От 5 до 10 лет до прослушку

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Проект Берлускони: от 5 до 10 лет до прослушку

"День за днем крупнейшие газеты Италии публикуют целые полосы записей телефонных разговоров"

© "Le Figaro", Перевела: Александра Симоненко, "Коммерсант", origindate::11.08.2005, "Берлускони хочет ограничить телефонные прослушивания"

Richard Heuze (Ришар Езе)

Сильвио Берлускони намерен ограничить телефонные прослушивания разговорами, связанными с террористической или мафиозной деятельностью, и запретить обнародование записей. В ходе своего первого после возвращения из отпуска выступления перед советом министров премьер-министр представил проект "очень энергичного" закона, предусматривающего от пяти до десяти лет лишения свободы виновным в разглашении содержания телефонных разговоров.

Глава совета министров назвал "скандальным" тот факт, что частные разговоры могут быть обнародованы. Прошелся господин Берлускони насчет фактов вмешательства судебной системы в деятельность бирж, компаний и рынков, что приводило к блокированию их деятельности. "Я наведу здесь порядок. И как можно скорее",– пообещал премьер-министр.

Вот уже три недели Италию сотрясают скандалы, связанные с попыткой покупки банка Antonveneta в Падуе ломбардским банкиром Джанпьеро Фиорани (Ъ писал об этом 29 июля). В рамках следствия, начатого по подозрению в том, что попытка покупки была организована Фиорани в сговоре с рядом других лиц, следователи привлекли внимание общественности к факту активного участия в этом деле главы Банка Италии Антонио Фацио, который по своей должности вообще-то должен занимать нейтральную и беспристрастную позицию.

День за днем крупнейшие газеты страны публиковали целые станицы записей телефонных разговоров. В ходе этих разговоров собеседники, в частности Антонио Фацио, со всем простодушием рассказывают о своих стратегических планах и таким образом раскрывают свои связи.

Опубликованные материалы выходят далеко за рамки расследования, вторгаясь в личную жизнь действующих лиц. Они содержат ряд очень красочных деталей. Как, например, SMS-сообщение от 6 июля, в котором Анна Фалки, статная блондинка, только что ставшая женой риэлтера Стефано Рикуччи, одного из соратников Фиорани, уверяет своего мужа, что "любит его до безумия". Публикацию же других отрывков иначе как гнусностью не назовешь. Таких, как, например, записи разговоров Кристины Фацио, супруги главы центробанка, женщины очень набожной, с падре Доном Андреа и с Джанпьеро Фирани, близким другом четы, по поводу некоего благотворительного акта. Добрая часть опубликованных материалов вообще никакого отношения к расследованию не имеет.

В целом все эти малопонятные излияния ничего, кроме тошноты и скуки, не вызывают у обычного читателя, который быстро теряет нить сюжета. Похоже на следствие 1992-1993 годов по поводу коррупции в политических кругах или же на так называемые "откровения" раскаявшихся мафиози, свидетельствовавших против Джулио Андреотти (которого в конце концов оправдали). Из-за таких аналогий многие сегодня опасаются, как бы эти публикации не переросли в охоту на ведьм, намного превосходящую по масштабам предъявляемые обвинения.

Уже выразил озабоченность глава государства Карло Адзелио Чампи. На прошлой неделе он опередил премьер-министра, направив вице-президенту высшего совета магистратуры просьбу проверить "критерии выдачи разрешения на прослушивание телефонных разговоров и обнародование их содержания". Главы двух палат парламента, со своей стороны, обратились в миланскую прокуратуру с просьбой передать им следственные акты с целью проверить, прослушиваются ли мобильные телефоны некоторых членов парламента, что уже являлось бы прямым нарушением закона.

По данным института социологических исследований левого толка Eurispes, телефоны около 30 млн итальянцев прослушиваются "большим братом" в течение последних десяти лет. С момента возвращения Сильвио Берлускони к власти прокуратура в приступе следственной лихорадки увеличила число выданных разрешений на прослушивание на... 128%. Это обходится государству в €300 млн в год. Франко Пиццетти, глава итальянского комитета по защите персональных данных, утверждает, что за итальянцами "шпионят" в четыре раза интенсивнее, чем за немцами: "Чаще всего это касается личной жизни, которая не имеет ничего общего с инкриминируемыми преступлениями".