Отравительница Сталина

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Отравительница Сталина FLB: Все архивы КГБ, касающиеся Эллы Каганович, были вывезены в Израиль по личному распоряжению Бориса Ельцина

" Паук для Сталина Вождя народов умертвил ядом старый соратник « И всё-таки Сталина отравили. Четыре года эксперты проверяли рассекреченные в 2007 году заключения врачей на подлинность, в том числе и сенсационные документы о вскрытии тела вождя, подписанные профессором Русаковым. И пришли к выводу – свидетельства подлинные . Первые данные, подтверждавшие, что Иосифа Сталина убил кто-то из близких соратников, появились ещё в 50-е годы. Поначалу об этом проговорился Никита Хрущёв в присутствии нескольких западных журналистов. В иностранных СМИ слова Хрущёва растиражировали как настоящую сенсацию, но за «железный занавес» новость долетела не сразу, да и услышали о ней только те, кто ловил по радио зарубежные «голоса». Вторым о насильственной смерти Сталина высказался бывший министр иностранных дел СССР Дмитрий Шепилов , и тоже в присутствии иностранных корреспондентов. Эти два как бы «случайно вырвавшихся» свидетельства дали повод американскому историку Абдурахману Авторханову начать масштабные исследования. И в 1976 году появилась на свет книга «Загадка смерти Сталина (Заговор Берия)» . Авторханов проделал огромную работу: разыскал в Советском Союзе десятки свидетелей, опросил их – по тем временам это был крайне непростой труд. В итоге на Западе долгое время в версии отравления не сомневался никто – споры вызывала только личность организатора убийства. Таковым считали министра внутренних дел Лаврентия Берию. Как оказалось, ошибочно. Берия, конечно, мог быть причастен к убийству, но организовывал его не он, а Лазарь Каганович, также входивший в ближний круг Сталина . Каганович дожил почти до распада СССР, но за все эти годы не проронил ни слова о своей сопричастности к смерти вождя. Документы комиссии Михаила Полторанина по рассекречиванию архивов КГБ, связанных с последними днями генералиссимуса, однозначно свидетельствовали о том, что Лаврентий Берия мог и не знать о готовящемся убийстве . Член президиума ЦК Каганович просил его удалить подальше от вождя двух его ближайших сподвижников – заведующего особым сектором ЦК Александра Поскрёбышева и начальника личной охраны генерал-лейтенанта Николая Власика, якобы дурно влияющих на Сталина, что Берия с успехом и исполнил. Но о том, зачем именно понадобилось устранять Власика с Поскрёбышевым, Берия мог и не знать. Как именно Каганович планировал убийство и кого привлекал к операции по устранению Сталина? Известно, что Кагановичу помогала его родственница Элла. Именно она и договаривалась с исполнителями. Именно она консультировалась со специалистами, выбирая отраву. В 90-е годы все записи в архиве КГБ, касающиеся этой женщины, были вывезены в Израиль по личному распоряжению Бориса Ельцина . Почему же убийство Сталина замыслил именно Каганович? По-видимому, подоплёка преступления крылась в бытовой, даже, можно сказать, семейной истории. Сын Лаврентия Берии Серго в своей книге «Мой отец – Лаврентий Берия» упоминал о том, что у сестры (по другим данным – племянницы. – Прим. автора) Кагановича Розы был сын от Сталина: «Их близость и стала непосредственной причиной самоубийства Надежды Аллилуевой, жены Иосифа Виссарионовича , – писал Серго Берия. – Ребёнка, росшего в семье Кагановича, я хорошо знал. Звали мальчика Юрой. Мальчишка очень походил на грузина» . В 1951 году Берия доложил Сталину о том, что Юрий якобы высказывался в кругу знакомых, что сменит Сталина на посту главы государства – унаследует, так сказать. Так это или нет, но Сталин якобы попросил Берию «решить вопрос с наследником». Каганович об этом узнал и поспешил имитировать смерть Юрия. Организовали фиктивные похороны, а парня тем временем спрятали в Ленинграде, у дальних родственников Кагановича. О том, что Юрия видели живым уже после смерти Сталина, вспоминали писатели Сергей Красиков и Владимир Солоухин. В общем, версия о том, что Каганович решил убить Сталина, чтобы уберечь сына своей сестры от неминуемой расправы, в ходу у историков до сих пор . Сталина отравили, скорее всего, в субботу 28 февраля 1953 года. Вечером он выпил минеральной воды – согласно составленному впоследствии описанию в спальне находились три пустые бутылки. Одна из них, из-под боржоми, впоследствии бесследно исчезла. Исследователи, в частности Олег Каратаев и Николай Добрюха, считают, что к выбору яда убийцы подошли крайне осторожно. Нужно было сделать так, чтобы яд не убил Сталина сразу. Убийцам нужно было время, чтобы разделить власть между собой. А быстрая смерть вождя такой возможности не оставляла. Николай Добрюха пишет, что «Сталин отравился сразу, как только выпил минералку. Об этом свидетельствует тот факт, что его нашли лежащим у стола, на котором стояли бутылка минеральной воды и стакан, из которого он пил. А поскольку яд действовал «почти моментально», выпив, Сталин тут же упал... по одним данным, замертво, по другим – потеряв сознание». 8 ноября 1953 года, продолжает Николай Добрюха, музею Ленина из Санитарного управления Кремля решили передать для музея Сталина медикаменты и три бутылки из-под минеральных вод, но отчего-то по неуказанным причинам 9 ноября передали лишь две бутылки (одна из-под нарзана, другая из-под боржоми). Был ли среди убийц Берия? Судя по тому, что крайним сделали именно его, о готовящемся убийстве он всё-таки не знал. Эту версию подтверждают и некоторые свидетельства. Николай Добрюха пишет, что Берия «сильно перенервничал», узнав о том, что Сталин находится между жизнью и смертью после «кровоизлияния в мозг». Уж кто-кто, а Берия, читавший всё, что писали о состоянии здоровья вождя врачи, знал, что Сталин здоров как бык. Стабильное давление в течение 10 лет, и вдруг ни с того ни с сего – инсульт. Странно и то, что, узнав об инсульте, первое, что сделал Берия, – допросил бывшего начальника токсикологической лаборатории НКВД — МГБ Григория Майрановского, которого арестовали в декабре 1951 года. Майрановский подтвердил, что неоднократно консультировал родственницу Лазаря Кагановича Эллу «по очень щепетильным вопросам», связанным с ядами . Собственно, даже изучив заключение врачебного консилиума, состоявшегося после смерти вождя, можно было предположить, что с «инсультом» что-то нечисто. Если только инсульт не последовал вслед за отравлением и был спровоцирован именно ядом. Консилиум заключил: «При исследовании крови отмечено увеличение количества белых кровяных телец до 17.000 (вместо 7000 – 8000 в норме) с токсической зернистостью в лейкоцитах. При исследовании мочи обнаружен белок до 6 промилле (в норме 0)». Переводя с медицинского на русский, означает это одно – отравление. Долгое время в ходу была версия, что Сталина отравили «врачи-убийцы» . При этом наблюдалась некая двойственность официальной трактовки смерти вождя: с одной стороны, документально зафиксирован инсульт, с другой – группа врачей и медсестёр, якобы отомстившая «отцу народов» за репрессии в отношении «безродных космополитов». Версия появилась не на пустом месте: последний укол, который мог стать роковым, Сталину сделала медсестра Моисеева. Вечером 5 марта она ввела Сталину инъекцию глюконата кальция – до этого такие уколы вождю не делали ни разу. Затем были ещё два укола – камфорное масло и адреналин. И, судя по врачебным записям, Сталин тут же скончался . При таком состоянии, которое было у Сталина в последние часы, инъекция адреналина может вызвать спазмы сосудов большого круга кровообращения и как следствие быструю смерть. А было так. К минералке подмешали «паучий яд» естественного происхождения, над которым «колдовали» в лаборатории Майрановского. Такой яд нарушает дыхание, кровообращение и поражает лимфатические узлы и головной мозг. Но не всегда вызывает смерть. Консультируя сестру Кагановича, Майрановский предупреждал об этом, но почему-то убийцы остановились именно на яде паука. В результате Сталин отравился, но не умер. Но врачи-то не сразу узнали об отравлении! Первые анализы крови и мочи оказались в их распоряжении только ранним утром 5 марта. К этому времени яд уже вызвал необратимые нарушения в сердце и мозге – обнаружили его слишком поздно. Второй анализ свидетельствовал о наличии в крови Сталина 85% нейтрофилов при норме 55–68%, а рост числа нейтрофилов свидетельствует о наличии токсичных веществ в организме. Другой показатель – 18% палочкоядерных нейтрофилов при норме 2—5%. Все признаки отравления были налицо. И врачи понимали, что это конец. Поэтому последние уколы и делались лишь для того, чтобы облегчить страдания умирающего . Вскрытие также показало наличие отравления ядом несинтетического происхождения. Именно по этой причине заключение патологоанатомов подписали лишь 11 человек из 19, входивших в комиссию . Восемь «неподписантов» хорошо понимали, под чем им придётся поставить подпись, и решили не рисковать, объяснив свой поступок некими «научными противоречиями», которые возникли у них с коллегами во время патанатомической экспертизы. Заключение экспертов переписывалось дважды – в апреле и июле 1953 года. Последний раз – после ареста Берии, назначенного «стрелочником». Лазарь Каганович, организовавший отравление, продержался во власти до 1959 года и дожил до глубокой старости. Его родственница Элла, снабжавшая исполнителей ядом и консультировавшаяся у светил-отравителей из МГБ, в 60-х эмигрировала в Израиль . Возможно, в ближайшее время откроются новые подробности убийства Сталина – вот-вот должны рассекретить тайные архивы Лаврентия Берии». Георгий Филин, «Версия», № 14"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации