела. Введены более строгие, чем раньше, регистрационные формальности для банков, фирм и частных лиц, желающих либо открыть банк, либо вложить средства в уже действующие финансовые структуры. Банки этой оффшорной зоны теперь обязаны сообщать полиции о всех подозрительных трансакциях.

Более того, с целью поддержки имиджа честного игрока в мировом финансовом сообществе ряд карибских оффшорных центров принял законы, облегчающие международным силам борьбу с преступностью. Например, апелляционный суд Каймановых островов решил предоставить министерству юстиции США частичный доступ к банковским счетам клиентов. Специальным договором между Вашингтоном и губернатором Каймановых островов предусмотрен обмен информацией, касающейся таких правонарушений, как торговля наркотиками, сообщничество в преступлениях, рэкет, мошенничество. Во многом схожее соглашение заключил с США Барбадос, устранив тем самым возможные трения с могущественным соседом. На Багамских островах на основании соглашения с США о взаимной поддержке в борьбе с наркобизнесом введены частичные изъятия из чрезвычайно строгого закона о недопустимости разглашения тайны банковских вкладов. При этом банкам запрещено принимать наличными вклады, превышающие 5 тыс. долл., а новые клиенты обязаны предъявлять соответствующие рекомендации и давать обязательства не использовать финансовую систему страны в неблаговидных целях. Кстати, благодаря таким мерам на Багамских и Виргинских островах был обнаружен след печально известного "Русского дома Селенга", собравшего вклады у 2,2 млн. россиян.

Тезис о том, что "российские банки и правительство несут большую долю ответственности за обостряющуюся проблему с "отмыванием" долларов, кое-кто в США пытается вынести на самый высокий правительственный уровень. Так, об этом прямо заявил в конгрессе США американский эксперт Клиффорд Броди, давая показания в марте 1996 г. на слушаниях, организованных комитетом палаты представителей по делам банков и финансовых учреждений, по вопросу о борьбе с организованной преступностью в банковской сфере. По его мнению, правительство США должно принять "конкретные меры противодействия".

Конгресс, считает Броди, должен добиваться от администрации заключения соглашения с российским правительством о составлении "утвержденного перечня российских компаний, имеющих разрешение на владение депозитными вкладами за пределами России". Доступ к этой информации, например по информационной компьютерной сети "Уорлд Уайд Уэб", могли бы иметь только зарегистрированные американские банки. Кроме того, по мнению Броди, конгресс должен получить от администрации "твердые заверения" в том, что будут предприняты согласованные межправительственные усилия, нацеленные на то, чтобы "предотвратить любую возможность для российских (или любых других) банков систематически использовать появляющийся новый тип "аккумулированных" кредитных карточек для того, чтобы избегать законного контроля со стороны правительств за оборотом денежных средств и незаконными перемещениями валюты". А комитет по делам банков должен принять "продуманное, но безотлагательное решение" по вопросу о том, следует ли разработать специальное законодательство, призванное регулировать вопрос: может ли обладатель "аккумулированной" кредитной карточки иметь на ней неограниченные средства без какой-либо электронной отметки, указывающей на источник и принадлежность этих средств.

"Аккумулированная" кредитная карточка, которая в настоящее время разрабатывается некоторыми американскими банками, должна прийти на смену множеству отдельных карточек: карточкам для банкоматов, кредитным карточкам, карточкам медицинской страховки, карточкам на получение выплат по системе социального страхования, медицинским карточкам с информацией об аллергии на лекарственные препараты и т. д.

В качестве одного из возможных примеров махинаций с такого рода карточкой Броди привел следующую комбинацию: теоретически миллионы долларов, депонированных в "стране А", могут быть положены на одну "аккумулированную" карточку, которая затем переправляется в США. Затем с этой карточки средства переводятся на кредитные счета, например, по 500 долл. на счет. После этого отдельные счета сводятся воедино, и этот процесс, по мнению Броди, "можно было бы осуществить, пользуясь обычным компьютером".

Если меры не будут приняты, предупредил Броди, то "США рискуют утратить эффективный контроль за оборотом долларов", этот контроль может перейти к тем, кто пытается "отмыть" деньги.