От коробки из-под ксерокса к кэшу в спортивны сумках

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Все суммы от наших спонсоров наличными заносились сначала на Старую площадь либо по ее указанию сразу во Внешэкономбанк или Сбербанк. Администрацию интересовали только крупные взносы, мелкие— до $10 млн—позволялось бизнесам проводить самостоятельно, в обход, но только по личному согласованию в Кремле"

"На утро 3 декабря все партии недополучили около 30% заложенных на них сумм,— говорит источник, близкий к управлению по внутренней политике АП. — Можете называть это откатом"

© The New Times, origindate::10.12.2007, 3 декабря все партии недополучили около 30% заложенных на них сумм и, скорее всего, уже не получат

«Черная касса» Кремля

Наталья Морарь

Контроль за финансовыми потоками парламентской кампании — один из факторов, который обеспечил победу партии власти 2 декабря. The New Times провел собственное расследование, которое показало, что, судя по всему, все партии — от «Единой России» до оппозиционных СПС и «Яблока» — были поставлены в зависимость от «черной кассы». The New Times раскрывает особенности «меценатства» по-кремлевски.

Так называемая «черная касса» существовала и раньше. Еще во время президентской кампании 1996 года многие СМИ сообщали об общей «кассе», из которой финансировались выборы Бориса Ельцина. Главная особенность парламентской кампании образца 2007 года— полный контроль со стороны администрации президента (АП) над финансами, утверждают с десяток опрошенных The New Times экспертов—непосредственных участников процесса. По их словам, теперь ни одна партия не может самостоятельно, без согласования с Кремлем привлекать спонсоров для финансирования избирательной кампании. И ни один бизнес не может финансировать партии без указаний Кремля. «Приходите 3 декабря»,— говорили коммерсанты представителям СПС, когда партия уже в разгар кампании обнаружила, что на ее счетах одни нули и нечем платить работникам штабов.

С миру по нитке

Правила этой игры следующие. Либо биз-несы назначаются спонсорами конкретных партий, либо коммерсанты обязуются заносить деньги в «общак», которым распоряжается АП. Та, в свою очередь, дает указания перечислить партиям средства или, напротив, не дает таких указаний, то есть финансово «душит»,—все зависит от каждого конкретного случая. «Особенность сегодняшнего «общака» в том, что он существует не только во время выборов. Как он используется, знают всего несколько лиц в государстве,—говорит наусловиях анонимности бывший высокопоставленный правительственный чиновник.—Формируется он просто: в администрацию президента регулярно «заносят» крупнейшие госкомпании. При этом «заносят» наличными». Почему наличными? Как объяснили The New Times ряд опрошенных банкиров, наличные позволяют не вести никакой бухгалтерской отчетности. Таким образом, деньги, которые АП получает от крупных госкомпании в качестве «дани», нигде не учитываются, с них не надо платить налоги — их просто «не существует». «О размерах «общака» даже не пытайтесь узнать,— советует The New Times один из лидеров партии, участвовавшей в выборах.—Либо этого никто не знает, кроме пары-тройки людей, либо под страхом смерти никто никогда не скажет. Известно лишь, что «общак» насчитывает даже не сотни миллионов долларов».

В подвалах госбанков

Как показала скандальная история 1996 года, один миллион долларов помещается в стандартную коробку из-под ксерокса. Где и как размещали сотни миллионов?

Как сообщили сразу несколько источников в партийных и банковских кругах, кремлевский «общак» уже около семи лет якобы хранится в ячейках и хранилищах одного из крупнейших государственных финансовых учреждений России — Внешэкономбанка (ВЭБ). По всей видимости, этот банк был выбран неслучайно. The New Times обратился за консультацией к бывшему главе Центробанка Виктору Геращенко, который сообщил, что еще в 1992 году согласно постановлению Верховного Совета ВЭБ перестал быть обычным государственным банком и стал своего рода агентством по возвращению государственного долга СССР (В 1998 году ВЭБ стал обслуживать российские кредиты странам—членам СНГ, в 2002 году—различные государственные проекты. В это же время банк начал работать со средствами Пенсионного фонда.). «У Внешэкономбанка нет лицензии ЦБ на банковскую деятельность. Она ему и не нужна, поскольку никаких коммерческих операций он не проводит,— говорит бывший глава Банка России.— В связи с отсутствием лицензии это единственный российский банк, который Центробанк не проверяет— не имеет права». В июне 2007 года ВЭБ стал госкорпорацией после того, как Владимир Путин подписал федеральный закон о создании Банка развития. (Банк развития и внешнеэкономической деятельности (Внешэкономбанк) был зарегистрирован 8 июня 2007 года. Капитал банка пополнился за счет Стабилизационного фонда—30 ноября 2007 года ВЭБ сообщил, что вновь созданная госкорпорация получила от Министерства финансов РФ «средства в размере 180 миллиардов рублей в качестве имущественного взноса в денежной форме в уставной капитал Банка развития». 180 млрд рублей —это более 7 млрд долларов.) С этого момента согласно закону о госкорпорациях ВЭБ напрямую подчиняется только российскому президенту.

«Во время прошлых кампаний нам позволяли или не позволяли что-либо делать,— говорит один из лидеров партии, не преодолевшей 7-процентный барьер.—Сейчас взяли под свой полный контроль абсолютно все, и в первую очередь финансы». В июле-августе 2007 года, когда утверждались предвыборные бюджеты, партии столкнулись с необходимостью решать все свои финансовые вопросы через АП— речь шла не о простом согласовывании бюджетов. «Решать» предлагалось следующим образом. «В июле нас попросили представить бюджет избирательной кампании и список спонсоров, от которых мы рассчитываем эти деньги получить,—рассказывает политик.—Далее АП брала работу на себя. Все суммы от наших спонсоров наличными заносились сначала на Старую площадь либо по ее указанию сразу во Внешэкономбанк или Сбербанк. Администрацию интересовали только крупные взносы, мелкие— до 10 миллионов долларов—позволялось бизнесам проводить самостоятельно, в обход, но только по личному согласованию в Кремле. Далее по ранее согласованному графику, например раз в две недели, осуществлялись выплаты. Партиям выделяли деньги уже непосредственно из администрации. Так происходило со всеми партиями, которые могли претендовать на крупные бюджеты».

За избирательную «кассу» якобы отвечали глава президентской администрации Сергей Собянин и его заместитель Владислав Сурков. Собянин, утверждают осведомленные источники, вхожие в администрацию президента, решал скорее стратегические вопросы: по информации The New Times, именно он определял объемы бюджетов для всех партий, участвующих в избирательной кампании. Сурков вроде бы осуществлял скорее тактическое управление—с ним согласовывались графики платежей и решались рабочие вопросы. Кто конкретно отвечал за «кассу» во Внешэкономбанке, часть источников назвать просто побоялись, другие если и называли, то самого главу ВЭБа Владимира Дмитриева. Контактным лицом в Сбербанке, отвечавшим за размещение «кассы», являлся, как утверждают, зампред правления Александр Говорунов. За оперативную связь с банками в АП якобы отвечал начальник управления президента по внутренней политике Олег Говорун, в приемной которого в интервью The New Times отказались подтвердить или опровергнуть эту информацию. Однако назывался и ряд других фамилий. Выбор обоих банков неслучаен и связан со службой Владимира Путина в КГБ. По информации бывшего высокопоставленного сотрудника ЦБ, глава Внешэкономбанка Владимир Дмитриев также служил в КГБ СССР, а теперь часто сопровождает президента в его зарубежных командировках. Александр Говорунов до начала 2000-х годов работал в УФСБ по Ленинградской области, откуда по инициативе Владимира Путина был переведен на службу в московский Сбербанк. (В 2006 году Владимир Путин наградил Александра Говорунова орденом Дружбы за особый вклад в развитие банковского дела в России.)

Кэш в спортивных сумках

Спортивный образ жизни— отличительная черта президентства Владимира Путина. Потому наличные сотни миллионов долларов, как правило, сначала складывались в спортивные сумки: в одну такую сумку легко помещалась сумма в рублях, эквивалентная 1 млн долларов. Для удобства использовались купюры по 5 тысяч рублей, которые были отпечатаны в середине 2007 года. Дальше эти супердорогие спортивные сумки оказывались либо в инкассаторских машинах, либо даже в обычных автомобилях со спецохраной— соответствующий звонок из компетентного ведомства обеспечивал и безопасный проезд этих машин по улицам Москвы, и открытие дверей банков. «На фээсбэшном жаргоне это называется операцией по связи— когда кому-то надо передать что-то так, чтобы не быть зафиксированным ни одной камерой,— говорит подполковник ФСБ в отставке.— Такими навыками обладает любой хороший выпускник в погонах. В каждом банке есть специальный вход, через который деньги могут заноситься незаметно. В охране банка, тем более государственного, есть специально прикомандированные сотрудники в погонах. Контактное лицо в банке, отвечающее за хранение «общака», просто с ним связывается—и все. Деньги заносят или выносят. Ничего особого придумывать не надо». Учитывая возможные объемы «общака», банковских ячеек могло и не хватить. «В большинстве крупных банков на сегодняшний день кроме ячеек есть специальные сейфы, шкафы и даже целые комнаты—все по желанию клиента», — говорит Виктор Геращенко.

Никаких гарантий

Как оказалось, даже полное соблюдение всех требований Кремля не гарантирует отсутствия проблем с финансированием кампании. Например, избирательный бюджет СПС, еще в июле 2007 года утвержденный политсоветом партии и согласованный с Кремлем, составлял 150 млн долларов. Соответственно, необходимая сумма была занесена в «черную кассу». Однако, по информации источника в руководстве СПС, правым не удалось получить ни копейки из этих 150 млн долларов. «Когда на наших счетах не оказалось первого из оговоренных по конкретным суммам и датам транша, мы обратились к Владиславу Суркову. «Я своим ребятам команду уже дал, но Серега (Сергей Собянин, руководитель администрации президента.) пока задерживает»,— говорил Сурков. Так нас кормили обещаниями несколько недель, а потом, уже в октябре, сказали, что денег не будет»,— рассказывал «связной» от СПС.

Деньги для спойлеров

Больше повезло партиям-спойлерам, цель которых была оттянуть голоса у правых,— «Гражданской силе» и Демократической партии России (ДПР). По информации The New Times, 100% их избирательных бюджетов было профинансировано из «черной кассы». ДПР Андрея Богданова получила около 40 млн долларов. Судя по всему, именно из этих денег партия устраивала в сентябре 2007 года выездной съезд не где-нибудь, а в Брюсселе. Причем для участников европейского собрания, включая журналистов (всего более 120 человек), ДПР (2 декабря она набрала 0,1%) оплатила места в двух самолетах по маршруту Москва—Брюссель—Москва и двухдневное проживание в четырехзвездочном отеле Hilton. Журналисты The New Times также получили приглашение поехать на съезд ДПР в Брюсселе за счет партии—профессиональная этика не позволила воспользоваться этим любезным приглашением. Андрей Богданов, лидер ДПР, в интервью The New Times назвал информацию о финансировании из АП бредом. «На наш избирательный счет поступило 24—25 млн рублей, вы можете это посмотреть на сайте ЦИК»,— сказал Богданов. На «Гражданскую силу» Михаила Барщевского АП также не скупилась. Учитывая результат партии 2 декабря (1,1%), бюджет «подсолнухов» должен был быть на порядок выше, чем у ДПР. «Гражданская сила» проводила одни из самых дорогих митингов, каждый обходился им в среднем по 25 тысяч долларов. Работники избирательных штабов получали от 6 до 15 тысяч долларов в месяц»,—сказал в интервью The New Times бывший депутат Госдумы Алексей Митрофанов, на этих выборах возглавлявший список «Справедливой России» по Пензенской области. Михаил Барщевский в комментариях The New Times отказал.

Партия «Яблоко» (результат 2 декабря—1,6%), по имеющейся информации, получала финансирование также через каналы администрации президента: на ее избирательную кампанию, как утверждают, заранее были внесены средства, выделенные одной крупной нефтяной компанией, а также Новолипецким металлургическим комбинатом, что подтвердил Сергей Митрохин, зампред партии «Яблоко». «Без комментариев»,— сказал Евгений Лукашевич, ответственный за связь с прессой в компании «Новолипецкий металлургический комбинат». «Я ничего об этом не знаю»,— сказала пресс-секретарь Григория Явлинского Евгения Диллендорф. Зампред партии Сергей Иваненко, который, по информации The New Times, отвечал за финансовые переговоры с АП, от комментариев отказался.

Всем по справедливости

«Справедливая Россия» часть бюджетов получила от «Газпрома», как и в остальных случаях, через АП. Источники, близкие к партии, говорят, что речь не может идти о сумме меньше 50—100 млн долларов— и это, напоминаем, только часть бюджета. Контролировать «черную кассу»—дело, по всей видимости, прибыльное. «Выплаты по всем партиям, включая даже свои, шли с опозданием в две-три недели. На утро 3 декабря все партии недополучили около 30% заложенных на них сумм и, скорее всего, уже не получат,— говорит источник, близкий к управлению по внутренней политике АП. — Можете называть это откатом. Но только в АП считают, что вообще все деньги, выделенные партиям, принадлежат им».

На крюке

Остается еще один вопрос: а могли ли партии, тем более оппозиционные, избежать финансового контроля со стороны Кремля? Как объяснили корреспонденту The New Times в разных партиях, финансовая независимость не просто не поощрялась—она была исключена. Любая и каждая партия нарушает закон, поскольку уложиться в оговоренные законом бюджеты никто—ни «Единая Россия», ни «Яблоко» или СПС — по определению не могут. «Как бы вы ни стремились быть чистыми и пушистыми, за многие услуги приходится платить налом. В противном случае вы их вовсе не получите, а кампанию придется проводить где-нибудь на необитаемом острове в Тихом океане»,— пояснил политик, хорошо разбирающийся в сути прошедшей парламентской кампании. «Все наши счета мониторились, поэтому любое появление на них каких-либо денег без предварительного согласования с АП означало большие проблемы,— говорит один из лидеров партии, не прошедшей в Госдуму.—Нам позволяли привлекать лишь мелкие деньги— то, что осталось на счетах партии после региональных выборов или что могли самостоятельно привлечь на местах члены избирательного списка. Избирается бизнесмен по нашему списку в каком-либо регионе, вот и печатает на свои деньги листовки». Хочешь воли—в смысле не оказаться на нарах— заноси. Таковы правила игры 2007. Играем дальше?