Ошибка президента

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Находящийся на грани массовых беспорядков режим таджикского президента Эмомали Рахмона прибегает к помощи скандально известных бизнесменов типа Каромата Шарипова, облагавшего данью работавших на Черкизовском рынке таджиков под видом сбора членских взносов в движение  «Народная лига Таджики»

Images4-150x112.jpgИз-за возможной смены режима в Таджикистане хозяева афганского наркотрафика налаживают связи среди известных оппозиционных таджикских политиков и за рубежом. Для смены режима Эмомали Рахмона в Таджикистане все готово, активисты оппозиционного движения «Ватандор» ждут лишь сигнала к массовым протестам.

По крайне мере, это утверждает Дододжон Атовуллоев, лидер этого движения, недавно переживший в Москве покушение и едва выживший. Главный аргумент таджикской оппозиции, убеждающей Кремль поддержать будущую «революцию фиалок» — причастность высшего руководства Таджикистана к наркотрафику в Россию. Серьезные опасения вызывает, что к возможной смене власти в Таджикистане сегодня готовится и «третья сила» — международные преступные группировки.

Теряющий популярность из-за затяжного экономического кризиса и коррупции режим Рахмона лихорадочно ищет политической поддержки за рубежом и это понятно, ведь экономика Таджикистана практически полностью зависима от России. Бывшая республика СССР превратилась в одну из беднейших стран мира и транзитный канал афганского героина, ежегодно экспортируя в нашу страну сотни тысяч гастарбайтеров, и сотни килограммов «белой смерти».

Стоит признать очевидное — никакой долгосрочной политики в Средней Азии у Москвы нет, тем более, не существует общественного консенсуса по вопросу, нужна ли России «цветная революция» в Таджикистане? Поможет ли смена власти справиться с потоком афганского героина? Пример Киргизии, где смена режима обернулась властью криминальных кланов и этническими чистками, предостерегает от поспешных выводов. Тем более, что отношения между Россией и Таджикистаном на данный момент характеризуются отсутствием в России объективной информации о ситуации в этой среднеазиатской стране. Красноречивый факт: недавно по приглашению руководства Таджикистана с визитом «народной дипломатии» в Таджикистане вместе со съемочной группой НТВ побывал знаменитый скинхэд «Тесак», а теперь простой русский нацист Максим Марцинкевич. В России же чуть ли не главным источником информации по таджикской тематике выступает сомнительная фигура «отца всех таджиков» Каромата Шарипова, главы организации «Таджикские трудовые мигранты» (ТТМ).

Несмотря на свой публичный имидж лидера таджикской диаспоры и общественного деятеля, гражданин РФ Шарипов с его темным прошлым и сомнительным настоящим вряд ли подходит на роль эксперта в международных отношениях. «Отец всех таджиков», занимаясь в основном «общественной» деятельностью, мало стеснен в средствах: живет в роскошной московской квартире на Цветном Бульваре, ездит на «Мерседесе» представительского класса, он постоянный гость не только на телеканалах и радиостанциях, но также в дорогих ресторанах, и ночных клубах. На лацкане пиджака Шарипова можно заметить позолоченный значок группы «Альфа», хотя он не имеет никакого отношения к этой структуре, во всяком случае официально. Может быть, это знак особого доверия и признательности за неизвестные пока общественности особые заслуги г-на Шарипова. Кто знает?

Тем не менее, пока известно, что еще пять-шесть лет назад «отца всех таджиков» можно было смело назвать авторитетным предпринимателем на Черкизовском рынке, который заботился о соотечественниках оригинальным способом. Получив от Тельмана Исмаилова разрешение на создание собственной «службы безопасности», он обложил данью работавших на рынке таджиков под видом сбора членских взносов в МОО «Народная лига Таджики». Но главное, по оперативным сведениям МВД, в офисе Шарипова на Черкизовском рынке происходила оптовая реализация героина, канал поставки которого он якобы смог наладить еще во время своей воинской службы в Таджикистане в 90-х годах. Похоже, что после ликвидации Черкизона криминальные связи не ушли в прошлое. Остается надеяться, что не за это Шарипов отмечен знаком прославленного контртеррористического подразделения российских спецслужб.

Известно также, что за неделю до покушения на Атовуллоева Шарипов встречался в Москве с неким Мустафо Ахмадовым, одним из главных таджикских криминальных авторитетов в России: в этой связи версия, что Шарипов по-прежнему в курсе новостей наркотрафика из Таджикистана не выглядит фантастической. Кроме того, не раз говорилось о причастности лидера «профсоюза мигрантов» к торговле миграционными картами и разрешениями на работу для нелегальных мигрантов, связям с чеченскими криминальными группировками, вымогательству денег у частных лиц и организаций. Бывшие коллеги Шарипова, вместе с которыми он создавал ТТМ, теперь говорят о нем, как о циничном человеке, серийном мошеннике и авантюристе, все поступки которого продиктованы жаждой славы и наживы.

Наверное, вышесказанное можно было бы списать на клевету недоброжелателей и завистников. Однако факты говорят об обратном. Много лет знавший Шарипова глава оппозиционного движения «Ватандор» Атовуллоев рассказал, что прошлым летом Шарипова пригласили в Душанбе и устроили роскошную встречу. Сотрудничество ему предложил лично глава спецслужбы Таджикистана Саймумин Ятимов. До этого целых 13 лет дорога на родину Шарипову была закрыта: в родном Таджикистане он подозревался в очень серьезных преступлениях. Причем, не в оппозиционной политической деятельности, а в убийстве в 1994 году своего сослуживца, российского офицера подполковника 201 мсд. Долматова В.Д. и нелегальных поставках оружия в Афганистан.

Не исключено, что слабеющий режим Рахмона уже давно ищет в среде таджикских мигрантов опору против назревающей в стране «цветной революции». Шарипов, надо отдать ему должное, сумел неплохо использовать российско-таджикский дипломатический конфликт в своих интересах, представив высылку нескольких сотен нелегальных мигрантов из России как «геноцид таджиков» в РФ, представив тем самым в дурном свете не только Федеральную миграционную службу России, но и ее руководителя Константина Ромодановского, выступившего, как известно, инициатором этой акции.

Продвигая в Таджикистане свою партию «Трудовых мигрантов», он за последний год стал заметной политической фигурой. Многие представители таджикской элиты поддерживают его попытки увеличить политическое влияние таджикской диаспоры в Москве, вплоть до создания своей мусульманской партии в России, благо принятие новых законодательных актов Госдумой теперь во многом облегчает эту задачу.

Но, возможно, существует и другая, экономическая подоплека контактов Шарипова с таджикским КГБ. Красноречивый факт — показательный арест в январе 2012 года в Таджикистане преступной группы наркобарона Рустама Хаитова, членами которой были высокопоставленные офицеры правоохранительных органов страны, а также родной брат первого заместителя ГКНБ Мансура Умарова. Это лучше любых слов свидетельствует — транзит афганского героина превратился для большинства элиты и руководства спецслужб Таджикистана в стабильный источник доходов, а значит, надежда на то, что «революция фиалок» что-то изменит — довольно призрачные. Находящиеся в тени хозяева афганского наркотрафика уделяют серьезное внимание политическим рискам своего смертоносного бизнеса с миллиардными оборотами: свои люди у них есть не только в окружении президента Таджикистана Рахмона, а теперь, как видно, и в Москве.

Оригинал материала: "Век"