Очередные «земли Минобороны»: частный бизнес на территории 66-го военного городка на Южном Урале

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
Прокуратура
Обращение в СКРФ
Продолжение
Продолжение
Продолжение
Продолжение
Продолжение

Генеральная прокуратура проводит в Челябинской области проверку по запросу депутата Госдумы Александра Агеева. Парламентарий в обращении на имя Юрия Чайки выразил сомнения в компетентности главы регионального надзорного органа Александра Войтовича. Судя по переданным Znak.com материалам переписки депутата с силовыми ведомствами, начало конфликту положила жалоба главы сельского поселения из Сосновского района, уверенного в том, что получить в муниципальную собственность бывшие земли Минобороны РФ ему мешает бездействие, а то и прямая заинтересованность прокуратуры Южного Урала. В нюансах спора, который длится уже полтора года, разбирался корреспондент Znak.com.

«В апреле 2013 года я получил распоряжение комитета по управлению имуществом Приволжско-Уральского военного округа прибыть для передачи в муниципальную собственность территории бывшего 66-го военного городка, - рассказал Znak.com глава Вознесенского сельского поселения Сосновского района Александр Белашкин. – Приехал в Екатеринбург, получил документы – и указал военным, что земля-то давно уже в частной собственности: по моим сведениям, еще в 2009 году по распоряжению главы Сосновского района Владимира Котова и участок, и инфраструктура были проданы по тендеру местному предпринимателю. Реально же бизнесмен Василий Сокольников давно организовал свой бизнес в заброшенном военном городке, вот только налогов никуда не платит».

Когда-то на территории 66-го военного городка под Вознесенкой (5 километров от границы с Челябинском) располагалось подразделение ПВО, войск противовоздушной обороны.

Армейская реформа еще в самом начале 2000-х годов привела к тому, что часть то ли расформировали, то ли куда-то перевели, но до апреля 2013 года, до выхода соответствующего приказа заместителя министра обороны России, земля оставалась в федеральной собственности. Сотрудники армейского комитета по управлению имуществом столкнулись с интересным препятствием: по их документам и приказу московского начальства землю следовало передать селу. По зарегистрированным же гражданскими инстанциями актам купли-продажи у бывшего военного городка и его инфраструктуры – казарм, представляющих собой, по сути, двухподъездные жилые трехэтажки, гаражей, другого имущества – уже несколько лет как имелись новые хозяева - физические лица.

«С подачи военных районная прокуратура подала иск в Сосновский районный суд и выиграла процесс, - продолжает Александр Белашкин. – Сделка по продаже районными же властями федеральной земли была признана недействительной, администрацию обязали вернуть деньги предпринимателю Сокольникову – к слову, он заплатил за несколько гектаров с недвижимостью каких-то 198 тыс. рублей! Предприниматель обжаловал решение райсуда, сейчас иск рассматривается в суде областном. Но с конца прошлого года я испытываю постоянное давление со стороны силовиков».

Глава поясняет: «Меня, мою семью постоянно давят, как будто в истории с землей я – главное заинтересованное лицо».

И тут же продолжает: «Может, и так – я еще года четыре назад обращался в прокуратуру, просил выяснить, что за мельница на территории заброшенного военного объекта снабжает народ мукой и собачьим кормом, не уплачивая в местный бюджет ни копейки».

По словам Белашкина, для него остается загадкой, как районные власти умудрились продать федеральную землю. Однако о «давлении» со стороны силовиков он рассказывает более подробно: со слов сельского главы выходит, что в декабре 2013 года, когда сам Белашкин лежал в больнице, сотрудники ФСБ проводили выемку документов по реализации местной программы ветхо-аварийного жилья. «Докопаться» не получилось: у главы, который сам в свое время, кстати, служил в органах госбезопасности, все траты были расписаны копейка в копейку.

За поддержкой чиновник обратился к депутату Госдумы, первому заместителю комитета по конституционному законодательству и государственному строительству Александру Агееву, связавшись с ним через помощника парламентария, троицкого районного депутата Александра Лебедева. Переписка между главой и депутатом оказалась пространной: после обращения Агеева в Генпрокуратуру и Следственный комитет РФ с ходатайством о переводе расследования в следственное управление СК по УрФО последовала «парадоксальная реакция со стороны правоохранительных органов, в первую очередь – со стороны прокурора Челябинской области Александра Войтовича».

Заявление было подано в связи с тем, что Белашкин настаивал: некоторые территории Сосновского района находятся в личной собственности высокопоставленных силовиков Южного Урала, ведь Сосновский как бы обнимает Челябинск почти на всем протяжении городской черты, и, соответственно, земли в районе имеют весьма высокую стоимость.

На объективность областных силовых структур глава Вознесенки, таким образом, не надеялся.

Кроме того, Белашкина возмущает следующий факт: главу района Котова за нарушение Земельного кодекса и продажу федеральной земли никак не наказали, зато в отношении супруги главы Вознесенского Светланы Белашкиной возбуждено уголовное дело. Белашкина, руководившая в свое время ФКБУЗ «Станция переливания крови», в конце прошлого года была вынуждена уволиться со своего поста. 8 мая уже 2014 года на основании постановления областной прокуратуры в ее отношении было возбуждено уголовное дело по факту незаконного заключения госконтракта в сентябре 2013 года (статья 285 УК РФ). Преследуют, по мнению супруга, Светлану Белашкину и полицейские: в письме на имя депутата Агеева глава сельсовета утверждает, что сотрудникам ГУ МВД по Челябинской области поставлена задача возбудить против нее дело «хоть по какой-нибудь статье».

«Этой весной по инициативе областной прокуратуры вдруг попытались реанимировать материалы еще осенней проверки в моем отношении, - рассказала Светлана Белашкина om. – Дело касалось заключенного мною контракта, но еще тогда же, осенью 2013-го, вступило в силу решение суда о прекращении уголовного преследования за незначительностью инцидента. И вдруг – такая реанимация! Как это объяснить, если не попыткой давления на моего мужа?»

Просьба Александра Белашкина к Агееву такова: ходатайствовать перед министром обороны РФ Сергеем Шойгу, чтобы тот взял дело о возвращении земли под 66-м военным городком на личный контроль, добиться в СК РФ уголовного преследования лиц из районной администрации, виновных в незаконной продаже, просить ФСБ провести проверку деятельности новых хозяев – Василия Сокольникова, его дяди Сергея Озерова и еще двух совладельцев – неких Деевой и Бондарева.

Александр Агеев в минувшем августе развил бурную деятельность: запросы за его подписью были направлены и в Генпрокуратуру, и в Следственный комитет РФ, и даже в ФСБ.

Однако при изучении этих запросов нельзя не заметить: письма постепенно уходят от темы военного городка под Вознесенкой и новой целью запросов в них выступает конкретно областной прокурор Войтович. Так, 6 августа за подписью Агеева в силовые и надзорные ведомства направлена серия однотипных писем, в которых речь идет уже не только о «деле Белашкиной»: депутат утверждает, что в целом качество прокурорского надзора в Челябинской области очень низкое, и связывает это с деятельностью возглавляющего прокуратуру с 2004 года Александра Войтовича. «Дело Белашкиной», делает вывод депутат, возбуждено с целью оказать воздействие на ее чиновника-супруга.

Кроме того, парламентарий затрагивает и более резонансные дела: так, именно с инициативой Войтовича Агеев связывает уголовное преследование бывшего первого вице-губернатора области Андрея Косилова (из запроса: «прокурор Войтович А.П. заявил о множественных нарушениях Косилова А.Н. по хищениям на ЗАО ППЗ «Еткульский», в эфире 31 канала указал, что фабрика была куплена Косиловым «за пять копеек»). «Но 31 июля на пресс-конференции Войтович признался, что действовал по требованию экс-губернатора Михаила Юревича, а Косилов ни в чем не виноват. Подлежит проверке либо факт преследования невиновного человека, либо соучастия в сокрытии вины», - делает вывод депутат Агеев.

Еще один факт в «копилку грехов» регионального прокурора – многократное возбуждение уголовного дела в отношении профессора Челябинского госуниверситета Марины Загидуллиной, обвиняемой в том, что получала полную зарплату за время, проведенное в загранпоездках, откуда профессор читала студентам лекции в онлайн-режиме.

В вину Войтовичу ставится публикация в «Новой газете» от мая 2011 года, в которой описывалось, что на пир в честь юбилея прокурора было потрачено около 5 млн рублей.

Вспоминает Агеев также о знаменитом бунте в Копейской колонии №6 в ноябре 2012 года – по его мнению, надо выяснить, какие меры прокурорского реагирования были приняты (напомним, по итогам расследования уголовных дел, возбужденных после беспорядков в ИК-6, на скамье подсудимых по разным статьям оказались и ряд осужденных, и ряд сотрудников ГУФСИН, в том числе в Копейском горсуде уже почти полгода рассматривается дело в отношении отстраненного от должности начальника ИК Дениса Механова).

И, наконец, последним пунктом в обращении депутата стала нашумевшая весной 2014 года история с телефонным разговором между президентом РФ Владимиром Путиным и челябинской пенсионеркой Светланой Щербаковой, пожаловавшейся на слишком высокие цены за общедомовые нужды. Прокуратура после этого провела ряд проверок, добилась признания необоснованными тарифов, утвержденных областным Единым тарифным органом, однако депутат утверждает, что результатов нет, а цены за услуги ЖКХ как росли, так и растут.

19 августа Агееву пришел ответ из Генпрокуратуры за подписью заместителя начальника управления по надзору за исполнением законодательства в сфере экономики Дмитрия Данилова.

Представитель Генпрокуратуры сообщает, что по всем перечисленным депутатом фактам организована проверка, но результаты ее пока неизвестны: обычно на прокурорскую проверку отводится месяц.

СК тогда же ответил в том смысле, что проверка законности возбуждения дела в отношении бывшей главврача ФКБУЗ «Станция переливания крови» Светланы Белашкиной передана в региональное следственное управление СК РФ. По вопросам же, касающимся уголовного преследования Андрея Косилова и Марины Загидуллиной, законность решений должна проверять вышестоящая инстанция надзорных органов, то есть Генеральная прокуратура.

Связь между делами жены вступившегося за федеральную землю сельского главы, бывшего вице-губернатора и профессора как-то не прослеживается. Обнаруживает ее только сам обвиняемый во всех смертных грехах прокурор Войтович: в беседе с корреспондентом Znak.com он объяснил град жалоб на него от депутата Агеева инициативой вовсе не самого члена Госдумы, а его помощника Александра Лебедева.

«Налицо личная обида», - заявил прокурор Челябинской области Александр Войтович.

И продолжил: «В начале августа на приеме этот молодой человек начал оспаривать все мои ответы на его запросы, повел себя неадекватно, и я потребовал от него покинуть кабинет. После этого, видимо, вдобавок к «вознесенскому» делу, Лебедев попытался собрать как можно больше других громких эпизодов. Проверка по депутатскому запросу у меня побывала, я дал ответы на все предъявленные претензии. В соответствии с установленным законом порядком мои ответы и свои выводы Генпрокуратура доведет до депутата Агеева».

Сам Александр Лебедев подтверждает: он записался на личный прием к региональному прокурору и побывал у него 5 августа. «Задал Войтовичу вопросы – у меня потребовали покинуть помещение! – рассказал он корреспонденту Znak.com. – Меня фактически выкинули из кабинета, а к деятельности Войтовича действительно множество вопросов. Почему-то разбирательство по продаже федеральной земли в Сосновском районе проводит какой-то отдел областной прокуратуры, а распоряжение о привлечении к ответственности Светланы Белашкиной по делу, по которому уже вынесено решение суда, подписывает лично областной прокурор!»

Добавим, что два из четырех фигурантов этого конфликта в ближайшее время намерены покинуть свои посты: Войтович летом 2014 года публично заявил о том, что оставит должность областного прокурора в ноябре, а Белашкину осталось сидеть в кресле главы Вознесенки и вовсе две недели: на новый срок Александр Иванович идти не захотел из-за пошатнувшегося здоровья, уже сегодня он передвигается по большей части на костылях.


Ссылки

Источник публикации