Отставание продолжается

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Отставание продолжается Новое свойство танков – командная управляемость для наших бронемашин остается мечтой

"Курс на модернизацию танкового парка России является попыткой сохранить паритет с имеющейся на вооружении бронетехникой стран НАТО. Ставка на модернизацию Т-72, Т-80, Т-90 не снимает с повестки дня проблему разунификации и все вытекающие сложности их боевого применения и эксплуатации. Что должна дать модернизация этих бронемашин? Какие боевые характеристики при этом будут достигнуты? На создание танков – главной ударной силы Сухопутных войск – в Советском Союзе денег не жалели. Неумелое руководство со стороны государства процессом развития танкостроения привело к принятию на вооружение в период времени, измеряемый всего девятью годами (1967–1976), трех машин (Т-64, Т-72, Т-80) со слабой защитой и посредственным вооружением. Такая ситуация породила много негативных последствий, с которыми Министерство обороны вряд ли справится. НЕ В ЛАДАХ С АРИФМЕТИКОЙ Для принятия решений по танковым проблемам важно иметь достоверные данные о количественном и качественном состоянии парка боевых машин. В 2001 году начальник Главного автобронетанкового управления (ГАБТУ) Сергей Маев установил, что только 4 тыс. из 20 тыс. танков ВС РФ соответствуют современным требованиям («НВО» № 35, 2001 г.). Главнокомандующий Сухопутными войсками генерал-полковник Алексей Маслов, отвечая на вопрос корреспондента в 2005 году: «Чем вооружены сегодня танковые войска России?» – отметил, что «в настоящее время на вооружении Российской армии более 3500 танков Т-80 различных модификаций, 4000 – Т-64, 8000 – Т-62, 9000 – Т-72 и более 300 танков Т-90». Если все это сложить, то получится 24 800 машин. Но уже в 2006 году Алексей Маслов на тот же вопрос приводит другие данные: «В настоящее время на вооружении Сухопутных войск находится около 12 тыс. танков различных модификаций, начиная с Т-55 и завершая Т-90». Интересная история – за год танков стало вдвое меньше. Да еще появился Т-55. Эти данные никак не вяжутся с заявлением заместителя начальника ГАБТУ генерал-лейтенанта Ковалева, что ежегодная естественная убыль бронетехники в войсках составляет около 250–300 единиц. Алексей Маслов в 2005 году отметил, что удельный вес современных образцов составляет не более 20%, но уже в 2006 году доля современных модификаций боевых машин, по его словам, только 4%. Наверное, с такой арифметикой сложно принимать важные решения. РАЗУНИФИКАЦИЯ В свое время бывший начальник ГАБТУ генерал-полковник Александр Галкин по поводу «разномарочности» танков писал («Армейский сборник» № 1, 1996 г.): «Ведь в последние годы мы имели на вооружении три танка – Т-64, Т-72, Т-80, различавшиеся незначительно по основным характеристикам, но конструктивно – существенно. Это порождало огромные сложности в обеспечении войск горюче-смазочными материалами, запасными частями, инструментом, оборудованием и средствами обслуживания. Да и с экономической точки зрения содержание такого разнообразного парка боевых машин расточительно». Пришедший на смену Галкину генерал Сергей Маев по этому поводу отмечал, что разунификация образцов вооружений – самое уродливое явление в технической оснащенности наших Вооруженных Сил. Разунификация боевых образцов влечет за собой разунификацию средств технического обслуживания и ремонта в геометрической прогрессии. Исходя из того, что на вооружении продолжают оставаться старые танки, «разномарочный» разунифицированный ряд выглядит следующим образом: Т-55, Т-55М, Т-55МВ, Т-55А, Т-55АД, Т-62, Т-62М, Т-62М1, Т-62М1-2, Т-62МВ, Т-62Д, Т-64, Т-64Б, Т-64Б1, Т-64А, Т-64АК, Т-64БК, Т-64БМ, Т-64БВ, Т-72, Т-72К, Т-72А, Т-72АК, Т-72М, Т-72М1, Т-72АВ, Т-72Б, Т-72Б1, Т-80, Т-80Б, Т-80БВ, Т-80БВК, Т-80У, Т-80УК, Т-80АТ, Т-80УД. Этот ряд с добавлением Т-90 свидетельствует о больших трудностях, возникающих при обеспечении войск запасными частями, средствами обслуживания и боеприпасами. Так, например, наличие 100-мм, 115-мм и 125-мм танковых пушек требует соответственно три различных боекомплекта. При этом 100-мм и 115-мм снаряды менее эффективны, чем 125-мм боеприпасы. По поводу разунификации танков Т-72, Т-80, Т-90 войсковые ремонтники выявили, что только полтора десятка гаечных ключей этих машин одинаковы. Из трех этих танков, имеющих различные боевые повреждения, невозможно отремонтировать одну машину, используя детали и узлы двух других. В каком состоянии находится разунификация сегодня? Как следует из заявлений военачальников, в Сухопутные войска будут поступать модернизированные танки Т-72, Т-80 и новые Т-90. Другими словами, самое уродливое