Охота на питерски "пауков"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Стрингер", origindate::01.06.2005, Фото: viking.spb.ru

Охота на питерских "пауков"

Михаил Казаков

С 12 по 16 мая в питерском банке «Викинг» непрерывно шли выемки документов. Председатель правления старейшего в России коммерческого банка «Викинг» (лицензия Госбанка СССР от августа 1988 года) Алексей Устаев всем типам автомобилей предпочитает броневик, перевозящий деньги. На нем-то чертовски быстро он уехал из Питера в Финляндию.

А Куда же вы смотрели?

Converted 18992.jpg

Председатель Правления ЗАО «Коммерческий Акционерный Банк «Викинг» Алексей Устаев

Итак, кто-то ездит на «жигулях», кто-то на «мерседесе», а председатель правления старейшего в России коммерческого банка «Викинг» (лицензия Госбанка СССР от августа 1988 года) Алексей Устаев всем типам автомобилей предпочитал броневик, перевозящий деньги. Запретить ему это маленькое хобби, разумеется, никто не в праве.

Еще одному красавцу на броневике не удивить Питер, где Ленин на броневике на многие годы заслонил даже Медного всадника.

Но теперь, когда шеф самого нахрапистого банка Питера прячется в Финляндии от двух уголовных дел (уклонение от уплаты налогов в особо крупных размерах и мошенничество в не меньших размерах!) естественным образом возникают вопросы к г-же Н.А Савинской, руководителю управления Центрального банка России по Санкт-Петербургу. Для этой чрезвычайно информированной и решительной дамы, позволявшей себе строго воспитывать даже юного банкира С.В Матвиенко, никогда не было тайной – кто из подопечных банкиров шалит и как именно.

Хотя бы потому, что в управлении ЦБ хранится вся отчетность коммерческих банков вверенного управлению региона, в том числе, и отражающая состояние банковских вкладов граждан.

Она могла бы задаться вопросом – чего так боится банкир Алексей Устаев, который всем видам транспорта предпочитает броневик? Скольких же серьезных людей он успел кинуть, если ему за любым углом чудится килер с гранатометом?! Савинская могла бы вмешаться, когда Алексей Устаев, отобрав у старшего брата банк, пожелал отобрать у него еще и лежащие в банке деньги, объявив, что якобы из-за компьютерного сбоя пропали документы о вкладах физических лиц за целый год. А первичные бухгалтерские документы по вкладам акционеров якобы не велись. В нарушение инструкций Центрального банка России. Шефиня управления ЦБ могла бы несколько ограничить аппетит банкира, когда у его старшего брата нашего героя «куда-то делись» с банковских счетов 880218 долларов, а у жены старшего брата 955291 доллара… Полноценность более чем сотни документов, имеющихся у потерпевших, подтверждена экспертами питерского управления юстиции и экспертно-криминалистического центра ГУВД. И те и другие утверждают – деньги вовсе не плод больного воображения. Они поступили в банк на законном основании, а исчезли в результате нарушения всех норм банковского бытия. Согласно бухгалтерскому журналу в день, когда Устаев-старший и его жена отсутствовали в России – сотрудники банка по собственной инициативе перебросили принадлежащие им деньги сначала на один счет, потом на другой, третий… Потерялись средства.

Подозреваемые лица во всех судах отрицают наличие у потерпевших каких-либо вкладов в «Викинге». Но когда их просят объяснить, почему девяти- и девятизначные цифры в бухгалтерском журнале полностью совпадают с суммами в присланных потерпевшему из банка проекта договора займа – они заявляют, будто эти деньги являются деньгами клиентов на обобщенных счетах, которые они не могут расшифровать.

А управление ЦБ по Санкт-Петербургу, просто не желает смотреть в документы, рожденные «Викингом» и как-либо их комментировать, заявляя: «Банк России не вмешивается в оперативную деятельность кредитных организаций». Хотя в Федеральном законе «О Центральном банке России», прописано совсем обратное.

Суду, где рассматривается тяжба братьев Устаевых, из управления ЦБ ответили: «В Центробанке нет специалистов по банковскому учету, оформлению счетов в иностранной валюте и проведению операций по вкладам физических лиц!»

Ну, ничего не боятся! Даже огласки таких вот «чистосердечных признаний»!

Родился замечательный прецедент, благодаря которому любой коммерческий банк безнаказанно может не отдать вкладчику его деньги, заявив о мифическом сбое в работе компьютеров и «невозможности расшифровать обобщенные счета»,

Что же это такое? Не слепая ли вера г-жи Савинской в банкира-вундеркинда сделала неизбежными выемку документов и обыски в «Викинге», шедшие с 12 по 16 мая включительно?

А затем Куйбышевский народный суд Санкт-Петербурга отказал адвокатам банкира, требовавшим признать проверку соблюдения «Викингом» налоговых норм незаконной и необоснованной.

Да хоть не возвращайся!

