Охрана от первого лица

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Охрана от первого лица Покушение с использованием снеговика, или Заговор генералов с целью свержения президента

Народ нужно беречь от прямого соприкосновения с начальством. Поэтому представители власти просто обязаны перемещаться по очищенным от электората дорогам. Иначе, как следует из опыта поездок президента Республики Марий Эл, обычное ДТП может легко закончиться перестройкой и вырасти в угрожающих размеров теракт.

"«Новая» уже писала о мартовском погроме (материал нашего собкора Бориса Бронштейна в № 19 за 2004 г.), который устроила в деревне Студенки охрана марийского президента. Сегодня эта история получила продолжение. Побывав в Йошкар-Оле, корреспондент «Новой» узнал, что зачистку населенного пункта, избиение четырех рабочих лесопилки и стрельбу по трактору республиканские власти объявили чуть ли не контртеррористической операцией, а снеговика, установленного на обочине трассы, — хитроумной провокацией «антипрезидентского заговора генералов».

Край непуганых президентов        Несколько улочек, тридцать с небольшим домов и одна лесопилка. В Подмосковье деревня Студенка наверняка стала бы дачным поселком. От города, столичной Йошкар-Олы, рукой подать, трасса хороша даже по московским меркам.
       Неподалеку от лесопилки — длинный бревенчатый барак, больше похожий на разросшуюся избу. Сюда в марте ворвались охранники президента республики Маркелова. Дверь, выбитую ногой охранника, уже починили. Убрали трактор, простреленный из его штатного оружия. Синяки на лицах местных жителей давно зажили. Остались уголовное дело и никому здесь не нужная всероссийская слава.
       По мнению пострадавших, Студенки «попали под раздачу» исключительно из-за своего расположения. Хороших дорог здесь только две. Одна — длинная — ведет от здания правительства к правительственной же базе отдыха на озере Карась. Рядом — Студенка со своей лесопилкой. Другая, покороче, идет по городу, соединяя республиканское правительство с рестораном «Онар». На ремонт остальных у городских властей денег не хватило: не так давно бюджет города был радикально пересмотрен в пользу республики. Зато финансирование ресторанно-дачных направлений обеспечивалось специальным распоряжением. Местные жители такому обстоятельству не удивляются: «Понимаешь, здесь сам ездит…».
       «Сам» — это Президент республики, Гарант республиканской Конституции. А еще у него есть своя Администрация и Охрана. Именно так — с заглавных букв. Новые правила орфографии ввела республиканская пресса. Оппозиционные издания статусом «местных» похвастать не могут: они печатаются в соседних регионах.
Гримаса первого лица        Конечно, по сравнению с некоторыми своими коллегами президент Маркелов выглядит достаточно прилично. По крайней мере не дерется, как его предшественник Кислицин. А страсть к атрибутам державного величия выглядит забавным чудачеством: «мигалки», машины, охрана. Особенно охрана. Сразу после инаугурации Маркелов обзавелся собственным аналогом генерала Коржакова. И наделил его неформальными, зато почти безграничными полномочиями.
       С точки зрения закона его президентская охрана отличалась от коржаковской только масштабом опричной деятельности. В 1994 году автор мемуаров о вечно пьяном российском президенте «наехал» на контору олигарха Гусинского, положив лицом в грязный московский снег всех, кто попал его гвардейцам под горячую руку. Через десять лет после этого события начальник охраны президента Маркелова с двумя товарищами устроил набег на нищую деревушку, избив четырех тамошних мужиков. В результате вышла неловкость: в отличие от Бориса Николаевича Маркелову пришлось публично оправдываться. «Я не могу, — сказал он, — отвечать за то, что какой-то сотрудник МВД из отдела охраны напьется и с кем-то подерется».
       Лицо марийского президента спасла лояльная республиканская пресса: скандальный инцидент в деревне Студенки был объявлен… удачной операцией по предотвращению теракта, организованного «заговором генералов».
Ночной визит власти, или Хроника теракта        В российской истории это была первая попытка покушения с помощью снеговика. Ранним вечером 9 марта служебный автомобиль МВД «Фольксваген-Пассат», сопровождая кортеж президента республики Маркелова, с разгону врезался «в одну из шести глыб льда, аккуратно расставленных поперек дороги в районе деревни Студенка», на поверку оказавшейся полуразрушенным артефактом детско-юношеского творчества. Для чего тут стояла снежная баба — понятно: провокация. Результат заговора, причем не простого, а генеральского.
       Этот заговор на самом деле был раскрыт чуть раньше — после череды 80-летних юбилеев российских госорганов, на которых собирались большие служивые чины. Глава местной президентской администрации Дмитрий Фролов посчитал, что застолья были организованы для прикрытия, а настоящая цель генералов — свержение законно избранного Гаранта республиканской Конституции — ни много ни мало. Говорят, что свои подозрения глава администрации изложил в письме директору ФСБ Патрушеву.
       «Делу генеральского заговора» хода не дали. Зловещее словосочетание осталось только на страницах республиканской прессы. Кочуя из номера в номер, заговор обрастал дополнительными лицами и подробностями. В придачу к генералам в числе врагов Гаранта оказались штатские люди — местные предприниматели, которых стали разорять, исходя из интересов обеспечения национальной безопасности. Одна беда — никто не мог обнаружить результатов деятельности высокопоставленных подпольщиков. А тут — кстати — снеговик…
       С заговорами не шутят. Особенно с генеральскими. И президент приказал разобраться. Доставив шефа к месту назначения, начальник президентской охраны Вершков с двумя подчиненными вернулся к месту «покушения», свернув потом в саму Студенку.
       И устроил настоящий погром с пальбой из табельного оружия и погоней по ночному лесу. Утром подсчитали боевые потери: четверо избитых деревенских жителей, трактор, которому прострелили кабину, и туфли начальника президентской охраны Вершкова, размокшие от беготни по сугробам.
       Деревенские историю «наезда» рассказывали иначе. Имен своих при этом просили не называть.
       — Не было там никаких глыб льда. Лежал на дороге, рядом с автобусной остановкой, ком снега. «Пассат», который шел впереди президентской машины, его сшиб. И бампер поцарапался, правда, не сильно.
       — Мы и не знали, что случилось. Вечером в деревне появились президентские охранники на джипе. «Застроили» хозяина лесопилки, сказали, чтобы через два часа он нашел виновников и доложил по телефону. Тот, понятно, ничего делать не стал: темно уже, в деревне рано ложатся. Через два часа приехали уже на «Волге». Хозяин лесопилки к этому времени уехал, от греха подальше. Охранники в барак пошли, где его работники живут. И начали бить. Спрашивали потом у одного из мужиков, боксера, почему он «в отмах» не пошел. Он только руками развел: «Сижу, — говорит, — чищу картошку. А тут дверь отлетает, и мне — ствол в лицо. Один на прицеле держит, а другой в голову пинает. Что тут сделаешь…». Соседа прямо в постели избили. Разбудили пинком, а потом так же и «отключили». «Лежи, — говорят, — террорист». Одного из мужиков отбили жена и мать. Его уже тащили связывать. Это у них прием такой: связать и притопить, не до смерти, в речке или колодце. А еще стреляли — в пол, стену, по трактору... Приехала милиция, посмотрела на номера «Волги» из президентского гаража и тихо укатила…
       О дальнейших событиях в Студенках республиканской общественности рассказала оппозиционная пресса. Якобы на выборах российского президента жена одного из пострадавших прямо в кабинке для голосования написала на бюллетене петицию самому Путину. И опустила его в урну. Те, кому надо, челобитную прочли и дали делу законный ход.
Персонификация виноватых        В результате пострадали все. Прокуратура, несмотря на все свое уважение к персоне республиканского Гаранта, возбудила против его охранника уголовное дело. Ответный шаг не заставил себя ждать: республиканское правительство издало специальное распоряжение, в котором для упорядочивания деятельности предприятий лесопромышленной отрасли предлагалось провести проверку некоторых предприятий, включая лесопилку в Студенках. Принимая по две-три комиссии в неделю, лесопилка (она же — база террористов) попросту остановилась. Один из пострадавших, бывший сапер Майкопской воздушно-десантной дивизии Григорий Чернов, на всякий случай скрылся за границей… в соседнем Татарстане. А Маркелов, прочитав о себе, своем кортеже и снеговике несколько неприятных заметок в центральной прессе, сразу же «сдал» охранника Вершкова. Оказывается, избивать жителей Студенок он не приказывал. И вообще — личной охраны у него нет.
       Марийский президент абсолютно прав: служба охраны президента в перечне местных силовиков отсутствует. Есть республиканский отдел охраны объектов органов власти с пугающей аббревиатурой «ООООВ ОБО при МВД РМЭ». Раньше эта служба охраняла два государственных объекта: здание республиканского правительства и правительственный же санаторий на озере Карась.
       Сегодня число охраняемых объектов выросло в разы: в придачу к зданиям правительства и санатория охрана обеспечивает безопасность президента. Совершенно, надо сказать, незаконно: чтобы выставить пост у Гаранта республиканской Конституции, господина Маркелова нужно было сначала поставить на баланс как объект недвижимости.
       Правда, сегодня численность президентской гвардии несколько уменьшилась.
       — Вершков в охране Маркелова уже не работает, — сказал мне начальник УФСБ по Республике Марий Эл генерал Долгополов и по совместительству глава заговорщиков. — Возбуждено уголовное дело, ведется следствие. Конечно, на самом деле не было никакого письма президенту, написанного на избирательном бюллетене. Люди жаловались сотрудникам местного избиркома и нашим представителям, которые следили за порядком на выборах…
Гарант-громовержец        Мелочь, скажете вы? И будете правы. Что такое четверо избитых деревенских мужиков в сравнении с громадьем государственных планов? Да и нелепая санаторно-правительственная трасса явно недотягивает до статуса державной Рублевки. Размах республиканской коррупции опять же сдерживается поразительной бедностью ресурсов (нефть, несмотря на старания трех президентов и десятка бурильных установок, в промышленных масштабах здесь так и не нашли). Вот только мелкие пакости, если их совершают представители власти, имеют тенденцию перерастать в преступления, а забавная доморощенная державность — в местечковую диктатуру с зачистками деревень и локальным поиском врагов народа.
"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации