От стрельбы до кокаина

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


От стрельбы до кокаина

О разных сторонах жизни Умара Алиевича Джабраилова

Оригинал этого материала
© "Sluxi.ru", origindate::25.10.2002, "Как белка в колесе"

Мамлакат Нахангова по-чеченски

Converted 13694.jpgВо времена власти КПСС кадровики (все кадровики от отделов кадров предприятий до КГБ, где, в конечном счете, и принимались самые важные кадровые решения) очень много времени уделяли составлению и написанию всяческих анкет, под лупой выясняя все мелочи жизни почти каждого человека. Никаких «белых пятен» в биографии не могло быть. Кадровики знали обо всех все. Теперь этого нет, каждый может придумать себе легенду, уснастить ее более, а то и менее, правдоподобными подробностями и стать по выбору героем или диссидентом.

Умар Джабраилов уже немолод и застал те времена, когда кадровики были в силе. Может показаться, что ни один кадровик в те времена никогда бы не пропустил на ответственную должность чеченца. Неблагонадежная национальность. Однако ж, были исключения. В Советском Союзе с момента его основания любили порассуждать о равенстве всех народов великой страны, а также крепкой и бескорыстной дружбе между оными. Чтобы убедить в этом хоть кого-нибудь, нужно было предъявить представителей всех наиболее колоритных народов тогдашней страны, тогда каждый мог бы показать на них пальцем и сказать, вот он, добившийся всего, благодаря Советской Родине и Коммунистической Партии. Равные шансы для всех, прямо как Рокфеллер – чистильщик обуви в США. Не стоит думать, что таких счастливчиков выбирали из каких-нибудь номенклатурщиков или их верных отпрысков. Всесоюзная кадровая служба, т.е. КГБ, предпочитала рабоче-крестьянские биографии. Поэтому, когда попавшая в советский эпос девочка – хлопкороб Мамлакат Нахангова сидела на руках у отца всех народов, то ее биография и биографии ее родителей и других родственников, снабженные соответствующими резолюциями и печатями, давно лежала в местном отделении КГБ. Отец народов вольностев не любил.

После смерти вождя народов его преемники прониклись тлетворным влиянием Запада и отпустили дело создания национальных кадров и национальных вывесок не то, чтобы совсем на самотек, но так, отдали его в руки местной, весьма специфичной, национальной номенклатуры. Тем не менее, такие успешные нацкадры (пусть простят меня читатели, но лучшего термина для этого явления я не знаю) по-прежнему фабриковались. Были они и у неблагонадежных чеченцев. Вспомним, хотя бы, генерала Джохара Дудаева. Советский генерал – чеченец, командир дивизии дальней авиации (стратегических бомбардировщиков), член КПСС и ее всевозможных парткомов, баловень судьбы, способный открывать ногой дверь во многие чиновные кабинеты. Всякие россказни западных радиоголосов про высылку и угнетение чеченцев казались досужей выдумкой, стоило только взглянуть на доблестную усатую физиономию. А ведь был еще самый главный танцор Союза Махмуд Эсамбаев и Герой Советского Союза Руслан Аушев (не чеченец, но почти). Так получилось, что Умару Джабраилову повезло, ему удалось пристроиться в хвост Мамлакат Наханговой.

Умар Алиевич родился 28 июня 1958 года в Грозном. Отец его в молодости был секретарем райкома комсомола, однако, благодаря извилистой истории всех чеченцев в Советском Союзе, по партийной работе далеко не продвинулся. Умар был умным парнем, хорошо учился, увлекался математикой и легко закончил восьмилетку. Затем его семья приняла, казалось бы, странное решение — Умар поехал в Москву, где поступил в 1973г. в Пушно-меховой техникум. Как это не смешно, но получить средне – техническое образование Умару в Москве было легче, чем в Чечено–Ингушетии. Во-первых, была меньше конкуренция, а во-вторых, тогда в Москве чеченцев почти не знали и поэтому к ним относились более индифферентно. В то же время любой мало-мальски знакомый с тогдашней кадровой политикой прекрасно себе представляет, что подобная поездка в Москву не могла быть совершена без санкции кого надо.

Чтобы стать полноценным национальным кадром, нужно было послужить в армии. Джабраилов попал в 1977г. в элитные войска РВСН и довольно спокойно прослужил до 1979г. в Житомире. Попасть в эти войска Умару помогло и образование, и любовь к точным наукам. В армии он вступил в КПСС. Тогда это был самый простой способ слиться с руководящей и направляющей. Служил Джабраилов блестяще.

И тут судьба нашего героя делает крутой зигзаг. Умар Джабраилов поступает в МГИМО МИД СССР на самую престижную специальность «Международные экономические отношения». Конкурс на одноименный с этой специальностью факультет превышал 20 человек на одно место. К примеру, для того, чтобы ныне всем известный телеведущий Александр Любимов (а он учился в МГИМО всего лишь годом младше Джабраилова и, как говорят их тогдашние соученики, Саша и Умар и в те времена испытывали к друг другу взаимную симпатию) поступил на этот факультет, его отец, бывший резидент КГБ в Великобритании и Дании Михаил Любимов, работавший тогда начальником кафедры в так называемом Андроповском институте (готовившим разведчиков для любимой Советской Родины) и знавший лично все руководство Лубянки, включая тогдашнего главу ПГУ (ныне это называется — СВР) Владимира Крючкова, вынужден был использовать все свое влияние. Любимому сыну Саше потребовалась протекция сильных мира того. Умар же Джабраилов поступил без всякой видимой помощи. Помощь была невидимая. Для того, чтобы ее получить, будущий бизнесмен должен был поучиться на подготовительном отделении. Поскольку на экзаменах он не добрал одного балла (на самом деле, там считались совершенно другие баллы). Как говорит он сам: «…мне повезло, мои документы приняли на подготовительное отделение…». Обычно на это подготовительное отделение МГИМО принимали имевших трудовой стаж по специальности, сразу после армии брали далеко не всякого. Почему же Умару Алиевичу так повезло?

Кадровый сотрудник

Уже тогда на Джабраилова обратил внимание начальник Пятого Главного Управления КГБ СССР, Управления по борьбе с идеологической диверсией, [page_9694.htm Филипп Денисович Бобков]. Тот самый Филипп Бобков, который вскоре стал Первым заместителем Председателя КГБ, а уже позже при Ельцине возглавил Службу безопасности «Мост – Банка» и кучу ассоциаций бывших сотрудников ГБ. Такая нужная помощь позволила умному чеченскому юноше не только преодолеть всякие вступительные рогатки (например, требовалась характеристика, заверенная все тем же КГБ), но и успешно закончить институт. Кстати, Умар Джабраилов умеет со времен учебы говорить по-русски не с чеченским акцентом, а с мягким южно-российским выговором, что для чеченца очень необычно. Над языками, не только русским, но и иностранными, Джабраилов работал как одержимый. Было очевидно, что из него мог получиться национальный кадр высокого полета. После окончания МГИМО в 1985 году получил свободное распределение. По тиражируемой им самим версии не мог устроиться на работу из-за отсутствия московской прописки.

Надо отметить, что очень многие (если не все) кадровые сотрудники КГБ имели дыру в биографии размером в один год, когда непосвященный в эти тонкости не мог понять, чем же они занимались. Естественно, каждому кадровому сотруднику КГБ нужно время для специальной подготовки. После паузы Умар Джабраилов получил прописку в Москве и в 1986 – 88г.г. работал лаборантом все на той же кафедре МГИМО.

В конце 80-х годов XX века стало очевидно, что горбачевская перестройка постепенно перерастает в отмену социализма. И тогда дальновидное руководство КГБ начало претворять в жизнь программу захвата наиболее важных экономических рычагов будущей «свободной» России. Во главе этой программы был поставлен все тот же Филипп Денисович Бобков, который и привлек к ее реализации группу перспективных клиентов того же Пятого ГУ, попал в эту группу и его чеченский протеже, который к тому времени стал закисать, выполняя довольно рутинные задания по очередному проникновению в «московскую чеченскую общину» (именно так тогда называлось то, что нынче мы с мазохистским удовольствием называем «чеченской мафией»). Среди тех людей, кого тогда подготовили для занятия мест новых русских олигархов, в первую очередь, приходят на ум фамилии Владимира Гусинского, Владимира Потанина, Александра Лебедева и некоторых других. Именно этим людям соответствующие спецслужбы (КГБ, во всех своих ипостасях: ФСК, ФСБ и т.д., и реже ГРУ) обеспечивали режим наибольшего благоприятствования в создании их экономических предприятий.

Эти имена мы знаем, им это удалось, однако же, без сомнения, были и люди, оказавшиеся неудачниками, или, по крайней мере, те, кто реализовал такие возможности не полностью. Нашему герою не удалось стать олигархом в полном смысле этого слова, таким олигархом как, к примеру, Владимир Потанин. У Умара Джабраилова не хватило терпения. Он решил делать себя сам. Его бывшие начальники не препятствовали. Зачем? Все когда-либо работавшие на них всегда возвращались. Рано или поздно. Тогда им так казалось, они же не знали, что та система, которую они строили всю жизнь может развалиться или, по крайней мере, измениться до неузнаваемости.

Пропущенные годы

В официальной биографии Умара Джабраилова довольно скупо говорится о начале 90-х годов. Еще меньше пишут о том, откуда у Умара Алиевича появился пресловутый первоначальный капитал и по какому щучьему велению он оказался представителем Мосгосимущества в «Рэдиссон – Славянской». Джабраилов как бы выскочил из небытия и появился ниоткуда. Для российского бизнеса — это обычно. Попробуем, тем не менее, восстановить связь времен.

Свои первые большие деньги Умар Джабраилов заработал банально. Он заработал их на «чеченских авизо». Для тех, кто забыл, напомню, в начале 90-х неприспособленная к новым условиям советская банковская система начала давать сбои. Безналичные деньги начали путешествовать из одного банка в другой неделями и даже месяцами. И это в пределах Москвы, а перевод денег из одного города в другой вообще превратился в муку. В 1991 – 92г.г. было вообще несколько банковских кризисов, в результате которых деньги не могли пройти из банка в банк в течение 3-х месяцев. И тогда, чтобы экономике окончательно не умереть, Центральный Банк РФ принял решение, что деньги на счета фирм банком-получателем можно зачислять по предъявлении банковского ордера – авизо, оформленного и подписанного в соответствие с нужными требованиями банком-отправителем. Имелось в виду, что в любом случае с банка-отправителя при оформлении авизо деньги будут списаны. Тогдашние госбанки (а всякие менатепы и мост-банки тогда были экзотикой) были вроде бы надежными.

В Чечне долго не думали и украли часть этих бланков авизо, а подписи и печати подделывали. И таким образом в течение нескольких месяцев, пользуясь неразберихой, получали чисто конкретные деньги по несуществующим ордерам. Эта афера и была названа «чеченскими авизо». Надо сказать, что уже тогда говорилось, что авизо на самом деле вовсе не чеченские, а московские. Поскольку госбанки, из которых изымалась наличность, были как раз московскими. Однако, этот, с позволения сказать, бизнес был быстро поставлен под контроль именно чеченцами, в частности, Умаром Джабраиловым.

Конечно же Умар Алиевич такие вещи ныне публично отрицает. Еще в 1997г. в интервью газете «Аргументы и Факты» (интервью брал журналист с характерной фамилией Батуев) он говорил:

— Авизо создали не чеченцы, а те, кто находился в верхушке банковской системы. Я не получил от этих авизо ни копейки, а наоборот, пострадал. За реализованные нефтепродукты моей фирме загнали платежки с несуществующими деньгами. И фирма разорилась (или перерегистрировалась и переименовалась в «ДАНАКО»? А? — прим. ред.). Деньги для стартового капитала я заработал вполне законно и поэтому сегодня не скрываюсь где-то за границей и не сижу, поджав хвост. Я просто взял кредиты в банках. Кредиты в начале 90-х были сказочно выгодными, потому что шло обвальное падение рубля и увеличение стоимости доллара. И заработал на разнице курса.

В то, что кто-то «впарил» Умару Алиевичу платежки без денег, я поверить не могу. Вернули как миленькие, а зачем банкротят фирмы, тоже можно легко понять, задав самые простые вопросы. А заплатила ли та фирма все налоги (хоть и смешные, по словам того же Джабраилова) и за нефть-то поставщикам отстегнули? А вот про то, каким образом в начале 90-х брались кредиты в банках, не забыл не только я. Забесплатно как-то не получалось, ни у кого. Что касается конкретных получателей мешков денег по чеченским авизо, то их действительно теперь не найдешь. Зачем кому-то лишние свидетели? А сам Умар конечно же не подставлялся.

Однако, здесь ему не хватило меры. Недаром именно тогда наступила первая размолвка с новым другом — членом-корреспондентом АН СССР Борисом Березовским. Как помнят очевидцы той встречи, еще не до конца облысевший олигарх орал на Джабраилова тоненьким фальцетом: «Мы вам, чеченцам, подарили дойную корову, а вы ее зарезали!». Борис Абрамович имел в виду, что операция была проведена чересчур грубо, слишком обратила на себя внимание и не принесла гораздо больших барышей. Поэтому новые друзья надолго разошлись.

Время танцора

Converted 13695.jpg

Махмуд Эсамбаев - танцор

Тем не менее денег у Умара Алиевича было много. И он хотел их сделать еще больше. Бывший покровитель Филипп Бобков, вовсю разрабатывающий жилу Владимира Гусинского и повязанный теперь слишком близкими отношениями с одним из высших чинов израильской военной разведки «Аман» Яковом Нимроди (на дух не переносившим никаких чеченцев), отделывался улыбочками и ничего не значившими намеками. Ему было не до Умара. И тогда Умар Джабраилов пришел к единственному московскому чеченцу, которому был не заказан вход в верхи Правительства Москвы.

Махмуд Эсамбаев — это легенда советского искусства еще с 60-х годов прошлого века. А московские выскочки – парвеню, свита нового московского мэра Лужкова, уже тогда пыталась во всем подражать позолочено – помпезному стилю развалившегося государства. Им казалось, что только так и выглядят настоящие империи, где им суждено стать патрициями. И осколок настоящей империи — старый танцор Махмуд Эсамбаев — получил вход ко всем новым бонзам с Тверской. Они и теперь любят тот же псевдоимперский стиль — новодельный храм Христа Спасителя, истуканы Церетели — это теперь, а тогда вместо замков с башенками был Эсамбаев. Тот же, не опускаясь на грань шута, умел быть не только приятным, но и умным, выступая в роли советника не только в вопросах искусства.

Почти девяностолетний Махмуд Эсамбаев ласково принял молодого человека. И стал его гуру. А Умар Джабраилов опять как когда-то пошел в ученики. Эсамбаев прекрасно понимал, чтобы продвинуться в таком городе как Москва, неизвестному чеченцу надо быть не столько очень богатым, сколько очень хитрым. Умар был не единственным, кто пришел за тем же к танцору, но далеко не у всех хватило сил и терпения выполнить все его наставления. Какими же они были? Махмуд Эсамбаев выступил как прирожденный пиарщик. Он был талантом не только в танце. Прекрасно понимая, что его век недолог и ему совсем мало придется вести по жизни своего юного ученика, Эсамбаев предписал Умару быть публичным. Каждый божий день доказывать всем окружающим, что он стремится к свету, участвует во всех светских мероприятиях, в благотворительности, покровительствует искусствам, ухаживает за хорошенькими женщинами. И вообще, вертопрах и щеголь. Только такой образ мог помочь неопытному тогда Джабраилову стать своим в московской тусовке. Однако же, Эсамбаев был артистом, а потому привил своему ученику чересчур театральный стиль. Отсюда у Джабраилова любовь к кургузым пиджачкам и узеньким брючкам. Что на мужчине старше 40 выглядит уже и комично.

