От власти на рынке - к власти в стране

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

От власти на рынке - к власти в стране Так албанцы захватили Косово, так кавказцы захватывают Москву

" Главное в продовольственном комплексе Москвы — устойчивая тенденция его криминализации. Эта тенденция продолжает нарастать и представляет собой уже реальную угрозу безопасности, как столицы, так и всей России. Братва активно захватывает плодоовощной комплекс, откуда, как считают ее лидеры, можно "выкачивать" огромные деньги и диктовать всю жизнь в Москве.

     "Чистых" овощных баз в Москве уже почти не осталось. Редкая из них "не легла под мафию". Но бандитская мафия в Москве неоднородна. 
     Негласная, на уровне воровских "авторитетов", ранее достигнутая договоренность о разделе сфер влияния на овощных рынках и базах постоянно сейчас нарушается, так как набирающие силу "овощные" закавказские преступные группировки пытаются вытеснить "нашу братву" с насиженных ими ранее мест. Происходит перераспределение сфер влияния. 
     Следует отметить, что многие азербайджанские коммерсанты, торгующие на столичных рынках и овощных базах, отдают часть своей прибыли в "воровской общак", который держат представители криминальных кругов Азербайджана, уже давно захватившие почти все московские рынки. 
     Летом 2002 года генерального директора плодоовощного предприятия "Вегетты" Петра Родькина и его жену нашли мертвыми на своей даче и как показало расследование — их убили только за то, что П. Родькин "не захотел отдавать свою овощную базу закавказским преступным группировкам". 
     Тогда же московская пресса писала, что "убили последнего русского директора овощной базы". 
     Совсем недавно были попытки захвата азербайджанскими группировками овощной базы ЗАО "Русь". 
     Правоохранительные органы располагают также сведениями, что ряд закавказских преступных группировок (азербайджанская, ингушская, дагестанская, чеченская и др.) с небескорыстной помощью руководителей ряда плодоовощных предприятий, проникают туда и скупают там по крайне низким ценам плодоовощную продукцию без уплаты полагающихся налогов, а затем перепродают ее на различных рынках Москвы, имея от посреднических операций до 100-200% чистой прибыли. 
     По имеющейся оперативной информации, следующей стратегической целью лидеров овощных преступных группировок является полный захват холодильных емкостей (цехов), находящихся пока в собственности плодоовощных объединений. 
     В настоящее время преступные группировки уже не устраивает такая ситуация, когда подконтрольная им плодоовощная продукция еще хранится на базах, а контроль за ее объемами и качеством осуществляет Департамент продовольственных ресурсов (ДПР) и другие государственные структуры мэрии. Специалисты отмечают, что масштабное наступление криминалитета на плодоовощной комплекс столицы является одной из причин, приведших к огромному долгу ДПР перед государством. Усиливается тенденция, при которой создаются условия полного перехода всего овощного комплекса в руки криминалитета. 
     В настоящее время Департамент продовольственных ресурсов правительства Москвы должен государству свыше 10 миллиардов рублей, а задолженность плодоовощного комплекса составляет уже свыше 3 миллиардов рублей и эти долги катастрофически продолжают расти. 
     Стремясь как-то изменить сложившуюся ситуацию ряд руководителей плодоовощного комплекса (около 10 генеральных директоров) в начале 2002 года обратились к мэру Москвы Ю. Лужкову с письмом, в котором заявляли, что плодоовощной отрасли Москвы грозит полный развал, ее захватывают криминальные структуры, однако, мэр Москвы вместо вмешательства и реальной помощи направил это письмо в Департамент продовольственных ресурсов, где его списали в архив. 
     Ю. Лужков даже и не поинтересовался судьбой этого обращения и про овощные базы в правительстве Москвы просто забыли, однако, не забыли о них криминальные структуры. 
     Чтобы как-то стабилизировать ситуацию в ДПР в 2002 г. "придумали новую продовольственную программу", смысл которой в том, что ее руководители хотят как можно скорее продать в частные руки ряд овощных баз и пойти дальше. 
     Купит их, конечно же, "овощная мафия" азербайджанцев, так как у русских на это просто нет денег, да им и не дадут это сделать в правительстве Москвы, где эти вопросы "курируют" далеко не русские люди. 
