Отпечатки Сугробова обнаружились в ведомстве Кожина: борцы с коррупцией фабриковали дела против управделами президента

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
Денис Сугробов

Перечень жертв "банды борцов с коррупцией" из ГУЭБиПК МВД не перестает пополняться все новыми и новыми фамилиями. Агенты из ведомства генерала Сугробова провоцировали на преступления и сити-менеджеров, и заместителей министров, и чиновников из счетной палаты и генералов ФСБ. Как стало известно на днях, скорее всего жертвой провокации с использованием штатного полицейского агента может оказаться и фигурант громкого уголовного дела Олег Самотин, заместитель директора ФГУП "Центр финансового и правового обеспечения" при управлении делами президента РФ. Мало сказать, что все это дело шито белыми нитками, - его фабриканты не обременяли себя даже поиском надежных понятых.

По данным близкого к следствию источника "Ъ", разработка полицейской операции, завершившейся возбуждением уголовного дела в отношении Олега Самотина, началась после того, как в поле зрения сыщиков попала владелица художественного салона-магазина "Галерея на Варварке" Лариса Малахова. К весне прошлого года у нее образовалась крупная задолженность перед управлением делами президента РФ, предоставлявшим ей в аренду помещение в доме N14 на улице Варварке. Предприниматель стала подыскивать инвестора, готового погасить ее долги за право в дальнейшем совместно эксплуатировать престижное помещение. Со своей стороны госпожа Малахова предлагала помощь в решении самых разных административных вопросов: у нее якобы сложились особые доверительные отношения с руководством управления делами президента РФ.

Вскоре она познакомилась с Романом Шпаковым, который представился крупным девелопером, работавшим до сих пор в Испании и потому в России неизвестным. Роман Шпаков рассказал, что хочет построить в Москве Центр славянской культуры и здание на Варварке идеально для этой цели подходит. Для продления срока аренды господин Шпаков был готов, по его словам, передать друзьям госпожи Малаховой "любые деньги". Лариса Малахова обсудила ситуацию со своим знакомым, бывшим служащим ФГУП "Центр финансового и правового обеспечения" Сергеем Щиковым, который порекомендовал в качестве консультанта действующего сотрудника предприятия Виктора Штамараса. Вместе они решили, что лучшим вариантом станет заключение контракта с ФГУП на юридическое сопровождение договора об аренде.

Подписание необходимых документов с заместителем директора "Центра" Олегом Самотиным было запланировано на 29 мая 2103 года. Перед тем как войти в офис ФГУП (Малый Казенный переулок, 3), Роман Шпаков вытащил из багажника автомобиля объемистую сумку с 10 млн руб., чтобы, по его словам, "отблагодарить" господина Самотина. Лариса Малахова сочла эту сумму чрезмерной и настояла на ее уменьшении до 4 млн руб., посоветовав своему партнеру остальные деньги направить на благоустройство Славянского центра.

Когда четверо участников переговоров вошли в кабинет Олега Самотина, господа Шпаков, Малахова и Штамарас стали согласовывать с ним детали договора. Сергей Щиков тем временем незаметно положил сумку с деньгами на подоконник, прикрыв ее занавеской. Как только замдиректора ФГУП поставил на документах свою подпись, в его кабинет ворвались оперативники ГУЭБиПК. Господ Самотина, Штамараса, Щикова и Малахову задержали, а "бизнесмен" Шпаков, оказавшийся внештатным помощником полицейских, выступил уже в роли потерпевшего. Эта полицейская операция получила большой общественный резонанс, несмотря на то что официальный представитель управления делами президента РФ Виктор Хреков пояснил тогда, что при управлении работает 112 ФГУПов, каждый из них ведет самостоятельную хозяйственную деятельность и отвечать за них руководство управделами не может.

Между тем вечером 29 мая в ГСУ ГУ МВД по Москве, куда привезли задержанных, при допросе сотрудников ФГУП выяснилось, что здание на Варварке относится к федеральной собственности, поэтому распоряжаться им и получить взятку за помощь в аренде господин Самотин не мог. Уголовное дело пришлось возбуждать по менее громкой, чем "Получение взятки", статье 159 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере). Следователь даже не стал настаивать на аресте задержанных, отпустив их под подписки о невыезде. Впрочем, вышедших на свободу господ Штамараса, Щикова и Малахову полицейские снова задержали, и следствие на этот раз добилось в судах их ареста. Господин Самотин успел скрыться и был пойман лишь в октябре 2013 года — как выяснилось, все это время он жил и лечился в одном из подмосковных санаториев.

Уголовное дело о мошенничестве, скорее всего, дошло бы до суда, если бы не массовые аресты в феврале этого года сотрудников ГУЭБиПК, которых обвинили в организации преступного сообщества и участии в нем. Адвокаты господина Самотина написали заявление в Генпрокуратуру, указав, что против их подзащитного полицейские из этого главка совершили провокацию взятки, поэтому его уголовное преследование должно быть прекращено. В мае стало известно, что дело Олега Самотина и других было передано для проверки в ГСУ СКР — той же следственной бригаде, которая ведет дело о полицейском ОПС. Все фигуранты дела были освобождены из СИЗО под подписки о невыезде или обязательства о явке. Отметим, что трое из обвиняемых провели под арестом около года.

По некоторым данным, проверка подтвердила, что, когда сотрудники ГУЭБиПК через своих агентов узнали о финансовых проблемах госпожи Малаховой, их заинтересовали те "неформальные связи" с руководством управделами президента, которые предприниматель широко рекламировала. По мнению близкого к расследованию дела об ОПС источника, руководившие тогда ГУЭБиПК амбициозные молодые генералы Денис Сугробов и Борис Колесников решили выявить коррупционеров в этом ведомстве. Курировать операцию было поручено тогдашнему начальнику управления ГУЭБиПК Салавату Муллаярову, а непосредственно ее подготовить — оперативнику Андрею Назарову. Все они сейчас обвиняются в превышении должностных полномочий и организации ОПС (ст. 286 и 210 УК РФ).

Сыщик Назаров, как установила проверка, привлек к операции своего штатного агента Шпакова, который официально работал менеджером-консультантом фирмы, специализирующейся на установке банковского оборудования. Андрей Назаров разработал для "ряженого", как называли таких помощников сами гуэбовцы, легенду, обеспечил его транспортом и деньгами на представительские расходы. Непосредственно перед заключением сделки оперативник выдал своему агенту 10 млн руб., взяв с него расписку о том, что деньги тот якобы получил в долг на личные нужды. Так же под расписку гуэбовец затем забрал миллионы у следователя ГСУ ГУ МВД по Москве.

Сомнения в СКР вызвала и подлинность понятых, задействованных во время операции. Следствие не исключает, что двое "случайных прохожих", засвидетельствовавших по требованию гуэбовцев факт изъятия денег из кабинета Олега Самотина, на самом деле в мероприятии не участвовали, а лишь добровольно помогали полицейским, предоставив им свои паспортные данные. Во всяком случае, на допросах один из этих людей категорически отказался признать свою подпись в протоколе, а второй выразил сомнение в подлинности своего автографа (СКР уже назначил графологическую экспертизу). Если все подозрения проверяющих из СКР подтвердятся, то в деле "полицейского ОПС" может появиться еще один громкий эпизод.


Ссылки

Источник публикации