Оффшорный бизнесмен Кантор

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оффшорный бизнесмен

Оригинал этого материала
© "Российские вести", origindate::14.07.2004

Где деньги, там и слава

Яков Смирнов

В молодости он мечтал стать журналистом. Стал бизнесменом. Не из «олигарх-пролетариев», а из тех, которых коллеги по цеху обидно именуют «рантье». А власть называет «оффшорными бизнесменами», потому что все их активы надежно укрыты в зарубежных оффшорах. Одновременно с деньгами появились завистники и конкуренты. Возникла необходимость стеречь свой капиталец, нажитый пусть и не совсем законно, но - непосильным трудом. И он стерег. Всякий, кто проходил мимо, - соперник, косо смотрел, спрашивал, откуда деньги, - враг.

Обратился за помощью к прессе. Писать «как ему надо» пресса отказалась. Публиковать небескорыстно - пожалуйста, писать - нет. Пришлось вспоминать молодость и, скрипя пером, старательно высунув язык, выводить злопыхателей на чистую воду.

Как стилист не блистает. Мысль бежит, перепрыгивая события, времена, героев! Но ясно главное - отнять, наказать, а отнятое отдать ему.

Со временем образовался глоссарий любимых фраз. «Натурально», «расчесывать», «начальник», «попасть на точку», «дожать “ЮКОС”», «отступное», «выкупиться на волю», «обобрать шефа», «назначенный крайний»... Что, не нравится лексикон? Какой-то мелкоуголовный? Но другого все равно нет и уже не будет.

Журналистских премий не получил, да ему и не нужно. Он написал, газета опубликовала. Самолюбие утешено, соперники отмываются.

А на досуге можно любовно перелистать FORBES - журнал для капиталистов и о капиталистах. В майском списке FORBES «100 самых богатых людей России» он занял 53-е место с состоянием 500 млн. долларов.

Даже фотография имеется. И подпись: «Глава холдинга «Акрон» Вячеслав Кантор держит свои деньги в подмосковных землях».

Психологи говорят, что характер человека, стандарты поведения, страхи и комплексы формируются в раннем детстве. Популярностью и уважением среди сверстников мальчик из обеспеченной семьи торгового работника Слава Кантор, видимо, не пользовался. Но очень хотел. Добивался признания Слава не силой и ловкостью. С малых лет он осознал силу слова, сказанного вовремя и в нужном месте. И он пользовался этой силой, а проще говоря, сталкивал более сильных с более слабыми, в душе презирая и тех и других, а потому дружба и не складывалось. Неискренность, она, как известно, этому не способствует.

Так и рос Слава вечно обиженным, обделенным вниманием и потому бесконечно жаждущим реванша, стремящимся стать хоть на полголовы, но выше окружающих, любыми средствами.

Детство прошло, но характер сформировался и привычки остались. Не самые лучшие и, видимо, уже навсегда. И вот уже госпожа Лойтхойзер-Шнарренбергер, представитель ПАСЕ, в своем докладе не без удивления описывает, как вороны выклевывают глаза воронам. «Во время моего визита в Государственной Думе я столкнулась с обширными и эмоциональными выступлениями «свидетелей обвинения» г-д Кантора и Рыбина, обвинявших г-д Ходорковского, Лебедева и Пичугина в различных уголовных преступлениях.

...Одна из московских юристов, которую я в ходе моего визита сочла наиболее заслуживающей доверия, заявила мне, что она уже защищала некое лицо, ложно обвиненное одним из этих «свидетелей обвинения».

Детские игры сменились взрослыми, изменился масштаб целей, а вот способы их достижения все те же, привычные. Ну да человека ведь не переделаешь.

Он всегда хотел играть по-крупному. Получалось до обидного мелко. Суетился, слишком многим хотел понравиться, чересчур кланялся, соглашался, заискивал по привычке, без надобности.

Первые попытки заработать были связаны с работой в закрытой исследовательской лаборатории. Точнее, не с самой работой, а с ее результатами, которые очень интересовали больших парней «из-за бугра». Видимо, Родину все-таки продать не удалось, уголовного дела не завели, но с работы выперли со скандалом. Осадочек остался на всю жизнь.

Без работы не сидел, организовал СП с фирмой из страны, которая так интересовалась нашими оборонными секретами, которые Кантор то ли продал, то ли нет.

Но крупных заказов все не было. Приходилось крутиться, и наш герой занялся торговлей. Он не мог ей не заняться. Те же самые психологи, что так любят исследовать формирование характеров и комплексов, говорят, что дети повторяют судьбу своих родителей. Конечно, с допусками, вероятностями, в общих чертах, но все же повторяют. Отец Вячеслава Кантора сделал себе карьеру на торговом поприще. Карьера директора Сокольнического универмага оборвалась в 1985 году громким процессом и приговором за спекуляцию, хищение государственного имущества в особо крупных размерах, получение взятки и должностной подлог. Процесс этот хоть и состоялся уже в горбачевскую эпоху, но справедливо считается результатом работы андроповских чекистов. Сегодня силовики снова у власти, и, похоже, им на карандаш попал Кантор, на этот раз младший.

Торговля, впрочем, особых прибылей Кантору не принесла, отдыхает все-таки природа на детях. Но свалилось на бывшего завлаба натуральное завлабовское счастье. Видимо, эпоха тогда такая настала - завлабовская. Вспомнили о приятном во всех отношениях человечке новые хозяева.

Отправили его в Великий Новгород оценить химкомбинат, крупнейший и самый современный в отрасли, и поучаствовать в его приватизации. Он и оценил, и поучаствовал. Да так, что стал хозяином гиганта. При чем здесь кухарка и управление государством? У нас каждый кузнец своего счастья.

Чтобы стереть в памяти народной упоминание о тех лихих временах, комбинат он переименовал. Был «Азот», стал «Акрон». Красиво, непонятно, но со смыслом, суть которого доступна только посвященным.

Однако и здесь не удержался, срезался. Получив большие деньги, попался на «мелочи». Не отдал городу пять зданий общежитий. Ну не отдал и не отдал - не выполнил договор приватизации, да кто бы сейчас об этом вспомнил.

И не вскрылась бы та история с общежитиями, если бы не проклятые обыватели. Мелкие людишки, они, цепляясь за свои жалкие 7 метров, подняли такую бучу, что в дело вмешались прокуратура, суд, областная дума и ненавистные правозащитники. Нет, надо было всех к чертовой матери выселять еще в 1993 году. А то протянул, несколько десятков семей выселил на улицу, а оставшиеся не унялись, не испугались. Пришлось с позором отдавать здания городу. Ладно бы только с позором, стыд глаза не выест, а то с прямым нарушением законодательства - оформлять безвозмездную передачу уже оформленных в собственность ОАО объектов недвижимости, которые и так должны были городу принадлежать.

С подмосковными землями, в которых, как пишет FORBES, «Вячеслав Кантор держит свои деньги», совсем неловко получилось.

Вначале, как всегда, все было замечательно. Вышел на Московский конный завод №1, нашел общий язык с директором, купил у подмосковных крестьян акции конезавода, и дело в шляпе. Оформляй в собственность более двух тысяч гектаров земли - актив МКЗ №1 - на Рублево-Успенском шоссе, продавай ее по двадцать тысяч долларов за сотку и становись миллиардером. От желающих купить землицу в этом районе отбоя нет.

Суетность подвела. Земля в виде паев принадлежит тем самым крестьянам, бывшим акционерам конезавода, и со своими паями они расставаться за предложенные гроши не захотели.

Они ведь не знали, что Кантор уже раструбил на весь белый свет о далеко идущих планах, связанных с их землей. Чтобы заручиться поддержкой Администрации Президента, даже «Национальный конный парк» придумал. Прессу получил великолепную. Еще бы, не каждую детскую конную спортшколу приезжает открывать сам ВВП.

И после всего этого как признаешься, что обманом хотел землю получить? Не поймут, ей-ей, не поймут. А тут еще кто-то надоумил неразумных крестьян обратиться в суд. Шум большой вышел. Областная администрация подключилась. Сейчас земля под арестом, все сделки с ней запрещены.

Но это все цветочки, ерунда по сравнению с главным делом жизни. Точнее, главным оно стало недавно, а поначалу казалось лишь еще одной ступенькой к вершине финансового могущества и власти. Ступенька обернулась вертикальной стеной - ни залезть, ни обойти.

Кировский «Апатит». Поставщик сырья на «Акрон», он, по замыслу нашего героя, должен был стать краеугольным камнем в здании создаваемой промышленной империи. Да вот поди ж ты - у «Апатита» уже был хозяин. Группа «РОСПРОМ-ЮКОС» не собиралась отдавать производителя апатитового концентрата хозяину «Акрона». Завязалась нешуточная битва.

В ней, как и положено образцовой войне, были применены все достижения стратегической пиар-милитаристской мысли. Открытое противостояние, окопная война, партизанские действия в тылу. В результате Кантор убедился - неприятельские редуты с наскока не взять.

Но «Апатит» нужен как воздух. Когда в процессе хозяйствования основным фактором становится не модернизация производства, не снижение производственных издержек и не современные схемы сбыта продукции, а всего лишь исходная цена на сырье, вопрос о контроле над предприятием-поставщиком этого сырья приобретает цену жизни и смерти. Жизни - и весьма безбедной - бизнесмена, и смерти - очень скорой - его предприятия.

Решение лежало на поверхности: если захватить «Апатит» мешает «ЮКОС», значит, нужно помочь «ЮКОСу» умереть. Да, действительно, есть здесь что-то от мании величия. Поучаствовать в разделе нефтяной империи - это вам не дамским бельем приторговывать и не общаги новгородские прихватывать. Размах, полет, понимаешь.

Правда, «недолго музыка играла». Грубо сработал, поспешил. Покровителей подставил - губернаторов Смоленской и Новгородской областей, да и сам оголился - перед законом, как известно, все равны, и за схожие преступления должны быть схожие наказания. По срокам.

Опять же и уважение в бизнес-сообществе потерял. Но еще досадней другое - «ЮКОС» в руинах, бизнес-сообщество в панике, а «Апатит» продолжает исправно работать, отчисляя в государеву казну положенные налоги. И как-то не просматривается перспектив прибрать его к своим рукам. Что тут, спрашивается, поделать? Где справедливость, православные?

Не получилось с «Апатитом». Чуть раньше не вышло с Кирово-Чепецким химическим комбинатом, «Сильвинитом», «Беларуськалием», «Уралкалием», Ковдорским горно-обогатительным комбинатом. Успел, правда, в свое время присовокупить химкомбинат «Дорогобуж» в Смоленской области, но это вышло автоматически - хватательный рефлекс сработал.

Тем не менее замыслы зреют грандиозные! Взять хотя бы проект компании «Минеральные ресурсы». Все блокирующие пакеты акций всех предприятий минеральной отрасли должны быть переданы ему в управление. И он в интересах «национальной безопасности» начнет управлять... Сколько усилий положил, чтобы ублажить армию чиновников, пока пробивал проект, рассказать кому - не поверят. А с главой государства отношения не складываются. Ну не переносит Президент на дух «оффшорных бизнесменов».

Раньше говорили «лицом не вышел». Сегодня так не выражаются - больше про социальную ответственность бизнесмена говорят. А какая тут социальная ответственность, если активы в оффшорах, продукция в Китай уходит, сам гражданин Израиля, а живет постоянно в Швейцарии?

Делу правому помог, миллиардера-хапугу помог посадить? Молодец, и сам не воруй. И никакая это не заслуга, это долг всякого гражданина. Так что будь добр, сойди с крыльца, не загораживай проход.

И так это ему обидно и нестерпимо, что в сердцах готов он обличать любого. И мерещатся хитроумные интриги вероломных конкурентов да алчные сребролюбивые чиновники. Того и гляди, начнет фамилии высокие называть, суммами взяток публику фраппировать.

Непонятно, на что обиделся Кантор? Ведь пока еще никто не слышал обратного: чтобы какой-нибудь российский гражданин, проживающий постоянно где-нибудь в Катаре, приватизировав израильский завод, стал доверенным лицом президента Израиля.

Но вот уж где подходит народная мудрость - «Его в дверь, а он в окно».

Посему наш герой и ищет свой ключик к региональным руководителям, в первую очередь, естественно, заботится о новгородских и смоленских. Машину хорошую надо - получите машину; поддержать нужный телеканал - пожалуйста; задавить неугодную газету - нет проблем. Денег надо на избирательную кампанию? С этим сложнее, но свои ведь люди - сочтемся.

Кстати, с машинами казус случился. Задержали в Первопрестольной «Мерседес» - не из дешевых - с номерами смоленского губернатора, а он оказался, как бы это помягче сказать, ворованным. Если это тоже подарок Кантора, то интересно, давно ли он стал промышлять ворованным? Неделю назад новый мэр Великого Новгорода как «правильный» тоже появился в обществе на новом «Мерседесе». Хвалился, говорят: мол, пожаловался Кантору на свою мэрскую нищету и получил от благодетеля без лишних слов машину. Пока неясно, осмелится ли мэр выехать на своем новом авто за пределы родного города? Губернатор новгородский, например, на своей AUDI-6, полученной пару лет назад от того же благодетеля, только по области колесит. Береженого Бог бережет...

Что касается финансирования избирательных кампаний, то политическая борьба это такое занятное дело, что стоит только раз попробовать, а потом сам не бросишь. Вот и Кантору показалось мало Новгородчины и Смоленщины, потянуло его на Мурман, туда, где «Апатит». На губернаторских выборах он поставил на коммуниста Пеляка - и как нетрудно предположить, коммунист оглушительно проиграл.

Весной провел своего кандидата Антропова на должность мэра Апатитов. Может быть потому, что кроме денег Кантора, на него поработал местный криминалитет, и прошел господин Антропов. Однако выяснилось, что торжествовать пока рано. Реальной власти Антропов, а вместе с ним и Кантор в Апатитах не получили. После нескольких месяцев правления нового мэра городская казна полностью опустела, платить за электроэнергию оказалось нечем, город - на грани социального взрыва, в городском совете срочно рассматривается законопроект, позволяющий сделать должность мэра назначаемой.

Подобные ляпы смогли бы поколебать какое угодно великое самомнение. Но только не канторовское. Периоды депрессии и уныния уступают место приступам деловой активности. И тогда берегись все, что под рукой. Одна беда - под рукой на швейцарской вилле только телефон и компьютер. Или учиняй выволочку подчиненным, или изливай желчь на бумагу.

Это вообще не в его духе - унывать. Как бы ни дубасила его жизнь, он упрямо движется к намеченной цели. С его энергией и упрямством он мог бы свернуть любые горы. И все было бы хорошо,если бы цели постоянно не менялись...

Что ни говори - где деньги, там и слава.