Офшорная зона строгого режима

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Коммерсант", origindate::24.03.2003

Офшорная зона строгого режима

ЦБ Кипра не удалось сымитировать банковскую тайну

Лиза Голикова

Фото: ПАВЛА СМЕРТИНА

Председатель ФКЦБ Игорь Костиков не знал, что раскрыл своих осведомителей под диктофонную запись

В конце недели ЦБ Кипра потребовал у ФКЦБ разъяснений относительно откровений его главы о наличии у российских властей информации о реальных владельцах кипрских офшоров ([page_12886.htm см. Ъ от 18 марта 2003 года]). В ответном письме председатель ФКЦБ утверждает, что не делал подобных заявлений. Однако в распоряжении Ъ, разумеется, есть запись этого выступления. Тем временем российский бизнес спешно покидает Кипр.

Неделю назад Игорь Костиков на конференции "Международное налоговое планирование для банков, страховых и финансовых компаний в РФ" выступил с докладом. Окончив официальную часть, он ответил на вопросы участников конференции (см. справку). В частности, глава ФКЦБ подробно ответил на больной вопрос для российского бизнеса: какой информацией обмениваются кипрские и российские чиновники по кипрским офшорам российского происхождения. Из этого заявления следует, что ФКЦБ получает информацию о реальных владельцах кипрских компаний российского происхождения.

Откровенность главы ФКЦБ повергла все российское бизнес-сообщество в ужас. Ведь конфиденциальность информации о бенефициарных владельцах – это именно то, ради чего российские предприниматели шли на Кипр. При этом, по неофициальным данным, более 90% сделок на российском рынке проходит через офшоры, а Кипр занимает третье место по инвестициям в российскую экономику. Из слов же Игоря Костикова выходит, что все эти старания были напрасны. В результате разразился настоящий международный скандал.

На прошлой неделе пресс-служба ФКЦБ разместила в СМИ заявление о том, что опубликованное в Ъ заявление господина Костикова "ничего общего с действительностью не имеет". В пятницу посольство Кипра в России обратилось в редакцию Ъ с заявлением Центрального банка Кипра, также опровергающим информацию Игоря Костикова. При этом в письме говорится, что "ЦБ Кипра обратился к председателю ФКЦБ за разъяснениями, имели ли в действительности место заявления, приписываемые ему Ъ". По сведениям Ъ, ФКЦБ направило чиновникам Кипра официальное объяснение, в котором глава ФКЦБ отказывается от собственных слов и говорит, что его неправильно поняли.

Между тем понять слова Игоря Костикова иначе, чем они были восприняты участниками конференции, невозможно. Ведь заявление об обмене информацией – это, как видно из расшифровки диктофонной записи, не случайно брошенная фраза, а развернутая дискуссия. При этом опровергнуть собственные слова в разговоре с корреспондентом Ъ Игорь Костиков не решился – он передал через пресс-секретаря, что "ФКЦБ отказывается комментировать ситуацию".

По всей видимости, кипрские и российские чиновники изначально понимали подписанное между ними соглашение "О взаимопонимании" по-разному. Так, в официальном пресс-релизе ФКЦБ от 21 марта 2002 года сказано, что "подписание Меморандума... позволит нам в случае необходимости получать информацию о кипрских компаниях, вкладывающих денежные средства в российскую экономику. Таким образом, мы получим возможность защитить российский фондовый рынок и права российских инвесторов от возможных незаконных действий офшорных компаний". А в заявлении ЦБ Кипра от 19 марта 2003 года сказано, что Кипр делится информацией только о ритейловых компаниях с полного согласия их владельцев. Таким образом, Кипр не нарушает положения о конфиденциальности, заложенные в законе о ЦБ Кипра, по которым раскрытие информации возможно только по решению кипрского суда. Позиция Кипра понятна, ведь он готовится вступить в Евросоюз и должен соблюдать его стандарты раскрытия информации. А значит, не может признать, что его отношения с ФКЦБ особо доверительные, как охарактеризовал их господин Костиков.

Главное же, что Кипр получает от офшорного бизнеса значительную часть ВВП. Проводимая в стране налоговая реформа уже снизила доходы этой страны – по данным Ъ, 30% российских компаний предпочли Кипру другие юрисдикции. Остальные компании сохранили свое присутствие на Кипре исключительно из-за гарантий конфиденциальности информации о бенефициарах. Именно поэтому обеим сторонам было выгодно, чтобы информация о соглашении ЦБ Кипра и ФКЦБ в течение года была засекречена. Не совсем ясно, правда, почему спустя год после заключения соглашения господин Костиков решил проговориться. Однако, как заявил Ъ источник в ФКЦБ, "это была другая страна, Костиков вообще не подозревал, что на конференции будет много российских участников и тем более представители прессы".

Участники рынка сходятся в том, что, скорее всего, взаимоотношения двух госорганов вполне могут быть и неофициальными. "ЦБ Кипра всегда вел политику 'двойных стандартов',– заявил Ъ руководитель московского офиса Tax Consulting U.K. Вадим Поляков.– Всегда было то, что написано на бумаге, а остальное произносилось устно либо читалось между строк. Есть, конечно, альтернативные мнения кипрских адвокатов. Но понятно, что каждый хвалит свое болото. Ясно одно: офшорный бизнес на Кипре мертв".

"'Двойные стандарты' во взаимоотношениях российской стороны с Кипром существуют,– заявил Ъ замгендиректора инвестиционной компании 'Проспект' Эдуард Нейгебауэр.– Известны случаи, когда представители ЦБ могли выдвигать требования, не предусмотренные действующим законодательством". "Какие-либо заявления Центрального банка Кипра, подтверждающие факты передачи информации, неизвестны, что лишний раз говорит о неофициальных отношениях двух регуляторов",– заявил Ъ финансовый директор УК "Тринфико" Олег Белай.

Как бы то ни было, для российских компаний этот скандал не сулит ничего хорошего. "Есть подозрения и опасения, что злополучная информация о бенефициарах все же поступает в ФКЦБ,– заявил Ъ директор департамента налогов и права Эдуард Петров.– Среди российских чиновников есть люди, однозначно знающие, что творится и кто стоит за теми или иными сделками. Это грозит тем, что над рынком висит угроза раскрытия реальных имен и механизмов влияния через кипрские компании на российский рынок и бизнес. Это позволит вычислить, кто реально принимает важные для российской экономики решения".

В ряде компаний, предоставляющих услуги по открытию и юридическому сопровождению офшорных компаний на Кипре, Ъ заявили, что за последнюю неделю в их офисах воцарился хаос. Их клиенты требуют найти другие юрисдикции или переоформить кипрские компании на офшорных же владельцев. "Секретность информации на Кипре – это полнейшая иллюзия, которая поддерживается местными банкирами для привлечения российских денег,– заявил Ъ бывший совладелец 'Ингосстраха' и Автобанка Андрей Андреев.– Нет сомнений, что кипрское правительство и банки никогда не будут сопротивляться открытию информации о реальных вкладчиках, если того потребуют обстоятельства. Дают информацию – и прежде всего кипрским адвокатам. Я сам видел, как кипрские адвокаты, зная, кто стоит за одной или другой фирмой, получали информацию из банков о состоянии счетов".

***

Игорь Костиков: это конфиденциальная информация, но для нас она раскрывается

Расшифровка диктофонной записи выступления главы ФКЦБ Игоря Костикова на международной конференции "Международное налоговое планирование для банков, страховых и финансовых компаний РФ" (Швейцария, Женева, 15 марта 2003 года)

– С кипрским Центробанком у нас постоянно идет обмен информацией... С другими странами подписано подобное соглашение... Я могу сказать, что почти по всем российским компаниям Центральный банк Кипра нам сообщает, кто является реальным владельцем.

– Почему ЦБ Кипра раскрывает эту информацию? Ведь законодательство Кипра это запрещает? 

– Да, для нас раскрывает. Это конфиденциальная информация, но для нас раскрывает. Более того, сейчас он запрашивает у нас, нет ли у нас возражений по открытию владельцев компаний с российским участием. По всем компаниям. Компании, которые создаются для целей инвестирования на Кипре либо для схожих целей в других странах. Торговые компании нас пока не интересуют. При регистрации они заявляют, кто есть бенефициарный владелец.

– Как используется эта информация? 

– Она у нас собирается, эта информация. Может вестись расследование по манипулированию ценами. Если мы начинаем такое расследование и доходим до компании, у которой есть соответствующий бенефициар, то мы видим, кто реально за этим стоит.