Итак, он должен был стать богатым и неопасным, вальяжным и понятным, умным и нужным. Нужным для своих новых партнеров на московской сцене. Чтобы ни у кого и не возникла мысль, что он общается с бандитом. В прямом смысле Умар Джабраилов никогда бандитом и не был. Ему это было незачем, все свои дела он решал без шумных «базаров» и «стрелок». Однако, для некоторых случаев под рукой была, как тогда говорили, бригада. Ее остатки (человек 40) сохранились и сейчас, скорее как ностальгическая дань прошлому.

«Голубой» период

Нашему герою довольно быстро удалось стать своим среди людей, занимавшихся тогда в Москве самым главным. Управлением и приватизацией имущества. В отличие от противного Чубайса, оборотистый Лужков не отдавал городскую недвижимость и другое имущество навсегда, он любил все давать в управление, в траст. Этим тогда и теперь бессменно руководит Олег Михайлович Толкачев. И Умар Джабраилов довольно легко сумел ему понравиться. Не только выгодно с ним сотрудничать, но и понравиться. Тут Умару удалось воспользоваться одной человеческой слабостью Олега Толкачева и его друзей.

Увы, Россия не Америка и не Европа, и к однополой любви у нас относятся весьма подозрительно. А для государственных чиновников это — компромат, как и для депутатов Думы или редакторов газет общероссийской известности. Из-за этого в России подобные люди вынуждены сбиваться в стаи. И создавать то, что называется «голубой» мафией. Что это такое? Объяснить довольно сложно, тут надо самому почувствовать. Если у вас нет входа в Мосимущество, к некоторым депутатам Думы от СПС или в редакцию газеты «Аргументы и Факты», то придется поискать какое-нибудь менее высокопоставленное сообщество. Естественно, Умар Джабраилов не был «голубым», чему есть много свидетелей, точнее свидетельниц. Однако, его порочно-утонченный стиль, его постоянное появление на всяких гламурных тусовках создавали ощущение комфортности в общении с ним для этих не совсем счастливых в условиях России людей.

И Умар Джабраилов был рекомендован «кем-то» из Мосимущества в качестве первого заместителя, а затем и и.о. генерального директора СП «Интурист – РедАмер Гостиница и Деловой Центр». Это то, что теперь называется гостиница «Рэдиссон – Славянская». Однако, для того, чтобы стать главой такого процветающего предприятия как это, нужны были и отношения с Департаментом внешних связей Правительства Москвы. А всеми внешними связями в Москве занимается уже который год Иосиф Николаевич Орджоникидзе. Тогда Иосиф Николаевич и Умар Алиевич были друзьями.

Иосиф Орджоникидзе

Так получилось, что отношения Умара Джабраилова с Иосифом Орджоникидзе стали главенствующими во время его пути по дебрям и чащобам Москвы. Когда у Умара Алиевича с Иосифом Николаевичем все было в порядке, у нашего героя все было в порядке, а когда в отношениях было не все в порядке, то и вообще не все в порядке. Кто же такой [page_10455.htm всесильный вице-премьер московского Правительства Иосиф Орджоникидзе?]

Иосиф Николаевич на десять лет старше Умара, он родился 9 февраля 1948 года в обычной грузинской семье. К сталинскому наркому его семья не имела отношения. После окончания в 1971г. тбилисского политеха Орджоникидзе оказался по распределению на Тбилисском авиастроительном заводе. Именно там он стал комсоргом и пошел по накатанной комсомольской лестнице. Уже в 1973г. он стал секретарем Заводского района ВЛКСМ Тбилиси. Благодаря протекции тогдашнего второго секретаря Тбилисского горкома КПСС Бориса Никольского (бывшего вице-премьера Правительства Москвы, а ныне члена Совета Федерации от столицы), Орджоникидзе попадает на стажировку в Москву, где служит на небольшой должности инструктора. Затем становится сначала секретарем, а потом и первым секретарем Грузинского республиканского комитета ВЛКСМ. Далее Иосиф Николаевич переводится в Москву и становится одним из секретарей ЦК ВЛКСМ. В момент перестройки Орджоникидзе курировал все коммерческие проекты комсомола, одним из его консультантов был будущий московский мэр Гавриил Попов.

В мэрию Москвы Иосиф Орджоникидзе перешел еще в 1990г. При Попове он был советником по внешнеэкономическим связям, а в администрации Лужкова через пост начальника Департамента внешних связей дорос до вице-премьера Правительства Москвы. Иосиф Орджоникидзе курирует внешнеэкономическую деятельность Правительства Москвы. А что это такое? Это, в первую очередь, гостиницы Москвы. Курирует Иосиф Николаевич и отдельные «крупнотоннажные» проекты по поручению мэра Юрия Лужкова. В первую очередь, это постройка «Москва – Сити». А также курирует московские игорные заведения. Были бы в Москве публичные дома, нет сомнения, что их бы курировал Иосиф Орджоникидзе. И опиумокурильни. Однако, слава богу, пока Москва не Амстердам.

Не секрет, что все эти области по причине наличия огромного количества наличных денег находятся под пристальным вниманием различных криминальных группировок. Не секрет также, что наиболее сильными из этих группировок в России вообще, а в Москве, в частности, являются грузинские криминальные группировки. К примеру, количество грузинских по происхождению воров в законе в России больше, чем воров в законе — славян. С другой стороны, чеченская мафия давно уже стала притчей во языцех. И проще всего было бы объяснить отношения Орджоникидзе и Джабраилова с точки зрения дружбы и вражды этих преступных сообществ. Наверное, в этом что-то есть. Но далеко не все. Как я уже говорил, назвать Джабраилова бандитом — ошибочно. Жесткий, ни перед чем не останавливающийся и использующий любые методы, да, но бандит, — нет. Просто не нужно. Есть более высокоэффективные методы зарабатывания денег. Иосиф Орджоникидзе тоже может быть знаком с кем угодно, но он гораздо больше бизнесмен – чиновник, чем кто-либо еще.

И поэтому отношения этих друзей – врагов всегда носили исключительно деловой характер. Ничего личного, как говорили герои Аль Пачино и Марлона Брандо в известном фильме. Когда Иосифу Орджоникидзе было выгодно, он использовал Умара Джабраилова. Перестало быть выгодным — выбросил. Обидно? Наверное, но что поделаешь?

Я не буду в деталях пересказывать историю отношений вокруг «Рэдиссон – Славянской» и не буду, следуя заветам Сергея Доренко, доносить, что именно Умар Джабраилов «заказал» своего тогдашнего партнера Пола Тейтума. Эта история слишком долго и нудно обсуждалась, а потому ее, наверное, не забыли. Пока еще. Отмечу только, что все обвинения Джабраилова строятся только на одном тезисе — Quo vadis? То есть — кому выгодно? Мало ли кому выгодно, Пол Тейтум был личностью чересчур самодовольной и нахально активной, даже для теперешней России. И врагов у него хватало. Кстати, Иосиф Орджоникидзе был из их числа. Мешал ему Тейтум своей деятельностью, ох, как мешал.

Умар Джабраилов также зарабатывал деньги на отношениях с Иосифом Орджоникидзе. Была применена стандартная московская схема — городское имущество было отдано в траст управляющей компании Джабраилова — пресловутой группе «Плаза». И надо сказать, Умар Джабраилов для 90-х годов оказался вполне жестким и квалифицированным управленцем. Все зарабатывали деньги, и все были довольны.

Однако, наступила приватизация и московских гостиниц. И тут Умар Джабраилов попытался получить свою, как ему казалось, долю. Его фирмы попытались поучаствовать в приватизации гостиницы «Белград», которая пошла с молотка первой. И тут Иосиф Николаевич посчитал нужным выкинуть Умара из совместного бизнеса. Как говорит сам Джабраилов, их личные отношения закончились в начале 2000г., а затем произошло первое покушение на Иосифа Орджоникидзе. Эта история хорошо известна — в Орджоникидзе стреляли у головного офиса АФК «Система», расположенного на Леонтьевском переулке, на задворках того здания мэрии, что на Тверской. И тогда, и теперь это покушение объясняли экономическими проблемами Орджоникидзе, связанными с комплексом «Москва – Сити». Умар Джабраилов ни в каких версиях не упоминался.

Зато во время второго покушения на Иосифа Орджоникидзе рядом с местом покушения был найден труп двоюродного брата Умара — Салавата Джабраилова. На самом деле, его зовут Салауди. У чеченцев нет Салаватов, они же не башкиры. Салауди Джабраилов был не самым опасным чеченцем. Надо сказать, и не самым удачливым. Его коммерческие проекты никогда не были успешными, и поэтому ему приходилось постоянно менять род деятельности. Вообще в своей семье Умар действительно самый умный, его родные братья: Хосейн, Хусаин и Эли — ребята довольно простоватые, хотя и надежные. Именно поэтому они и числятся в различных предприятиях Умара генеральными директорами и учредителями. На самом же деле, всем управляет Умар.

Вернемся к Салауди. Он исчез за два дня до того момента, когда его тело нашли рядом с документами на месте покушения. Племянник Умара Назим даже собрал по этому поводу всех своих 40 молодцов, Джабраиловым показалось, что это обычные разборки. И на них кто-то попытался просто «наехать». Затем бодрые российские СМИ объявили, что это именно Салауди попытался убить Орджоникидзе. И стрелял из пистолета в бронированный вольво вице-премьера, при том, что этот членовоз помогал покупать именно двоюродный брат Салауди — Умар. Анекдот, да и только. Дальше появились совсем смешные версии, дескать, Салауди стрелял из пистолета в одну точку бронеавтомобиля, чтобы его пробить. Ага, в одну точку движущегося автомобиля, гениальный план. Все-таки никому, даже вице-премьеру Правительства Москвы не надо считать всех дураками.

А далее все произошло совершенно спокойно. ООО «Славянская гостиница и деловой центр» — совместная компания АФК «Система» и Правительства Москвы — прекратил все отношения с группой «Плаза», как управляющей компанией. По этому поводу было прислано письмо за подписью Гурами Мжаванадзе, естественно, креатуры Иосифа Орджоникидзе. Кто б сомневался.

Трастовый бизнес Джабраилова заканчивается. Хотя, его никто не выселил из офиса в той же «Славянской», там же работают его магазины. Все это временно. Восток не любит много резких движений. Гостиничный бизнес Умара Джабраилова накрылся. Не потому, что тот работал плохо, нет, просто сейчас наступило время приватизировать все эти многочисленные савойи и золотые колосы. А лишний конкурент здесь не нужен. Не нужен и Джабраилов в качестве управляющей компании. В Москву пришли мировые сети «Хайятт» и «Хилтон», и вот теперь они уже борются за право быть управляющими компаниями московских гостиниц. Ничего личного, только бизнес.

Магазины и бандиты

Умар Джабраилов занимался многими видами бизнеса. Здесь и сеть АЗС, принадлежащая его нефтяной компании «ДАНАКО», известный нам бизнес в наружной рекламе, магазины и т.п. Однако, ему так и не удалось пробиться в круг березовских, гусинских и абрамовичей, куда он стремился. Не удалось получить желаемых дивидендов из бизнеса с бывшим олигархом Александром Смоленским, с которым Джабраилов вместе рассчитывал поднять разорившийся банк «СБС – Агро», переименованный скороспелыми партнерами в «1 О.В.К.». Неблагодарный Смоленский не поверил в чистоту замыслов Джабраилова и немилосердно «кинул» партнера. Просто не стал ничего делать. До дворца Смоленского в Вене нашему герою так и не удалось добраться. Хотя, говорят, очень хотел. Но с австрийскими подданными (а Смоленский теперь у нас австриец) шутки плохи. ЕЭС.

В прошлом году, в то время, когда ухудшение отношений с Орджоникидзе было еще не так заметно, Умар Джабраилов попытался продать кому-то, то, что у него было. Мигом объявился обнищавший ныне первый русский миллионер Артем Тарасов, выступающий нынче в роли неуловимого Джо и прячущийся от кого-то в Лондоне. Тарасов, близкий друг другого московского сиятельного чеченского предпринимателя Малика Сайдуллаева (владелец концерна «Милан», проводящего лотерею «Русское лото»), как обычно, наврал Умару Джабраилову с три короба и пообещал, что акции его группы «Плаза» будут котироваться на Лондонской бирже. Самое смешно, что Умар на время купился, поверив аферисту.

Тем не менее, попытки кому-нибудь все продать продолжились. В частности, в качестве покупателя, по мнению нашего героя, мог выступить лично Роман Абрамович. Однако же, структуры Абрамовича поинтересовались и поняли, что бизнес Джабраилова зиждется на отношениях с московскими чиновниками, а если их нет, то все получается очень кисло. Одни трасты, собственности маловато.

Таким образом, попытки Умара стать своим среди бизнесменов высокого полета не окончились ничем. Недаром на престижных горнолыжных швейцарских и французских курортах, где любят проводить время элитно откормленные олигархи, герой нашего рассказа катается в основном с дэвочками.

К тому же после старой эпопеи с Полом Тейтумом, в очередной раз перемытой в 1999г. Сергеем Доренко, вдруг как-то выяснилось, что въезд в США Джабраилову закрыт. Визу не дадут или, еще хуже того, как с Бородиным поступят. Вроде бы в этом нет ничего страшного, вон того же Кобзона тоже в Штаты не пускают, да и посерьезней людей, типа братьев Черных. Однако, Джабраилова начали дергать и в Европе. Самое неприятное, что даже в Монако, где живет его бывшая жена со своими дочерьми, Джабраилова как-то нелицеприятно попытались взять за жабры и посадили в кутузку на 3 дня. Обвинив в связях с организованной преступностью. Конкретно с вором в законе «Петриком», т.е. Алексеем Динаровичем Петровым. Он же господин Суворов, он же Леня Хитрый. Вряд ли за этими отношениями стояло что-то серьезное. «Мазуткинская» ОПГ, которую возглавлял Петрик, контролировалась покойным Отари Квантаришвили и сидящим Вячеславом Иваньковым (Япончик), а они не сильно любили чеченцев. В частности, как говорят люди, знающие эту среду, Отари предостерегал знакомого нам Орджоникидзе от каких-либо сделок с любыми чеченцами.

Обвиняли Джабраилова и в связях с Лечи Исламовым (Борода), одним из руководителей чеченской ОПГ в Москве. Вряд ли для решения своих дел Умару Алиевичу был нужен Борода. Он и сам мог все сделать не хуже. Имел Джабраилов и деловые связи с Рикардо Фанчини, которого разыскивал Интерпол по целому букету уголовных преступлений. Однако, с Рикардо Фанчини имели отношения и многие другие, к примеру, те, кто размещали рекламу водки «Кремлевская» на модулях наружной рекламы. Поскольку именно Рикардо Фанчини и был хозяином этого бренда. Может, конечно, они все и бандиты, но слабовато в это верится.

Вам показалось, что наш герой – всего лишь жертва обстоятельств? Нет, его методы разнообразны. Любой его конкурент или партнер всегда под прицелом не только острого взгляда прищуренных глаз. Вспомним, историю убийства генерального директора «Тихой гавани» («АТОРа») Владимира Каневского (есть и другие истории), человека, сделавшего Умару его бизнес в наружной рекламе. А ведь Владимир Семенович был партнером Умара. Методами Орджоникидзе и Джабраилов овладел в совершенстве. Только там, где вице-премьер ненужных ему теперь людей просто убирает из бизнеса, его бывший партнер убирает их из жизни. Ничего личного, только бизнес.

Такой флер бандита за Джабраиловым тянется и до сих пор. Надо сказать, что он иногда им и бравирует. Но всякая медаль имеет оборотную сторону, за все надо платить, и не все подают руку.

Из-под палки

Кто-то из великих (к стыду своему, не помню кто) сказал, что, если ты не занимаешься политикой, политика займется тобой. Это становится все более правильным, чем более высокий статус имеет человек. Умар Джабраилов всегда чурался политики, в его положении только таких приключений и не хватало. Как же так, спросит продвинутый читатель, которому удалось дочитать мое творение до этого места и не свихнуть себе челюсти со скуки? Ведь Умар Джабраилов участвовал в президентских выборах 2000г.?

Участие нашего героя в президентских выборах не более, чем PR пополам со стебом. С одной стороны, Умар получил очень приличное паблисити (кстати, тот же Артем Тарасов статусом бывшего кандидата в президенты в Лондоне умело пользуется, аферист, но кандидат в президенты), с другой стороны, никому из власть предержащих не приходило в голову, что он собрался этим заняться всерьез. Да и поиздевался чеченский предприниматель над нашими демократическими ценностями вволю. Была еще одна причина, Умару совсем не понравилась та роль, какую ему обеспечили в 1999г. его многочисленные бывшие и настоящие покровители. Ладно бы, его просто заставили финансировать ОВР, однако, вкрадчивый Филипп Денисович Бобков в очередной раз появился на горизонте и что-то там напомнил. В результате Джабраилову пришлось занять политическую позицию и повесить хорошо известные постеры про баоБАБы, Рому и семью. Знал бы он, что Роман Абрамович такого не прощает. Никогда.

Естественно, я был бы не прав, если бы обошел вопрос отношений Умара Джабраилова с тем, кого мы называем чеченскими боевиками. Особенно в свете позавчерашних событий. В период 1994-96г.г. как известно любым сотрудникам московских правоохранительных органов, все чеченские предприниматели были обложены налогом со стороны властей тогдашней Ичкерии. Платил ли его Джабраилов? По-видимому, да, ведь он же остался жив. Говорили, к тому же, что в одном из банков, чей офис располагался на подведомственной умаровским структурам территории, работали два брата Вахи Арсанова, тогдашнего вице-президента Чечни, ныне куда-то исчезнувшего. Было много разговоров о том, что и близкие родственники Джабраилова служили в Чечне кем-то там.

Тем не менее, борьба за независимость Чечни волновала Умара постольку - поскольку. В его коммерческие планы она не входила. Другое дело, что тогда у него были очень плохие отношения с верным сторонником федеральной власти, бывшим мэром Грозного Бесланом Гантамировым. Гантамиров был человеком крутым и независимым и, в отличие от Джабраилова, умел стрелять из АКМ и водить своих людей в атаку на пулеметы. Джабраилов был для него торгаш, в общем, не любили друг друга.

Однако, после того, как Беслана Саид-Алиевича посадили в тюрьму (кто говорит, за растраты, а кто, чтобы он просто исчез на время с арены), Джабраилов сделал несколько примирительных шагов по отношению к своему противнику. Когда Беслан вышел из тюрьмы, Умар даже выступил на некоторых собраниях московских чеченцев в качестве личного посланника Беслана. Потом их пути не пересекались, поскольку Беслан уехал руководить в Чечню, а Умар остался в Москве. С тех пор Умар Джабраилов демонстрирует полную незаинтересованность в том, что творится на его родине. Идиотские же мысли своих советников о том, что ему надо стать президентом Чечни, сам бизнесмен никогда не принимал всерьез и только посмеивался.

Гений и раб PR

Для того, чтобы следовать заветам великого танцора, Умару Джабраилову приходится постоянно быть на виду. В начале 90-х PR Умара был прост: попасть лишний раз на фотографию досужего фотокорреспондента рядом с Юрием Лужковым. Желательно чуть сбоку и сзади. А потом аккуратно распространить слух, что, дескать, особо близок он, Умар, к московскому Правительству, и зять он-де Лужкова и его «кассир». И даже слух прошел, что он действительно зять, и кличка «Зять» у него среди чеченцев. Но все быстро кончается, в PR разбираются теперь у Лужкова даже охранники. Которые немилосердно гоняют из свиты всех тех, кто там не должен быть.

Пришлось подкорректировать свой и без того театральный образ. Теперь он стал полноправным членом богемной тусовки. Презентации, вручения всяких сомнительных наград (к примеру, «Серебряной калоши» за сомнительные достижения в области любимого Умаром PR), спонсирование инсталляций современных якобы художников (опорожняющих публично свои желудки на Красной Площади и бегающих в голом виде, изображая собак), модные показы и просмотры. И всюду Умар Алиевич — одно из главных действующих лиц. Все это отдает такой же театральщиной как и весьма странноватые и вычурные одеяния, которые он носит. Любовь к богеме – штука опасная. И в ходу там опасные привычки. Кокаин, к примеру. Не избежал такого увлечения и Умар, чем сильно поднял свой рейтинг в таких кругах. И опустил в других. Но в этом ненастоящем мире снов наркомана к нему привыкли. Он — один из своих. Хотя, там много «новых русских», но те крутятся в этом мире по желанию, а Умар Джабраилов — почти по обязанности.

Converted 13696.jpg

Все наружу? 

Пришлось даже открыть свой собственный клуб «Вирус» и содержать одноименную попсовую группу. И проводить торжественные мероприятия в этом заведении, в перерывах заглядывая девицам под юбки и хлопая их по заду. А что? Образу соответствует. Какой же вертопрах и щеголь без ощупывания прелестей девчушек? Даже статусных любовниц ему приходится выбирать поизвестнее, чтобы тоже были по имени непросты. Поначалу он пользовался разными смазливыми фотомоделями, входящими в разные там топ-рейтинги. Затем наступила очередь птичек покрупнее.

Джабраилов стал официальным любовником дочери бывшего мэра Санкт-Петербурга, а если быть точнее, всего лишь одним из таковых, Ксении Собчак. Конечно, ловелас сразу же осыпал ее кучей драгоценностей: всякие там колье и ожерелья из черного жемчуга и бог знает еще чего. Когда начинающую светскую львицу Ксюшу обокрали, то покража потянула то ли на 200, то ли на 600 тысяч долларов одних драгоценностей. Но такие реприманды не тревожат дочку теперешней сенаторши от Тувы Людмилы Нарусовой, помимо Джабраилова есть еще неудавшийся издатель российского «Пентхауса» [page_10336.htm Александр Шустрович] и питерский нефтезаправщик Владимир Лейбман. Наверное, есть и другие. Вообще все эти кавалеры смотрятся в компании с Ксюшей по меньшей мере глупо. Будто бы никому из них неизвестно, что слово «публичный», в применении к мадемуазель Собчак, имеет вполне отчетливый оттенок. Я не буду говорить за Шустровича и Лейбмана, но наш герой все прекрасно же понимает. Но в этой истории участвует.

История многократных любовей промеж Джабраилова и Собчак всего лишь раскрутка собственного имени Умара Алиевича. И нет сомнения, что они еще будут сходиться и расходиться, целоваться и ругаться, а всякая гламурная публика будет этому внимать. И долго будут обсуждать, что Умар Джабраилов пришел на премьеру очередного мюзикла один и был скучен, а Ксения Собчак пришла вовсе не с Лейбманом или Шустровичем, а с какой-то весьма смазливой, но явно «розоватой» девушкой. А в это время кто-то рядом был безутешен. Всего лишь мыльная опера. Ничего личного и в этих любовных отношениях. С обычными же женщинами Умар прост. И в этом не раз могли убедиться сотрудники того же клуба «Вирус». И не стеснителен даже перед своими охранниками. Впрочем, это уже «клубничка».

Любые же попытки использовать Ксюшу не только по прямому назначению, а в качестве возможности «подружиться» с ее влиятельной мамой и получить таким образом возможность проскочить еще на один высокий уровень, заканчивались ничем. Постель — не повод для бизнеса. Да, в общем-то, у мамы сейчас не самое прекрасное время. От финансового руководства разнообразными фондами пришлось уйти, а на Туве немного налоббируешь. Впрочем, это уже заботы не нашего героя.

Конечно, и сама Ксюша не чужда PR, и ей приходится поднимать свой имидж, в перерывах пытаясь стать фотомоделью для рекламы нижнего белья. Вот ведь я смеюсь над всем над этим, а каково самому Джабраилову? Мужчине не только не бедному, но и восточному? А на Востоке отношение к женщинам все же не такое раскованное. Воистину он стал рабом своей маски. А ведь где-то далеко, все в том же Монако, живут две любимые дочки: Альвина и Доната, и именно туда каждый год и ездит не самый счастливый отец, чтобы в их обществе отпраздновать свой День Рождения или какой-нибудь праздник попроще. Я намеренно не пишу о бывшей жене теперешнего холостяка, эта тема для отдельного рассказа. Пока же Умар ходит по Москве в роли завидного жениха для всяких полусветских штучек.

Converted 13697.jpg

Если бы Умар Джабраилов родился лет на 10 раньше, он без сомнения стал бы влиятельным послом нашей страны в какой-нибудь не последней зарубежной державе. Или стал бы высшим офицером КГБ, а может быть партийным боссом Чечено – Ингушетии. Если бы он родился лет на 10 позже, он мог стать бы блестящим менеджером какой-нибудь транснациональной корпорации с бизнесом не только в России. Или смог бы стать министром или крупным издателем. Но он родился в 1958 году, и его временем было наше время. Он стал таким как он есть. Со всеми своими красивыми и страшными чертами. Его только нельзя представить счастливым бездельником на пляже. Хоть на Гавайях, хоть на Черноморском побережье Кавказа. Такой вот человек. Как белка в колесе. Бежит он и не может остановиться. Что будет дальше? Узнаем.