Офшорный трюкач

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Наша Версия", origindate::26.05.2008, Фото: "Коммерсант"

Офшорный трюкач

Сенатор Владимир Слуцкер отсудил у бывшего партнёра по бизнесу 83 миллиона

Михаил Семёнов

Converted 26828.jpg

Суд признал Амбарцума Сафаряна виновным в мошенничестве в особо крупном размере и отправил за решётку на шесть с половиной лет.

Пресненский суд Москвы 16 мая приговорил к шести с половиной годам лишения свободы бывшего совладельца и главу совета директоров ОАО «Финвест» Амбарцума Сафаряна. Ловкий делец был признан виновным по ч. 3 ст. 159 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере), обвинение в отмывании денег (ст. 174.1) судом было снято. Этот приговор – промежуточная веха в долгом деле о «разводе» совладельцев «Финвеста», члена Совета Федерации от Чувашии Владимира Слуцкера и предпринимателя Амбарцума Сафаряна.

Как дважды продать одни и те же акции

Как установил суд, Сафарян «совершил хищение чужого имущества в особо крупном размере путём обмана и злоупотребления доверием». Делец осенью 2002 года решил завладеть денежными средствами ЗАО «Внешпром» (одна из «дочек» «Финвеста»), возглавляемого его знакомым по «Финвесту» Сергеем Желтовым. Сафарян предложил доверчивому Желтову купить контрольный пакет акций ОАО «Шов» ради основного актива «Шва» – двухэтажного особняка в центре Москвы. Делец не стал умалчивать, что владеет акциями его супруга, но представил дело так, что она оформила пакет на него, в результате чего он вполне может продать акции «старому другу и партнёру» Желтову. Сумму сделки установили в 83 млн. рублей. Сергей Желтов так спешил вступить в новые права, что подписал с Сафаряном акт передачи пакета акций «Внешпрому» до того, как это состоялось на самом деле. Как выяснил суд, Сафарян понимал, что покупатель не получит никаких прав на акции «Шва». Когда Желтов принимал от него подписанный акт завершения сделки, ловкий делец уже забрал 83 млн. со счёта в Промторгбанке. Он вынес обналиченные деньги то ли в большом чемодане, то ли в двух спортивных сумках. Покупатель ни денег, ни акций больше не увидел. Сергей Желтов «в силу сложившихся доверительных отношений», как сказано в приговоре, позволял Сафаряну водить себя за нос до начала 2007 года: тот под разными предлогами откладывал переоформление злополучных акций (о том, что он не был их владельцем, покупатель узнал уже от следствия). Так продолжалось до тех пор, пока владелица акций «Шва» Лилит Карапетян не продала их в январе 2007 года компании «Городской инвестор». После чего «кинутый» бизнесмен подал заявление в прокуратуру.

Театр на скамье подсудимых

На суде и во время следствия Сафарян заявил, что договоры купли-продажи акций «Шва» он не подписывал, акции не продавал, 83 млн. рублей не получал. И вообще не мог их вынести, так как физически немощен. То есть свою вину он не признал, всячески пытаясь выдать себя за жертву интриг бывшего партнёра Владимира Слуцкера. Но ещё раньше Сафарян разыграл целое театральное представление. Протокол судебного заседания пестрит фразами «далее подсудимый выражается нецензурной бранью». И более цензурными высказываниями в адрес прокурора: «Что ты несёшь?», «Что ты врёшь, дура?», «Заткнись вообще, ещё встала!» Судья Татьяна Васюченко указала Сафаряну на некорректное поведение. В ответ участники заседания услышали: «Некорректное? Да вы жулики в форме, вместе с Чайкой (генпрокурор. – Ред.). Жулики! Ещё лицо делает такое! Вы мошенники! Она мошенница, а не я. Что, дура, сука, лицо такое делаешь?» После этого судья, обвинитель и адвокат потерпевшего узнали о себе от Сафаряна, что они «банда в форме», «жулики натуральные» и «придурки».

Каскадное хищение

Дело о фиктивной продаже акций «Шва» – лишь часть единого уголовного дела в отношении Сафаряна, и часть наиболее скромная, по крайней мере по сумме ущерба. Другие два эпизода по фактам хищений акций у группы «Финвест» появились в деле по заявлению Владимира Слуцкера в 2005 и 2006 годах. В 2005 году сенатор Слуцкер обвинил Амбарцума Сафаряна и гендиректора «Финвеста» Арама Григоряна в хищении активов группы мошенническим путём. Арам Григорян, назначенный Сафаряном в 2004 году гендиректором, правда, как только было возбуждено уголовное дело по факту хищений, спешно покинул пост и обрёл новую родину в «столице изгнанников» – Лондоне. Видимо, Лондон привлёк его отсутствием механизма выдачи преступников. Двое криминальных предпринимателей похитили у группы «Финвест» активов и акций на сумму около 100 млн. долларов. В этот список вошли практически все активы транспортных проектов группы: таксопарки и автопредприятия проекта «Новое жёлтое такси», недвижимость в Москве и Сочи, маршрутные такси. Способ хищения мошенниками был выбран довольно простой: как пишет газета «Коммерсантъ», «активы предприятий господин Сафарян перевёл в офшорные компании, учреждённые на своих родственников и подставных лиц».

Как неоднократно заявляли следователи, которые вели дело, в этом случае сбор доказательной базы для правоохранительных органов наиболее затруднён. В большинстве случаев оформление акций производилось не на один, а на целую цепочку офшоров. И в каждом конкретном эпизоде необходимо проводить массу экспертиз и очных ставок, нужны постоянные командировки группы следователей и дознавателей, выемка документов, опрос свидетелей и помощь местной полиции.

Ещё одно уголовное дело в отношении Сафаряна было возбуждено в 2006 году, и касалось оно обстоятельств покупки группой «Финвест» фирмы «Строитель», контролировавшей 3-й и 5-й автопарки Москвы. Следствие по этому делу было закрыто при довольно странных обстоятельствах (об этом читайте ниже). Представитель потерпевших уже направил жалобу председателю Следственного комитета при Генпрокуратуре Александру Бастрыкину с просьбой возобновить расследование в отношение Сафаряна. В ней, в частности, говорится, что «показания допрошенного… Сафаряна А.А. подтверждают наличие прямого умысла на завладение акциями ЗАО «Строитель», что было оставлено следствием без должного внимания.

Характерно, что по тому же хозяйственному делу Арбитражным судом Москвы было принято решение в 2007 году, которое в январе 2008-го было подтверждено 9-м Аппеляционным арбитражным судом в пользу группы «Финвест». Этот суд провёл экспертизу, подтвердившую наличие подложных документов: «Согласно заключению экспертизы…от 22 ноября 2006 года, подписи Жилкиной С.В. (экс-владелец акций «Строителя») на договоре купли-продажи ценных бумаг от 16 февраля 2005 года и расписке в получении денег от 16 февраля 2005 года выполнены не Жилкиной С.В., а иным лицом с подражанием её подлинной подписи». После этого суд постановил вернуть группе похищенные акции. Однако активы возвращены не были, при этом группа «Финвест» оценивает свой ущерб в 25 млн. долларов.

Твои кадры, ГТК

Амбарцум Сафарян, который на суде пытался убедить всех в своей невиновности, в полной мере продукт предыдущей эпохи — вынырнувший из хаоса 1990-х ловкий и оборотистый делец, не чурающийся никаких способов заработка. Широкой общественности г-н Сафарян стал известен ещё в 1998 году, когда возглавил организацию таможенных складов «Ростэк» при ГТК России. В 1990-е, напомним, когда основные доходы бизнес получал от экспорта сырья и импорта потребительских товаров, сотрудники таможни и всех связанных с ней структур воспринимались обществом как нефтяники в наши дни. Тогда помимо управления таможенными складами в функции Сафаряна входили страхование сотрудников ГТК, реализация конфиската, а также некоторые подакцизные таможни, в частности сигареты и автомобили. Тогда же в органы следствия были направлены два депутатских запроса о нарушениях Сафаряном закона практически по всем вышеперечисленным видам таможенной деятельности. Глава «Ростэка» тогда сумел замять скандал, подключив свои многочисленные связи. В 2007-м силы Сафаряна были уже не те: оказавшись под арестом по делу о хищении акций «Финвеста», он даже решился бежать из-под стражи, когда его привезли на обследование из СИЗО в одну из московских больниц. Розыск ловкача дал результат только через месяц.

Эпизод с хищением акций «Строителя» был, как и два других, объединён в единое уголовное дело следователем Генпрокуратуры Казиахметовым, но 27 сентября 2007 года сотрудник правоохранительных органов был убит. Кстати, так совпало, что убийство следователя, расследование которого продолжается, произошло через два дня после продления Сафаряну срока содержания под стражей. Новый следователь, ведущий дела «Финвеста», Кметь, закрыл уголовное дело по этому эпизоду. По его мнению, достаточно решения арбитражного суда о незаконности сделки и возврата «Финвесту» похищенных активов. Вот только уголовное дело возбуждалось именно в отношении Сафаряна за мошенничество, то есть следователь прокуратуры фактически освободил его от уголовной ответственности за махинации с акциями «Строителя».

Дело ясное, что дело тёмное

Ознакомившись с криминальными приключениями Сафаряна, невольно задаёшься вопросом: откуда такая уверенность в своей безнаказанности? Вряд ли здравомыслящий и вменяемый человек будет публично грозить в суде «посадкой» Генпрокурору Чайке и «всей его банде в погонах». Трудно поверить, что искушённый бизнесмен стал бы в открытую проворачивать свои махинации, даже не пытаясь придать им хотя бы видимость законности. Наконец, как ему удалось с такой лёгкостью сбежать из-под стражи и почему уголовные дела по бывшему совладельцу «Финвеста» расследуются так медленно, постоянно тормозятся и даже закрываются? Ответом на эти вопросы могут стать неафишируемые тесные связи Сафаряна с одной крупной финансово-промышленной группой, занимающей ведущие позиции в ряде отраслей российского бизнеса. Случилось так, что пути отъявленного мошенника и уважаемой структуры пересеклись на почве обоюдной нелюбви к Владимиру Слуцкеру, когда тот в 2002 году ушёл из бизнеса в большую политику. И если бывший партнёр Слуцкера увидел в его уходе из «Финвеста» возможность безнаказанного воровства, то авторитетной финансовой структуре пришлась не по вкусу чрезмерная политическая активность новоиспечённого сенатора. Сафаряну была обещана максимальная помощь, после чего офшорный трюкач, окончательно уверовав в свою безнаказанность, поставил целью своей жизни отобрать лавры у Остапа Бендера. Однако не вышло.