Охота на Зубаря

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© The Moscow Post, origindate::16.10.2008

Охота на Зубаря

Детективная история о борьбе чекистов с коррупцией и браконьерством на Камчатке (печатается с сокращениями)

Юлия Ладынина

Москва, Кремль, июль 2002 год.

На столе Президента России лежал свежий номер газеты «Известия» со статьей депутата Государственной думы Бориса Резника «Мафия и море». Резник уже несколько лет поднимает проблемы браконьерства и коррупции в Дальневосточном регионе.

Президент, работая еще в Счетной палате РФ, а затем, возглавляя Правительство, пытался навести порядок в рыбной отрасли, но даже незначительного улучшения ситуации не наступало.Коррупция пронизала органы власти и контролирующие организации сверху донизу, и даже на сотрудников ФСБ при наведении порядка на Дальнем Востоке положиться было невозможно.

Больше с таким положением дел мириться было нельзя. Необходимо поручить директору ФСБ Н. Патрушеву в сентябре провести в Южно-Сахалинске совещание дальневосточных начальников управлений своего ведомства по проблемам борьбы с преступностью в сфере расхищения рыбных ресурсов региона и выработать комплекс безотлагательных мер.

Петропавловск-Камчатский, ресторан гостиницы «Белкамтур», апрель 2008 год.

Начальник второго отдела экономической безопасности УФСБ по Камчатке полковник Зубарь Юрий Николаевич медленно потягивал иксовый «Хеннеси» под малосоленую нерочьу икорку с лимончиком. В зале ресторана было немноголюдно и достаточно тихо, чтобы сидя в одиночестве, можно было поразмышлять о создавшемся положении дел. А подумать было о чем. Так система, выстраиваемая годами, начиная с середины «лихих» 90-х, еще Валерой Федоровым, нынешним руководителем Мурманского УФСБ, начинала давать серьезные сбои.

Отлаженный лучше «Ролекса», несмотря на многочисленные смены губернаторов и прокуроров, начальников УФСБ, погранвойск и начальников УВД Камчатской области, «Кружок борцов с коррупцией» работал и приносил неплохие дивиденды всем участникам данной организации. Бездумное управление рыбной отраслью создавало очередь из желающих попасть под «крышу», а введение в 2001 году аукционов на квоты по вылову морских биоресурсов, сделавшие нерентабельным законный промысел, превратило многих «крышевых» в долларовых миллионеров.

Рыбопромышленник был вынужден платить за работу на промысле, чтобы погранцы «смотрели в другую сторону», а если вдруг попадался на незаконной добыче, то платил за закрытие уголовного дела, за возврат конфискованной продукции, за выкуп арестованного судна и так по кругу. Так только проект, именуемый среди рыбаков «Челси», поставлял в США браконьерского краба на двести миллионов долларов в год и приносил «крышевым» сотрудникам прекрасный навар.

Дополнительно члены кружка по борьбе с коррупцией работали на снос неугодных чиновников с должностей. К примеру, нелояльного руководителя Камчатского РФФИ Канчина А.П. сняли с должности и посадили в СИЗО, когда он отказался от предложения, от которого не принято отказываться. Неплохие деньжата можно было поднять на рейдерстве: так четыреста тысяч долларов заплатил Фаизов Р.А., да еще двести тысяч Ефимов В.С. за посадку бизнесменов Мардерфельда Е.Б. и Потапова С.А., с последующим отъемом газеты «Вести», «УТРФ-Камчатки» и гостиницы «Гейзер».

Хорошо «подогрел» ребят Иванчей А.Ф., когда на аукционе по продаже акций Камчатского рыбного порта прямо в аукционном зале арестовали Шустова Д.В., конкурента Иванчея. Перечень «славных» дел мог бы занять не одну страницу, а воспоминания не одну бутылочку «Хеннеси», но появление на Камчатке нового начальника Следственного комитета при прокуратуре Камчатского края, не желающего получать в конверте и закрывать глаза на работу «членов кружка», ставило весь проект под угрозу развала.

Таиланд, Потайя, ресторан «Голубая устрица», празднование Нового 2006 года

Как приятно из промозглой ветреной камчатской зимы окунуться в теплое море и насладиться палящим декабрьским солнцем и экзотической тайской кухней. Не каждый житель Камчатки может себе это позволить, ведь цена на путешествие из зимы в лето не слабая, но пламенные борцы с коррупцией и браконьерством никогда не отступали перед трудностями. Начальник второго отдела экономической безопасности УФСБ по Камчатке полковник Зубарь Ю. Н., начальник управления по надзору за следствием Прокуратуры Камчатской области Розгачев В.Ф., заместители начальника УФСБ по Камчатской области Романов А.Ф. и Денисов и бывший сотрудник, а ныне пенсионер ФСБ Мищенко А.А., не могли и не хотели отказать себе в удовольствии отдохнуть, что называется на полную.

Тем более, что можно было вдалеке от посторонних глаз в неформальной обстановке обсудить накопившиеся вопросы по «борьбе с коррупцией», наметить первоочередные мероприятия, посчитаться по проделанным делам. В компании с вышеуказанными борцами с коррупцией оказался и предприниматель Пойманов, в последствии выступивший основным провокатором в деле Александра Канчина. Отдохнули, что называется, с пользой и загореть успели, а также спецоперацию по поимке «страшного» коррупционера разработали.

К сожалению, в конце путешествия произошел небольшой конфуз, когда Мищенко поймав «белочку» с перепоя, метался по салону самолета и кричал, что его хотят убить. Но в тот момент еще никто не мог предположить, что «белая горячка» будет пустячком по сравнению с грядущими проблемами «хозяев» камчатской жизни.

Елизово, ресторан «Лисья нора» март 2008 год.

Мищенко сидел перед Зубарем и при весе более ста двадцати килограммов больше напоминал сдувшийся воздушный шарик, чем довольного жизнью церковного старосту:

- Николаич, все пропало, все пропало - блеял Толик - Ефимов накатал про нас бумагу, что я получил шестьдесят тысяч баксов за посадку Мардерфельда. Егоров и Игошин подтверждают его слова. Что теперь будет?

- Ты бы меньше по телефону болтал, парировал Зубарь. Я тебя предупредил, что ты на прослушке, так какого х.., ты по телефону хвастаешься всем, что в ФСБ тебя предупредили, что телефон на прослушке и с тобой лучше не разговаривать?

- Я ж как лучше хотел, тудем-сюдем.

- Как лучше, что ты плетешь, Валера (Розгачев) тебе копию уголовного дела снял, чтобы Вы с Петруниным (адвокат Мищенко) знали, что там ничего серьезного, а ты блажишь, как истеричка на панели.

- А что по конфискованному крабу, который продали через «Юркам» за пятьсот тысяч рублей, следственный комитет все документы по этой сделке, тудем-сюдем, выворачивает.

- Постараемся все вопросы закрыть через Бережного.

Во время разговора Зубарь еще не знал, что Бережной, еще один активный член кружка по борьбе с коррупцией, дорабатывает на должности начальника Следственного комитета Камчатского края последние дни. А заступивший на должность «варяг» живо заинтересуется, как можно продать хорошо оснащенное среднетоннажное судно-краболов по цене поддержанной иномарки за двести тысяч рублей, при фактической стоимости в несколько миллионов долларов. Или почему три тонны вареного мяса краба продаются по цене тысяча долларов за тонну?

Западная Камчатка, район промысла 54 гр. С.Ш., март 2007 год.

Капитан стеркодера «Водолей» Андрей Соколов был вне себя. Это был его первый рейс в качестве капитана. Он подошел в район промысла, опережая производственный график на восемь часов, заблоговременно предупредил начальника экспедиции о начале промысла. Палубная команда, проверив тралы, была готова к работе - на подходе удалось прописать несколько крупных скоплений минтая.

Но уже в течение десяти часов досмотровая группа пограничников с дежурного вельбота, высадившись на борт, проводила осмотр судна, которое еще не приступало к промыслу, фактически препятствуя началу промысла.

- Вымогают, решил Соколов. Дав команду буфетчице накрыть стол у себя в каюте, положив в морозилку две бутылки водки, он пошел на мостик в поисках начальника досмотровой группы.

- Приглашаю перекусить, обратился он к капитан-лейтенанту, медленно перелистывающему судовой журнал.

- Спасибо за приглашение, отозвался каплей. Вижу на судне у Вас порядок, мучить Вас больше не буду, если пообещаете, что уйдете из района миль на двадцать на север, досмотр закончу сейчас.

Позже на переходе знакомый капитан объяснил Соколову по рации, что в районе перегружались краболовы холдинга «Восточные рыбные ресурсы» и нахождение посторонних судов в районе перегруза было крайне нежелательно, как для судов «Челси» так и для пограничников, которые прикрывали перегруз «левого» краба. Схему работы компаний «ВРР» (Аркадия Гонтмахера и Азиза Эмбарика), «Мир Моря» (Ивана Михнова), «Экофим» (Сергея Массалина) и еще ряда компаний полковник Зубарь координировал непосредственно с начальником пограничной разведки Камчатской береговой охраны полковником Киреевым.

Большой вклад в обеспечение браконьерского промысла в прошлом вносил природоохранный прокурор Тепляков, но сейчас он находился в федеральном розыске, и посильного вклада в общее дело от него ждать не приходилось.В сентябре 2007 года главных организаторов рыболовного холдинга «Восточные рыбные ресурсы» закроют в «Матросской Тишине» по обвинению в организации незаконной добычи и легализации крабовой продукции. Что и говорить, над «крышами» действительно порой сгущаются тучи.

Астрахань заседание Президиума Госсовета РФ, август 2007 год.

- Я устал слушать, что с реализацией конфискованной браконьерской икры невозможно навести порядок. Президент России в сердцах хлопнул ладонью по столу. Сколько мы обсуждаем проблему реализации браконьерской продукции, а воз и ныне там. Прошу Правительство подготовить проект постановления об уничтожении конфискованной икры.

Петропавловск-Камчатский, Изолятор временного содержания, апрель 2006 год.

За Александром Канчиным закрылась дверь камеры изолятора временного содержания. Спать не хотелось. Сокамерники угомонились с расспросами, и появилось время спокойно обдумать сложившеюся ситуацию. То, что бороться с ним будут по настоящему, бывший глава Камчатского фонда РФФИ понял, когда познакомился с царившем в стенах Фонда беззаконием.

Соглашаясь занять должность начальника регионального отделения камчатского Российского Фонда федерального имущества, Канчин не предполагал, что попадет в одну из сфер интересов камчатских коррупционеров. Конфискованная рыба, например свежемороженая нерка, могла быть продана «своей» фирме «Асириуз Фишериз» по 38 рублей за кг в количестве более 50 тонн, при рыночной цене более ста рублей за килограмм.

Транспортное судно рефрижератор «Радуга» было продано той же фирме по цене поддержанной иномарки всего за пятьсот тысяч рублей, при стоимости судна более миллиона долларов.

Конфискованное крабовое мясо отписывалась «на производство рыбной муки», либо, не мудрствуя лукаво, на «корм скоту». Царившее беззаконие поражало размахом и цинизмом, но самое интересное, что представители государства, а именно сотрудники местных органов ФСБ и прокуратуры, не таясь «крышивали» созданную систему. Многочисленные заявления в прокуратуру оставались без ответа, либо появлялись ничего не значащие ответы, подписанные членом кружка по борьбе с коррупцией и близким другом Зубаря прокурором Каухом.

То, что конфискованная продукция оценивалась в копейки, прокурор В. Каух сообщает, что это не вина РФФИ, ведь оценку производит Торгово-промышленная палата (ТПП), либо среднерыночные цены рыбоохране предоставляла администрация Камчатской области.Интересна история с судном "Ланжерон". Изъятую рыбопродукцию ТПП оценила в 20 рублей за килограмм при среднерыночной цене 54 рубля. В итоге прикормленная к РФФИ фирма из числа бывших чекистов продала конфискованную рыбу (примерно 2000 тонн) по рыночной цене и получила прибыль в размере 68 млн. рублей.

Чего стоила выстроенная Президентом «вертикаль власти», если после обнародования наглых фактов воровства, вместо того чтобы заняться расхитителями, фсбешники в тандеме с прокурорскими упрятали Канчина в ИВС. Конечно, были попытки договориться: так Панченко и Мищенко, бывшие сотрудники ФСБ, посланные на переговоры Зубарем, предлагали Канчину работать под их указку и не иметь проблем, но после полученного отказа в ход был пущен механизм сноса и посадки нерадивого начальника.

Значительно позже справедливость частично восторжествует и 19 марта 2007 в отношении А.П. Канчина уголовное преследование прекратят за отсутствием состава преступления, но виноватых в незаконной посадке не будет, а в местном РФФИ безобразия будут продолжаться.

Петропавловск-Камчатский, Копай, Следственный Изолятор, февраль 2005 год.

Глядя на экран небольшого телевизора, стоящего в сто девятнадцатой камере СИЗО, Евгений Мардерфельд никак не мог понять, откуда такая наглость и вседозволенность у главного редактора местной телерадиокомпании ТВК В.С. Ефимова.

Несколько недель назад группа рейдеров, возглавляемая подручным Зубаря Мищенко, подделав документы по продаже газеты «Вести», зарегистрировала «липу» в налоговой инспекции, вломилась в редакцию газеты и объявила Володю Ефимова новым хозяином газеты. Законного генерального директора просто выдворили из кабинета, а Е. Мардерфельда по надуманному обвинению посадили, чтобы он не мог препятствовать «рейдерскому» захвату. В последующем Мардерфельда освободят и оправдают.

В рамках уголовного дела, возбужденного по факту подделки документов при продаже газеты «Вести», Ефимов даст показания, что заплатил за «липовые» документы двести тысяч долларов США, из которых шестьдесят тысяч пошли через Мищенко Зубарю и Розгачеву на организацию «посадки» Мардерфельда. Уголовное дело по захвату «Вестей» через подручных Зубаря будет всячески тормозиться, поэтому расследование продлится не один год, а пока новоявленный «хозяин» газеты рассказывал с экрана телевизора о развитии нового камчатского медиа-холдинга состоящего из телерадиокомпании и газеты.

Здание Администрации Камчатского Края, совещание о социально-экономическом развитии Камчатки, сентябрь 2008 год.

Президент Российской Федерации: «И здесь, и, кстати, в Магадане, и в меньшей степени, но, естественно, и на Чукотке тоже такое очень сложное ощущение. С одной стороны, красота, с другой стороны, убожество. Вот такой очень яркий контраст. Уникальные природные возможности, с одной стороны, и депрессивная, тяжелая, как угодно называйте, но крайне неразвитая экономическая система. И это должно нас побуждать к ежедневной работе. И если мы не активизируем эту работу, то мы, в конечном счете, просто можем все потерять. Серьёзной проблемой является также незаконный промысел морепродуктов. Ежегодный ущерб оценивается почти в полтора миллиарда долларов. Сложившаяся ситуация требует крайне чёткого, а в некоторых ситуациях просто жёсткого реагирования власти».

Кабинет начальника УФСБ по Камчатскому Краю сентябрь 2008 год.

В папке «Входящие документы» на столе начальника Управления лежал проект приказа о переводе начальника второго отдела экономической безопасности УФСБ по Камчатке полковника Зубаря Юрия Николаевича в Москву на вышестоящую должность. На Камчатке оставаться было опасно и хлопотно, нашему герою пора было поискать более спокойное место.
Добавить комментарий