явление – разунификация – продолжается. МОДЕРНИЗАЦИЯ Начальник ГАБТУ Владислав Полонский считает: «Наша задача на нынешнем этапе – «доиспользовать» старую технику, а за счет модернизации более новых образцов, состоящих на вооружении, вывести их на уровень, сравнимый с лучшими зарубежными образцами». Целесообразность модернизации бронированных машин определяется тем, что модернизированные танки должны быть способны эффективно противостоять зарубежным танкам во временном интервале до принятия на вооружение нового поколения боевых машин. Заметим, что заявления в обобщенных формулировках (повышение огневой мощи, защищенности и подвижности) не позволяют налогоплательщику судить о целесообразности такой акции. Ответ на вопрос, что все же даст модернизация, можно найти в статье генерала Маева «Состояние и перспективы развития зарубежного и отечественного бронетанкового вооружения и техники в первой четверти XXI века» («Вооружение. Политика. Конверсия» № 3, 2001 г.). Автор утверждает, что реализация мероприятий в соответствии с программой модернизации образцов бронетанкового вооружения и техники позволит по основным боевым свойствам достичь уровня серийных танков М1А1, «Леопард-2», «Челенджер». При этом как-то не учитывается, что еще до завершения нашей модернизации танки М1А1, «Леопард-2», «Челенджер» превратятся в М1А2 SEP, «Леопард-2А5», «Челенджер-2». Другими словами, за деньги нашего налогоплательщика будет оплачен уровень двадцатилетней давности. Заметим, что уровень бронезащиты наших танков, доведенный до уровня М1А1, будет значительно уступать танкам М1А2. Стойкость многослойной брони танка М1А2 к воздействию бронебойных подкалиберных снарядов составляет 700 мм. Это означает, что снаряд с бронепробиваемостью 700 мм не пробивает фронтальную защиту танка. Применительно к воздействию кумулятивных боеприпасов стойкость фронтальной защиты М1А2 составляет 850 мм. Иными словами, в этом случае многослойная броня не пробивается кумулятивными боеприпасами, имеющими бронепробиваемость 850 мм. Возникает вопрос: почему многослойная защита имеет разные по абсолютной величине значения стойкости по отношению к бронебойным и кумулятивным снарядам? Это объясняется тем, что процессы бронепробивного действия бронебойных и кумулятивных снарядов имеют различную физическую природу взаимодействия. В качестве главного направления в модернизации определено создание единого унифицированного боевого отделения для танков Т-72, Т-80, Т-90, т.е. пушка, автомат заряжания, стабилизатор будут едины. Сочетание этих мероприятий со старым боекомплектом вряд ли повысит уровень боевой эффективности. Следует отметить, что 125-мм пушка по энергетике исчерпала свои возможности применительно к бронебойным подкалиберным снарядам, которые не способны надежно пробивать фронтальные фрагменты защиты танков М1А2 «Абрамс» и «Леопард-2А5». Модернизация не затрагивает силовые установки машин – на Т-80 остается газотурбинный двигатель, на Т-72, Т-90 – дизельный. Наши разработчики все спорят: какой двигатель лучше – газотурбинный или дизельный. А вот американцы давно решили, что на «Абрамсах» лучшим будет газотурбинный. Нельзя пройти мимо модернизации танков М1 – М1А1 в модификацию М1А2, а затем в М1А2 SEP, которая осуществляется с одним типом бронемашины и предусматривает совершенствование вооружения, броневой защиты с одновременным внедрением интегрированной бортовой информационно-управляющей системы (БИУС). По этой причине зарубежные танки наряду с традиционными боевыми свойствами (огневой мощью, подвижностью и защищенностью) приобрели новое – командную управляемость, реализация которой обеспечивается БИУС. В свою очередь, БИУС сопрягается с автоматизированной системой управления тактического звена и позволяет вести обмен боевой и разведывательной информацией между бронемашинами и пунктами управления, в том числе различных родов войск. В настоящее время такие системы установлены на танке М1А2 (США), «Леклерк» (Франция), «Леопард-2А5» (ФРГ), «Челленджер-2» (Великобритания), БМП М-2А3 «Брэдли» (США). В России для развития нового свойства бронемашин – командной управляемости в 2001 году была утверждена «Концепция создания и развития БИУС для образцов бронетанкового вооружения и техники». Но до настоящего времени отсутствуют результаты НИОКР по разработке унифицированных бортовых информационно-управляемых систем. Таким образом, к настоящему времени наши танки остались без нового важного свойства – командной управляемости. НА СТАРОМ УРОВНЕ Поскольку к моменту отработки мероприятий по модернизации научно-технический задел советских времен полностью использован, то сложно ожидать повышения уровня огневой мощи наших танков, которая определяется эффективностью боеприпасов, входящих в танковый боекомплект. Боекомплект артиллерийских боеприпасов российских танков состоит из бронебойных подкалиберных снарядов (БПС), бронебойных кумулятивных снарядов (БКС), осколочно-фугасных снарядов (ОФС) и ПТУР, запускаемых из ствола. Поскольку БПС 3БМ42 «Манго», 3БМ32 «Вант» имеют бронепробиваемость (420, 500 мм), значения которой меньше бронестойкости фронтальных зон защиты (700 мм) американского танка М1А2, то сложно ожидать его надежного поражения. Поражение этой машины упомянутыми БПС возможно лишь при стрельбе в борт. То же самое относится к ПТУР 9М119М «Инвар», бронепробиваемость которой составляет 700 мм, что гораздо меньше бронестойкости фронтальной защиты М1А2 (850 мм). Еще хуже обстоят дела с кумулятивными снарядами 3БК18М, 3БК29М, имеющими бронепробиваемость 500 мм. Следует отметить, что ракета 9М119М с тандемной БЧ только в 50% случаев преодолевает динамическую защиту (ДЗ). Тандемный кумулятивный снаряд 3БК29М преодолевает навесную ДЗ, установленную на наших танках, но не преодолевает встроенную ДЗ зарубежных бронемашин. Включением в боекомплект танков ПТУР, как предполагалось, решалась следующая задача. Отечественные бронемашины могли поражать «Абрамсы» и «Леопарды» на дальности 4 км, а те, в свою очередь, лишь на 2 км. Такая ситуация повышала бы выживаемость наших танков с более слабой защитой, чем у зарубежных бронемашин. Но боевые характеристики наших ПТУР оказались не на высоте (не пробивают фронтальные фрагменты защиты, плохо преодолевают ДЗ). Система управления ракетой 9М119М уязвима при использовании существующих средств противодействия. На зарубежных танках установлены комплексы обнаружения лазерного облучения, которые совместно с «постановщиком» дымовых завес срывают наведение ракеты. Наличие на зарубежных танках приборов оптических помех (MIDAS – Великобритания, Pomals Violin Mk1 – Израиль), имитирующих более привлекательный трассер, также ведет к срыву наведения. Известно, что на западноевропейском ТВД ландшафт позволяет использовать лазерную подсветку на дальности не более 2 км (а не 4 км!). Одновременно пыль, дым на поле боя также ограничивают возможности лазерного наведения. О низкой эффективности огня танковых пушек по наземным целям давно известно. Главными причинами этого является большое рассеивание точек падения ОФС по дальности и неудачная специфика разлета осколков. Таким образом, противотанковые боеприпасы боекомплекта российских танков могут наносить поражение «Абрамсам» и «Леопардам» при попадании только в бортовые зоны защиты. Технические решения, направленные на повышение уровня защищенности наших танков при модернизации, также весьма устарели. При этом комплексирование динамической, оптико-электронной и активной защиты уже не дает желаемого эффекта. Комплекс оптико-электронной защиты «Штора» предназначен для предотвращения прицельного попадания в танк только зарубежных ПТУР второго поколения с оптической обратной связью. Оборудование танков комплексом активной защиты «Арена» и «Дрозд» не решает проблему защищенности от БПС и самоприцеливающихся кассетных элементов с БЧ на принципе ударного ядра. Встроенная динамическая защита наших танков из-за малой длины элементов с ВВ (250 мм) преодолевается всеми зарубежными ПТУР и выстрелами РПГ, имеющими тандемные БЧ с вероятностью 0,8. Из-за существенно малых забронированных объемов наших танков (12 куб. м – у нас и 18 куб. м – М1А2) практически не осталось свободного места для размещения блоков БИУС, которая одновременно играет роль в защите бронемашины. В этом случае картина тактической обстановки о расположении своих войск и противника постоянно обновляется на экране дисплея командира машины, что позволяет вовремя принять меры по отражению угрозы. Малый забронированный объем наших танков имеет прямое отношение к их эргономике. По этому поводу в свое время начальник Главного управления Сухопутных войск генерал-полковник Юрий Букреев отметил: «Сегодня свободный объем внутри танка Т-80 не превышает 2,5 кубометра. В то время как у немецких танков этот показатель вдвое выше. Человек, пробыв внутри нашей боевой машины менее двух часов, теряет, разумеется, краткосрочно до 80% своих физиологических возможностей. А представьте, что боевые действия продолжаются круглосуточно». Имеющаяся информация свидетельствует, что Государственная программа вооружения до 2015 г. не сулит изобилия перспективных танков, но гарантирует закупку модернизированных и разунифицированных танков с боевыми характеристиками, не отвечающими условиям современного боя. 24.11.2006 "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации