Очи черные

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Не пугай воров – фашистом станешь!

1238491451-0.jpeg Правозащитники заступились за цыган-карманников, «работающих» «шумною толпою» в метро Санкт-Петербурга. Воришкам помешала сотрудница метрополитена, но вместо премии ее оштрафовали. Корреспондент «Комсомольской правды» попытался разобраться в этой странной истории.

А пассажиры — против!

В конце января, кто-то из пользователей Интернета, написал в своем дневнике ни чем не примечательную житейскую историю: “Шел по питерскому метро, у эскалатора на станции “Достоевская” была обычная давка. Обычные питерские цыгане, как обычно занимались в толпе “карманной тягой”. Делалось это так нагло и открыто, что даже дежурная по эскалатору возмутилась. Она и сообщила по громкой связи: “Граждане пассажиры! Будьте осторожны, в метро цыгане!”. Так бы и сгинула эта история в клоаке Интернета, если бы не правозащитная организация “Мемориал”. Оказывается, специально-обученные люди, уже несколько лет занимаются мониторингом “прямой и косвенной дискриминации цыган, информируют власти и лоббируют интересы цыганского населения”.Так заявлено на сайте “Мемориала”. Сам мониторинг выглядит так: в поисковую машину забивается слово “цыгане”, и на экране компьютера сразу видно, кто и как за прошедшую неделю отзывался о цыганах плохо. Потом принимаются меры, пишутся жалобы и отчеты. В этой истории, по мнению правозащитников, было с одной стороны, чистой воды нарушение прав цыган, а с другой — явный фашизм и разжигание розни.

Вскоре питерское руководство метрополитена получило из “Мемориала” грозную бумагу. Ответ писал сам начальник службы доходов и сборов Александр Семенов. Он успокоил правозащитников, а те, надо полагать, успокоили оскорбленных цыган. Чиновник сообщил, что со всеми сотрудниками метро проведен специальный повторный инструктаж, а дежурная-контролер Людмила Лошакова лишена премии, и “ей указано на недопустимость таких объявлений”. Вот только про пассажиров в этой истории никто как-то не вспомнил. Правозащитникам, понятно, не до них — не та целевая группа. Не удивляет и позиция руководства метро: господин Семенов прекрасно знает, что метро пассажирам разлюбить не получится. Метро — это судьба, если нет денег на такси. Будут крепче держаться за карманы, и ездить как миленькие. Вот тут уже возмутились сами пассажиры, благо история широко обсуждалась в интернете. И начали собирать деньги, чтобы компенсировать женщине премию. Что удивительно, деньги присылали со всей страны…

Опять виноваты фашисты?

В конце февраля ситуация с защитой прав цыган, опять вышла из под контроля правозащитников. Первый раз это случилось в 2004 году, когда цыгане в открытую начали грабить на Невском иностранных туристов. Союз Туристических фирм обратился официально в милицию с коллективным письмом. Милиция начала операцию “Табор” в пригородах Петербурга, в “местах компактного расселения” цыган. Как только бедных ментов не называли в либеральной прессе! Слова “эсэсовцы” и “зондеркоманда” звучали нейтрально, по сравнению с остальными эпитетами. Правозащитная кампания завершилась резко, после того как фотосессия с грабежом двух пожилых английских туристов, попала на страницы британской прессы. В итоге,милиция закончила профилактику, и цыгане с Невского ушли под землю.

Правозащитники еще делали заявления по случаю в метро. Сообщили, например, что деньги дежурной собирают “нацистски настроенные граждане” и «пусть уж лучше собирают деньги, чем убивают на улицах». Но прозвучало это как-то не убедительно. Тем более, «нацистки настроенные граждане» даже начали составлять исковое заявление в суд о «защите чести и достоинства», но потом все-таки решили не пачкаться.

На наших глазах, можно сказать, рождалось “гражданское общество”, конечная цель деятельности всех правозащитников. Но этот факт их почему-то не обрадовал.

Я связался с Ольгой Абраменко, директором Центра по защите цыган. Хотел потолковать о правах обворованных и криминальных ОПГ. Тем более, что по данным милиционеров, основные жертвы воров определенной этнической группы, нищие старухи-пенсионерки. Но правозащитница не захотела со мной разговаривать на эту тему:

- Нет, ни каких комментариев, тем более вашей газете. Вы все переиначите, опубликуете не то, что я не говорила… И вообще, события стали развиваться не так, как мы ожидали.

В этом, Ольга Абраменко была права — всего за две недели, было собранна сумма ровно в десять раз превышающая жалкую премию в три тысячи рублей.

“У меня просто наболело…”

Чтобы поставить точку в этой истории, корреспондент “КП” отправился вручать собранные деньги Людмиле Лошаковой. С инициативной группой граждан я встретился возле метро “Достоевская”. Выполняя пожелание редактора, я сразу же поинтересовался:

- Вы фашисты?

Здоровенный парень, с интернет-ником megaslav заржал:

- Мы слишком для фашистов волосатые. Ни в каких партиях не состоим. У меня есть машина, но я все равно езжу на метро — пробки. И вижу что там творится. Знакомый парень уже несколько лет занимается фотосъемкой грузинских и цыганских карманников работающих в метро. Публикует эту съемку в интернете, пытается достучаться до милиции — реакции нет. А нас как грабили, так и грабят. Получилось, что эта дежурная, честная женщина, за нас за всех заступилась, а ее за это ошельмовали, опозорили и наказали. Теперь наша очередь платить за добро.

На станции “Достоевская” нам сообщили, что цыгане-карманники после скандала переместились на другую ветку метро, а дежурная ушла в отпуск. Мы выяснили адрес Людмилы Алексеевны, купили по дороге букет лилий. Деньги запаковали в красивую коробочку и отсняли этот процесс: нашего отчета ждали полторы сотни жертвователей.

Мы не ожидали, что трех здоровых лбов, даже с шикарным букетом цветов, без разговора запустят в квартиру. Хотя, Людмила Лошакова знала, какая буря разразилась в интернете:

- Сын мне читал отклики на сайте питерской “Комсомолки”. И от меня написал несколько слов в ответ, я поблагодарила людей за поддержку.

По словам дежурной, у нее просто наболело — за минуту до объявления к ней подошла рыдающая бабушка, у которой вытащили кошелек.

- Потом я увидела, как цыгане стали пристраиваться к каким-то молодым ребятам с огромными сумками… и не выдержала. Уже после скандала, в первые дни, к моей кабинке подходили люди и благодарили. Какая-то женщина, очень бедно одетая, пыталась дать мне пятьсот рублей — вместо премии. Я не взяла.

На языке у меня крутился типично-едкий, журналисткий, провокационный вопрос:

- Как вы поступите в следующий раз?

Людмила Алексеевна честно сказала — “не знаю”. За этот ответ, отдельное спасибо людям, которые на западные гранты, строят у нас “гражданское общество ”.

Дмитрий СТЕШИН

КОГДА ВЕРСТАЛСЯ НОМЕР

Корреспонденту КП позвонили следователь из питерского Центра по противодействию экстремизму. Правозащитница Ольга Абраменко написала заявление об угрозах, и почему-то приложила к нему телефон журналиста…

МНЕНИЕ “ЗА”

Чьи права нам дороже?

В этой истории, как на ладони, виден чудовищный перекос, которым грешат большинство наших либеральных правозащитников. Когда защита гражданских прав на практике превращается в защиту этнической преступной группировки от недовольства законопослушных граждан. При этом, нарушаются права большинства, а в ход идет совершенно беспроигрышный и очень удобный прием — обвинение в фашизме. Без ханжества, все прекрасно знают — чем занимаются цыгане. При советской власти существовали государственные рычаги давления на эту этническую группу. Работала статья о тунеядстве, лишали материнских прав. Теперь настала воля, которую некоторые восприняли как полную вседозволенность, и о роде занятий некоторых этнических криминальных банд можно посмотреть в сводках МВД.

МНЕНИЕ “ПРОТИВ”

Фашизм начинается с обобщений

Женщину жалко. Честно. Ведь хотела как лучше, пыталась помочь людям…

И почти прав мой несгибаемый товарищ Дима Стешин. Что слово «цыгане» в нашем языке почти синоним слова «вор». Что защищаться от преступников людям приходится самостоятельно. Надеяться-то не на кого. Милиция, которой идут наши налоги, видимо считает, что платим ей мы возмутительно мало. Вот и зарабатывает денежку. А мы как-то так, своими силами — кто предупредит, кто поможет…

Но в одном автор категорически, фундаментально несправедлив. Он почему-то считает, что оскорбить безвинного человека можно. Ради обобщения, высокой идеи — возможно принести в жертву достоинство конкретного человека.

«Все прекрасно знают, чем занимаются цыгане», — пишет автор. У моего знакомого жена наполовину цыганка. Она любит свою маму. Ее мама добропорядочный человек. Как с этим быть?

В конце концов, Дима, не поверишь — мой прапрадед цыган. Да-да. Живем-то в многонациональной стране… Тут не то что в переполненном метро, в курилке с такими обобщениями надо быть поосторожнее…

Я все к чему. Женщину-то понять можно. Она, как ребенок, что думала, то и сказала, приравняв «цыгана» к «вору»… Но когда дети по незнанию ошибаются — им на это указывают.

Ведь всем нам жизненно важно понять — сотрудник метрополитена поступила неправильно. Потому что фашизм — это когда народ привыкает к таким «мелочным» обобщениям. Когда за чужие грехи он готовится карать невинных. В конечном счете уничтожая свое собственное достоинство и свою страну.

Да, начальству не наказывать надо было, а просто поговорить. И тогда не слетелись бы на специфический конфликт «добрые люди» .

И слова правозащитников «мы этого не ожидали», думаю, были сказаны не от растерянности, а от недоумения. Правозащитники — всего лишь зеркала. Смотреть, бывает, неприятно, но разбивать-то их зачем?

Оригинал материала

«Комсомольская правда» от origindate::28.03.09