От БАМа до банка

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

От БАМа до банка «Коммунизм — это молодость мира, и его возводить молодым» — читатели со стажем прекрасно помнят этот комсомольский лозунг.

Не секрет для них, что и многие руководители «коммунистической стройки» от ВЛКСМ успешно завершили её, только на своих личных участках. Не зря ведь дата 29 октября — день рождения комсомола— по-прежнему остаётся одним из главных праздников в кругах российской политической и бизнес-элиты. При этом карьеру в комсомоле, как правило, делали не убеждённые коммунисты, просто для активной части молодёжи это была единственная возможность реализовать свои лидерские способности. Альтернативой были только «цеховое дело» и прочий советский криминал.

"Неудивительно, что с воцарением рыночной экономики большая часть комсомольцев ринулась в легализованный бизнес (подробнее об этом читайте на с. 7). Любопытно, что остались в бизнесе, как правило, деятели низового уровня: самый наглядный пример — заместитель секретаря Фрунзенского райкома МГК Михаил Ходорковский. Такие исключения, как последний первый секретарь ЦК (1990—1991) Владимир Зюкин, ставший главой брокерской компании «Крэйтон Кэпитал» и президентом фирмы «Пилот Менеджмент», и первый секретарь ЦК ВЛКСМ в 1982—1986 годах Виктор Мишин, ныне являющийся председателем правления Крокус-банка, лишь подтверждают правило. Главный эшелон ВЛКСМ — первые и вторые секретари обкомов, секретари ЦК — занялись другой, весьма выгодной деятельностью, расположившись на ключевых должностях в органах государственной власти. Среди самых известных персонажей можно перечислить секретаря ЦК Людмилу Швецову, первого секретаря Ленинградского обкома Валентину Матвиенко и секретаря Горьковского обкома Сергея Кириенко. После того как верхушка комсомольцев разбежалась в самых разных направлениях, для организации настало смутное время. Верным наследником «красной идеи» стал РКСМ во главе с сыном учёного-востоковеда, выпускником экономфака МГУ Игорем Маляровым и внучкой афганского премьер-министра Дарьей Митиной. До поры до времени РКСМ фактически был молодёжным крылом КПРФ, за лидера которой они агитировали на выборах 1996 года. Митина стала депутатом Госдумы РФ по списку Компартии и превратила свой кабинет в чуть ли не круглосуточную молодёжную тусовку, повергая в шок аппаратчиков. Достаточно сказать, что число выписанных ею удостоверений своих «помощников» превысило тысячу. Руководство КПРФ попыталось приструнить комсомольцев, но эффекта не достигло. В поисках средств и политического будущего лидеры РСКМ стали вести переговоры с Геннадием Селезнёвым, Юрием Лужковым и другими известными политиками. Так, именно комсомол стал одним из главных организаторов «массовки» на Всемирных юношеских играх 1998 года. Четверо лидеров РКСМ участвовали и в оргкомитете «Молодёжного Единства». Однако фатальное отсутствие денег привело к закономерному краху преемника идеи ВЛКСМ. Статус правопреемника его формы достался Российскому союзу молодёжи. Именно РСМ владеет частью (1532 кв. м) здания ЦК ВЛКСМ в самом центре столицы, сдавая изрядную долю помещений в аренду. А вот в бывшем издательстве ЦК ВЛКСМ «Молодая гвардия» РСМ лишь мелкий акционер (13,2%). Увели у комсомольцев и былую гордость страны — элитные лагеря «Орлёнок» и «Артек»: первый находится в ведении Минобразования, а последний отошёл Украине. Популярный комсомольский дом отдыха «Ёлочка» с территорией 35 га в 60 км от Москвы близ Звенигорода в начале 90-х был продан Инкомбанку как убыточный. А вот за гостиницу «Юность», находящуюся в Москве на Хамовническом Валу, РСМ пытался бороться в течение нескольких лет: сначала комсомольцы судились с Госкомимуществом, потом — с муниципальными властями. Но в итоге отель был объявлен городской собственностью и передан в ведение дочки театра «Ленком». В регионах дела РСМ не лучше: хоть какую-то часть бывшей комсомольской собственности сохранили лишь 15 из 75 его территориальных организаций. Отсутствие политической позиции РСМ наглядно проявилось в метаниях его лидеров: в начале 90-х первый секретарь ЦК Вячеслав Лащевский, участвуя в движении «Коммунисты за демократию», создавал молодёжный филиал «Свободной России» Александра Руцкого. На думских выборах 93-го лидер РСМ возглавил блок «Будущее России — Новые имена», а в 95-м Лащевский неожиданно оказался в составе «Блока Ивана Рыбкина». Наконец, в кампании 99-го РСМ раскололся: ставший к этому времени председателем союза Лащевский ушёл в «Кедр», а первый секретарь ЦК Вера Скоробогатова попала в избирательный список блока «Отечество — Вся Россия». В настоящее время оба лидера, так и не став депутатами, расстались с «росомолом»: Лащевский, по слухам, ушёл в бизнес, а Скоробогатова стала заместителем главы Республики Коми. Новый лидер РСМ, совмещающий два руководящих поста в союзе (председателя РСМ и первого секретаря), не занимается политикой и имеет биографию в духе нового времени — капитан налоговой полиции Олег Рожнов. Место главной молодёжной политической организации России в отсутствие деполитизированного РСМ остаётся вакантным. В 2001 году свои претензии на трон заявил Союз молодёжных организаций России, объединивший около ста профильных организаций. Однако уже на следующий год у Союзмола появился конкурент — «Молодёжное Единство»: по неофициальной информации, примерно две трети делегатов его учредительного съезда представляли структуры Госкомитета РФ по молодёжной политике, а остальная треть — кадры РСМ. Председателем стала экс-телеведущая, депутат Александра Буратаева, ради которой даже подняли верхнюю планку допустимого возраста, равняющегося теперь 35 годам. Новоиспечённый лидер вполне органично смотрелась в роли «молодёжной богини», поспешив заявить в своём докладе, что в прежнем комсомоле ей многое нравится. Она предложила возродить субботники, студенческие стройотряды, МЖК и прочее, и прочее, и прочее... Наконец, последней реинкарнацией комсомола стало движение «Идущие вместе»: по нашей информации, его создание лично курировал «серый кардинал» Кремля Владислав Сурков. Неслучайно во главе «Идущих» стоит экс-сотрудник администрации президента Василий Якименко. Дело там поставлено на широкую ногу: за громкие публичные акции, которые являются визитной карточкой движения, по слухам, «бригадиры» получают по 50 «зелёных», а рядовые бойцы — по 50 рублей. На недавнем 10-тысячном митинге в поддержку реформ «Идущие» отличились единогласным осуждением «врагов народа», «противников Путина» и «приспешников терроризма». По наблюдениям ветеранов ВЛКСМ, слоганы «Идущих» мало чем отличались от лозунгов времён расцвета ленинского комсомола. В общем, в скором времени история вполне может повториться. КАПИТАЛИЗМ СО ЗНАЧКОМ ВЛКСМ Первые российские банки создавались как подсобные хозяйства центров научно-технического творчества молодёжи Михаил Тульский оригинал статьи: http://versiasovsek.ru/material.php?1862 Предпринимательство в нашей стране было всегда. То оно расцветало — в период нэпа, то — в сталинские годы — уходило в строительные и производственные артели, ну а незадолго до распада СССР разделилось на полуподпольную «цеховую» часть и легальную — комсомольскую. Именно молодёжный капитализм оказался самым перспективным: предприниматели от комсомола пользовались моральной и материальной поддержкой государства. Неудивительно, что большинство нынешних российских олигархов по праву гордится славным комсомольским прошлым: Ленинский союз молодёжи оказался не только кузницей партийных кадров, но и неплохой школой бизнеса. До начала рыночных реформ самым доходным видом предпринимательства принято было считать студенческие стройотряды: поработав летом в отдалённых селах, рядовой комсомолец мог привезти домой до тысячи рублей — их вполне хватало на то, чтобы с ног до головы «упаковаться в фирму». Официальный, лишённый идеологических рамок комсомольский бизнес появился только в конце 80-х: первыми появились центры научно-технического творчества молодёжи (НТТМ) и молодёжные жилищные кооперативы (МЖК). Многие специалисты считают, что именно эти объединения в конечном итоге определили лицо нынешнего российского капитализма. Возводя кооперативные многоэтажки, комсомольцы строили капитализм Надо сказать, что предпринимательством комсомол занялся вынужденно: в 1971 году руководство СССР наконец поняло, что советской молодёжи катастрофически не хватает жилья. Молодым людям, спешившим получить отдельные квартиры, было предложено самостоятельно их построить на основе хозрасчёта. К середине 1980-х эта инициатива получила распространение практически во всех регионах страны. В свердловском МЖК начинал лидер группы «Чайф» Владимир Шахрин — за ударный труд он даже стал депутатом райсовета. Ну а в Москве было организовано 52 МЖК: распределяя фонды и выбивая дефицитные стройматериалы, комсомольцы поневоле становились предпринимателями. Неудивительно, что перестройку они встретили во всеоружии — на базе многих из них тут же выросли строительные фирмы. Хозрасчётные центры НТТМ были созданы в соответствии с постановлением Совета Министров СССР, ВЦСПС и ЦК ВЛКСМ № 321 от 13 марта 1987 года. Как и многие другие экономические структуры, появившиеся в годы перестройки, центры быстро отошли от первоначальной ориентации, занявшись различными формами коммерческой деятельности. Чаще всего это была банальная перепродажа сырья, закупленного по госцене. Покупателей хватало: к этому времени под видом кооперативов легализовалось множество ранее подпольных «цеховых» структур, которые производили недорогой ширпотреб. Отдельные, наиболее удачливые центры смогли поучаствовать в горбачёвской программе информатизации. Прибыли здесь измерялись астрономическими цифрами: покупая на Западе за гроши подержанные компьютеры, комсомольские бизнесмены сбывали их по цене легковых автомобилей. Именно так в своё время раскрутилась печально известная компания «МММ». К началу 90-х в СССР насчитывалось уже более 600 центров НТТМ: они не платили никаких (!) налогов, но отчисляли 3% дохода в общесоюзный фонд НТТМ и 27% — в местные фонды, которыми распоряжались координационные советы НТТМ. При этом государство не получало вообще ничего: средства фондов направлялись на «развитие научно-технического творчества и социальные цели» (общий оборот фондов в 1989 году составил 1,5 млрд. рублей). Получив право обналичивать деньги, центры НТТМ стали одновременно и колыбелью российской бизнес-элиты, и локомотивами инфляции. Комсомольский капитал рос как на дрожжах — в то время тратить его было просто не на что. В 90-е годы молодёжные сообщества зарезервировали за собой весьма доходный статус посредников Перелом в комсомольском бизнесе произошёл перед самым развалом СССР: 12 марта 1990 года в Москве прошла учредительная конференция Союза центров НТТМ, малых венчурных и инновационных фирм СССР. Его учредителями стали ЦК ВЛКСМ, ВЦСПС и Всесоюзный координационный совет при ГКНТ СССР — управляющий орган системы НТТМ. В ходе прений выяснилось, что молодёжные центры совершенно не оправдывают своих названий: только 17% объединений заняты производственной и научной деятельностью, а остальные специализируются на мелком посредничестве. Выход из положения нашли не все, зато самые находчивые центры получили впоследствии большую часть российской промышленности. Обладая собственным капиталом, имея налаженные деловые связи в руководстве страны, молодёжные коммерческие объединения официально закрепили за собой доходный статус посредников. В считанные месяцы страна покрылась сетью товарно-сырьевых, фондовых и прочих бирж, созданных на основе центров НТТМ. Следующий шаг напрашивался сам собой: страна отчаянно нуждалась в новой системе кредитных учреждений. На прорыв пошли комсомольцы — капитал, накопленный учредителями бирж, стал основой десятков банков. Обычно они возникали как дочерние структуры при успешных предприятиях. К примеру, на базе одного из московских НТТМ появился известный банк «МЕНАТЕП». Его будущие руководители обратились в Жилсоцбанк с просьбой о кредите, но там сказали, что дать кредит центру творчества не имеют права, зато другому банку — пожалуйста. В результате МЕНАТЕП был первоначально зарегистрирован как «подсобное хозяйство» НТТМ для беспрепятственного получения кредитов. Дальнейшее развитие комсомольского капитализма было отмечено многочисленным скандалами чубайсовской волны приватизации. Средства новоиспечённых банков задействовали в так называемых залоговых аукционах, на которые выставлялись крупнейшие российские предприятия. Победителей этих торгов знают теперь все, именно они вошли в знаменитый список богатейших людей России, составленный журналом «Форбс». Конечно, олигархами стали далеко не все комсомольские лидеры. Тем не менее выходцы из ВЛКСМ играют сегодня отнюдь не последнюю роль в российском бизнесе и политике. Социологи даже выделили их в одну из наиболее крупных групп российской элиты: по данным исследований, в детстве они были лидерами среди сверстников, отличались драчливостью, честолюбием, склонностью к авантюризму. Перемены в стране развязали им руки: многие известные бизнесмены и политики начинали свою карьеру с МЖК или НТТМ. Так, бывший президент Инкомбанка Владимир Виноградов создавал первый в Москве МЖК «Сабурово»: для человека, жившего в общежитии Промстройбанка (Виноградов работал там ведущим экономистом), строительство жилья имело жизненно важное значение. В виноградовском МЖК сколотилась небольшая команда энергичных, способных, но обделённых деньгами людей. Они стали думать о создании инвестиционного фонда и в 1988 году учредили Инкомбанк, тут же собравший у пайщиков 4,5 миллиона рублей. Депутат Госдумы Константин Затулин в 1987—1990 годах работал в ЦК ВЛКСМ, принимая участие в создании центров НТТМ. В январе 1989 года на их основе была организована Ассоциация молодых руководителей предприятий, в которой Затулин стал исполнительным директором (почётным президентом ассоциации был будущий мэр Москвы Гавриил Попов). А в марте 1990 года Константин Фёдорович стал одним из руководителей Московской товарной биржи — в её создании активно участвовал Союз центров НТТМ. Тогда же Затулин возглавил контору «Российские брокеры», через год стал сопредседателем Межрегионального биржевого союза, а ещё через год был избран его единственным руководителем. Сергей Кугушев, председатель совета директоров Межрегионального инвестиционного банка, через который финансировалось, например, празднование 300-летия Петербурга, в 1990 году возглавлял Всесоюзный центр кино и телевидения для детей и юношества. Вместе с несколькими МЖК он учредил общество «Русский капитал», одной из целей которого стало участие в торгах на Нью-Йоркской фондовой бирже. Сергей Лисовский учился в МЭИ и, будучи человеком небогатым, рад был любой возможности подработать: уже со второго курса он организовывал музыкальные вечера, добывал остродефицитные диски, создал своего рода гастрольную группу, которую приглашали в общежития московских вузов. Ещё в институте Лисовский стал членом комитета ВЛКСМ, после получения диплома института он три года работал инструктором Бауманского райкома ВЛКСМ, эта должность позволяла вполне легально заниматься организацией студенческих дискотек. В 1987 году Лисовский основал независимый центр досуга молодёжи — фирму «Рекорд», которая стала работать непосредственно с исполнителями. Сразу же были установлены коммерческие взаимоотношения с артистами: за определённый процент от прибыли бизнесмен брал на себя все хлопоты, связанные с переездами и организацией концертов. Через два года компания «ЛИС’C» обслуживала уже половину всех гастролей в стране. С сентября 1990 года Лисовский возглавил одно из крупнейших в России рекламных агентств — «Премьер СВ», а через 5 лет стал у руля ЗАО «ОРТ-Реклама» и генеральным продюсером предвыборного шоу «Голосуй или проиграешь!». P.S. Может быть, в этом и состояло настоящее призвание комсомола: собрав наиболее активную часть советской молодёжи, коммунистическая организация стала школой предпринимательства. Неудивительно, что сегодня деловой хватке вчерашних агитаторов и пропагандистов удивляются даже акулы западного капитала. А деловые контакты, наработанные в ходе совместной работы в райкомах и обкомах комсомола, оказались крепче семейных уз. Характерно, что, добившись успеха, треть бывших бойцов молодёжного идеологического фронта поменяла и семейный статус — в их кругах стало модно иметь жён-моделей. А вот партнёров по бизнесу, с которыми лет 15 назад комсомольцы перепродавали компьютеры или шили джинсы, в среде отечественных олигархов менять не принято. МНЕНИЯ У комсомольских вчера и сегодня есть несомненное сходство: теперь, как и на самой заре коммунистической эры, в эту молодёжную организацию вступают только отчаянные идеалисты. Свои взгляды на комсомольское прошлое, настоящее и будущее нам изложили бывший первый секретарь ЦК ВЛКСМ Виктор Мироненко и нынешний секретарь ЦК Союза коммунистической молодёжи РФ Казбек Тайсаев. Виктор Мироненко: «ИДУЩИЕ ВМЕСТЕ» ПЕРЕНЯЛИ ОТ КОМСОМОЛА ВСЁ САМОЕ ХУДШЕЕ —В студенческие годы у нас был небольшой выбор форм общественной деятельности в высшем учебном заведении: либо профсоюзная, либо комсомольская работа. Я сначала пошёл по профсоюзной линии — был председателем студенческого профкома. Мы дружили с секретарём комитета комсомола, и когда он поступил в аспирантуру, я, будучи его заместителем, стал работать вместо него. При этом я задумывался о научной карьере, никоим образом не связанной ни с комсомольской, ни с партийной работой: первоначальной целью для меня была преподавательская и научная работа в вузе. Я всегда считал её своим призванием, но вернулся к ней лишь спустя 25 лет... Нужно учесть, что в советское время минимум 80% молодёжи были комсомольцами. Миф о том, что большинство из них стали потом капиталистами или олигархами, не имеет под собой никакого основания. Среди моих знакомых из тех, что активно работали в комсомоле, пропорция предпринимателей очень невелика. Нужен ли комсомол современному российскому обществу? Это вопрос скорее к партии власти. Я думаю, что нашей власти сейчас не нужна вообще никакая организация: она самодостаточна. Меня связывали определённые отношения с Союзом российской молодёжи, хотя, честно говоря, последние 2—3 года я ничего не слышал от них, кроме поздравлений на 29 октября. Я видел по телевизору «Идущих вместе». Эта организация, на мой взгляд, переняла от комсомола всё самое худшее — карьеризм, подхалимство и прочее. Когда в последние перестроечные годы существования комсомола вокруг него шли постоянные споры и дискуссии, я видел очень горячих молодых людей, которые кричали о том, что комсомол нужно распустить, прикрыть и так далее. Я им говорил: «Ребята, а может быть, лучше давайте его переделаем? Закрыть — это недолго. А будет ли что-нибудь взамен?» И сейчас вспоминаю всё это с лёгким чувством злорадства: у российской молодёжи сейчас нет организации. По крайней мере такой молодёжной организации, с которой считались бы взрослые, власть и все остальные. Очень жаль. При этом у меня нет сомнений в том, что молодёжные и общественно-политические организации нужны. Будет развиваться гражданское общество — будут развиваться и они. Нужно иметь в виду, что комсомол возник как организация пролетарской молодёжи, то есть сельской, городской, деревенской бедноты и низов, у которых в царской империи не было никакого будущего. Поэтому если социальная дифференциация у нас будет усиливаться, если большинство молодых людей, как сейчас, будет напрочь лишено каких бы то ни было возможностей получить образование и достойную работу, а потом на доходы от этой работы хотя бы в кредит построить себе жильё, создать семью, то можете не сомневаться — такая организация появится снова. Как она будет называться, я не знаю, но уверен, что это будет оппозиция власти — и той мало не покажется. Казбек Тайсаев: СЕГОДНЯ КОМСОМОЛЬЦЫ НЕ СТРЕМЯТСЯ РЕШАТЬ КАРЬЕРНЫЕ ЗАДАЧИ — В советское время я был секретарём Комитета комсомола МАДИ, потом работал во Фрунзенском райкоме МГК и ЦК ВЛКСМ. Был делегатом и последнего съезда комсомола, когда приняли решение о роспуске организации, и первого российского. Знаю, как болезненно принимались эти решения. Мы сохранили прежнюю организацию в виде Союза комсомольских организаций (СКО) всех стран СНГ. Сегодня это реально действующая сила. Конечно, комсомол с тех пор изменился: раньше, при советском строе, он выполнял социальный заказ со стороны государства. Поэтому были всесоюзные комсомольские стройки, колоссальные программы по МЖК, по строительству жилья для молодых семей, создавались молодёжные центры... Сегодняшний комсомол — это совершенно другая организация. При этом я считаю, что люди, которые занимаются комсомольской работой сегодня, по энергии и самоотдаче превосходят прежних. К концу 80-х главным в ВЛКСМ стал вопрос о материальных благах, сегодня в комсомоле их нет. Поэтому люди в организацию приходят исключительно идейные — они не стремятся решить свои карьерные вопросы. Одно из направлений, которое мы сейчас ведём, — программа строительства жилья для молодых семей. Пример берём с Молдавии: там есть мощнейшая комсомольская организация, которая выполняет колоссальный социальный заказ в решении молодёжных проблем. Ещё одно направление — оказание поддержки во время выборов: так, на украинских выборах в числе международных наблюдателей были наши 100 человек, работавшие во всех областях страны. Ну а в выборах Президента России участвовали комсомольские наблюдатели из Белоруссии, Украины, Молдавии, Армении, Азербайджана, Грузии. Главное, что сейчас в комсомоле нет никаких национальных проблем. Когда в Беслане произошёл теракт, в СКО ВЛКСМ первым, кто оказал осетинам материальную и моральную помощь, был комсомол Грузии. Одна из основных задач советского комсомола заключалась в интернациональной работе: например, когда в Узбекистане произошло землетрясение, первыми туда поехали ребята из Москвы и Питера, а за ними — молодёжь со всего Союза. Так же было на БАМе и прочих знаменитых стройках в нашей стране. Вот это отношение нужно возвращать.

"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации