Офицеры по связям с мафией не выходят на связь

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Офицеры по связям с мафией не выходят на связь Одной из задач предателей из МУРа и других служб МВД были постоянные контакты с криминальными структурами: им регулярно сообщали обо всех намеченных операциях, о внедренных к ним агентах

" Возвращение под конвоем Вот на тебе: в прошлом месяце сыщикам привалила удача, о которой и не мечтали. 15 августа офицеры МУРа в доме на ул. Щепкина в Москве арестовали одного из лидеров гольяновской ОПГ Илью Шенкова (в розыске он находился с 1997 года).

       Это первый успех. Второй: ровно через десять дней по всем программам ТВ можно было видеть, как в «Шереметьеве-2» бойцы СОБРа ведут в наручниках Марата Полянского — далеко не последнего человека в ореховской ОПГ. (В бегах Полянский пребывал с 1999 года.) Его только что привезли из Барселоны после решения испанских властей об экстрадиции. Я его даже не сразу узнал: всклокоченный, в футболке и шортах, несмотря на московскую прохладу, вовсе он не был похож на того вальяжного плейбоя, которого в 2001 году в испанском курортном городке Коста-дель-Фельдс круто брал «важняк» МУРа.
       Казалось бы, обычная криминальная хроника: как милицию ни клянут, какие бы «оборотни» ее ни срамили, случается, что время от времени сыщики ловят даже именитых бандитов.
       Но эти задержания отличались разительно: во-первых, повторяю, одного за другим взяли паханов двух опаснейших ОПГ, во-вторых, появилась возможность сначала на следствии, а потом в суде иначе взглянуть на преступления рядовых боевиков, валивших обвинения в бандитизме и убийствах именно на своих боссов — давно пропавших Полянского и Шенкова.
       Неслучайно сообщил об этих арестах сам министр внутренних дел Грызлов: прекратили, говорит, свое существование курганская, ореховская и гольяновская группировки, и, что самое главное, МУР после пережитых потрясений снова подтвердил свою былую славу. Пообещал Грызлов уже вовсе неслыханное: совсем скоро из Испании привезут совсем уж жутких мафиози — Сергея Буторина (Осю) и Андрея Пылева. А больше, мол, никаких страшилищ как бы и нет.
       Ну а почему и Шенков, и Полянский так долго водили за нос его оперов, а в давно расставленные сети попадалась лишь рядовая братва и какие крутые пацаны из этих ОПГ все еще на воле — об этом Грызлов умолчал.
       Министра я слушал почти с восторгом — оба изловленных беглеца заочно мне знакомы давно: в «Новой газете» я не столько писал о кровавых делах и курганских, и ореховских, и гольяновских боевиков, сколько сокрушался о том, что суды над ними загадочно разваливаются: одних, например, освобождают вовсе, а другим больше года не могут огласить даже обвинительное заключение.
       Появление в московских СИЗО двух ранее неуловимых паханов дает возможность взглянуть на события иначе.
Пойманный дважды        Об Илье Шенкове наиболее подробно я писал в статье «ФСБ уходит в тень» («Новая газета» № 42, 2002 г.) и так рассердил в ней чекистов, что удостоился официального заявления ЦОС ФСБ РФ: нам пообещали, что больше подобный бред вообще читать не будут во веки веков. Сейчас, по терминологии ФСБ, мне придется бредить снова, и читать меня в ЦОСе не следует.
       Напомню: предварительное следствие, начатое Управлением по борьбе с бандитизмом и убийствами Московской городской прокуратуры еще в 1997 году, позволило арестовать и предъявить обвинения наиболее активным членам гольяновской ОПГ. За решетку угодили Максим Шенков, Александр Сонис, Руслан Богачев, Сергей Бурин, Дмитрий Мигин, Игорь Ивановский и Игорь Кушников.
       Всех их обвиняли в организации преступного сообщества и убийствах — около 30 эпизодов. Следствие считало главарями банды братьев Илью и Максима Шенковых, среди наиболее активных членов числило Игоря Кушникова. Понятно почему: начальник аналитического отдела ФСБ РФ полковник Игорь Леонидович Кушников снабжал группировку совершенно секретной информацией из своего ведомства, профессионально разрабатывал каждый налет, каждое убийство. Повторяю: это мнение следствия, подтвержденное обвинительным заключением.
       Как только его начинаешь читать, сразу замечаешь отсутствие среди обвиняемых Ильи Шенкова.
       Неудивительно: Илья исчез в тот же день, когда оперы МУРа пристегнули ему наручники. Для следствия это было едва ли не кошмаром: если Максим Шенков занимался бандитизмом в чистом виде, то его брат Илья сроду не мордобойничал. В банде у него был иной род занятий: только он знал, сколько миллионов долларов и на каких счетах лежат, в каких странах упрятаны.
       И вот пожалуйста: в мае 1998 года после кропотливой слежки Илью Шенкова берут на одной из квартир и везут в ИВС. Неплохо напомнить, что в то время начальником МУРа пребывал генерал-майор милиции Купцов, ему об этой радостной вести и доложили. Бог его знает, что генерал ответил, какие распоряжения отдал. Но после этого доклада конвоиров Шенкова словно подменили: они сняли с Ильи наручники и позволили ему посетить ночной клуб «Булгаков» — попрощаться. А заодно перед скорой тюремной баландой подкрепиться деликатесами и выпить рюмку-другую. К этой трапезе конвоиры тоже присоединились и так увлеклись, что не заметили, как Илья исчез. Короче, по самым скромным подсчетам, конвой трапезничал не менее двух часов, а потом столько же бродил по клубу, разыскивая неусидчивого бандита.
       С той поры Илья Шенков — в розыске. Как это всегда водится, из года в год безуспешном. Кто ж мог знать, что казначей гольяновской ОПГ кочует из одной московской квартиры в другую, свободно мотается из страны в страну и даже на всякий случай имеет своего адвоката — мэтра Валерия Соколова? Забот у Ильи уйма — надо тайно встретиться и с давним соратником Оси Олегом Пылевым (Саныч), и с женой Оси Елизаветой (она имеет виллу в курортном местечке Марбелья), организовать через них «подогрев» и Оси, и Марата Полянского — на тюремных харчах, пусть даже и в Испании, но 8 лет и 6 месяцев ребята сидеть не должны.
       Чувствую, многие уже недоумевают: а наша милиция куда смотрела? Отвечу коротко: а «оборотни» на что? Кто помогал Илье быть неуловимым — снимал его с розыска в «Шереметьеве-2», не замечал передвижений по Москве, убирал «наружку»? Да все они, «оборотни».
       Но вернемся к побегу Ильи в те давние уже годы: у следствия оставался еще один фигурант, которого вместе с Ильей называли гольяновским лидером, — его брат Максим. Увы, и с ним пришлось распрощаться: следствие уже шло к концу, подельники наперебой закладывали недавнего пахана, как вдруг Максим оказался не в себе, стал заговариваться и нести ахинею. Адвокаты тут же выступили с ходатайством, и страдальца отвезли в Центральный НИИ судебной психиатрии им. Сербского. 27 февраля 2001 года (процесс уже шел) эксперты огласили свое заключение: «…В условиях психотравмирующей ситуации ареста и привлечения к уголовной ответственности Шенков М.Н. стал проявлять признаки ситуационно обусловленного расстройства психической деятельности. Поэтому он не может осознавать фактический характер своих действий и руководить ими, правильно воспринимать обстоятельства и давать о них показания». Я понимаю медицинские премудрости так: вот если бы Максима не арестовывали и ни в чем не обвиняли (психотравмирующая ситуация), он бы все воспринимал правильно и даже давал показания. А так увольте — сумасшедший, что возьмешь!
