От зарплаты до зарплаты

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


© "Стрингер", май 2001

«От зарплаты до зарплаты»

(Павловский, Черномырдин, Вяхирев, Добродеев, Кулистиков, Дьяченко, Ослон, Зверев и Гуревич)

1.03

№2
– Приемная.
– Доброе утро. Это опять отец Георгий Долгорукий. 
– Сейчас, секунду.
– Я никак не могу передать... Александру Стальевичу бумаги.
– А в чем проблема?
– Ну, я передаю туда, где обычно. Они говорят: через месяц. Какой «месяц», если нужно срочное решение? У меня всегда было: я передаю, на следующий день у меня уже есть решение. Я не простой гражданин Российской Федерации, понимаете. Я инвестор. Если я приезжаю, то я приезжаю на три-четыре дня, потом уезжаю. Я не могу ждать целый месяц.
– Ну, вы знаете, у нас есть определенная форма, по которой приходят бумаги. Мы же не можем принимать у всех бумаги сюда в приемной.
– Я не все! Я могу к Путину раньше, чем к вам.
– Ну, ради Бога.
– Поэтому вам говорят: если я говорю, то я знаю, что говорю.
– И я говорю то, что я знаю.
– Доложите Александру Стальевичу, что звонил отец Георгий Долгорукий. И чтобы у меня приняли бумаги. Все. И не нужно ничего. Вы просто доложите.
– Доложу. Хорошо.
– Я буду звонить в 12 часов дня.
– Он будет после 12 только, Александр Стальевич.
– Вы ему доложите, что звонил отец Георгий..
– Когда он приедет после двенадцати, я ему доложу.
– Все. И я подойду к Спасской башне и передам для него документы.
– Угу.

№4
– Приемная Волошина.
– Добрый день.
– Добрый день.
– Беспокоит вас из ИМПЭКС-банка, это экспортно-импортный банк, Андреева Анастасия. Мы знаем, что 3-го числа у г-на Волошина день рождения.
– Да.
– И президент нашего банка г-н Киселев хотел бы его поздравить. Насколько это реально?
– Ну, вы знаете, скорее всего, Александра Стальевича не будет. На работе. В субботу. Это в субботу будет.
– Ну, в понедельник, вторник? Может, можно будет в понедельник как-то?..
– Ну, это в понедельник. 
– То есть звонить вот так. Заранее не получится?
– Да, потому что я еще точно не знаю, как это у нас все будет осуществляться. Но в субботу его, скорее всего, не будет на работе.
– Но, может быть, вы запишете, что у нас вот Киселев очень-очень хочет.
– Я понимаю, я уже целый день принимаю эти пожелания...
– ... уже двухтысячный...
– Вот, поэтому вы знаете, пока мы не можем сказать, как это будет осуществляться. В крайнем случае, позвоните... Ну, завтра к вечеру позвоните... Какая-то будет уже более конкретность..
– Хорошо.
– И тогда уже будет видно, как чего.
– ... мы бы и шестого с удовольствием, если пятого не получится...
– Ну, вы позвоните завтра к вечеру.
– Хорошо. Спасибо вам большое.

№5

– Приемная Волошина.
– Здравствуйте. Это приемная Казьмина беспокоит, Сбербанк России. Не подскажете, Андрей Ильич мог бы подъехать в субботу Александра Стальевича поздравить?
– Вы знаете, Александра Стальевича может не быть в субботу.
– Может не быть?
– Да, на работе. Потому что я пока не знаю, как у нас все будет в субботу организовано, поэтому вам лучше завтра где-нибудь к вечеру во второй половине дня позвонить и узнать поточнее. 
– Чтоб прояснить: или в субботу, или в понедельник.
– Да. Как это все будет у нас организовано. А завтра будет известно точно.
– Ну, спасибо, спасибо. До свиданья.
– Угу. Хорошо.

№7
– Приемная Волошина.
– Здравствуйте. Извините, пожалуйста, за беспокойство. Это из Госкомрыболовства, помощник Наздратенко, Суетинова Марина Юрьевна. А как вас зовут, а то у меня вопрос такой...
– Ирина.
– Ирина! Вот может, окажете любезность, поможете. Мы готовим поздравление Александру Стальевичу на 3–е марта и хотели, если получится, с кем-то из его референтов переговорить. Ну, хотим указать какие-то человеческие качества, может быть, он нам посоветует что-то из прошлых этапов построения этой жизни – указать вот в этом тексте. Вот, может быть, можно с кем-то из его референтов пообщаться минут пять-семь?
– По поводу поздравления?
– Да, ну, чтобы мне не голословно писать, а все-таки... как с душой, понимаете. Мне шеф сказал с душой написать.
– Угу. Ну, это Аношкин, у нас. Аношкин Андрей Васильевич. 
– Да, я пишу. Аношкин, Александр Васильевич, а телефончик не подскажете?
– (называет номер телефона. – «!»).
– Спасибо вам большое. Всего доброго.

№15

– Приемная Волошина.
– Добрый день. Павловский.
– Добрый день. Да?
– Сохраняется в два часа?
– Вы знаете, скорее всего, нет, потому что у нас Александр Стальевич только вот сейчас подъехал, и часовая встреча, соответственно, вот сейчас будет. Давайте вы лучше где-то... в лучшем случае к полтретьего подъезжайте..
– Ага. Хорошо. Спасибо.

№19
– Алло!
– Юра? Это Ира. Юр, а вот запишите, куда вам надо ехать. 
– Да, записываю.
– Значит, 2-й Спасоналивковский переулок. Это в районе... Значит, Полянка, за «Молодой гвардией»... Там это... 2-й Спасоналивковский переулок, дом 6. Там, значит, внизу дома будет проходная, и по телефону нужно позвонить вам.
– Так.
– Телефон... Спросить: Садовникова Ольга Алексеевна.
– Ольга Алексеевна.
– Вы скажете, что вы приехали за ней, чтобы она спускалась. Скажите ей номер машины, она выйдет к вам.
– Угу.
– Значит, вы ее возьмете, вам нужно будет сначала поехать к Черномырдину на дачу. Это «Горки-10».
– Угу.
– Значит, если представляете, это конец Рублевки...
– Да.
– Будет там, в конце уже, зеленый забор «Горки-10»...
– С левой стороны, по-моему?
– Да, с левой стороны, до конца этого зеленого забора. Там будет проходная. Там на вас заказан пропуск.
– Угу.
– В случае чего можно позвонить по телефону помощника Черномырдина... Потом она там все бумаги сделает, вы ее привезете сюда к нам. Ну, если чего, звоните ко мне.
– Хорошо.
– Значит, вот этот вот Спасоналивковский, это если ехать по Полянке, от Каменного моста, за «Молодой гвардией» второй светофор направо.
– Угу.
– Это вот там будет Спасоналивковский переулок.
– Понятно.
– Ну, все тогда.
– Ир, я постараюсь побыстрее. Но пробки в центре. Я сейчас стою.
– Ну как доедете. Она просто ждет.
– Ну, хорошо.

№26

– Приемная Волошина.
– Добрый день. «Газпром». Приемная Вяхирева беспокоит. Скажите, пожалуйста, а Рэм Иванович мог бы после шести переговорить с Александром Стальевичем?
– Ну, мы на месте будем. Давайте, попробуем.
– Попробуем. Потому что сейчас совещание большое.
– Да, у нас тоже. Его пока нет. Он на совещании.
– А к шести может, да, быть?
– Да, после шести будет.
– Спасибо большое. До свиданья.
№27
– Приемная Волошина.
– Ира?
– Да.
– Будьте добры, позвоните, пожалуйста, Орлову, передайте, что я сейчас к нему подъеду, буду там где-то минут через пять, через десять, чтобы он готовил пропуск на мою машину, и я поеду в министерство, к подъезду Рушайло.
– Хорошо. Да.
– Ага. Спасибо.

№28
– Приемная Волошина.
– Добрый день. Здрассьте. Это Гуревич. Я не рано?
– Пока рано. 
– Рано, да?
– Да, где-нибудь после шести, в районе семи.
– Спасибо.

№30
– Приемная Волошина.
– Добрый день. Приемная Быстрицкого, зампред. ВГТРК.
– Да.
– Будьте добры, не подскажете, Черкесов еще у Александра Стальевича или уже ушел?
– Еще и не было.
– Не было еще... Спасибо. А то мы его разыскиваем.
– Тогда заодно по поводу совещания на завтра.
– В 17.00, да?
– Да, в 17.00.
– Хорошо.
– Скажите, а вот Кулистиков – это ваш?
– Это «РИА-Новости».
– А какие-нибудь контактные телефоны?
– Да, конечно, сейчас скажу...
– Спасибо.
– Хорошо.

№31
– Приемная Волошина.
– Здравствуйте, это Таль Георгий Константинович.
– Здравствуйте.
– Есть возможность с Александром Стальевичем поговорить?
– Пока нет. Он у нас сейчас совещание проводит.
– Совещание?
– Да. 
– Передайте ему, пожалуйста, что звонил Таль и по-прежнему очень хотел бы с ним поговорить.
– Да, понятно, хорошо.
– Спасибо.

1.03. (продолжение)

№1
– Приемная Волошина.
– Добрый вечер. Вас беспокоит приемная Добродеева. Будьте добры, не подскажете, завтра совещание в пять?
– Да.
– Не переносится, как на прошлой неделе, на шесть?
– Нет. Пока на пять часов.
– Все. Спасибо. Тогда Быстрицкому мы скажем, тоже.
– Быстрицкому... А вот Кулистиков – это не у вас?
– А это «РИА Новости».
– А, ну ладно, хорошо.
– Все. Спасибо большое.

№2
– Приемная Кулистикова. Добрый день.
– Добрый день. Это приемная Волошина, руководителя администрации.
– Да, слушаю вас.
– У нас завтра будет проводиться совещание, по телевидению, и Владимир Михайлович приглашается. В 17.
– В 17. У Волошина?
– Да. Вообще у нас это совещание, оно проводится всегда по пятницам, в 17. И вот теперь попросили еще вас включить в этот состав. Совещания.
– Ясно. Значит, завтра в 17 часов.
– Да. В 17. Это Кремль. Вы завтра просто позвоните. Там пропуск надо будет заказывать.
– Да, хорошо.
– И скажете там, он на машине, не на машине, или пешком. Или как. 
– Хорошо.
– Тогда закажем пропуск. Но это завтра.
– Ладно. Я все передам.
– В 17.00.
– Спасибо.
– Хорошо. До свиданья.
– До свиданья.

№5
– Приемная Волошина.
– Добрый вечер. 
– Добрый вечер.
– Это вас из «Тюменской нефтяной компании» беспокоят. Хотели Александра Стальевича поздравить с днем рождения. Не подскажете почтовый адрес.
Москва. Кремль. Руководителю Администрации.
– Принято. Спасибо. 
– Хорошо.

№9
– Алло.
– Алло?
– Да.
– Татьяна Борисовна, попросил с вами соединиться, Александр Стальевич.
– Да. Давайте.
– Алло?
– Саша?
– Да, Тань, привет. 
– Привет, как дела?
– Да, ничего, нормально. А у тебя как?
– Ничего. У нас все, тьфу-тьфу-тьфу, гораздо лучше.
– А, ну отлично.
– Все. Вообще уже рвется, но пока еще нельзя, пока это там ничего не убрали, но ничего.
– А-а.
– Саш, у меня несколько вопросов. Первое. Разговаривали с Игорем Ивановичем, он сказал, что задним числом плохо, уже ушло в рассылку, да.. но сейчас...
– А зачем?.. Задним числом не надо. 
– А?
– А зачем задним числом-то?
– Ну, вы предлагали задним числом.
– Нет, я не предлагал.
– Ну, хорошо...
– Я имел в виду просто допол... внести изменения в дополнение.
– Понятно, понятно. Вот это, он говорит, что уже не очень, потому что сейчас он уже подготовил там четыре других объекта для передачи. Точно такой же. И он это включит в этот список. (Речь, видимо, идет о приватизации недвижимости под фонд им. Ельцина. – «!»).
– Угу.
– Понимаешь, да?
– Да.
– Не в дополнение... А вот этот новый – к четырем этот пятый.
– Ну да.
– У меня единственная к тебе просьба, ты его поторопи по поводу этого. Чтобы этот список поскорей он сделал просто.
– Да.
– Он сказал, что у него уже в принципе все готово.
– Угу.
– Вот. Это первое. Позвонишь ему, ладно?
– Да. Ладно.
– Второе, Саш. Мы хотели тебя поздравить в субботу.
– Так. 
– Как это сделать?
– Не знаю еще.
– Ну, как ты хочешь? Какие у тебя планы?
– У меня нет еще...
– Мы тебе можем устроить все что угодно.
– Нет еще пока никаких.
– Тут было предложение совместить.. Мы просто думали с Михаилом(?) Михайловичем встретиться... было предложение, может, совместить... Но зависит от того, как ты хочешь, семейно, не семейно, нам заехать поздравить, или ужин устроить, где устроить, там чего?
– Нет, ну, дома, наверное.
– Дома, да?
– Угу.
– Ну, мы... ты Михал Михалыча будешь звать или нет?
– Да. Да.
– Позовешь, да?
– Да.
– Ну, то есть мы там, наверное... какие-нибудь сюрпризы устроим, ладно?
– Ну, давай попробуем.. Давай завтра уточним тогда?..
– Но в принципе вечером поужинать, да? Ага, ладно, мы просто так уже тоже...
– Угу.
– Хорошо?
– Ладно-ладно.
– Вот. И Саш, третье, по поводу строительной компании... этих... наград, званий.
– Угу.
– Ты (нрзб.) не связывался?
– Нет еще.
– Саш, ну, будь добр. Для людей так это важно.
– Понятно.
– А тебе это ничего не стоит.
– Да. Абсолютно. Это правда.
– Хорошо? Ладно?
– Да. Слушай, у меня вопрос еще встречный. Там поскольку всякие зарубежные буржуазные агентства распространяют информацию о том, что Борису Николаевичу очень плохо, там искусственная почка, искусственное сердце там, и все искусственное... Не стоит нам чего-то, чего-нибудь сказать на эту тему? 
– Ну, давай, ты знаешь... давай я... пусть... Я сейчас поговорю с Лешей Громовым, да?.
– А Леша во Вьетнаме.
– Леша во Вьетнаме... Может, тогда с Симаковой? Она здесь?
– И Игорь Щеголев здесь.
– Давай. С Игорем Щеголевым... Я предлагаю, знаешь что, Миронов ответит на два-три вопроса «Интерфакса».
– Ага.
– Это все дать в «Интерфакс», а дальше кто хочет, там берет.
– Ага. Что, тогда я Игорю скажу, чтоб он с Мироновым, да, состыковался?..
– Я должна с Мироновым сначала... давай, я с ним поговорю...
– Да, и перезвонишь тогда?
– Игорю скажу тогда, ладно?..
– О'кей, договорились.
– Тогда, наверное, уже завтра это сделаем?
– Ну, можно сегодня. Лучше, наверное, сегодня, потому что там это все идет потихоньку.
– Хорошо, давай. Тогда я сейчас с ним свяжусь, а потом с Игорем.
– А, договорились.
– Ладно? Мне кажется, так лучше. Во-первых, это медик, во-вторых, там, да? Бред весь отсеять?
– Да, договорились.
– Ладно?
– Ладно.
– Ага, Саш, ну, у нас как бы тьфу-тьфу-тьфу все существенно..
– Ну, отлично, отлично.
– Прямо даже не знаю, что делать, кому молиться? 
– Угу.
– Вот. Более-менее ничего.. 
– О'кей. О'кей.
– Саш, ну, я тебя прошу: Шувалову позвони и про строительную компанию, а завтра с утра про твой день рождения.
– Да, договорились.
– Ладно? Я тебя целую. А тебе что-нибудь такое специфическое надо?
– Не-а.
– Да?
– Ничего.
– Ну, ладно, придется дарить что-нибудь полезное.
– Ладно, Спасибо, давай, пока.
– Пока. Целую.

№10
– Приемная Волошина.
– Здравствуйте, это из газеты «Время новостей» вас беспокоят. Меня зовут Вера Кузнецова. Вот Александр Стальевич, как мне сказал Щеголев из пресс-службы вашей, что он согласился завтра со мной встретиться. Как мне уточнить время, чтоб на что-то ориентироваться?
– Еще раз фамилию назовите.
– Кузнецова Вера. Газета «Время новостей».
– Секунду. «Время новостей»? Знаете, я уточню у Александра Стальевича, а вы где-нибудь через часа полтора перезвоните.
– Значит, я перезвоню вам в девять.
– Да.
– Да. Спасибо вам огромное. Всего доброго.

№11
– Оператор 49.
– Здравствуйте. Передайте на номер 477. «Готова прочитать текст. Жду звонка по телефону. Подпись: приемная».

№12
– Приемная Волошина.
– Ира? Будьте добры, прочитайте, пожалуйста.
– «Уважаемый Михаил Сергеевич! Поздравляю вас с семидесятилетием со дня рождения. Искренне желаю вам встретить юбилей в кругу добрых друзей, близких и родных. Ваша политика стала отправной точкой коренных изменений не только в нашей стране, но и во всем мире. Общество избавилось от тотального контроля, узнало правду об истории своей страны, получило возможность независимо мыслить и выбирать. И это были первые шаги к демократии и свободе. Крепкого здоровья, благополучия и успехов во всех делах и начинаниях».
– Так. Вот давайте последнюю фразу уберем. «Крепкого здоровья и благополучия» и просто «успехов вам». И все.
– И все, да?
– Будьте добры. Отправьте это в приемную Шевченко.
– Понятно. Хорошо.
– Ладно?
– Ага. Хорошо.

№13
– Приемная Волошина.
– Добрый вечер, здрассьте. Это Гуревич беспокоит. 
– Сейчас, одну секундочку... Да. Мы пока не освободились.
– Не освободились?
– Не-а.
– Я тогда через часа полтора, наверное, да?
– Да, давайте.

№15
– Приемная Волошина.
– Вяхирев. Добрый вечер.
– Добрый вечер.
– Есть Александр Стальевич?
– Да, есть. Но сейчас проводит встречу и освободится где-нибудь минут через 20-30.
– Попробую, позвоню?
– Да, хорошо.
– Спасибо. А то я в машине (нрзб.) 
– Да. Хорошо.
– До свидания.

№19
– Алло.
– Алло. Вяхирев снова.
– Да.
– Не освободился Александр Стальевич?
– Нет пока еще, Рэм Иванович. Встреча идет у него. А вы на каком телефоне будете?
– Ну, я минут через 15 тогда на...
– Понятно. Хорошо.
– Ну, желательно с ним сегодня поговорить. Я три минуты, больше не буду.
– Да, хорошо.
– Спасибо.

№28
– Алло?
– Добрый вечер, а Рэма Ивановича можно?
– А кто это?
– Это приемная Волошина.
– А-а. Сейчас. Одну секундочку.
– Алло.
– Рэм Иванович!
– А.
– Одну секундочку. У нас вот Александр Стальевич освободился, готов переговорить.
– Давайте.
– Сейчас.

– Алло.
– Добрый вечер, Александр Стальевич.
– Да, Рэм Иванович, приветствую вас.
– Вопросы нескромные у меня. Два.
– Угу.
– Можно в субботу приехать в первой половине дня? Поздравить просто и все?
– Ну, можно, можно, конечно.
– Это раз. И два. У меня вопрос есть. Частный. Касается не меня, конечно.
– А что такое?
– Ну, надо мне спросить у вас вот один вопрос и все.
– А-а.
– Личный, ваш.
– А (нрзб.), переговорим при встрече.
– Ну, поэтому я говорю, надо там внутри, пять минут, и я переговорю, и все.
– Да, договорились, Рэм Иванович.
– А можно пораньше как-то. У меня время... Ну до обеда... У меня тоже именинница дочка в этот день...
– А-а... Хорошо. Сейчас, одну секунду. Так. Так-так. Если в 11.30?
– Ну, пожалуйста.
– Нормально?
– Нормально... Потому что я после обеда все равно же уеду. В деревню.
– Все. Договорились, Рэм Иванович.
– Хорошо. Тогда я готовлюсь, еду. В 11.30 я там.
– Все. До встречи.

№29
– Приемная Волошина.
– Алло? Это снова Ослон(?). Ну как, недоступен?
– Сейчас, секундочку.
– Алло.
– Алло?
– Да, Саш, привет.
– Привет, Саш.
– Привет.
– Слушай, я никак не могу до тебя дозвониться, хотя ты вроде сам хотел поговорить про (нрзб.), но это было давно.
– Угу.
– Наверное, отпало?
– Нет, не отпало. Не отпало.
– Ну, в общем, как скажешь, так я готов.
– Угу.
– У меня проблема есть.
– Да.
– Значит, у меня... договора нет. Я за свои деньги делаю два месяца всю эту работу.
– Так, а где он? Ты не помнишь, у кого он?
– Вот. Мне было сказано, что политически решение принято.
– Угу.
– Я был спокоен. Вот. Сейчас, значит, все это время он болтался по инстанциям, больше всего в Управлении делами, а сегодня Максим сказал мне, что там есть проблемы, поскольку Управление делами это не предусматривало и (нрзб.) денег нет.
– Угу. Ладно, я сейчас буду разбираться.
– Вот. Значит, Максим сказал, что будет тебе докладывать. Со Славой я говорил, он говорит: конечно, где бумаги. Но на самом деле реально это называется «отсутствие политической воли».
– Ой, да ладно тебе..
– А? 
– Да ладно тебе. Разберемся.
– Да я... Нет. Надо же как-то квалифицировать ситуацию.
– Понятно.
– А я во вторник на две недели улетаю.
– Хорошо тебе.
– Я лечу в Америку читать лекции.
– А-а.
– Лекции про Путина.
– Это интересно.
– Ты давно не слышал, что я говорю. Но, наверное, догадываешься, что я буду говорить.
– Примерно, да.
– Так что я попытаюсь вложить свой вклад в формирование имиджа...
– Я понял. А где ты лекции читаешь?
– Значит, Университет Дюк, затем в Вашингтоне Карнеги, Кэннон инститьют, и еще одно, где республиканцы, называется «Америкэн Интерпрайз» инститьют. (нрзб.), такой.
– Ага.
– Часть сотрудников этого института сейчас в администрации Буша. Уже работают.
– Ага.
– Потом в Мичигане. Это социологический департамент. А потом в Гарварде, в Бостоне, Русский центр.
– Ага. Слушай, ну, молодец, молодец, обширная программа.
– Тебя очень плохо слышно.
– Я говорю: молодец, обширная программа.
– Ну, в общем, меня пригласил один, а остальные сами напросились.
– Понятно.
– Я тебе честно говорю. Я вообще не очень хотел, но решил: такое приключение интересное.
– Да, интересное, интересное..
– Такое турне.
– Давай. Успехов. Кучу денег заработаешь.
– Деньги, да. Там серьезные деньги. Значит, в одном месте 250 долларов, в другом месте – слава... и все...
– Это что, что... тебе обязательно миллион сразу. Курочка по зернышку клюет.
– Это ты к разговору про договор, что ли?.. Меня ситуация сильно беспокоит, поскольку какое-то время у меня просто не было планирования, ну, так сказать, финансового, надо бы...
– Просто слишком жирно жил...
– ... от зарплаты до зарплаты, а сейчас...
– Я понял, разберемся. Разберемся. Ну вот.
– Ну, вот. Значит, основное. Хотелось бы тебе еще пожаловаться, но не знаю...
– Ну, пожалуйся...
– Можно?
– Да.
– Слушай, а ведь мне вроде не дали грамоту за выборы?
– Не дали?
– Не-а.
– Почему?
– А я полагаю, что она где-то лежит.
– Наверняка.
– Вот.
– Ладно. Разберемся. Это справедливое...
– Это ради справедливости.
– Да...
– Это, знаешь, как (нрзб.)
– Да. Ладно.
– Вот. А еще... Я вот, когда последний раз мы говорили очень давно, говорил о том, что в принципе такие бродят идеи по поводу других проектов, чрезвычайно важных, два из них там были на первом месте. Это «Политизированный класс» – чтобы не употреблять слово «элита». И второе – «Особое изучение тех, кто поддерживает президента».
– Угу.
– Но я об этом ни о чем не заговаривал, поскольку ждал, когда... Ну, поэтапно. Чтобы... (нрзб.)
– Угу.
– Но это все остается на самом деле. Это все интересно. Очень важно.
– Угу.
– Вот. Ты согласен?
– Да. Согласен, согласен.
– Ну, ладно. Ну, я, в общем, надеюсь.
– Угу. Давай. Возвращайся.
– Я вернусь. Я буду 19 марта. Это день знаменательный.
– Угу.
– У нас с тобой, кстати. Ты помнишь?
– Не-а.
– Как, не помнишь?
– Не-а. А что такое?
– Ты был назначен на это место в день моего рождения. Поэтому я это помню.
– А, понял, понял.
– У меня память календарная.
– Да, я не помню. Про день рождения само собой забыл, естественно. И про назначение не помню, какого числа. Помню, что в конце марта.
– Вот-вот. Ровно в этот день.
– Угу.
– Вот. И в этот момент, когда стало известно, Сысуев в кабинете (нрзб.) сказал: «Давайте выпьем водки!»
– Да, грустный Сысуев. Но он по любому поводу грустит. Ладно. Будем отмечать тогда. Если позовешь.
– Уже зову, считай.
– Ладно.
– А ты приедешь ко мне в Фонд, а? Если я позову?
– Приеду, конечно.
– Здорово. Я буду об этом в Америке рассказывать.
– Ладно. Договорились.
– Ну, хорошо, Саш.
– Ну, давай.
– Ладно.
– Пока.
– Пока.

№30
– Приемная Волошина.
– Добрый вечер почти что уже. 
– Да. 
– Это Гуревич.
– Да.
– Зрассьте еще раз.
– Дддобрый вечер...
– Ха-ха.
– Александр Стальевич уехал внезапно.
– Внезапно, да?
– Да. Боюсь, я даже не ожидала. А у него оказалось, видимо, что-то там, и поэтому... поэтому вот не будет.
– Хорошо. Значит, завтра?
– Да, но вот после одиннадцати.
– После одиннадцати?
– Да.
– Хорошо. Спасибо.

№31
– Приемная Волошина.
– Добрый вечер. Зверев.
– Сергей Александрович, сейчас, подождите секунду, я узнаю... Сергей Александрович, он попросил завтра.
– Завтра что?
– «Завтра я переговорю обязательно».
– Я просто хотел заехать к нему пообщаться, поскольку понимаю, что у него завтра фактически последний день (нрзб.)
– Ну, в любом случае, говорит, пускай завтра перезвонит с утра, и завтра, говорит, я с ним обязательно переговорю.
– Во сколько?
– Это после одиннадцати.
– Понял. Добро.
– Хорошо
– До свиданья.