Очная ставка с Григорием Грабовым:

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Очная ставка с Григорием Грабовым: Лжепророк хотел откупиться от корреспондента «Комсомолки»

"До недавних пор мне везло. Криминал обходил меня стороной (тьфу-тьфу). Не имел я удовольствия быть ни потерпевшим, ни свидетелем. Но, как выяснилось, Бог миловал меня до поры до времени. А потом преподнес бо-о-ольшой сюрприз. Появилось в России нечто. Лже-бог. Мессия. «Христос во втором пришествии». Григорий Грабовой. Существо, воскрешающее бесланских детей. Оно зарабатывало миллионы долларов обещаниями оживить родственников убитых горем людей. Тысячи теряли деньги. Многие - разум. А кто-то умирал при загадочных обстоятельствах... «Комсомолка» вмешалась в этот бред, который уже давно нужно было остановить. Мне пришлось отдать Грабовому 39 100 рублей и в газете рассказать об этом... Все материалы, включая магнитофонную запись процедуры «воскрешения», были переданы в прокуратуру. И начались неприятные заботы. Дней десять назад один из сотрудников отдела по борьбе с организованной преступностью УВД ЦАО попросил меня не выключать телефон. - 30 оперов ищут Грабового по всей Москве, - сказал он. - Дома не ночует, хитрец. Ушел на дно. Когда возьмем, позвоним. В течение нескольких часов вы должны быть в прокуратуре. Учтите, вы единственный свидетель! Последняя фраза показалась лишней. Настроение она не улучшила. - Нормальные герои всегда идут в обход! - тоскливо вздохнул я. - Все будет хорошо! - засмеялся в трубку оперативник и дал отбой. Через неделю он перезвонил. - Приезжайте! Взяли! - торжествовал он. - В гостинице «Космос». Попытался он было поумничать, но мы это быстро пресекли. Несем его к машине, а тут тетка: «За что?!» Ну мы ей и задвинули - «За организацию преступного волшебного сообщества!» Вот сидит у нас с адвокатом. Добрейшей души человек! - Добрейшей?! В смысле? - испугался я за психику обэповцев. - Вообще-то я теперь министр обороны! - хмыкнул оперативник. - А начальник мой - Генпрокурор. Григорий Петрович обещал нам эти посты в 2008 году, как только станет президентом. Так что подъезжайте, не пожалеете... У нас тут весело! Как я торговался с Грабовым Я долго боролся с этой неприятной мыслью - да, с помощью моих показаний в тюрьму сажают мошенника. Социально опасного циника, уничтожающего души и здоровье людей. Но все-таки сажают человека... С интеллигентной внешностью. Привыкшего к хорошей жизни. А тут - нары, уголовники, смертная тоска за решеткой... Это совершенно иррациональное чувство мучило меня до тех пор, пока я не зашел в кабинет к следователю и не увидел там Грабового. «Воскреситель бесланских детей» за сутки, проведенные за решеткой, сильно переменился. Исчезла возвышенная важность. Взгляд вдруг лишился таинственности. Там было много страха и растерянности. Удивительно, но всевидящий «бог» такого поворота в своей судьбе явно не предусмотрел. В этот момент он заискивающе смотрел на одного из оперативников. Тот всю неделю круглосуточно охотился за «воскресителем» и поэтому выглядел смертельно уставшим. - Ну что ж вы мне записочку в дверь не подложили! - вкрадчиво говорил Грабовой. - Я бы сам пришел! Честное слово! Следователи зло засмеялись. Но, к счастью, промолчали. Мужики полгода пытались хоть одним глазком увидеть этого человека, чтобы передать ему повестку (в ту пору «воскреситель» был объектом прокурорской проверки). Но Грабовой старательно избегал встреч. Причем однажды Грабовой даже удирал от следователя на своем «Мерседесе». Мне предложили изложить суть дела. Уже в который раз я пересказал содержание статей в «КП». Грабовой все сверлил меня взглядом. Казалось, что он безуспешно пытается понять: что я хочу? Зачем этот странный журналист вообще ввязался в эту историю? И тут его осенило... - Я предлагаю Ворсобину договориться в досудебном порядке. - Он не сводил своего изучающего взгляда. - В этой истории виноват не я, а скорее мои сотрудники. Я за воскрешение не брал ни копейки. Я работаю бесплатно! Но моральную ответственность за свою организацию, конечно, несу. Я все говорил Калашникову (финансовый директор секты. - Ред.) - отдай Ворсобину деньги! Дай ему даже больше, чем он заплатил! - Вы хотели дать мне денег?! - спросил я, начиная понимать, куда клонит Грабовой. - Интересно - а за что? - А мне ваши статьи понравились! - «Единый бог» смотрел на меня мигая. - Честное слово! (Оперативники снова зло заулыбались.) Вы пытались написать честно. Только многое не поняли... Я собрал всю свою вежливость в кулак. - Григорий Петрович, - говорю, - предложение ваше, конечно, заманчивое. Но мне его придется отклонить. Не в деньгах ведь дело (на этих словах Грабовой наконец-то отвел глаза). Мне клиентов ваших жалко. Их тысячи! - Вот-вот! - вдруг встрял в разговор оперативник. - Я ему тоже всю ночь доказывал, что ловил его не потому, что я хочу выслужиться перед начальством. Не верит! Не добившись мира, Грабовой начал войну. Вместе с адвокатом они долго пытали, верит ли Ворсобин в Бога и верит ли в воскрешение Христа. Получив утвердительные ответы, Грабовой перешел в атаку. - Если Христос воскрес - значит, это возможно! - Значит, вы все-таки воскрешали людей? - мгновенно зацепился за фразу следователь. Грабовой попытался было ответить, но адвокат, видимо, наступил ему на ногу. После чего «воскреситель» затих, проворчав что-то невразумительное о «воскрешении образов»... О спасении Путина, Назарбаева и ядерного реактора А дальше было скучно. Грабовой долго доказывал, что фоторобота он не воскрешал. Что его фраза на диктофоне «его уже воскресили двое - один высокий, другой маленький» относилась ко мне и художнику «КП» (на всякий случай - мы с Полухиным одинакового роста), фраза «он находится южнее Санкт-Петербурга» получила блестящее толкование. «Москва же южнее Петербурга!» - объяснил географический ребус Григорий Грабовой. И вообще, как положено божеству, он все прекрасно знал - о фотороботе, об эксперименте «КП»... - Вы меня отвлекаете от работы! - говорил он. - После ваших статей я даже думал: брошу все, пойду с вами судиться. И пусть все, что случится после, будет на вашей совести! Я часто вижу Путина. Мы с ним работаем. Трачу много энергии, чтобы предотвратить катастрофу президентского самолета. Я вижу дефект в самолете Назарбаева, с ним еще работать и работать. Утром у нас с ним должна была состояться встреча, а я тут у вас! Да что там говорить, если один из атомных реакторов просел на 7 сантиметров! - Вы обязательно это скажите на суде! - с улыбкой посоветовал Грабовому следователь. - Скажу! - кипятился тот. - Если я перестану контролировать страну, это будет на вашей совести! Конвой подозрительно захрюкал. По-моему, служивые давились от смеха. А мне Грабового опять стало жалко. После очной ставки его отпустили прогуляться по коридору. И мы снова затеяли разговор. - Эх, Григорий Петрович, - вздыхаю. - Ну управляли бы тихо правительством, контролировали свои самолеты. Зачем вы с такими деньжищами связались? К тому же вы не просто мошенник, вы же людей калечите! Грабовой в тон мне, так же печально: - Я их спасаю. Миллионы самоубийц нашли покой в моем учении! Помолчали. - Вы поменьше на меня давите! - вдруг сказал Грабовой. - А то... Как единственный свидетель, я напрягся. Грабовой задумался над формулировкой. - ...самолет президента упадет, - закончил он. К моему облегчению, появился какой-то важный прокурорский чин. - Григорий Петрович, вас тут не обижают? - фамильярно потрепал он «бога» за плечо. - Нет! - заулыбался тот. - Вы только это... Не телепортируйтесь! - захохотал чиновник. - Кстати, ваша персона на всех телеканалах во всех выпусках новостей. Становитесь суперпопулярным! Что не включишь - кричат: «Грабовой-Грабовой!» - Правда?! - обрадовался «воскреситель». И в то же мгновение вдруг стал похожим на того Грабового, которого я видел на свободе. Важным и величественно спокойным. P.S. Когда верстался номер, стало известно, что Григорию Грабовому официально предъявлено обвинение в мошенничестве. Следствие просит пострадавших от деятельности подозреваемого звонить в ОБЭП УВД ЦАО г. Москвы по телефону (495) 972-29-72. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации