Офшор, однако

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Схемы Абрамовича

Оригинал этого материала
© "Версия", origindate::21.06.2004

Офшор, однако!

В 2001 году в результате «чукотских фокусов» Абрамовича бюджет недополучил свыше 10 миллиардов рублей

Ольга Буркалёва, Александр Выборный

Converted 16963.jpg

В этом году власть дала добро на инвентаризацию топливно-энергетического комплекса. С января Счётная палата проверяет все источники благосостояния отечественных нефтяных олигархов. На первый взгляд происходящее касается всех крупнейших корпораций в равной степени — ТНК, ЛУКОЙЛа, «Газпрома» и т.д. Тем не менее для любознательной публики очевидно особое пристрастие, которое питает председатель СП Сергей Степашин к личности главы одной из них — ОАО «Сибирская нефтяная компания» (сокращённо «Сибнефть»). Речь, разумеется, идёт о губернаторе Чукотки Романе Абрамовиче. Результаты очередной и, возможно, окончательной проверки «Сибнефти» будут обнародованы в июле. Вместе с ней может решиться и судьба отечественной карьеры одного из самых загадочных и могущественных персонажей постсоветской эпохи.

Как известно, Министерство по налогам и сборам выдвинуло претензии к «Сибнефти» по неуплате налогов в размере около $1 миллиарда, а заодно и к основной добывающей компании — «Ноябрьскнефтегазу» — на сумму $400 миллионов. Вообще-то «Сибнефть» уже давно активно и даже демонстративно пользуется схемами минимизации налоговых выплат (так, за первое полугодие прошлого года при прибыли в $1,5 миллиарда компания заплатила государству всего около $70 миллионов). По слухам, Роман Абрамович нынче всерьёз ищет покупателя на свои нефтяные активы, но пока ситуация с МНС не разрешится, о продаже «Сибнефти» не может быть и речи. По информации из кулуаров, выдвижение претензий к компании Абрамовича тесно связано с уходом Михаила Касьянова с поста премьера. Говорят, что МНС смогло пойти на столь резкий шаг (а большие претензии у налоговиков только к ЮКОСу) лишь благодаря отставке главного заступника интересов крупного бизнеса.

Кремлёвские группировки стремятся повысить цену выхода Абрамовича из российского бизнеса: перед продажей активов ему предлагается пополнить государственный бюджет. Кремль, и в первую очередь питерские «либералы» во главе с Дмитрием Козаком, намерен обеспечить полный контроль над компанией: Абрамович должен выполнять не только сугубо политические требования власти (что он уже делает), но и экономические. К последним относятся сотрудничество с государством по вопросу продажи компании и выполнение новых правил налоговой дисциплины. По нашей информации, в Кремле ещё не сформировалось точного мнения о будущем «Сибнефти». Мы предлагаем вниманию читателей четыре версии возможного развития событий.

ВЕРСИИ
1. Сохранение «Сибнефти» под контролем Абрамовича. Этот вариант возможен как переходный, на срок не более года. В 2005 году заканчиваются полномочия Абрамовича на посту губернатора Чукотского АО, что может стать крайним сроком пребывания олигарха в России.

2. Продажа «Сибнефти» западной компании. Вариант маловероятен, поскольку имеет слишком много негативных последствий для государства. Судя по всему, власть постарается избежать снижения политического контроля над компанией.

3. Продажа «Сибнефти» близкой к государству компании («Сургутнефтегаз» или ЛУКОЙЛ) или консорциуму инвесторов во главе с «Роснефтью». Обе схемы в настоящий момент имеют равные шансы на реализацию. Наиболее вероятный вариант, предлагаемый «питерскими силовиками».

4. Конфронтация между государством и Абрамовичем. Маловероятный вариант: владельца «Сибнефти» интересует продажа бизнеса, а в случае конфликта с Кремлём он рискует вообще его потерять. Поэтому Абрамович скорее всего пойдёт на все уступки.

Конец северного романа

На вопрос, почему Чукотка, Роман Абрамович всегда отвечал просто: «Мне тут понравилось, я вообще Север люблю». Однако есть более логичная версия ухода бывшего депутата Госдумы в губернаторы: опасность «равноудаления» за функцию «кошелька» Семьи и близкие связи с Владимиром Гусинским и Борисом Березовским.

По мнению специалистов, Абрамовичу досталось тяжёлое наследство. Ужасный климат, 20-процентный дефицит кислорода, вымирающие эскимосы, почти полное отсутствие транспортного сообщения, зачастившие миссионеры с Аляски... Ставка бывшего губернатора Александра Назарова на «золотую лихорадку» сама собой сошла на нет после того, как российско-канадская фирма «Голд-Кросс» выяснила, что добывать золото на Чукотке совершенно нерентабельно.

Есть там, правда, нефть — продукт профессионального интереса Абрамовича. По предварительным оценкам, бассейн Берингова моря содержит более 16 миллиардов тонн нефтяного эквивалента. При этом геологи считают, что детальное изучение шельфа Чукотки значительно увеличит предполагаемые запасы. Вот только добыча углеводородов там никогда не велась: запасов Западной Сибири с лихвой хватало на весь Союз, и отвлекать силы на новый регион, по мнению специалистов, не имело смысла.

В этой связи избрание нового губернатора местные жители вполне резонно отождествляли с началом развития топливно-энергетического комплекса округа. Основным инструментом для этого было ООО «Сибнефть-Чукотка», учреждённое «Сибнефтью» и Чукотской торговой компанией. «Сибнефть-Чукотка» намерена была работать по двум направлениям. Первое — на экспорт: в конце января 2001 года в посёлок Беринговский из Находки прибыло судно, на борту которого находилась буровая установка «Сибнефти». Поскольку скважины должны были располагаться в непосредственной близости от уреза воды, нефть можно было бы сразу перегружать на танкеры. А дальше — неограниченные возможности поставлять углеводороды на рынки Азиатско-Тихоокеанского региона, в Китай и Северную Америку. Второе направление — обеспечение региона собственными углеводородами. С этой целью компания намеревалась начать разработку на суше малых месторождений, расположенных в 100—150 километрах южнее города Анадырь. Абрамович провёл переговоры с Михаилом Ходорковским, и олигархи решили вместе ставить вышки на севере Чукотки.

Более приземлённые проекты включали развитие рыбного промысла с предварительной закупкой на Аляске новых технологий, подъём поголовья оленей, производство колбас и консервов, пошив одежды из оленьих шкур в современном стиле. В 2003 году Чукотка получила 525 миллионов рублей от продажи морепродуктов. В результате губернатор добился того, что сбор налогов в регионе увеличился на 35 миллионов рублей, правда, в основном за счёт сотрудников абрамовичевских бизнес-структур. Из этих сумм впервые за несколько лет удалось погасить задолженность по зарплате учителям и врачам. Оленеводам, традиционно получавшим за свой труд вместо денег товары, начали платить зарплату. Казалось бы, жизнь налаживается. Почему бы не остаться на очередной срок?

Но тут начались сложности с ЮКОСом — то брак, то развод. Впрочем, потеря пусть даже и очень крупного партнёра была по большому счёту не так уж страшна. Главным условием, повлиявшим на решение чукотского губернатора не баллотироваться на второй срок, стала отмена с января 2004 года для Чукотки льгот внутреннего офшора. Ведь именно благодаря привилегиям тамошние компании платили в федеральный бюджет всего лишь 6-процентный налог на прибыль — на этом в основном и строилось всё вышеописанное благополучие. Вот и решил Абрамович скоренько завершить свой роман с Чукоткой. В планы губернатора входило превращение округа в полноправную свободную экономическую зону, что давало возможность свободной торговли с Америкой. Однако государство не позволило: в этой связи совершенно логичными выглядят покупка английского футбольного клуба «Челси» и перевод денег в зарубежную недвижимость. Чукотка, не будучи даже внутренним офшором, стала противопоказана бизнесу олигарха. И никакая любовь к Северу его здесь уже не удержит.

Кстати. Сначала были куклы

Роман Абрамович выглядит несолидно для олигарха: мечтательный, извиняющийся взгляд, вечная трёхдневная небритость, джинсы, футболки, спортивные свитера. Футбольные трибуны ему больше к лицу, чем нефтяные вышки. Лишь на официальные приёмы он одевается в костюмы и галстуки, что, судя по его виду, доставляет олигарху невыразимые страдания...

Родился Роман Аркадьевич 24 октября 1966 года в Саратове, хотя его родители жили в столице Республики Коми Сыктывкаре. Мать Ирина приехала рожать своего первенца к родителям и вскоре после родов умерла от лейкоза. Бабушка Фаина Грутман разругалась с зятем и его роднёй, заявив, что, если бы молодая семья не уехала на Север, Ирина была бы жива. Она забрала внука и вернулась в Саратов. А в конце 60-х в результате несчастного случая на стройке погиб Ромин отец. Рому усыновил старший брат отца.

Подрабатывать молодой человек начал рано: студентом мыл машины на автозаправочной станции. Свою стремительную бизнес-карьеру начинал с уровня скромного коммерсанта — торговал подержанными автомобилями, шинами и куклами, которые изготавливались прямо в квартире, где он проживал с первой женой и падчерицей. Со своей второй женой Роман познакомился во второй половине 80-х годов в самолёте: Ирина тогда работала стюардессой в Аэрофлоте на международных линиях. Ради неё будущий олигарх ушёл из семьи и наладил новый бизнес: Ирина привозила модные вещи из-за границы, Роман копировал их, запускал в производство и продавал втридорога.

В начале 90-х переключился на нефть и в 95-м пришёл в команду Березовского уже опытным нефтетрейдером. Учредил фирму «Меконг», которая занимала второе место по объёму продаж нефти из Ноябрьска. Этим Абрамович был обязан знакомству с г-ном Городиловым, сыном главы «Ноябрьскнефтегаза» и первого президента «Сибнефти». Через 3 года Абрамович стал равноправным партнёром Березовского в «Сибнефти», а затем — «кошельком» Семьи. После избрания губернатором Чукотки не изменил политических привычек: дружил с семьёй опального Березовского, поддерживал отношения с Валентином Юмашевым. Татьяна Дьяченко якобы говорила о нём: «Рома такой романтик!»

По данным журнала Forbes, Абрамович увеличил личный капитал за 3 года более чем в 7,5 раза — с $1,4 миллиарда в 2001 году до $10,6 миллиарда в 2004-м, в результате чего в рейтинге самых богатых людей планеты поднялся с 363-й позиции на 25-ю. Эксперты прогнозируют: если такая динамика роста доходов сохранится, то в следующем году он сможет претендовать на место в первой пятёрке, потеснив нашего нынешнего лидера — Михаила Ходорковского.

Северный вывоз. Схема использования налогового рая на краю земли

Каким образом наживаются миллиардные состояния, для большинства россиян загадка. Известно только, что хитроумные коммерсанты для того, чтобы дорасти до высшего в их иерархии звания «олигарх», активно используют схемы так называемой минимизации налогов. В большинстве из них нет ничего оригинального с экономической точки зрения, однако результат они приносят более чем впечатляющий. Многие из таких схем подробно изложены в предыдущей проверке СП деятельности «Сибнефти» и её дочерних предприятий за 2001 год и первое полугодие 2002 года.

Согласно исследованиям аудиторов, дело было так: нефть, произведённая «Ноябрьскнефтегазом» (ННГ), главным добывающим подразделением «Сибнефти», продавалась компаниям, зарегистрированным в зонах с льготным налогообложением. Их было много, и назывались они очень красиво: «Оливеста», «Вестер», «Новелла», «Терра», «Аргус». Щедрый «Сибнефть-Ноябрьскнефтегаз» уступал нефть этим фирмам по цене 1300 рублей за тонну, а они продавали часть её непосредственно на том же контрольном пункте учёта самой же «Сибнефти» по цене в 2—3 раза дороже. Это, по мнению экспертов Счётной палаты, делалось для того, чтобы снизить налогооблагаемую базу «Сибнефти», ведь чем дороже обходится нефть компании, тем меньше налогов она должна заплатить. При этом сырая нефть с узла учёта никуда не уходила и не меняла своих физических свойств, то есть реальных причин подорожать в 2—3 раза у неё не было.

Другую часть нефти те же самые фирмы-посредники направляли на переработку на Омский НПЗ на давальческой основе, то есть он не покупал сырую нефть, а перерабатывал её за вознаграждение. Агентом по транспортировке сырой нефти от узла учёта «Сибнефть-Ноябрьскнефтегаз» до контрольного пункта «Омский НПЗ» выступала «Сибнефть» — таким образом опять-таки увеличивались её затраты. В результате владельцами нефти юридически являлись посредники, которые в дальнейшем заключали договоры с «Сибнефтью» на экспорт «чёрного золота», при этом организацию же экспортных поставок, оплату таможенных пошлин, а также транспортировку нефти на территории Российской Федерации осуществляла всё та же «Сибнефть». То есть она, по сути, проводила весь производственный процесс и оплачивала затраты по нему, а посредники лишь аккумулировали прибыль. Более того, льготные условия позволили им снизить ставку налога на прибыль более чем в 6 (!) раз.

Фирмы-посредники, о которых шла речь, просуществовали недолго: уже 24 августа 2001 года они были реорганизованы и присоединены к «Сибнефти». Их учредители обменяли свои стопроцентные доли примерно на 700 обыкновенных акций «Сибнефти» по цене $2 за штуку. В то же время сама «Сибнефть» согласно, например, передаточным актам к договорам о присоединении «Оливесты» и «Вестера» получила их активы соответственно на 8,384 и 9,978 миллиарда рублей. Таким образом, компания Абрамовича присоединила к своим активам 17,363 миллиарда рублей, выдав в обмен акций на 86,5 тысячи. Мало того, налогообложение доходов компании при присоединении к ней других обществ в России вообще не предусмотрено. Неплохой бизнес, не правда ли?

В течение 2001 года «Сибнефть» присоединила все фирмы-посредники: их активы в сумме составили 98,82 миллиарда рублей. В итоге за счёт минимизации налогов «Сибнефть» получила прибыль в размере 29,79 миллиарда рублей, в основном за счёт прибыли пресловутых фирм-посредников.

Правда, Счётная палата сочла тогда, что всё это произошло из-за несовершенства действующего законодательства, позволившего найти новый и, безусловно, творческий подход к налоговому законодательству. Однако Гражданский кодекс РФ чётко говорит, что сделки можно признать недействительными, если по решению судов будет обоснованно доказан их мнимый или притворный характер. Вот только суда, который пожелал бы вынести подобное решение, не нашлось.

Поэтому полученная прибыль почти в полном объёме была направлена на выплату дивидендов учредителям «Сибнефти» — иностранным юридическим лицам, зарегистрированным в свободных экономических зонах: на Кипре и Виргинских островах. Скажем, по результатам финансово-хозяйственной деятельности «Сибнефти» в 2001 году дивиденды в сумме 28,969 миллиарда рублей отправились на счета таинственных компаний: Gemini Holdings Ltd., Carbonrow Investments Ltd., Martachello Co Ltd., White Pearl Investments, Kravin Investments Ltd. А проще говоря, растворились в воздухе.

Этот нехитрый фокус — существенный источник получения прибыли «Сибнефтью». Ну а бюджет России только в 2001 году недополучил от этого 10,095 миллиарда рублей! А ведь такая же схема применялась для минимизации налогообложения не только «Сибнефтью». Аналогичные льготы по налогу на прибыль использовались в 2002 году некими торговыми фирмами, зарегистрированными на Чукотке и аффилированными с ОАО «Русский алюминий». Наиболее крупной среди них является ОАО «Торговый дом «Алюминий» (см. схему). Полученная им в 2002 году прибыль составляла 8,2 миллиарда рублей, в то время как уплаченная сумма налога на прибыль — лишь 615 миллионов.

Итак, подведём итог: по экспертной оценке Счётной палаты, только в 2001 году от «Сибнефти» бюджет недополучил более 10 миллиардов рублей. Тогда эти факты не получили большого резонанса: аудиторы, как уже говорилось, были склонны полагать, что недоплата произошла «в силу несовершенства действующего законодательства». А значит, вины самого Абрамовича в том, что он, как сейчас принято говорить, «минимизировал» налоги, вроде бы и нет. Просто законодательство у нас такое. Позволяет. Однако почему-то не всем: до поры до времени оно позволяло вольно чувствовать себя Гусинскому, Смоленскому, Березовскому, Ходорковскому... А потом всё менялось. Не произойдёт ли такое же на этот раз и с Романом Абрамовичем?