От объявления джихада России до звезды Героя России

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


От объявления джихада России до звезды Героя России

На похоронах отца [Рамазан] оговорился, пообещав продолжать дело отца, который «отдал многое, для того чтобы утвердить в Чечне закон шариата»
"Новые Известия", origindate::12.05.2004

***

Оригинал этого материала
© "Профиль", origindate::17.05.2004, Фото: "НГ"

Горец. Последняя серия

Converted 16728.jpg В 1995 году Ахмат-хаджи Кадыров, будучи муфтием Ичкерии, объявил джихад России. А девять лет спустя посмертно получил звезду героя. Биография вполне достойная, например, киносценария.

Как-то прошлой осенью в приватной беседе корреспондент "Профиля" спросила видного функционера "Единой России", почему его партия поддержала Кадырова на выборах президента Чечни. Ответ был прост и неожиданно откровенен: "Я тебе не скажу, что он хрустальный. Но сама посуди -- кого там еще было поддерживать?"

Муфтия Ахмата-хаджи бывшие соратники объявили предателем после того, как он покинул масхадовскую Чечню бурной осенью 1999 года. Когда летом 2000-го Путин своим указом назначил его главой республиканской администрации, несколько руководителей районных администраций Чечни заявили свой протест по этому поводу. А Бислан Гантамиров, который сам рассчитывал возглавить Чечню, двинул своих бойцов на Гудермес, где располагалась резиденция экс-муфтия. Позже, когда Кадыров уже стал президентом, российские политики что правого, что левого толка по любому поводу начинали обвинять его в скрытых сепаратистских наклонностях. Оправдывала чеченского президента лишь "Единая Россия" -- но как-то вяло, "по должности".

Теперь Ахмата-хаджи не стало. И критики неожиданно обнаружили, что заменить его некем. За последние четыре года в воюющей и бедствующей Чечне Кадыров умудрился построить такую систему власти, в которой не было ни одной фигуры, хотя бы сопоставимой с ним по влиянию.

Ахмат Кадыров родился 23 августа 1951 года в Караганде, куда в годы войны была депортирована его семья. После реабилитации Кадыровы вернулись на родину и поселились в селе Центорой. Жизнь молодого Ахмата Кадырова мало чем отличалась от жизни его ровесников-чеченцев. По окончании обычной средней школы он пошел на курсы комбайнеров, после чего два года работал в одном из рисоводческих совхозов Чечни. Однако труд на благо родному сельскому хозяйству (а скорее -- зарплата за этот труд) ему быстро наскучил, и Кадыров отправился искать счастья на стороне. Проще говоря, шабашить на стройках Нечерноземья и Сибири. Кстати, так в 70-е поступали многие его земляки. Ведь калым, без уплаты которого невозможно было жениться, мог достигать стоимости нового "жигуленка", а в колхозах и совхозах платили мало.

По негласным правилам, существовавшим в Советском Союзе, получение парнем из аула высшего светского образования давало ему неоспоримые преимущества перед менее успешными соотечественниками. Однако такой путь самоутверждения Кадырова почему-то не привлекал. Возможно, штурм обычных вузов ему был просто не по вкусу. А может, решающую роль сыграли сильные религиозные традиции семьи.

Как бы то ни было, в 1980 году Кадыров уехал в Бухару, где поступил в медресе Мир-Араб. После этого он учился в Исламском институте в Ташкенте и вернулся в родное село лишь в конце 80-х. В Чечне тогда только-только начали открывать мечети, и Кадыров организовал в Курчалое свой Исламский институт, в котором занял должность ректора. Впрочем, ректорствовал он недолго. Вскоре после начала первой чеченской войны Ахмат Кадыров, к тому времени уже заместитель муфтия Чечни, вступил в одно из вооруженных формирований, сражавшихся против федеральных сил.

"Зона, свободная от ваххабизма"

Звездный час "антироссийской" карьеры Кадырова наступил в августе 1995 года, когда на съезде полевых командиров в Ведено Джохар Дудаев назначил его верховным муфтием Ичкерии. В то время Дудаев задумывался о том, чтобы война, которую он вел против России, была объявлена священной. Однако действующий муфтий Чечни объявлять джихад категорически отказывался и другим священнослужителям делать этого не советовал. Вот тогда-то в списках на почетную должность и появилась фамилия ректора Исламского института Кадырова. По слухам, деятельное участие в этом назначении принял не кто иной, как Шамиль Басаев.

Кадыров быстро оправдал оказанное ему высокое доверие и объявил России джихад, призвав мусульман убивать русских где бы они не встретились. Тогда муфтий и произнес фразу, которую ему до сих пор не могут забыть: "Чеченцев миллион, а русских -- 150 миллионов. Если каждый чеченец убьет 150 русских, мы победим". Он также, по некоторым сведениям, выступил одним из инициаторов создания шариатских судов в Чечне.

Но когда первая война закончилась, выяснилось, что далеко не все в Ичкерии признают авторитет муфтия Кадырова. В республике появились ваххабиты, для них тот ислам, который с детства исповедовал Ахмат-хаджи, был "неправильным". Ваххабизм (а точнее, то, что в Чечне тогда было принято называть ваххабизмом) стремительно набирал силу.

Конфликт между муфтием и ваххабитами стал непримиримым после событий июля 1998 года в Гудермесе. Версии событий были разные. Говорят, например, что несколько бойцов из отряда братьев Ямадаевых, родственников Кадырова, отправились на шашлыки, захватив с собой немного спиртного, и встретили людей из отряда ваххабита Арби Бараева, которые упрекнули их в неподобающем мусульманам поведении. Разгорелась ссора, и вскоре в Гудермес пожаловал сам Бараев во главе всего своего отряда. Сулим Ямадаев выбил бараевцев из города, нанеся им большие потери. Кстати, министр обороны Ичкерии Магомед Хамбиев выступил тогда на стороне Ямадаевых.

В результате, когда в августе 1999 года отряды Басаева вторглись в, Кадыров не просто отказался участвовать в новой войне, он объявил подконтрольные ему районы "зоной, свободной от ваххабизма". За что Масхадов моментально отстранил его от должности муфтия, попутно объявив врагом чеченского народа, подлежащим немедленному уничтожению.

Всенародно избранный

Ахмат-хаджи был самым известным и влиятельным из вчерашних сторонников Масхадова, перешедших на сторону Москвы после начала второй чеченской войны. Кадырова принял Владимир Путин, и муфтий сумел вызвать доверие к себе у и.о. российского президента. Наверное, поэтому Путин недолго раздумывал над вопросом о том, кому доверить Чечню. В июне 2000 года указом президента Ахмат Кадыров был назначен главой временной администрации Чеченской Республики.

То, что на посту республиканского руководителя Кадыров останется и после превращения временной администрации в постоянную, вряд ли вызывало сомнения даже у самых отчаянных скептиков. [...]

***

Оригинал этого материала
© "Русский фокус", origindate::17.05.2004

После Кадырова. Выбирать будет не народ, выбирать будет Путин

Дмитрий Бальбуров, Денис Кириллов

[...] Его пытались взорвать с помощью фугасов и террористов-смертников, отравить, расстрелять гранатометами из засады и при скоплении людей. Неудачные покушения порождали иллюзию неуязвимости президента Чечни, который неоднократно подчеркивал: залог его безопасности в том, что охрану подбирают по родственному принципу, а не профессиональному. Мол, близкие по крови люди надежнее специалистов. Но и это не спасло чеченского президента.

Враг моего врага

Ахмад Кадыров стал временным главой республики в мае 2000 г., сменив Николая Кошмана. Этому предшествовали несколько интенсивных консультаций в Кремле с тогдашним руководителем администрации президента Волошиным и самим Путиным. Бывший муфтий понравился кремлевским обитателям искренним неприятием и даже ненавистью к ваххабитам, а также тем, что насмерть поссорился с лидерами сепаратистов Асланом Масхадовым и Шамилем Басаевым. Выбор Волошина и Путина произошел по принципу "враг моего врага - мой друг".

Один из видных деятелей "старой" антидудаевской оппозиции, базировавшейся в Надтеречном районе, Руслан Мартагов вспоминает: "Николай Кошман "пробил" встречу делегации руководителей районных администраций с Путиным. Они отправились в Москву с просьбой ввести в Чечне прямое президентское правление. Владимир Владимирович их, казалось, понял, обещал отнестись к их идее с максимальным вниманием. Ведь когда в доме пожар, некогда выбирать главного тушителя, нужно волевое решение - ты направо, ты налево. И в одном из коридоров Кремля префекты столкнулись нос к носу с бывшим муфтием. Спросили, что он тут делает, на что Ахмад промолчал. А когда вернулись домой, то спустя две-три недели узнали сногсшибательную новость: Кадыров стал их начальником, никакого прямого президентского правления и чрезвычайного положения не будет. Всем чеченцам ясно указали, что наше мнение волнует Москву в последнюю очередь".

Мало кто помнит, что назначение Кадырова приняли в штыки не только сепаратисты, но и федералисты. Тогдашний зам главы временной администрации Чечни Якуб Дениев, один из давних и упорных противников Дудаева, даже назвал это "пощечиной чеченскому народу" и демонстративно подал в отставку. 12 руководителей районных администраций написали открытое письмо протеста в Кремль и, не дождавшись ответа, собрались увольняться. Якуб Дениев, Бадруди Джамалханов, Руслан Мартагов - деятели антидудаевской оппозиции из Надтеречного района - уговаривали их не делать этого, чтобы не парализовать начинающийся процесс хозяйственного восстановления республики. Однако глава Шелковского района Анатолий Стороженко вскоре все-таки ушел - после того, как увидел представителей Кадырова. Коллегам Стороженко сказал, что не хочет иметь дела с "перекрасившимися боевиками", а через месяц за ним последовал и второй русский префект - из Наурского района. Открыто возмутились даже братья Ямадаевы, незадолго до этого перешедшие на сторону федералов, хотя одно время они считались союзниками бывшего муфтия. Под их началом находилась крупнейшая на тот момент чеченская вооруженная группировка в составе 2000 боевиков.

Один из районных префектов рассказывал: "В доверительном разговоре в июне 2000-го я спросил Ахмада-хаджи, долго ли он собирается командовать в республике или же просто пришел подзаработать. Он указал на портрет Путина на стене и поклялся на Коране: мол, пока этот человек в Кремле, я буду здесь хозяином. Клятва на Коране впечатлила".

Реакция же сепаратистов была предсказуемой. Аслан Масхадов еще в 1999 г. объявил Кадырова "национал-предателем", а Басаев после его назначения взял на себя кровную ответственность в случае убийства бывшего муфтия кем-нибудь из чеченцев.

Генеральная линия

По большому счету Ахмад Кадыров никого не устраивал в Чечне и кое-кого в Кремле, в котором, по образному выражению, "много башен". Кадыров был личной креатурой Путина с подачи Волошина, который организовывал их внеплановые встречи. Но федеральный центр - это не только президент.

В чем была суть главных претензий к Кадырову политических, экономических и военных элит Чечни, у каждой из которых есть высокопоставленные покровители в Москве? В начале его карьеры у руля республики их недовольство в значительной мере было вызвано естественной ревностью и борьбой за место под солнцем. "Старая" антидудаевская оппозиция много лет вела вооруженную борьбу с сепаратистами и справедливо ожидала вознаграждения за стойкость и верность федеральному центру. Однако она оказалась у разбитого корыта, и сейчас из ее деятелей более-менее достойно трудоустроен только Бадруди Джамалханов (аудитор в Счетной палате). Умар Автурханов, Беслан Гантемиров, Якуб Дениев, Зайнди Чолтаев, Руслан Мартагов - все нынче простые безработные.

Претензии "московских" чеченцев и вчерашних боевиков были несколько иного плана: они ждали не гонорара, а аванса от Кремля, полагая, что имеют на это не меньше прав, чем Ахмад Кадыров. Но главное, что вызывало недовольство и даже вражду не попавших во властную обойму фигур, - это принимавшая с каждым годом все более конкретные очертания генеральная линия Кадырова. В последнее время он не скрывал, что выращивает из младшего сына Рамзана политического наследника и передаст ему бразды правления, когда оставаться в президентском кресле станет неприлично.

Рамзан Кадыров всегда был надеждой и опорой отца. Спортсмен-боксер, жесткий, энергичный и смышленый младший сын выглядел противоположностью старшего брата Зелимхана, который, по слухам, слишком увлекался наркотиками, чтобы стать серьезным помощником отца. [page_13204.htm Зелимхан своими необузданными выходками только добавлял отцу головной боли]. Вся Чечня помнит инцидент на автозаправке в Гудермесе летом 1998 г., когда в результате вспыльчивости Зелимхана погиб человек и Ахмад-хаджи долго улаживал отношения с кровниками. А в июне прошлого года Зелимхан "отметился" уже в Кисловодске, вместе с двумя телохранителями устроив стрельбу и избив нескольких местных жителей и милиционеров. Вызванный усиленный наряд стражей порядка отправил драчунов за решетку. Кадыров-старший применил все свое влияние в силовых структурах, чтобы вызволить оттуда сына. Более того, этот инцидент едва не вылился в крупный вооруженный конфликт в Грозном между службой безопасности чеченского президента и не подчинявшимися ему группировками "старой" антидудаевской оппозиции, которые помешали "кадыровским" похитить полковника ФСБ Сергея Ушакова. Говорили, что офицер спецслужбы был нужен для обмена на Зелимхана.

По свидетельству очевидцев, после этого эпизода отец запретил сыну выезжать из Чечни и оставил его фактически под домашним арестом в родовом селе Центорой. Все это говорит о том, что Ахмад-хаджи не рассчитывал на Зелимхана, зато "приличному" Рамзану постепенно передавал все больше и больше собственных полномочий.

Поначалу Рамзан значился начальником личной охраны, а по мере ее увеличения стал начальником службы безопасности президента. Несмотря на многочисленные претензии со стороны федеральных властей, правовой статус этих людей до сих пор не определен. После убийства Ахмада Кадырова Владимир Путин недвусмысленно дал понять, что это 6-тысячное воинство и впредь не будет реорганизовано, а тем более расформировано.

Служба безопасности президента (СБП) - самая мощная, после федеральной группировки, военная структура в Чечне. Ее командир Рамзан Кадыров, соответственно, один из самых влиятельных здесь людей. Отец не успел вырастить из него политика, как это сделал Гейдар Алиев из сына Ильхама. Но в качестве военного командира Рамзан - уже самостоятельная фигура. Рекруты всегда шли к нему с большой охотой, а после выступления Путина будут идти и впредь. Главным образом потому, что у молодого человека в сегодняшней Чечне нет особого выбора.

Кадыровский призыв

Кровавый хаос, в который погрузилась республика в 1999 г., бесконечен и глобален. За годы правления Владимира Путина и Ахмада Кадырова здесь мало что изменилось. Молодой мужчина не может быть сам по себе, если не хочет оказаться беззащитным перед многочисленными бандитами неизвестной принадлежности. Традиционная горская система самообороны - с помощью родственников, соседей, друзей - уже не помогает, надо присоединяться к какой-либо силовой структуре. Или уезжать из Чечни.

Таких структур немного: местное МВД, чеченский спецназ ГРУ, СБП, федеральные войска и непримиримые сепаратисты. Ошибочно мнение, что в лес к боевикам уходят мстители, потерявшие родных и близких в результате "зачисток". На самом деле желающих хлебнуть "горной романтики" с каждым днем все меньше - туда уходят только те, кому абсолютно нечего терять. Штаты МВД давно переполнены, устроиться можно только по-родственному или дав взятку. В спецназ ГРУ не возьмут даже с взяткой - там служат только проверенные люди из бывшей антидудаевской оппозиции. Служить по контракту в федеральных войсках чеченцы, по понятным причинам, не хотят. Остается только СБП.

"В основном бывает так: приходит к Рамзану человек и говорит, что за ним охотятся кровники или ваххабиты, деваться некуда, возьми к себе. Люди Рамзана проверят, врет он или нет. Если все правильно и кандидат действительно ходит под смертью, то ему предлагают привести еще троих человек, как правило, родственников. Дают удостоверение, оружие, зарплату, часто - машину, говорят, что теперь тебя никто не тронет, но ты должен выполнять все приказы. Если что-то не так, то убьют не только новобранца, но и трех родственников. Те новички, которые плотно завязаны кровью, становятся так называемыми "оборотнями". Им поручают физическое уничтожение врагов Кадырова и другие "деликатные" задания. А куда деваться?" - рассказывает источник "Фокуса" в Грозном.

Он считает, что "кадыровские" взяли этот метод на вооружение, убедившись в его эффективности в исполнении ГРУ: "В начале войны сепаратисты недосчитались очень многих боевиков, потому что сотрудники спецслужб захватывали их в домах, насильно повязывали на крови или подкупали, снимая это на видео. Ваххабиты охотно продавали друг друга: они еще не поняли, что вторая война ведется намного серьезнее и более жестоко, чем первая, особенно в части грязных и подлых приемов".

Управляемый беспорядок

Со смертью Ахмада Кадырова расклад военной силы в Чечне практически не изменился. По-прежнему это федеральные войска, СБП Рамзана Кадырова и чеченский спецназ ГРУ под командованием зама военного коменданта республики Саид-Магомеда Какиева. Силы сепаратистов крайне незначительны - по оценкам штаба объединенной группировки войск, они насчитывают не более 1500 боевиков, что по сравнению с одной только СБП - мизер. Многие полевые командиры убиты - Хаттаб, Гелаев, Бараев, Тазабаев, Абу аль-Валид, Межидов. Их люди разбежались или перешли на сторону федералов, как нынешний начальник штаба СБП Артур Ахмадов и начальник охраны Сулима Ямадаева Абу Арсанукаев (кстати, он был не рядовым боевиком, а командиром личной гвардии покойного ныне Джохара Дудаева). На "той стороне" остаются только Масхадов, Басаев, Читигов, Умаров, Машугов и кучка недобитых головорезов, с которыми никто из чеченцев почти не считается. Сепаратистов мало, а кроме того, они постоянно ссорятся и не доверяют друг другу. Очевидец одной из редких встреч Масхадова и Басаева рассказывает: "Они пересекаются только на нейтральной территории, друг к другу в лагерь ездить боятся. Я был с людьми Масхадова, так арабы из охраны Басаева все время держали нас под прицелом, а масхадовские - их".

Недавно в Чечне появились слухи, что Басаев пригрозил Масхадову смертью, если тот примет предложение Рамзана Кадырова и почетно капитулирует. Логика "террориста № 1" понятна: с уходом Масхадова он потеряет последнего союзника поневоле и поддержку в народе. По сведениям, просачивающимся из стана сепаратистов, Аслан Масхадов почти готов принять условия Рамзана Кадырова и "московских" чеченцев. Ему предложили беспрепятственный выезд в любую страну и пожизненное денежное содержание семье негласным порядком. От Масхадова требовалось одно: напоследок выступить по телевидению с призывом прекратить вооруженное сопротивление и перейти к политическим методам борьбы, а также признать, что сепаратизм в Чечне вылился в терроризм. Однако, по словам Рамзана Кадырова, некая спецслужба помешала контактам, убив в горах переговорщиков.

Казалось бы: все реальные силы в Чечне так или иначе контролируются Москвой, почему там непрерывно льется кровь? СБП, чеченский отряд ГРУ, батальон "Восток" Сулима Ямадаева, батальон "Запад" Мовлада Байсарова, множество "спецназов" и "комендантских рот" постоянно враждуют друг с другом, кто-то нападает на федеральные части и похищает людей.

Руслан Мартагов говорит: "Однажды я беседовал с тогдашним командующим группировкой войск генералом Молтенским. Он признался, что единого командования в Чечне нет до сих пор, у всех свое начальство. Если в войсках такой разброд, то что требовать от чеченцев, многие из которых вчера были по разные стороны фронта? В Чечне происходит управляемый из Москвы кризис. О покойниках хорошо или ничего, но именно Кадыров привел республику к такому положению дел".

Система

Владимир Путин сказал, что покойный Ахмад Кадыров заботился в первую очередь о народе. Однако наши собеседники из Чечни считают по-другому: бюрократическая система, созданная им, была антинародной. Во-первых, никому не гарантировалась безопасность, если он не лоялен президенту и не состоит в конкурирующих силовых структурах. Во-вторых, при тех же условиях никто не имел средств к существованию. Источник в правительстве Чечни рассказал поучительную историю с назначением на должность министра внутренних дел Алу Алханова. По закону милицейский начальник региона назначается министром внутренних дел России по согласованию с местными властями. Однако Кадыров требовал права самому сделать это и даже пошел на конфликт с тогдашним шефом МВД Борисом Грызловым. Пока он "пробивал" свое право с помощью бывшего главы администрации президента Александра Волошина, в его апартаменты в московском "Президент-отеле" зачастили ходоки - соискатели министерского кресла. Умнее всех, говорит наш собеседник, поступил москвич Алу Алханов: собрал чемодан денег, приехал в Грозный к Рамзану Кадырову и торжественно поклялся на Коране в верности. Чеченцы таким образом клянутся редко, понимая ответственность, поэтому Кадыровы были тронуты и назначили министром именно Алханова.

По негласным чеченским расценкам, место в Совете Федерации стоит $2 млн, председателя комиссии по компенсациям - $1 млн. На этом погорел, по слухам, бывший сенатор Аднан Музыкаев, зять знаменитого путешественника Юрия Сенкевича: якобы заплатил только $300 000, поэтому в декабре прошлого года сложил сенаторские полномочия. Ни одно назначение, ни одна торговая сделка, ни один платеж, говорит источник в чеченском правительстве, не проходили без резолюции Рамзана Кадырова. По словам источника, только два человека получили должность в обход Рамзана - сенатор Умар Джабраилов и премьер-министр Сергей Абрамов.

Претенденты

На заседании клуба "Открытый форум" прозвучала интересная мысль: после гибели Ахмада Кадырова перед выбором оказался Владимир Путин, но не чеченский народ. Созданная в Чечне военно-политическая система не предполагает свободного волеизъявления граждан, что подтвердили декабрьские выборы президента республики. Но местные элиты в любой момент готовы вступить в борьбу за опустевшее кресло и ждут только отмашки из Кремля. Правда, в публичных выступлениях никто в этом не признается.

Что это за люди и кто за ними стоит? В большинстве своем - прошлогодние кандидаты в президенты, которых Москва силой или подкупом убрала с дороги Ахмада Кадырова. Наиболее реальными кандидатами представляются Малик Сайдулаев и Хусейн Джабраилов.

Владелец "Русского лото" и миллионер Малик Сайдулаев в декабре сопротивлялся давлению Кремля до последнего и снялся с президентской гонки только под угрозой судебного преследования. Под впечатлением этих "наездов" Сайдулаев даже подумывал продать бизнес и уехать в Париж. Считается, что он креатура и большой друг влиятельного Сергея Ястржембского. Говорят, за месяц до голосования Сайдулаев потратил $5 млн долларов на организацию в зале "Россия" концерта чеченских фольклорных групп, чтобы как бы случайно оказаться рядом со специально приглашенной Людмилой Путиной. Увидев по телевизору их рядом, Кадыров был взбешен и тотчас прилетел в Москву для разбирательств.

Хусейн Джабраилов долгое время оказывался в тени известного брата Умара, владельца сети отелей в Москве. Хусейн выглядит компромиссной фигурой, с которой может смириться большинство чеченских элит, не только в силу московской прописки, но и происхождения: он удобен обеим суфийским тарикатам Чечни - Накшбандия и Кадирия. Младшего Джабраилова поддерживает начальник Генштаба Анатолий Квашнин, помощник президента Виктор Иванов, чеченские военные, в том числе Саид-Магомед Какиев, Беслан Гантемиров и многие другие.

Что касается брата Умара, то президентских амбиций у него нет. Наоборот, окружение бизнесмена шутит, что чеченцы надоели патрону, от них сплошные проблемы. Чего стоит хотя бы история с покушением на вице-мэра Москвы Орджоникидзе, в котором якобы участвовал двоюродный брат Умара Салават Джабраилов.

Еще один реальный претендент - советник президента, милицейский генерал Асламбек Аслаханов. Его подозревали, что он шел на выборы в декабре исключительно ради того, чтобы согласиться на хорошую должность в аппарате президента России. Судя по всему, у Аслаханова нет значительных финансовых ресурсов и связей наверху, как у Сайдулаева и Джабраилова, но на него работают известность и авторитет в Чечне, где традиционно уважают генералов.

Наш собеседник рекомендовал обратить внимание еще на две незначительные с первого взгляда фигуры. Это генерал ФСБ Шахруди Дасаев и экс-мэр Грозного Олег Жидков.

Дасаев занимал высокий пост зам начальника управления собственной безопасности ФСБ, протеже генерала Проничева. Один из наиболее закрытых персонажей чеченской политики, даже упоминание о котором встречается в прессе крайне редко. Именно Дасаев рассматривался в прошлом году как альтернатива Кадырову на тот случай, если основной игрок по каким-то причинам уйдет с поля. Ему отрабатывался путь, сходный с тем, что прошел нынешний президент Ингушетии Мурат Зязиков - должность заместителя полпреда Южного федерального округа в качестве трамплина. Осенью прошлого года Дасаева ждали в полпредстве и в региональном оперативном штабе в Грозном, но, видимо, в последний момент что-то не сработало.

С этой точки зрения интересно назначение замом полпреда в ЮФО Олега Жидкова, случившееся сразу после убийства Кадырова. Жидков - уроженец Грозного, свободно владеющий чеченским языком и знающий местную специфику. Кроме того, он тоже выходец из органов - служил замом начальника УКГБ по ЧИАССР, а в недавние времена был мэром Грозного. "Жидкова мало кто помнит в Чечне, - говорит наш источник. - Но кто знал Зязикова? Не исключаю, что та кремлевская группировка, которая провела его в президенты Ингушетии, попытается повторить с Жидковым этот маневр у нас".

Большинство наших собеседников из Чечни скрывают свои имена. Говорят, что в системе "управляемого хаоса", созданной в республике за последние годы, может исчезнуть любой человек, независимо от должности и родственных связей. Система поглотила одного из своих прорабов. Архитекторы лихорадочно ищут ему замену.

Борьба за нефтяной суверенитет

Нефтегазовая отрасль играла и продолжает играть наиболее значимую роль для экономики Чечни. В конце прошлого года Ахмад Кадыров заявил о серьезных намерениях бороться с незаконным оборотом нефти и нефтепродуктов в республике, что было бы вполне логично, - по разным оценкам, в последние годы в Чечне расхищается до 1 млн т нефти ежегодно, а в незаконном производстве нефтепродуктов участвует около 30 000 человек.

С 2001 г. официальную добычу нефти и попутного газа в Чечне полностью контролирует дочерняя структура "Роснефти" - "Грознефтегаз" (51% принадлежит компании Сергея Богданчикова, 49% - "пропутинскому" чеченскому правительству). "Роснефти" принадлежат лицензии на разработку 21 чеченского месторождения. Однако все нефтяное оборудование, находящееся в пользование "Роснефти", так и не было передано компании, а оказалось на балансе у созданного в конце 2001 г. Минимуществом ФГУП "Чеченнефтехимпром", курировать которое было поручено Минэнерго.

За годы работы "Роснефти" добыча нефти в республике (естественно, официальная) выросла с 700 000 т в 2001 г. до 1,78 млн т в 2003 г. Всю чеченскую нефть "Роснефти" было разрешено отправлять на экспорт, а из экспортной выручки компанию обязали финансировать подрядные работы по восстановлению чеченского нефтегазового комплекса и производить отчисления в Минэнерго на развитие социальной сферы республики.

Однако укрепление власти Кадырова и стабилизация работы нефтегазового комплекса (благодаря деятельности "Роснефти") стали причиной конфликта. Местные власти во главе с Кадыровым стали настаивать на необходимости появления нефтегазовой компании, контроль над которой полностью бы принадлежал Грозному. Кадыров обвинил "Роснефть" в неэффективном использовании получаемых от экспорта чеченской нефти средств и недостаточной работе по восстановлению нефтегазовых объектов и социальной инфраструктуры республики. В результате в прошлом году кредиторы чеченских предприятий, правопреемником которых стал "Чеченнефтехимпром", стали требовать выплату долгов через суды. В результате к началу 2004 г. суд наложил арест на часть имущества "Чеченнефтехимпрома", среди которого оказалось 20 структурных подразделений, используемых "Грознефтегазом", одно из которых было продано за долги на аукционе. "Роснефть" обратилась с просьбой о решении этой проблемы в Генпрокуратуру. Однако, по словам участников рынка, в судьбе этого вопроса значительную роль сыграли местные власти. "До гибели Кадырова проблемы "Чеченнефтехимпрома" и "Грознефтегаза" начали решаться. Арест с имущества был частично снят, и его обещали не выставлять больше на торги", - сказал источник "Фокуса", близкий к процессу. Вполне возможно, что новый президент Чечни снова поднимет вопрос о необходимости создания национальной нефтяной компании.