       Год назад я говорил со следователем прокуратуры Москвы, который вместе с другими вел следствие по делу гольяновской группировки, о том, как мог уйти (а вовсе даже не убежать) от конвоя Илья Шенков. Мой собеседник взял с меня слово: я могу поделиться услышанным от него при двух условиях: во-первых, должен быть оглашен и вступить в законную силу приговор, во-вторых, должно случиться так, что прокурором Москвы Авдюков уже не будет.
       Беседовали мы в мае — сейчас уже август, Авдюков уже не прокурор, а приговор оглашен, кассационные жалобы отклонены. А коли так, я от обязательств свободен.
       Вот что я услышал тогда от следователя:
       — Многие фигуранты, прежде всего Сонис, неоднократно упоминали в своих показаниях генерала Купцова, начальника МУРа. Словом, я решил Купцова допросить. И вот приходит ко мне один из руководителей прокуратуры и говорит: ты считаешь меня своим учителем, сам говорил не раз. Ты ко мне обращался со многими просьбами, я к тебе — никогда. А сейчас прошу, умоляю: выведи из свидетелей Купцова, не допрашивай его. Дай мне спокойно уйти на пенсию — без скандалов и нервотрепки. И себя береги.
       — И что же? — спросил я тогда.
       — Я не мог не выполнить просьбу моего учителя. Купцова я не допрашивал. Свидетелем он не был.
       Добавлю немногое: как только началось следствие по делу гольяновской ОПГ, генерал-майор милиции Купцов оставил должность начальника МУРа и стал заместителем начальника ГУВД. Курировал он службы, далекие от розыска, и вообще ушел в тень. Как только начальником ГУВД стал генерал Пронин, в первые же дни он более двух часов беседовал с Купцовым и, как сам заявил в одном из интервью, со своим заместителем распрощался.
       Поэтому у меня просьба и к главку собственной безопасности МВД РФ, и к следователям по делу «оборотней»: допросить и следователя прокуратуры Москвы (фамилию я назову), и, разумеется, бывшего начальника МУРа Купцова. Это будет нетрудно: в гольяновском деле есть масса документов, в которых Купцов фигурирует, — ни в обвинительное заключение, ни тем более в приговор они не вошли. Это прежде всего допросы Сониса и Блеера, оба они живы-здоровы, найти их в Москве нетрудно.
       Так что офицеры МУРа потому и могли отпраздновать августовскую удачу с арестом Ильи Шенкова, что их подопечного никто не предупредил: одни «оборотни» были арестованы, другие ударились в бега, третьи, еще не разоблаченные, легли на дно.
       Поздним вечером 15 августа сыщики МУРа вместе с отрядом милиции специального назначения (ОМСН) взяли Илью Шенкова в квартире первого этажа блочной многоэтажки. Тот запер стальные двери и вызвал адвоката Валерия Соколова, который приехал немедленно и уговорил своего клиента не упрямиться.
       Уверен, что в прокуратуре Москвы арест Шенкова встретили без восторга. Дело в том, что процесс по делу фээсбэшника Кушникова и других гольяновцев, обвинявшихся в тех же преступлениях, что и Илья, уже давно закончился полным оправданием основных фигурантов. И еще: поскольку полковник Кушников носил воинское звание, он и его сугубо штатские коллеги предстали перед окружным военным судом, который, как мы уже убедились и на примере дела по взрыву на Котляковском кладбище, и на примере дела по убийству Холодова, весьма неравнодушен к полковникам и в обиду их не дает. Так же произошло и с Кушниковым.
       Так что будем готовы еще к одному юридическому казусу — я отнюдь не уверен, что адвокатам не удастся распространить оправдательный приговор и на Илью Шенкова (он, как я уже говорил, обвиняется в тех же преступлениях, что и те, кого признали невиновными).
       Остается судить его за побег, а обвинения в бандитизме и убийствах похерить, как это уже сделал военный суд годом раньше.
От Севильи до Гренады        Не стану гадать, отчего ореховские и медведковские бандиты так полюбили Испанию, — читаешь оперативные сводки, находишь места их лежбищ и вчитываешься в ласкающие слух названия: Коста-дель-Фельдс, Малага, Марбелья, Гренада. Прямо как в старинном романсе: «От Севильи до Гренады…». Да, именно так: вот тут — виллы ореховских, тут — медведковских.
       Год назад я писал об аресте близ Барселоны Сергея Буторина (Оси) и Марата Полянского; так этим увлекся, что о других бандитствующих соотечественниках даже не вспомнил. А зря, их тут немало. Ну прежде всего Андрей Пылев (Карлик), грозный авторитет медведковской группировки. Кстати, упаси боже его так назвать — обижается и хватается за пистолет. И глупо — ростом Андрей и правда маловат, а вот денег немерено. Его братва занималась контрабандой нефти и газа, приторговывала оружием. Дружил с Осей — у того всегда были боевики, чуть что — убирали любого. А Карлик не отказывал в деньгах.
       Когда на Буторина и Полянского наехал Интерпол вместе с полковником из МУРа, хотели прихватить и Андрея Пылева с братом Олегом (Саныч). Но тут Генеральная прокуратура РФ дала маху — прислала испанцам на Пылевых такую липу, что те братьев выпустили едва ли не с извинениями. Олег, правда, психанул, рванул в Одессу и там попался. Украинцы по дружбе передали его России, с тех пор сидит.
       В начале марта этого года Карлика испанские полицейские все-таки выследили в Малаге — запрос Интерпола уже был, и доказательства его злодейств тоже. Грозятся выдать России, как недавно случилось с Полянским.
       А вот тут уж я ума не приложу, что после выдачи Полянского случится в Московском горсуде, где уже второй год судья Говоров мается с процессом над ореховскими. Наконец-то где-то в конце июля Николай Юрьевич смог зачитать обвинительное заключение и надеялся, что теперь-то уж все пойдет своим чередом, а тут на тебе — Марат Полянский как снег на голову. Что — ждать, пока следователи закончат на него дело, и тогда уже приобщать его к готовому? И опять тормозить процесс, когда уже все мыслимые сроки содержания под стражей остальной братвы вышли?
       Подсудимые, догадываюсь, тоже не в восторге — когда были уверены, что Полянский с Буториным будут отсиживать у испанцев восемь с половиной лет, валили на паханов безбоязненно. Тот же Пустовалов (Солдат) кого назвал заказчиком убийства Солоника? Конечно, Полянского. А теперь как с ним на одной скамье в суде сидеть, а потом в СИЗО, не дай бог, свидеться?
       Одно сейчас может утешить ореховскую братву: на воле, скорее всего в той же Испании, остались пацаны крепкие, что Ося прикажет, то и сделают. Так что кто-то министра Грызлова крепко обманул и подставил: дескать, отдадут испанцы Осю и Карлика — тут ореховская ОПГ и кончится. Он и поверил? А объявленные в международный розыск Шарапов, Белкин, Масленников, Дашкевич, Сосновский, Макаров, Фролов, Симонов, Туркин?.. Ах да — еще Сергей Зимин, сын бывшего президента «Вымпелкома». Как с ними быть?
       Эта братва что-нибудь придумает — деньгами ее не обидят, ксивами тоже.
       Конечно, будь в том же МУРе купленные менты — братве спокойнее было бы на душе. Муровские ведь раньше, до арестов «оборотней», сидели в зале суда — сколько полезного для «клетки» делали — где они теперь? Пришли новые, смотрят в оба, на конвой цыкают.
       Да, кстати, это не просто мои гадания — среди полковников и подполковников МУРа, которых теперь называют «оборотнями», был и тот человек, который опекал ореховскую ОПГ. На связь с ними он теперь не выходит.
"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации