От фарцовщика до банкира

Материал из CompromatWiki
(перенаправлено с «От Фарцовщика До Банкира»)
Перейти к: навигация, поиск


Андрей Мельниченко начинал в 90-х как обычный торговец валютой на Октябрьской площади

Андрей Мельниченко начинал как обычный торговец валютой на Октябрьской площади в Москве. В начале 90-х, когда ему было 19 лет, он открыл обменный пункт, клиентами которого были по большей части «челноки», менявшие рубли доллары. В то время Андрей Мельниченко изо всех сил стремился войти в круг сильных мира всего. В российской прессе выпускника физического факультета МГУ характеризовали как человека, обладающего смутными представлениями об экономических процессах, но хорошо умеющего считать деньги и прекрасно ориентирующегося в многочисленных «дырах» законодательства по валютно-экспортному контролю.

Новая газета» origindate::26.11.01)

Во время банковского бума в стране Андрей Мельниченко становится управляющим банком, который имеет прямое соглашение с Федеральной резервной системой США о ввозе в Россию «зеленых бумажек». А к 28 годам Мельниченко завладел финансовыми потоками важнейшей государственной атомной отрасли.

К 1998 году МДМ накопил достаточно влияния, чтобы присоединения к касте олигархов Но грянул финансовый кризис и планы пришлось отложить. Разорились крупнейшие банковские структуры «СБС-Агро», «Инкомбанк», но несмотря на дефолт МДМ оставался на плаву благодаря связям Александра Мамута.

МДМ-банк, пользуясь отсутствием серьезных конкурентов на банковском рынке быстро набирал силу. Не зазорным для себя держать счета в МДМ считали и «Русский алюминий», и многие предприятия черной и цветной металлургии, химической промышленности.

Руководство МДМ-банка упорно не хотело раскрывать имена акционеров. Тем не менее после гибели Антона Малевского многие говорили о том, что он и был истинным хозяином МДМ-банка.

В середине 2000 года банковское сообщество облетела сенсационная новость об объединении МДМ и «Конверсбанка». Вместе в псостом управляющего «Конверса» Мельниченко получал контроль над финансовыми потоками атомной отрасли, которые составляли $3 млрд в год.

Председатель правления и владелец 76% акций МДМ-банка Андрей Мельниченко и бывший министр атомной энергии Евгений Адамов планировали сконцентрировать в Конверсбанке до 80% финансовых потоков атомной отрасли, после чего объединить его с МДМ. В конце 2000 года Мельниченко был назначен председателем правления Конверсбанка.

«Конверсбанк» был одним из наиболее крупных и успешных отраслевых банков. Кроме того, что он обслуживал предприятия Минатома, многие из них являлись его учредителями. При этом все они имели статус государственных унитарных предприятий. Отсюда следует, что сам «Конверсбанк» тоже был государственным. Активы, принадлежащие унитарным предприятиям, в том числе и акции коммерческих фирм, тоже можно записать на счет власти. Но получить часть ее собственности можно только путем открытого конкурса. Это предусмотрено в законе о приватизации.

Юридически ситуация с приходом Андрея Мельниченко в «Конверсбанк» оказалась весьма запутанной. Непостижимым образом принадлежавшие государственным предприятиям акции оказались в частных руках. А именно в руках Андрея Мельниченко, который на посту председателя правления «Конверсбанка» контролировал потоки стратегической отрасли. Не просто производство электроэнергии на атомных станциях, но и экспорт урана, и переработку отработанного ядерного топлива, строительство АЭС в других странах. Невозможно представить, чтобы какое-либо государство передало подобные функции в частные руки. («Новая газета»)

Фактически бывший «атомный» министр Адамову буквально подарил отраслевой государственный банк МДМ-банку. В ту пору главой наблюдательного совета МДМ был Мамут, а его основными пайщиками и клиентами — Дерипаска и Абрамович. Олигархи поставили перед собой задачу направить в «нужное» русло 80 процентов денежных потоков атомной отрасли, контролируемых «Конверсбанком». Эту задачу доверили Мельниченко. Однако наполеоновским планам Мельниченко не суждено было сбыться. Адамов угодил в отставку. Мамут, Дерипаска и Абрамович занялись более важными делами и максимально дистанцировались от юного банкира.(«Собеседник» origindate::27.12.01)

История проведения Андреем Мельниченко очередной – восьмой по счету – эмиссии акций банка наделала много шума. Некоторые наблюдатели утверждали, что Мельниченко банально пытался передать 62 процентов акций «Конверсбанка» афилированным с МДМ фирмам. Доказательства этому появились, когда стала известная информация о системе функционирования МДМ-банка, его основных акционерах и схеме взаимодействия между ними.

Все девять фирм, оказавшихся в числе новых акционеров «Конверса», а заодно и акционеры МДМ-банка, оказались через другие подставные структуры замкнуты на оффшорные конторы, зарегистрированные в основном в Калмыкии. При этом по адресам указанным в реквизитах этих организаций значились еще сотни таких же контор. В Калмыкии, как известно, это дело поставлено на поток. («Время новостей» origindate::5.12.01)

Особое внимание заслуживает тот факт, что в указанной схеме среди акционеров «МДМ-банка» указана и небезызвестная компания Energy Invest & Trade Corporation. Именно ее обвиняют в посредничестве между теми западными и российскими структурами, которые стремятся активно ввозить в Россию ядерные отходы.

Регистрацию этой эмиссии Центральным банком чудом удалось остановить.

Группа МДМ всегда отличалась предельно агрессивной тактикой в переделе собственности. В столкновениях с ней терпели поражение даже такие авторитеты в этой «специализации» как «Интреррос» и «Альфа-групп», а упоминание имен Андрея Мельниченко и Серея Попова приводило в трепет даже директоров крупных предприятий, считавшихся хозяевами в своих регионах. Хозяева МДМ обычно не прибегали к грубым силовым захватам типа «маски – шоу», однако действовали изобретательно и предельно дерзко. Разные суды выносили в их интересах совершенно невероятные решения и определения, а работники ФСФО, РФФИ и Минэнерго регулярно становились в конфликтах на их сторону. (Компромат. Ру origindate::04.11.2002)

С февраля 2001 года группа МДМ начала активно скупать акции крупных угледобывающих предприятий страны («Востсибуголь», «Читауголь», «Хакасуголь», корпорация «Сахалин», «Дальвостуголь» и ряд других), объединив под управлением Сибирской угольной энергетической компании «Байкал-уголь». Возглавил ее Олег Мисевра, бывший управляющий завода «Кузнецкие ферросплавы» (Кемерово), так же принадлежащего МДМ. Главным конкурентом СУЭКа оказалась Красноярская угольная компания (КУК) – ее продукция была намного дешевле, а запасы и объемы добычи крупнейшими в стране. Ценовая политика КУК совершенно не устраивала МДМ. Поглощение «Красноярскугля» позволило бы СУЭК (то есть МДМ) взять под контроль около 40 процентов всей угольной промышленности России и стать «естественным» монополистом в Сибири и на Дальнем Востоке. (SATCOR.ru origindate::29.11.2002)

История с продажей и перепродажей Красноярской угольной компании началась с того, что обладающий контрольным пакетом акций КУК через собственную фирму “КАТЭК-инвест” экс-министр топлива и энергетики России Сергей Генералов принял решение продать принадлежащие ему акции финансово-промышленной группе “МДМ-холдинг”.

Чуть позже «МДМ –групп» (уже владеющей 51% акций КУКа ) предложила красноярским властям отдать в трастовое управление еще 44,2% акций, находящихся в собственности края. Цена вопроса тогда была определена в 35 миллионов долларов США, которые край получил бы в долг на 5 лет действия трастового договора. Губернатор края Александр Лебедь согласился на этот шаг, однако депутаты местного Законодательного собрания, от которых зависело одобрение трастового договора, неожиданно отвергли такую идею, заявив что желали ли бы получить больше и на более выгодных условиях. Сам губернатор трижды в течение марта выносил этот вопрос на сессию ЗС – и трижды краевые парламентарии отвечали ему отказом под разными предлогами.

В конце концов, Александр Лебедь с помощью своих специалистов нашел лазейку в российском законодательстве, благодаря которой и принял решение о передаче в траст “МДМ-групп” почти половины имеющегося в собственности края пакета акций КУКа. (FLB – Сибирь origindate::8.04.2002)

Когда выяснилось, что структуры группы МДМ передали 76 процентов акций «Красугля» некоему ОАО «Федеральная инвестиционная палата», Южно-Сибирское управление по антимонопольной политике возбудило дело о нарушении законодательства. Однако антимонопольщики опоздали: оказалось, что по указанному в регистрационных документах адресу в Петрозаводске никакой «Федеральной инвестиционной палаты» не существует. Между тем подконтрольная группе МДМ компания-призрак «Федеральная инвестиционная палата» являлась лишь номинальным держателем 76 процентов переданных ей угольных акций, а на деле же представляла интересы нерезидентов — офшорных фирм, количество которых постоянно меняется. Иными словами, активы бывшей госкомпании «Красуголь» с подачи группы МДМ были формально законно выведены за пределы Российской Федерации.

В результате группа МДМ стала безальтернативным держателем угольного запаса в регионе. Администрация Красноярского края полностью утратила рычаги влияния на ценообразование в этой отрасли. Печальные итоги передела собственности не замедлили сказаться на экономике региона. Так, в августе холдинг СУЭК «Байкал-Уголь» поднял цены на красноярский уголь с 90 до 132 рублей за тонну. С 1 ноября горная продукция от группы МДМ стала стоить уже 165,3 рубля. А с 2003 года уголь от новых хозяев подорожает и вовсе до 199 рублей за тонну. Между тем по действующему между «Красноярскэнерго» и СУЭК договору от 24 апреля 2002 года новые хозяева красноярских разрезов вправе индексировать цены на уголь по общему уровню инфляции. Но судя по тому, что начиная с лета угольные цены в регионе взлетели почти в два раза, получается, что структуры группы МДМ считают инфляцию за этот период равной 100 процентам! Напрашивается вопрос к председателю правительства РФ Михаилу Касьянову и министру экономразвития Герману Грефу: так кто же все-таки определяет стратегические показатели экономики государства — они или президент МДМ господин Мельниченко? («Собеседник» origindate::14.11.2002)

Тем временем, Запад с интересом рассматривает российских бизнесменов, которые хотят и способны вступить в агрессивную борьбу за остатки неподеленной собственности, оставшейся в государстве. Список имен будущих охотников опубликовал европейский вариант американского журнала BusinessWeek. Вот что он пишет о нашем персонаже.

Андрей Мельниченко, президент «МДМ-Групп», вес которого в родных пенатах явно недооценивают, стал одним из крупнейших владельцев угольных компаний. По мнению западных аналитиков, в настоящее время его будущие интересы лежат в сфере производства и продажи сельхозудобрений. И кроме того, Мельниченко вполне может стать крупным руководителем пенсионных фондов.

Интересно, что именно Мельниченко рассматривается на Западе как одна из персон, наиболее перспективных в плане политического влияния. Хотя в России президент «МДМ-Групп» вряд ли войдет в пятерку называемых с ходу олигархов, возможно, в силу своего возраста. «Ему тридцать — и он хочет владеть всем миром», — именно так охарактеризовал Мельниченко один из западных бизнесменов. («Независимая газета» origindate::9.08.2002)

Satcor.ru origindate::16.01.2003