     Еще совсем недавно вся Европа была в панике (перестали есть говядину и перешли даже на кенгуру с крокодилами). Скандал, связанный с эпидемией коровьего бешенства, поразил почти все страны континента и все в России наивно думали, что ни один килограмм зараженной европейской говядины не попадет в нашу страну. 
     Однако этого не случилось, т.к. нашлись в Москве "люди", погревшие "руки" на поставках зараженной немецкой говядины. После "мюнхенского сговора" между мэром Москвы Ю. Лужковым и премьер-министром земли Баварии Э. Штойбером в феврале 2001 года был заключен договор на поставку в Москву свыше 100 тысяч тонн говядины, причем по бросовой цене — доллар за килограмм. 
     Еще весной 2001 г. санитарный врач Москвы Н. Филатов не исключал, что зараженное мясо из Баварии может попасть в Москву "каким-либо экзотическим или криминальным путем". Это же предполагали многие специалисты, а председатель Комитета по аграрным вопросам Государственной думы В. Плотников прямо заявлял: "Зараженная говядина из Германии может попасть в Россию". 
     Так оно и случилось. Причем, как подтвердили в департаменте ветеринарии Министерства сельского хозяйства Российской Федерации: "таких фирм, которые "погрели руки" на поставках зараженной говядины в Россию было с десяток". 
     Вся зараженная говядина была переработана и продана москвичам и гостям столицы. 
     После этого, несмотря на "категорический запрет Департаментом ветеринарии Минсельхоза РФ за № 13-8-01/3812 от 27.04.2002 г. на ввоз говядины из Германии в Москву с 1 июня 2002 г." эта фирма, продолжая нарушать установленные правила ввоза говядины, заключила на 3 и 4 квартал с.г. договоры на поставку говядины еще с рядом московских предприятий. 
     С целью получения бюджетных средств, эти предприятия в августе с.г. обращалась в Департамент продовольственных ресурсов Москвы о выделении кредитов на поставку в Москву оставшейся немецкой говядины. 
     В этом скандале никто не хочет ставить последнюю точку. Угроза москвичам со стороны поставщиков сохраняется. 
     Все еще впереди! 
     В столице действует 174 рынка — и того не хватает. По данным департамента потребительского рынка и услуг Москвы, более 70 % семей делают покупки исключительно там. На них приходится 30 % розничного товарооборота в столице — и в городской бюджет капают приличные доходы. А сколько казна теряет? Большинство рынков независимо от профиля находится под контролем организованных преступных группировок. В МВД уверены, что рыночники скрывают от налогообложения почти две трети своей прибыли... 
     На многих рынках выросло уже по несколько криминальных "крыш". Своя "группа поддержки" есть у администрации, своя — у каждого киоска или палатки, своя — у рыночных карманников и "кидал". Доходит до того, что на соседних лотках могут торговать два азербайджанца, один из которых платит "гянджинской", а другой — "агжабадинской" группе... А расплачивается за все эти "крышные" надстройки потребитель, то есть мы с вами. Так что "многие москвичи платят дань Шамилю Басаеву". 
     В Москве насчитывается сейчас более тридцати азербайджанских ОПГ, построенных по территориально-родовому принципу. Основной род деятельности — наркобизнес (практически на каждом рынке Москвы действуют группы, занимающиеся распространением наркотиков). Особенно выделяются в этом отношении "мингечаурская" и "ленкоранская" ОПГ. 
     Кроме упомянутых наиболее известны также следующие группировки: "евлахская" (мошенничество с обменом валюты), "моссинская" (наркотики, торговля оружием и взрывчатыми веществами), "гардабанская" (угон и перепродажа машин), "гянджийская" (наркотики). 
     Главной особенностью азербайджанских ОПГ является общинность. Хотя "бригады" действуют самостоятельно, в экстремальных случаях они объединяются и становятся мощной силой. При этом "святой" долг каждой группы — исправно пополнять "общак". 
     Однако группа, следуя собственным интересам, легко может и предать вчерашних "партнеров". 
     Азербайджанская ОПГ контролирует восемь рынков. 
     Интересы грузинских ОПГ весьма разносторонни. Их члены не гнушаются никакими способами добычи материальных ценностей. В последние несколько лет грузинские группы кроме традиционных похищений, вымогательств, грабежей, разбоев, квартирных краж, мошенничеств освоили также всевозможные финансовые аферы. Теперь они создают собственные фирмы, акционерные общества... 
     Выходцы из Грузии активно участвуют в криминальном бизнесе по всей России. Их авторитетные представители часто выступают в качестве "третейских судей" во внутренних спорах. При разборках способны действовать жестко, хотя предпочитают воевать "чужими руками". Кстати, сегодня в Москве постоянно живут на нелегальном положении и действуют не менее 50 грузинских "воров в законе" и "авторитетов". 
     Сложная ситуация в Армении, война за Карабах вызвали огромную миграцию в Россию армянского населения, в том числе и криминалитета. Расцвет ОГП армян пришелся на начало девяностых. В 95-м внутри армянских группировок произошла крупная разборка, в результате которой были убиты пять лидеров, и их позиции оказались значительно ослаблены. Но постепенно армянские ОПГ выправились, численность активных членов их "бригад" стала доходить до 500. 
     Характерными видами преступлений в Москве остаются: разбойные нападения на машины, наркоторговля, кражи. Часть полученного дохода направляется на оплату не только политиков, лоббирующих интересы общины, но и "своих людей" в судах, прокуратурах, милиции. 
     Дагестанские ОПГ отличает дисциплинированность рядовых членов "бригад" и хорошо развитые навыки конспирации. Они контролируют шесть рынков. 
     Дагестанские группы замыкаются на "авторитетах", хорошо знакомых между собой. Сейчас в столице насчитывается более 20 ОПГ из. Основные: "аварская", "даргинская", "лакская", "лезгинка", "кумыкская"... 
     Дагестанцы широко практикуют вымогательство у своих земляков-коммерсантов, торгующих в Москве. При этом соперничают с азербайджанской ОПГ в установлении контроля над столичными рынками. Но, поскольку азербайджанцы имеют в столице более прочные позиции, дагестанцы нередко отступают. И тогда пытаются укрепиться в Подмосковье. Часто используют тактику оформления торговых точек на подставных лиц из числа местных жителей. 
     Чеченская ОПГ — одна из старейших в Москве. Насчитывает около 3000 боевиков, которые прошли подготовку во время боевых действий в Чечне и прекрасно владеют оружием. Хотя после двух своих войн чеченцы значительно ослабели, из столицы они уходить не собираются. Больше того, сейчас они начали требовать "старые долги" с некогда подчинявшихся им структур. 
     Чеченские ОПГ никогда не признавали "воров в законе" — они действуют "беспредельно". 
     При этом их группировки отличает сильное централизованное управление. Они сильны тейповыми (родовыми) связями. Большая часть доходов уходит из центра в Чечню, а оттуда в любой момент готовы выехать на разборку "группы быстрого реагирования". Преступления часто совершают именно "гастролеры", подчас даже не знающие русского языка. 
     За последние полгода оперативники задерживали около 70 членов сообщества, в том числе пять "авторитетов". 
     Чеченцы контролируют около 30 банков, торгуют нефтью и лесом, "крышуют" гостиницы и казино. Под их влиянием находятся и те рынки, где нелегально продаются оружие и наркотики, а главное — отмываются наличные деньги. 
     Самые "закрытые" ОПГ в России — китайские. Китайцы вращаются исключительно в своем узком кругу (даже банки у них — свои), а основная их прибыль быстро переправляется на родину. 
     ОПГ китайцев делятся на несколько групп по территориальному признаку: "пекинская", "харбинская" и "шанхайская". Самой жестокой считается "пекинская" группа. Она контролирует соотечественников, торгующих на Измайловском и Черкизовском рынках. Другие "бригады" опекают общежитие по Балтийскому проезду, китайцев, торгующих в Лужниках, вещевой рынок "ТИАС", расположенный у метро "Петровско-Разумовская". 
     К особенностям этой ОПГ относятся строжайшая дисциплина, беспрекословное повиновение руководителям, круговая порука. Арестованные члены "бригад" бывают настолько запуганы своими лидерами, что наотрез отказываются давать показания. 
     Отступников и предателей там действительно наказывают очень жестоко. И прятать своих преступников китайцы умеют — документы у тех часто поддельные — либо принадлежат другим людям. 
     По данным правоохранительных органов, в Москве живет сейчас более 10 тыс. вьетнамцев. Причем треть их них — нелегально. Члены вьетнамской ОПГ в основном занимаются вымогательством у своих соотечественников, продажей драгоценных металлов, нелегальной переброской сограждан в страны Европы через Россию. 
     Наиболее известны "хайфонская" группа и "бригада" из провинции Нге Тиен — которые, кстати, враждуют между собой. И в свою очередь — частично контролируются "солнцевской" ОПГ. 
     Крупнейшие столичные рынки — вотчина в основном этнических преступных группировок. Что же касается наших "родных" бандитов: "ореховских", "солнцевских", "подольских", "коптевских" и других, — они "пасутся" только на своих территориях или на мелких рынках. Кроме того, такие большие площадки как ВВЦ или Лужники, — слишком жирный кусок для одной-двух ОПГ, там спокойно уживаются все вместе, если, конечно, соблюдают "границы приличий". 
     В настоящее время "овощная мафия" внимательно следит за всеми потоками поступающего в Москву и в Россию продовольствия. Азербайджанцы главенствуют в этом, перехватывая инициативу у других закавказских группировок, нередко, проводя "экспансию" на дагестанцев, грузин, чеченцев и армян. Пока это происходит мирно, но что будет дальше, сказать трудно. Наблюдается, что азербайджанцы становятся более агрессивными и наглыми и способны подмять под себя другие группировки. До вооруженных разборок остался один шаг. 
     Азербайджанцы берут за счет более четкой организации своих криминальных структур, которая и позволяет им добиваться немалых финансовых успехов в Москве, а противодействия им никакого нет, ни со стороны правоохранительных органов, ни со стороны структур правительства Москвы, которые и дают "зеленую улицу" негативным процессам, приведшим к захвату криминальными структурами плодоовощного комплекса г. Москвы. 
     "Фруктовая мафия" в Москве это та же "овощная", но имеет более тесные связи с правительством Москвы и департаментом продовольственных ресурсов, который и лоббирует все операции. Финансируют же эту мафию коммерческие банки, забирающие основную долю прибыли. 
     Установлено, что осенью 2001 года представители "фруктовой мафии", отбивая конкурентов, провели "сложную" операцию, в ходе которой в Москву вместо марокканских поставлялись аджарские мандарины (они хранились на территории Новочеремушкинской овощной базы), на которые затем наклеивались "марокканские наклейки" и продавались москвичам по завышенной цене... Закупочная цена мандарин в Аджарии составляла 3-5 рублей, а в Москве эти же мандарины с "марокканскими наклейками" продавались к новогоднему столу москвичей уже по цене 40-60 рублей. 
     Департамент продовольственных ресурсов правительства Москвы (ДПР) функционирует уже более восьми лет. Под эгидой этой организации, расположенной в центре Москвы на Мясницкой улице, рядом со зданием ФСБ на Лубянке, сегодня "крутятся" огромные бюджетные деньги — свыше 300 млн. долларов, которые государством выделяются на закупку продовольствия. Курирует ДПР лично Ю. Лужков. Так курирует, что бюджетные деньги "успешно" куда-то бесследно исчезают. 
     В настоящее время долг ДПР государству составляет уже свыше 10 млрд. рублей и он продолжает расти. 
     Совсем недавно ДПР возглавляли "дедушки", средний возраст которых был далеко за семьдесят. Это бывшие ответственные обкомовские и горкомовские работники, которые благодаря Ю. Лужкову и находили здесь свой "приют", двигая дело снабжения продовольствием столицы, "лоббируя свои вопросы", а затем, уходя на "заслуженный отдых", получали от государства хорошую пенсию. 
     Сейчас к руководству ДПР пришли новые люди, но дела в департаменте лучше не стали. 
     Анализируя в целом нынешнюю ситуацию в продовольственном комплексе столицы, эксперты отмечают следующее. 
     Захватив официальный контроль над овощными базами и рынками, кавказская мафия сейчас пожинает огромные прибыли. Причем прибыль не только вывозится из России, но и инвестируется в подконтрольные мафии московские структуры. 
     Недвижимость скупается целыми кварталами и отдельные микрорайоны Москвы превращаются в почти чисто кавказские. Пример — район "Отрадное". Здесь построена новая мечеть, а в местном ОВД работают в основном кавказцы. По данным ГУВД г. Москвы уже сейчас 30 % в "московской" милиции — это лица кавказской национальности, в основном азербайджанцы. 
     Немало их и в других правоохранительных органах (прокуратуре, судах, таможне и т.д.). 
     Освоив столичные рынки и овощные базы, они стали укрепляться и на "московских холмах власти" всерьез и надолго. По официальным данным в Москве проживают лишь десятки тысяч азербайджанцев, но по сведениям МВД РФ их уже целых полтора миллиона и поток пришельцев с Кавказа продолжает увеличиваться. В Москве они "неплохо" устроились. 
     Всего же только азербайджанцев в России свыше 3-4 млн. человек и по данным азербайджанского журнала "Монитор", выходящего сейчас в Баку, суммарный оборот денег, заработанных ими в России за один только год — около 25 миллиардов долларов. Примерно половина из них приходится на Москву. Это больше чем валовой продукт всего Азербайджана. Дело даже дошло до того, что в Москве открыто действует и занимается отслеживанием ситуации так называемый "Всероссийский азербайджанский конгресс" (он расположен по адресу: Ленинградское шоссе, дом 44), который возглавляет генерал Видади Рзаев, представитель МВД Азербайджана в России. 
     Занимаясь разведкой, конгресс открыто собирает и систематизирует все сведения, поступающие от азербайджанцев, проживающих на всей территории России. 
     По оперативным данным, в работе этого конгресса принимают участие и сотрудники первого управления (разведка) Министерства национальной безопасности Азербайджана. 
     И правильно сказал недавно один из азербайджанских мафиози на одном из московских овощных рынков: "Мы в Москве не только помидорами торгуем!". 
     Ситуация в Москве сейчас все больше напоминает югославское Косово, которое тоже методично с разрешения властей заселяли албанцами-мусульманами, планомерно вытесняя местное население — сербов. 
     Причем албанцы — это та же "овощная мафия" и она также вытесняла сербов с овощных баз и рынков в Косово. Технология одна и та же. 
     Когда же албанцев стало в Косово в десятки раз больше чем сербов, гром грянул и Косово с помощью НАТО у Сербии просто отняли. 
     В России и в Москве сейчас складывается такая же сходная ситуация, а нынешние московские власти во главе с Ю. Лужковым эту проблему намеренно замечать не хотят, предлагая москвичам единственную альтернативу "жить в согласии с кавказцами". 
     Но этого пока не происходит и уже сейчас в центре России зреет очаг межнационального конфликта. 
     Напряжение все больше возрастает. Социологические исследования показывают, что главная проблема для москвичей сейчас — это засилье кавказцев в столице. Причем неприязнь к ним объединяет и бедных, и богатых, и молодых, и старых. Эксперты полагают, что ситуация вскоре может измениться, так как уже созрело новое поколение русской молодежи, силы которой бурлят, а их места под солнцем в Москве уже заняты кавказцами. 
     Состоится ли в Москве Косово-2? На этот крайне важный вопрос должны ответить сами нынешние власти и Ю. Лужков, которому на предстоящих парламентских выборах и выборах мэра в 2003 году придется держать ответ за свою "национальную политику" в Москве, которая и привела к захвату столицы кавказцами. 
     Ему также придется держать ответ и за проданные им овощные базы и рынки, и за "цену на морковку". 
     Нынешняя ситуация в Москве продолжает оставаться крайне взрывоопасной, так как в столице, по мнению экспертов, московскими властями была создана социальная база для международного терроризма, что и показали последние события конца октября 2002 года, когда только за одну неделю был убит губернатор Магаданской области В. Цветков, взорвана автомашина у метро, а 23 октября более 50 чеченских боевиков захватили на ул. Дубровке музыкальный центр "Норд-Ост", где несколько дней удерживали свыше 750 заложников. Спецназом террористы были уничтожены, но погибло свыше 120 человек! 
     И сейчас все москвичи задаются вопросом, как же это могло случиться и куда смотрели нынешние власти, когда целый батальон чеченских боевиков проехал по Москве на автомашинах, в камуфляже, увешанный взрывчаткой, везя фугасы и гранатометы. Ведь террористы приехали из Чечни, а не из Мытищ. 
10 ноября 2002 года президент страны В. Путин, говоря о путях нормализации обстановки в Чечне заверил нас, что "мы не допустим развития ситуации в нашей стране по югославскому сценарию и сможем противостоять угрозе международного терроризма". Но Путин, как Горбачев, говорить умеет сладко, но решительно действовать не способен."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации