Офшор, еще офшор!

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Вслух о ...", май 2003, Фото: "Комсомольская правда"

Офшор, еще офшор!

Converted 14446.jpg

Один из столпов финансового благополучия высшего эшелона ЛУКОЙЛа – многочисленные дочерние компании в офшорных зонах. С их помощью нефтяной гигант отмывает деньги и уходит от налогов. Суммы, недополученные государством, исчисляются миллиардами.

Екатерина Милая

В зонах льготного налогообложения у ЛУКОЙЛа около полутора сотен «дочек» и «внучек» – в Израиле, на Каймановых островах, на острове Мэн, на Мальте… Плюс неимоверное количество трастовых фондов. Все это беспокойное хозяйство необходимо, чтобы выводить из России деньги, «отмывать» их и периодически возвращать под видом «портфельных» иностранных инвестиций, чтобы заработать еще несколько десятков миллиардов валюты, которые впоследствии тоже, конечно, будут выведены в офшоры.

Как это делается? Просто, как все гениальное. Выручка с продажи за рубеж российской нефти переводится в зарубежный траст, на счета компаний, зарегистрированных на Кипре, Виргинах, либо еще где. Номинально трастовые компании никакого отношения к ЛУКОЙЛу не имеют: их учредители – почтенные иностранцы, зарабатывающие на жизнь именно созданием подобного рода структур. Доказать, что реальными владельцами офшорных фирм и банковских счетов на астрономические суммы, являются топ-менеджеры ЛУКОЙЛа практически невозможно.

Периодически какая-нибудь «Малина лимитед» (это не шутка, у ЛУКОЙЛа реально имелась «дочка» с таким названием) с Виргинских островов, де-факто принадлежащая одному из членов совета директоров компании, изъявляет желание поучаствовать в российском нефтяном бизнесе в качестве зарубежного инвестора. Чистенькие, свежеотмытые деньги со счетов «Малины» вкладываются в освоение месторождений Каспия или Тимано-Печоры, и иностранная «дочка» на полных законных основаниях выкачивает из России новые миллиарды.

Семейная идиллия

Весьма показательной может служить история с Каспийским проектом. В начале 90-х ЛУКОЙЛ решил заняться разработкой нефти на шельфе Каспийского моря. Одна беда: официально у компании, перманентно жалующейся на тяжелое материальное положение и задерживающей выплату налогов, свободных денег, которые можно было бы вложить в освоение Каспия, не было и нет. Зато этих самых свободных средств (принадлежащих лично топ-менеджерам) в изобилии имелось на счетах зарубежных трастовых компаний. Все, что было необходимо сделать, – по-скорому создать инвестора, который мог бы официально вложиться в проект. Что и было с блеском исполнено.

Весной 1992 года на Виргинских островах некто Йоханн Дойс зарегистрировал компанию «Оман ойл компани». Спустя буквально несколько месяцев эта фирма стала одним из соучредителей Каспийского трубопроводного консорциума (два других – Россия и Казахстан). К слову, предварительная договоренность об этом была достигнута в ходе личной дружеской беседы, когда премьер-министр суверенного Казахстана Сергей Терещенко и министр нефтегазовой промышленности России Виктор Черномырдин по-простому заскочили к Дойсу в гости сразу же после регистрации «Оман ойла» (наши СМИ долго еще потом будут называть ее национальной компанией Омана). Два с половиной года спустя парламент Азербайджана ратифицировал «контракт века» по освоению трех нефтяных месторождений на шельфе Каспия: Чираг, Азери и Гюнешли...

Эстафету «национальной компании Омана» затем подхватила другая фирма, также имеющая непосредственное отношение у ЛУКОЙЛу. Отсутствие на Каспии плавучих буровых установок не смутило ЛУКОЙЛ. Подходящая недостроенная буровая нашлась в Астраханском порту. Чтобы купить ее, 23 января 1997 года была организована фирма под названием «Хазойл» (зарегистрирована в офшорной зоне на Каймановых островах). Учредитель – вице-президент ЛУКОЙЛа Виталий Шмидт. «Хазойл», выступая в роли уважаемого иностранного инвестора, заключила договор с «ЛУКОЙЛ-Астраханьморнефтью» в лице г-на Решетняка. Все происходит ласково, по-семейному. Кредиты на покупку вышки (около $30 млн.) тоже берут у «родственников» (иностранных опять же партнеров зарубежного инвестора), трастовых дочерних компаний ЛУКОЙЛа – Elliott Inv. PLC с Сейшельских островов (документы подписаны тамошним аборигеном Вячеславом Ракчеевым) и Reimond Trading and Inv. SA из Панамы, официальный руководитель которой, некий израильский гражданин по фамилии Мор, нанял на должность директора все того же Виталия Шмидта, вице-президента ЛУКОЙЛа, одного из самых богатых людей если не в мире, то в России уж точно...

Правда, эта работа по совместительству в нескольких компаниях Шмидту на пользу не пошла. Вскоре он скоропостижно скончался. Вложенные Шмидтом в проект личные средства из контролируемых им трастовых компаний ЛУКОЙЛ отдавать наследникам не желает, и без малого $50 миллионов по поддельной генеральной доверенности уходят на счета многочисленных «дочек-внучек» и «правнучек» генеральной компании НК ЛУКОЙЛ.

Тендер на освоение каспийской нефти разыгрывается также силами «дочек-внучек». ЛУКОЙЛ-«папа» открывает в Калмыкии «ЛУКОЙЛ резерв инвестмент», калмыцкий «ЛУКОЙЛ резерв инвестмент» учреждает на Кипре «Реформ инвестментс» и «Кортинвей трейдинг ЛТД» (зарегистрированы двумя тамошними конторами, прописаны по одному и тому же адресу). У обеих фирм – солидный уставной капитал. Откуда? А как вы думаете, если даже счета за оплату офиса кипрская «Кортинвей трейдинг ЛТД» отправляет калмыцкой «маме» – «ЛУКОЙЛ резерв инвестмент», «дочке» большого ЛУКОЙЛа. Формально все чисто, и две свежеиспеченные кипрские фирмы участвуют в тендере на разработку каспийского шельфа как самостоятельные иностранные компании.

По ходу тендера две «сестры» даже не потрудились изобразить честную конкурентную борьбу. «Реформ инвестментс» выигрывает у «Кортинвей трейдинг ЛТД» с перевесом в $5 тысяч (контракт при этом, напомним, на много миллиардов).

Рублевая победа

Впрочем, перевес в пять тысяч – это еще в рамках приличий. При захвате Тимано-Печоры было круче. Когда в июне 1998 года госпакет акций бывшего госпредприятия «Архангельскгеолдобыча» (АГД) выставили на аукцион (начальная цена – $50 млн.), заявок на покупку поступило всего две: от ООО «АГД-инвест» и ООО «В.А.-инвест». Первое ООО предложило 300 млн. рублей, а второе, победившее, – больше на... 1 рубль! И 73,5% акций АГД стали собственностью ООО «В.А.-инвест». По мнению некоторых аналитиков, эти «В» и «А» – всего лишь инициалы Вагита Алекперова, в результате «честного» торга к сегодняшнему дню заполучившего около половины всей ресурсной базы Тимано-Печоры, в первую очередь лицензии на разработку подземных кладовых...

Итоги тендера по Каспию можно, пожалуй, считать даже более удачными. Ведь, помимо прочего, по условиям конкурса кипрскому инвестору (то есть в лукойловский карман) уходят 9% государственных акций отечественного нефтяного гиганта, к продаже которых государство наше давно и тщательно готовилось, что не помешало выручить за них чуть более 30% реальной цены. Акции ушли ровно в тот момент, когда цена на них была минимальной. Западные эксперты открыто заявили, что имела место подтасовка и искусственное занижение цен. Но поди докажи...

К слову, в тендере повторно была разыграна астраханская недостроенная буровая, за которую покойный Шмидт уже частично расплатился. Чтобы не тратить деньги на новую установку (да и где ее взять?), ЛУКОЙЛ быстренько переименовал буровую. Если по документам «Хазойла» она проходила как «Морава», то через «Реформ инвестментс» ее провели как «Астру».

Девять маленьких дочек большого папы

Если одни «дочки» помогают ЛУКОЙЛу расширять сферу влияния и умножать капиталы руководства, то дело других – миминизировать затраты и помогать «папе» уходить от налогов. В этом плане наиболее занимательной представляется история лукойловских «дочек» на Байконуре, который в офшор превратился исключительно стараниями местной администрации.

Глава этой самой администрации г-н Дмитриенко неожиданно проникся горячей любовью к «нефтяным деткам»… Вообще по жизни Дмитриенко придерживался тех взглядов, что малое предпринимательство – суть двигатель российской экономики и надо его всяко поддерживать, предоставляя, в частности, налоговые льготы. Одним из субъектов малого бизнеса, щедро облагодетельствованных г-ном Дмитриенко, стала нефтяная компания ЛУКОЙЛ – крупнейшая в России, с многомиллионным годовым оборотом. Строго говоря, с формальной точки зрения местные лукойловские «дочки» вполне были малыми предприятиями: 3–5 человек, тесный офис… Такие фирмочки регистрировались здесь во множестве. Зачем? А затем, чтобы якобы арендовать мощности на нефтеперерабатывающем заводе, принадлежащем ЛУКОЙЛу-«папе». Вся прибыль в этом случае числится за крошкой-дочкой, которую г-н Дмитриенко освобождает от налогов.

Всего на территории города было зарегистрировано девять организаций, получивших от главы администрации крупные налоговые льготы. Они «арендовали» имущество ОАО «ЛУКОЙЛ-Волгограднефтепереработка», ОАО «ЛУКОЙЛ-Ухтанефтепереработка», ООО «ЛУКОЙЛ-Пермнефтеоргсинтез», ОАО «Уфанефтехим», ОАО «Ново-Уфимский НПЗ», ОАО «Уфимский НПЗ», ОАО «Нижегороднефтеоргсинтез», ОАО «Московский НПЗ». Дмитриенко так увлекся благотворительностью (которая, полагаю, щедро оплачивалась заинтересованными лицами), что даже проигнорировал правительственное постановление от 25 октября 2001 года, запрещающее байконурской администрации давать эти самые льготы по федеральным налогам.

Результатом деятельности байконурского филантропа стал грандиозный скандал – Счетная палата выявила нарушения в деятельности компаний, принадлежащих ЛУКОЙЛу, и раскрыла факты уклонения от уплаты акцизов в 2000 и 2001 годах на общую сумму почти в три миллиарда рублей. Итоги проверки были направлены в Министерство по налогам и сборам, Федеральную службу налоговой полиции и правительство. В официальных бумагах говорится, что Дмитриенко, пользуясь своими полномочиями, нанес консолидированному бюджету Российской Федерации существенный ущерб. В общем и целом байконурский офшор, кажется, прикрыли.

Да и помимо этого есть проблемы. С Кипром непонятно что делать, на Мальте работать все труднее, в Европе ситуация полного неблагоприятствования.

Впрочем, ЛУКОЙЛ не унывает. Говорят, что в последнее время компания обратила пристальное внимание на Датское королевство. Если верить экспертам, сегодня Дания – чуть ли не единственная европейская страна, где сохранился благоприятный офшорный климат, а банки строго охраняют тайну вкладов своих клиентов...