Едва решение суда было оглашено – следователи занялись еще и подконтрольным «Викингу» Большим Гостиным Двором. В последние пять лет Гостиный Двор особенно неохотно делился прибылями с государством. (Недавние заявления Кремля о необходимости «покончить с налоговым терроризмом» и отмена Кудриным ни разу не выполненного плана по сбору налогов вовсе не отменяют воспитательной работы губернаторов с господами, упорно не желающими делиться с государством!…)

Такое развитие событий погрузило в еще большую скорбь Алексея Устаева, руководящего своим банком по телефону из Финляндии.

Еще недавно он казался себе и окружающим гроссмейстером финансового мира, обитающим на такой высоте, что едва туда заберется следователь – у следователя сразу же возникало страстное желание «не установить экономического преступника». Он имел поддержку куратора общака всего Северо-Запада России и «кошелька» одного из предыдущих губернаторов, Михаила Мирилашвили. В заместителях у Алексея Устаева ходил не кто-нибудь - а бывший шеф УКГБ по Санкт-Петербургу и области генерал Анатолий Курков. Совет директоров «Викинга» возглавил начальник управления ЦБ в Питере Виктор Халанский, которого его бывшие починенные слушали словно папу родного. Но Мирилашвили загорает на зоне под Волгоградом, неаккуратно заказав убийство двух кутаисских разбойничков, мешавших ему владычествовать в Питере. Курков умер.

Авторитет Халанского в профессиональном мире понизился, и учредители Международного банковского института не пожелали избрать его ректором.

Едва Устаев оказался в вынужденной эмиграции - никто из питерских финансистов не пожелал раскошелиться и войти в на организацию шахматных турниров и на издание книг об «Элите КГБ».

Пришлось идти на поклон к московским благодетелям.

Говорят, они – лохи, и дела их плохи

Говорят, беглец очень переживает, что ему ограничен доступ к «стройкам века» в Питере и его окрестностях, финансируемым федеральным бюджетом. Дворцы, стадионы, автомагистрали… Устаев усиленно собирает деньги, чтобы расплатиться за приобретенный на аукционе контрольный пакет акций гостиницы «Октябрьская». Стоимость пакета - пятьдесят миллионов долларов - превышает стоимость всех активов «Викинга». На 1 января 2005 года его активы стоили 1,003 миллиарда рублей (461 место в стране!),

Какого-то большого экономического смысла в покупке нет. Гостиница хоть и расположена в центре Невского проспекта, но построена очень давно. И для ее доведения до современных стандартов сервиса нужно будет вложить громадные деньги. Снести же ее и выстроить на освободившемся месте что-то принципиально новое и суперэлитное тоже вряд ли кто решится. На площади рядом с крупнейшим вокзалом города никакая «элита» обитать не захочет.

Скорее всего, квадратные метры «Октябрьской» будут просто сдавать в аренду. Ибо за последние четыре года питерская недвижимость подорожала в среднем в пять раз. Но сдавать в аренду этажи старой гостиницы гораздо трудней, чем, к примеру, территорию «Невской мануфактуры», так и не дождавшейся обещанного «финансового оздоровления».

Раз уж ты на аукционе выкрикнул самую большую цену – изволь заплатить в установленный срок. Но сбор «живых денег» удается плохо.

Продать пакет ГКО перед самым дефолтом 1998 года было гораздо проще.

Рискуя собственными руками умертвить свой банк, г-н Устаев выкачивает все до копейки со счетов контролируемых им «Невской мануфактуры», городского ломбарда и Большого Гостиного Двора. Пробует заложить все, что имеет хоть какую-либо ценность.

Даже то, что ему вообще-то не принадлежит.

P.S.

Финская полиция вздохнула с облегчением, когда 26 апреля банкир вылетел во Франкфурт в сопровождении двух спутников весьма устрашающегоо вида

Высказывались предположения, что у него окончательно сдали нервы после неудачных попыток захватить расположенный рядом с банком Владимирский Пассаж с помощью прежде абсолютно послушного арбитражного суда.

Тем не менее, сделав свои дела в "бундесреспублике", особенно кичащейся в последнее время своей визовой политикой ( только лучшие люди могут проникнуть в Германию!) Устаев вернулся назад в Котку.

В день, когда на Владимирском проспекте Питера под прикрытием автоматчиков спецназа следователи изымали документы в «Викинге» в поисках мил-лионов, уведенных на Кипр, в Израиль и в Лихтенштейн через фирмы, учрежденные иностранцами при банке - автору этих строк позвонил господин, долгое время входивший в высшее руководство ЦБ РФ. Звонивший спросил – не мог бы г-н сочинитель хоть ненадолго заткнуться.

Г-н сочинитель был приятно удивлен, что его скромные заметки о «Викинге», оказывается, до такой степени «глаголом жгут сердца людей».

Переполох в банкирской среде вполне понятен.

Смутьяны-следователи из питерского ГУВД вдруг пожелали доказать, что под черепными коробками у них вовсе не рубленые мозги с зеленой «капустой».

Упаси Боже, если питерцы доведут до суда председателя правления старейшего коммерческого банка России.

Ведь тогда придется признать, что «банками» в России уже пятнадцать лет именуют малопочтенные заведения, озабоченных лишь переброской денежных знаков с одной стороны границы на другую.