От воров поворот

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Русский Newsweek", origindate::26.09.2010, От ворот поворот, Фото: criminalnaya.ru

От воров поворот

Поправки к уголовному кодексу, связанные с оргпреступностью, не работают. Война воровским структурам объявлена только на бумаге

Андрей Гридасов, Орхан Джемаль, Елизавета Маетная

Недавнее задержание вора в законе Сергея Асатряна по прозвищу Сережа-Осетрина попало во все новостные ленты. «Во время сходки криминальных авторитетов милиция блокировала шесть машин, во время попытки проверить документы они оказали вооруженное сопротивление, после чего сотрудники правоохранительных органов открыли ответный огонь», — рапортовало ГУВД Москвы. На самом деле машин было 13, стреляли из одной — она скрылась с места, рассказывает Newsweek милиционер, принимавший участие в спецоперации.

По итогам сходки, в которой участвовали 26 человек, были арестованы шестеро — всех привлекли за наркотики и оружие.

Сережу-Осетрину взяли с полутора граммами героина. Выбирая меру пресечения, Кунцевский суд учел и другие обстоятельства: российского гражданства у Асатряна нет, места постоянного жительства в Москве тоже, он нигде не работает и законного источника дохода не имеет. К тому же, по имеющимся у суда сведениям, Асатрян «координирует преступную деятельность организованных групп московского региона, занимающихся вымогательствами и похищениями людей, разбойными нападениями, незаконным оборотом оружия и наркотиков».

Compromat.Ru

Сергей Асатрян

[ИА "Росбалт", origindate::10.09.2010, "Вор в гламуре" вновь на свободе": В мафиозных кругах фамилия Асатряна хорошо и давно известна. Отец Сергея — неоднократно судимый Эдуард Асатрян, по кличке Эдик Осетрина — влиятельный «вор в законе». По данным правоохранительных органов, он входит в криминальный клан «законника» Аслана Усояна (Дед Хасан), в котором контролирует ряд армянских группировок, действующих не только в России, но и за рубежом. Также Эдик Тбилисский много лет дружен с одним из лидеров клана — Захарием Калашовым (Шакро молодой), который сейчас отбывает срок в Испании по обвинению в «отмывании» денег. За последние 15 лет Асатрян-старший неоднократно задерживался милицией, преимущественно за незаконное хранение наркотиков. В 2000 году в момент, когда оперативники пытались надеть на «вора в законе» наручники, он выхватил пистолет «ТТ» и его пришлось ранить в руку. В силу своего юного возраста (ему 23 года) Сергей Асатрян долгое время оставался в тени влиятельного отца. […]
По словам оперативников, Асатряна-младшего можно смело отнести к «золотой молодежи» криминального мира. Осетрина одевается по последнему слову моды, он постоянный посетитель ночных клубов, имеет автопарк дорогих иномарок, из которых предпочитает Bentley. За этого другие представители криминального цеха даже окрестили его Серега-Бентли. Также неизменным атрибутом гламурного гангстера является пакетик с наркотиками.
«Если среди «воров в законе» и есть «икона стиля», то это точно Сергей Асатрян, — пошутил один из оперативников.— Другие молодые гангстеры смотрят, как он одевается и ведет себя, стараются ему подражать. Впрочем, по-настоящему серьезные в криминальным мире люди относятся к этому «персонажу» с юмором».
По данным сыщиков, в последнее время Сергей Асатрян зарабатывал себе на жизнь тем, что активно предлагал свои услуги в качестве «третейского судьи» представителям армянской диаспоры. Милиционеры выяснили, что когда Осетрина оказался за решеткой, люди из его окружения объявили сбор средств для освобождения «вора в законе». В результате им удалось собрать 5 млн рублей. — Врезка К.ру]

Если бы Сергея Асатряна, уроженца Тбилиси, задержали на воровской сходке на его родине, его бы автоматом посадили в колонию на срок до десяти лет. В 2005 году в Уголовном кодексе Грузии появилась статья 223, в которой понятиям «вор в законе», «разборка», «воровской мир» дали четкие юридические определения. Чтобы сесть за решетку, достаточно было назваться вором в законе или признаться в уважении к этому званию. При этом не важно, совершал он преступления или нет. К 2006 году воров в законе на свободе в Грузии не осталось, большинство из них перебрались в Россию.

Нечто подобное — хоть и не в таких масштабах — пытались повторить и в России. Осенью прошлого года депутаты приняли поправки в Уголовный кодекс, ужесточающие санкции для организаторов преступных группировок. В статье 210 УК («Организация преступных сообществ») появилась новая, четвертая, часть с наказанием от 15 до 20 лет или пожизненным сроком для «лиц, занимающих высшее положение в преступной иерархии». Заводить на них дела можно за организацию и руководство группировками, координацию действий, раздел сфер влияния, а также за участие в воровских сходках, если будет доказано, что там решались криминальные вопросы.

В отличие от Грузии в России поправки ужесточали наказания для законников только при наличии доказательств совершения конкретного преступления. «В 2008 году в России организованные группы совершили почти 35 000 тяжких и особо тяжких преступлений», — объяснял депутатам необходимость поправок полпред президента Гарри Минх.

["Русский Newsweek", origindate::26.09.2010, "У нас на свободе один вор. Он стар и ни на что не влияет": Знаменитую фразу Глеба Жеглова «Вор должен сидеть в тюрьме» в Грузии теперь понимают буквально — в отличие от Жеглова, не идут для этого на уловки, а действуют строго по закону. Чтобы посадить вора, даже не надо фальсифицировать доказательную базу, радуется в интервью Орхану Джемалю начальник Специального оперативного департамента МВД Грузии, ранее начальник Криминальной полиции Деви Челидзе. [...]
— На какие сроки осуждают воров?
— До восьми лет, но это если не доказано ничего, кроме их причастности к воровскому движению. На практике за каждой фигурой такого рода тянется шлейф преступлений, так что садятся они на статьи до десяти лет.
— И действительно совсем нет проблем с доказательствами?
Если есть оперативная информация, что кто-то объявлен вором в законе, то достаточно его задержать и спросить об этом. Специфическая этика в этой среде не позволяет им отрицать собственный воровской статус, по крайней мере у нас такого еще не было, чтобы отрицал. Помимо этого есть и обычная следственная процедура сбора доказательств. Так что разговоры о том, что для посадки вора достаточно одного его признания перед видеокамерой, правдивы лишь наполовину.
— Эта репрессивная практика распространяется только на воров в законе?
— Это касается любого, кто признает так называемый воровской закон. Если человек не вор, но участвует в воровских разборках или сходках, или даже просто выполняет решение воровских сходок, если он собирает деньги в воровской общак — это статья. — Врезка К.ру]

Сами законники поначалу отнеслись к новшеству с большой опаской, и многие, утверждают источники в криминальных кругах, всерьез стали думать об эмиграции. Прошлым летом в воровском сообществе активно обсуждали, что будет после этих поправок. Мафиози рассматривали варианты переезда в более безопасные страны. И некоторые уехали. За последний год на Украине были задержаны сразу несколько авторитетных воров в законе из России.

В конце апреля в аэропорту Киева за незаконное пересечение границы был задержан и Дед Хасан — тот самый «крестный отец» российской мафии, в которого недавно стреляли в центре Москвы. На прошлой неделе Деда выписали из Боткинской больницы, не предъявив никаких претензий. Сразу же появились сообщения, что воры планируют провести сходку и выяснить отношения в связи с покушением на авторитета. Источник РИА «Новости» в одной из силовых структур пообещал, что сходка, если ее все-таки попытаются провести, будет пресечена. «Наши оперативники, — заявил он, — довольно плотно контролируют ситуацию по этому направлению работы».

Резать некому

Разгонять сходки российские милиционеры действительно умеют.

Но это никак не влияет на жизнь воров в законе. Поправки не сработали, это отлично видно по статистике: если в 2008 году Следственный комитет при прокуратуре направил в суд 24 уголовных дела по 210-й статье, а в 2009 году — 19, то за шесть месяцев этого года — семь. И в большинстве речь идет о группировках наркоторговцев, мошенников или финансовых аферистов, главарями которых были далекие от блатного мира люди.

Воры работают на другом уровне. «У многих под контролем как минимум одна группировка, которая занимается кражами, разбоями и убийствами, у других — настоящие криминальные корпорации, контролирующие целые сферы бизнеса и экономики», — объясняет один из оперативников МВД. Криминальный мир построил в России мощную и хорошо организованную параллельную власть. Зимой этого года глава Департамента угрозыска МВД Искандер Галимов заявил, что в стране 249 преступных группировок, в которых состоят почти 12 000 человек.

Больше 15 лет ворами занималось специальное подразделение МВД — Управление по борьбе с организованной преступностью. Два года назад управление расформировали, а его функции передали в Уголовный розыск. Большинство специалистов уволились. Но даже тех, кто еще остался, в ближайшее время ждет большая чистка: по данным высокопоставленного сотрудника МВД, по новому штатному расписанию в Департаменте уголовного розыска будут сокращены почти 40% сотрудников. «В главке останется человек 15, которые будут заниматься оргпреступностью — ворам впору закатывать банкет!» — в сердцах говорит бывший сотрудник московского УБОП.

Быстро выяснилось, что ворам бояться нечего. «Поправки в УК с самого начала были мертворожденными», — считает советник председателя Конституционного Суда Владимир Овчинский. Одних только поправок в УК не хватает для того, чтобы заработал процессуальный механизм привлечения к ответственности — следствию не просто будет обосновать в суде привлечение по статье 210 ч. 4. «Как на практике доказывать их высокий статус?» — спрашивает Овчинский и говорит, что поправки нужны не только в УК, но и в УПК, и в закон «Об оперативно-розыскной деятельности». «Поправки — полная профанация, потому что доказать, что вор в законе — организатор и руководитель группировки, невозможно», — подтверждает один из оперативников МВД.

Также авторы поправок надеялись, что воров будут привлекать и за налоговые преступления, как это делается во всем мире, говорит зампред думского комитета по безопасности Владимир Васильев. Но началась реформа следствия, объясняет он, налоговые дела со следующего года будут расследовать в Следственном комитете, а следователям МВД не дают возбуждать дела уже сегодня: «Мол, все равно не успеют расследовать». Эти поправки — как скальпель, соглашается оперативник МВД, инструмент-то в руки дали, а резать больного некому.

Все на выход

Со статьей 210 УК милиционеры предпочитают не связываться. Несмотря на принятые поправки, воров в законе, как Сережу-Осетрину, ловят на мелочевке. Обычно это наркотики, фальшивые документы и оружие. И если его задержание в начале августа не осталось незамеченным, то его освобождение наделало шума лишь в узких кругах столичных силовиков.

Не прошло и месяца после задержания, как он и его соратники вдруг оказались на свободе — под подпиской о невыезде. Осетрину брали в Москве на Осенней улице, это территория ОВД «Крылатское». Один из его сотрудников говорит, что за все годы работы в милиции не видел такого количества генералов, как после задержания Осетрины. «[Нас] всех просто трясет от этой истории, народ пачками [из ОВД “Крылатское”] увольняется», — говорит он. Они его брали — а его выпустили.

Newsweek обратился за официальными комментариями в ОВД «Крылатское», Cледственное управление Западного округа, Кунцевскую прокуратуру и к прокурору Москвы. Ни в одном из ведомств нам не смогли ответить, на каком законном основании Сергей Асатрян и задержанные вместе с ним участники воровской сходки — кстати, все они граждане Грузии и Армении — вдруг оказались на свободе. «Никаким законом тут и не пахнет — было такое давление со стороны прокуратуры и генералов с Житной (где располагается центральный аппарат МВД. — Newsweek), что следующий шаг очевиден — развал самих уголовных дел», — говорит собеседник, знакомый с делом Асатряна. По его словам, никто не удивится, если после «правильной» экспертизы найденный у Осетрины героин вдруг станет стиральным порошком или мелом.

Сережа-Осетрина — самый молодой из действующих воров в законе. Короновали его два года назад в казино «Империя» в присутствии Деда Хасана, Япончика и других именитых «законников». В воровской среде Сережу-Осетрину считают вором-«апельсином», представителем довольно нового течения в криминальной среде. «Апельсинами» называют тех, кто купил воровскую корону, а не заслужил ее, пройдя все «тюремные университеты». Вопреки воровской традиции жить в скромности Сережа-Осетрина ездит на Bentley, прожигает жизнь в гламурных клубах и всегда одет по последней моде. Все понимают, что Осетрина вышел на свободу, потому что вмешался его отец — влиятельный вор в законе Эдуард Асатрян, известный как Эдик Тбилисский. В отличие от сына Асатрян-старший не раз топтал зону, а по оперативным сводкам проходит как держатель одного из крупных общаков.

Если детально рассмотреть последние скандалы с участием авторитетов, все становится на свои места: правоохранительные структуры, призванные с ними бороться, на самом деле связаны с воровской средой тесными и взаимовыгодными узами. Времена, когда криминальный авторитет параллельно являлся информатором и на его художества закрывали глаза в виду оперативной целесообразности, канули в прошлое. Теперь отношения «куратор–агент» сменились деловым партнерством.

Скованные одной цепью

Один из самых ярких примеров — скандал вокруг Индустриального кредитного банка, который тянется уже два года. В 2008 году владельцы банка Петр Чувилин и Герман Горбунцов заявили, что у них вымогают деньги высокопоставленные оперативники МВДАлександр Носенко и Дмитрий Целяков. «Банк был не простой — занимался обналичкой вместе с банкиром Алексеем Френкелем, а крыша у Инкредбанка была смешанная — ФСБ-чеченская», — рассказывает председатель Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов.

Милиционеры-вымогатели грозили руководству банка «пристегнуть» их к делу Френкеля, заказавшего убийство первого зампреда Центробанка Алексея Козлова, и требовали €1,5 млн за благополучный исход многочисленных проверок. «Через банк проходили деньги Деда Хасана, — утверждает Кабанов. — Фактически он отмывал в нем общак».

Иными словами, шантажируя владельцев отмывочного банка, Целяков и Носенко косвенно угрожали и благополучию Деда. В результате их арестовали сотрудники ФСБ. «Уникальный случай, — говорит Кабанов, — их не взяли с поличным при получении денег, как обычно делается при таких обвинениях, а постановление об аресте в Басманном суде вынесли просто на основании оперативных справок ФСБ. На тот момент от потерпевших даже не было заявления».

Коллеги милиционеров убеждены, что владельцы Инкредбанка, у которых тоже был определенный криминальный опыт в жизни, воры в законе, заинтересованные в благополучии своего отмывочного канала, и банковская «крыша», состоящая из сотрудников ФСБ, оперативников попросту подставили. Но дело тут не в том, виновны или нет Целяков и Носенко, а в том, что сотрудники госбезопасности, воры в законе и сомнительные финансисты выступили против них плечом к плечу.

Таких историй много. В прошлом номере Newsweek писал о конфликте топ-менеджеров завода «Восход» и строительной компании «Орион». Александр Щукин и Евгений Васильев обвиняли друг друга в вымогательстве. Щукин привлек Деда Хасана и Япончика, Васильев — экс-полковника ФСБ Наумова и экс-полковника МВД Ткачева.

Для экс-полковников это закончилось 20-месячным сроком. Потерпевший Васильев утверждал, что Дед был участником «стрелки», на которой от бизнесмена требовали выплатить $12 млн. Но Дед Хасан даже не стал обвиняемым.

Как выяснил Newsweek, в связи с той «стрелкой» криминальные авторитеты все-таки попали в разработку милиции. Но тут в ОВД Центрального округа, где находился ресторан, в котором проходила «стрелка», из 3-го «воровского» отдела оперативно-розыскного бюро МВД была спущена рекомендация не возбуждать дело. А потом к ситуации подключилось Главное следственное управление при ГУВД, и дело все-таки завертелось.

Через некоторое время оперативник 3-го отдела ОРБ, направивший ту самую рекомендацию, попал под обстрел. Неизвестный несколько раз выстрелил ему в спину из травматического пистолета. Это не просто нападение, а сигнал, объясняет источник Newsweek, близкий к правоохранительным структурам: «Рекомендация не возбуждать дело появилась не бесплатно, но дело все-таки завели. Воры не стали разбираться, что во всем виновата параллельная структура, и дали понять оперу, что не простят “кидок”».

12 телефонов Деда

Не замечать безнаказанность авторитетов было уже неприлично, но признать подлинные причины этой безнаказанности для силовиков означало бы полную потерю лица. Весной в Следственном комитете при прокуратуре прошла коллегия, посвященная антиворовским поправкам. Глава комитета Александр Бастрыкин признался, что борьбе с оргпреступностью они пока не помогли. Банды оказались хорошо законспирированы, объясняют в СКП. Следователи столкнулись и с другой проблемой. Уголовные дела против воров в законе разваливались из-за колоссального давления на следствие, свидетелей, присяжных и судей.

Даже оказавшись за решеткой, авторитеты продолжают руководить своими группировками. В столичном СИЗО «Медведково» сейчас сидит влиятельный вор в законе Гайоза Звиададзе. По данным оперативников, он неоднократно звонил из камеры своим коллегам Захарию Калашову и Лаше Шушанашвили. Первая часть статьи 210 трактует это как координацию преступных действий, причем ответственность наступает с момента «фактического установления контакта». Тот же Дед Хасан, по оперативным данным, раздавал указания и приказы прямо с больничной койки в Боткинской больнице — у него с собой 12 мобильных телефонов. «Ну, знаем мы об этом, а как доказывать будем? По закону, нужна санкция на прослушку его телефонов, а пока согласуешь со всеми один номер, информация уйдет налево, и тот же Дед обзаведется уже другим номером», — разводит руками оперативник МУРа.

«При желании и у нас всех воров можно пересажать за 24 часа, оперативной информации на всех хватает, — считает адвокат Георгий Зубовский. — Но у нас вся борьба лишь для видимости — когда в стране сидит почти миллион человек, неизбежно и дальше будут коваться преступные кадры и вырастать новые криминальные авторитеты». Правоохранительные органы до такой степени трансформировались, что уже непонятно, кто на самом деле вор в законе, а кто с ними борется. «И те и другие делят бабки и бизнес, и их методы мало чем отличаются», — убежден адвокат Владимир Жеребенков.