Ошибка 403

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Против «Охта-центра» выступили на федеральном уровне

1254225659-0.jpg Всем, кто имеет дело с интернетом, хорошо знаком термин, выбранный для названия статьи: «ошибка 403» — доступ запрещен. Именно такой «ошибкой» все чаще называют газпромовскую башню, споры о которой не то чтобы не стихли после скандального разрешения на отклонение до 403-метровой высоты, а разгорелись с новой силой. При этом — чего, как представляется, не ожидали в Смольном — против башни выступили не только в Питере.

Второй фронт

«Правительство Санкт-Петербурга своим решением продемонстрировало неуважение к законам, многие положения которых были просто проигнорированы… Правительство не сочло нужным ни предварить свое решение государственной историко-культурной экспертизой, проведения которой требует закон, ни вынести столь судьбоносный для нашего города проект на рассмотрение Градостроительного совета и Совета по сохранению культурного наследия, которые вообще были лишены возможности его обсудить… Мы считаем это решение неправомочным и неоправданным, а потому надеемся на решительное вмешательство органов федеральной власти, в частности Министерства культуры, Росохранкультуры, Правительства РФ, Федерального собрания. Мы обращаемся к ним с настойчивой просьбой отменить принятое в Петербурге незаконное решение. Мы обратимся в прокуратуру и в суд в связи с нарушением действующего законодательства об охране культурного наследия. Мы будем и в дальнейшем выступать против строительства небоскреба, разрушающего красоту и гармонию нашего великого города, в защиту выдающегося архитектурного наследия Петербурга», — говорится в заявлении петербургского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК).

Питерская «Справедливая Россия» заявила, что выступает категорически против появления архитектурного объекта такой высоты в устье реки Охта, потому что строительство предлагается проводить в нарушение Правил землепользования и застройки, а небоскреб «самым катастрофическим образом повлияет на уникальный архитектурный облик города».

Фракция «эсеров» в ЗакСе подготовила проект постановления об обращении городского парламента к президенту, премьеру, председателю Госдумы и председателю Совета Федерации, прося рассмотреть вопрос строительства «Охта-центра» на заседании правительства России, и провести в Госдуме и Совете Федерации соответствующие парламентские слушания.

«Вопрос строительства «Охта центра» должен быть официально рассмотрен не только на региональном, но и на федеральном уровне. Тем более что во время кризиса принятие решения о выделении на строительство гигантской суммы в 60 млрд рублей не может оставаться только решением Газпрома, поскольку данная корпорация является, подчеркиваем, государственной», — говорится в заявлении партии.

Далее, председатель КГИОП Вера Дементьева заявила, что проект небоскреба «может быть скорректирован на стадии Главгосэкспертизы», при этом эксперты «могут дать отрицательное заключение, но не на основе общественного возбуждения, а на основе анализа конструктивной схемы».

Экспертиза, по словам Дементьевой, будет длительной, поскольку опыта строительства подобных объектов в России пока нет. Свое личное отношение к решению правительства Дементьева высказывать не захотела, заявив, что «позицию КГИОП по данному вопросу вы знаете». Напомним, что первый заместитель Дементьевой Алексей Комлев на печально знаменитом заседании Комиссии по землепользованию и застройке 17 октября голосовал против разрешения на отклонение…

Что касается федеральных структур, то на минувшей неделе, выступая в эфире «Эха Москвы», глава Росохранкультуры Александр Кибовский заявил, что «если речь идет о корректировке тех зон охраны, которые были приняты в конце прошлого года законом Санкт-Петербурга, то в соответствии с законодательством такие решения требуют согласования с федеральными властями, в частности, с Росохранкультурой», но с его ведомством «согласования по этому вопросу не проводились». Еще он заметил, что «мы не можем оставаться в стороне, тем более если вопрос имел резонанс, потому что исторический центр Петербурга является объектом ЮНЕСКО, и мы совершенно не заинтересованы в том, чтобы по такому объекту нам высказывались претензии со стороны каких-то международных коллег» (позиция ЮНЕСКО по поводу «Охта-центра» прекрасно известна — категорически против). Также, по словам Кибовского, в Росохранкультуру «поступило огромное количество обращений жителей Петербурга, и должен сказать честно, что ни одного обращения в поддержку этого проекта не поступало, и если это брать за критерий оценки, то большому количеству жителей Петербурга, очевидно, этот проект не нравится в своем городе».

Наконец, непривычно жестко высказался спикер Совета Федерации и лидер «эсеров» Сергей Миронов — заявивший, что он «крайне огорчен и разочарован решением правительства Петербурга», что «это точно не ошибка, поскольку невозможно совершить ошибку, когда со всех сторон призывают такой ошибки не делать» и что «это вызов петербуржцам, вызов российскому и мировому общественному мнению». Говоря о единогласном голосовании членов питерского правительства, Миронов признался: «Не могу поверить, что среди них нет ни одного настоящего патриота нашего города. Но что же тогда заставило их пойти против собственной совести? Как не стыдно им было принимать такое решение?».

И уж совсем неожиданно прозвучало мнение Никиты Михалкова — что он не одобряет строительство «Охта-центра», что «против всего, что разрушает концепцию тех, кто строил город, и что «фантазии и архитекторов, и строителей, и руководства надо усмирять, когда дело касается исторических центров и нарушения реального облика города».

Кого-кого, а Никиту Сергеевича никто еще не посмел упрекнуть как в нелояльности высшей власти, так и в отсутствии политического чутья относительно ее позиции (это у него наследственное). На месте Валентины Матвиенко я бы задумался — надо ли и дальше с упорством носорога проталкивать газпромовскую башню? И на месте тех, кому, как говорят, в Смольном объясняют, что за проектом стоит Сам, и потому надо не рассуждать о сохранении какого-то там исторического центра, а по-военному выполнять приказ, я бы тоже задумался: а вдруг не стоит? Одно время и мне казалось, что, конечно же, стоит — но вдруг это легенда, которой оправдывают необходимость безоговорочно идти навстречу Газпрому?

Волки против мяса

Кстати, о Газпроме: Алексей Миллер вслед за Владимиром Путиным выступил с авторской колонкой в журнале «Русский пионер» — том самом, который издается на средства олигарха Михаила Прохорова. Журнал известен также тем, что во главе его стоит «любимый журналист Путина» Андрей Колесников, чья редакция разухабисто отмечала свою первую годовщину пьянкой на крейсере «Аврора».

И как вы думаете, о чем пишет Миллер? В жизни не догадаетесь: о петербургских памятниках! О создании ограды Летнего сада, Александровской колонны, памятников Николаю Первому, Александру Третьему и Пушкину. О том, как он в школьные годы участвовал в городском конкурсе «Ты — ленинградец», о чем до сих пор вспоминает, встречаясь с одноклассниками, и что «петербуржец, где бы он ни жил, остается петербуржцем навсегда»…

Это даже не смешно: человек, который с упорством маньяка пять раз (!) повторяет в интервью «Мы построим этот проект!», говоря о строительстве башни, называет себя петербуржцем и рядится в тогу ценителя исторических памятников. Мне приходилось участвовать в упомянутом Миллером конкурсе, более того — побеждать вместе с командой нашей замечательной 366-й школы. И любой из членов нашей команды категорически отказался бы сегодня признать главу Газпрома петербуржцем: надо очень ненавидеть город, чтобы стремиться так его изуродовать. Что касается «Русского пионера», то почему бы после выступления г-на Миллера редакции не предложить людоедам публиковать авторские колонки о вегетарианстве?

Тщательнее надо

И последнее. Агентство социальной информации, руководимое Романом Могилевским, представило результаты опроса общественного мнения по поводу строительства газоскреба. Заказчиком опроса выступал ОДЦ «Охта». Результаты таковы: знает о проекте 76% опрошенных. При этом, по словам Могилевского, на конец августа «количество людей, положительно относящихся к проекту, достигло 46%, противников — порядка 33% горожан», и результаты опросов показывают, что «поддержка «Охта-центра» в городе продолжает расти», и «есть монотонный рост, который прибавляет сторонников проекта». Противников, по заявлениям социолога, «стало меньше, да и сторонники рекрутировались из числа неопределившихся».

Оставим в стороне методики проведения опросов (в которых упорно не сообщается о высоте башни, что делает их никуда не годными). Но, стремясь максимально реализовать желание заказчиков, г-н Могилевский не утруждает себя даже тем, чтобы сравнить свои сегодняшние заявления со вчерашними! Напомним, что в марте 2008 года он заявлял следующее:

«Петербург все лучше относится к «Охта-центру», 46% опрошенных поддерживают строительство, и только 29% — против него. 15% опрошенных ничего не знают о проекте и 10% затруднились ответить».

И как с «продолжающей расти» поддержкой, Роман Семенович? Если как было по вашим данным 46% сторонников — так и осталось? И как с сокращением числа противников, если по вашим данным их было 29%, а стало 33%? И еще: по вашим же данным в марте 2009 года о проекте знали 90% опрошенных — а сейчас только 76%. Не сходятся концы с концами, а? Тщательнее надо, как говорил ваш земляк Михаил Жванецкий

Между прочим, сегодня в ИА «Росбалт» центр ЭКОМ и движение «Живой город» представят свои данные опроса петербуржцев по вопросу их отношения к высоте «Охта-центра» и к возможности утраты Петербургом статуса объекта Всемирного наследия. По этим данным число противников «Охта-центра» примерно втрое больше числа сторонников. При этом у горожан, в отличие от опроса АСИ, спрашивали именно про 403-метровый небоскреб.

Борис ВИШНЕВСКИЙ

Из первых рук

Последнее, что использовано для газпромовской пропаганды, — мнение писателя Бориса Стругацкого, которое газета «Метро» перепечатала из «Российской газеты». Последняя, как представляется, «скорректировала» смысл сказанного писателем.

Цитируем напечатанное:

«Наконец-то споры вокруг газпромовской иглы заканчиваются. Мне всегда казалось, что это не самая важная проблема Петербурга. Скорее всего, этот центр будет построен, пройдет 30–40 лет, и, как Эйфелева башня в Париже, башня Газпрома станет одной из достопримечательностей города. Она появится на значках, монетах и открытках».

— Ловко! — удивился Борис Натанович, когда автор ему позвонил. — На самом деле я сказал «РГ», что отношусь к тому, вероятно подавляющему большинству жителей, которым совершенно не интересен разговор вокруг башни. Что эта проблема меня совершенно не интересует. Что у меня такое впечатление, что вокруг башни крутятся большие деньги и скорее всего она будет построена. И что лет через 30–40, наверное, ее изображение появится на медальках, значках и так далее. В том, что опубликовано, конечно, чувствуется моя некая благосклонность к башне. Но говорить, что я это одобряю, ни в коем случае нельзя! Правда, нельзя и сказать, что я это порицаю. Мне это просто безразлично…

Валентина Матвиенко — без бантика

Смольный пытается разорвать путы, наложенные ЮНЕСКО

Выбор Путина

Пикантности ситуации добавляет то обстоятельство, что Валентина Матвиенко, столь пренебрежительно оценивающая роль Организации Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры, является членом комиссии РФ по делам ЮНЕСКО: впервые она вошла в состав комиссии в 2005 году, а месяц назад премьер Владимир Путин подписал распоряжение об утверждении нового состава комиссии — куда, помимо губернатора Петербурга, вошли теперь и Олег Дерипаска, Владимир Якунин, Зураб Церетели, Владимир Гергиев, Владимир Гусев, Константин Эрнст, Олег Добродеев, Людмила Вербицкая, Владимир Мутко, Александр Калягин.

Для петербуржцев, радеющих за сохранение культурного наследия, многие из этих имен способны вызвать весьма негативные ассоциации. «Компромиссы» Александра Калягина едва не привели к разгрому Дома ветеранов сцены, вырубке и застройке прилегающего к нему старинного парка (проект остановили только после того, как заслуженные деятели культуры достучались до Владимира Путина). С семейством Якуниных связана печально знаменитая яма у Московского вокзала и варварская перестройка Дома со львами. С именем Олега Дерипаски — снесенные кварталы на Шкапина — Розенштейна, скормленная «белому грибку» Дача Гаусвальд на Каменном острове и вызывающий тревогу амбициозный проект коренной перестройки комплекса Апраксина двора с попутным сооружением нового моста через Фонтанку. Владимира Гергиева — пресловутая «Маринка-2», поглотившая фрагмент Литовского рынка (Кваренги), ДК им. Первой пятилетки, школу и старинные жилые дома, Владимира Гусева — с бессмысленной и беспощадной «реконструкцией» Летнего сада, а также «сдачей» университетского общежития на углу Зоологического переулка и Мытнинской набережной, которая обернулась безжалостным сносом двух подлинных питерских зданий XIX века и сооружением очередного новодела под нахлобученным стеклянным колпаком.

Выбор Медведева

Дмитрий Медведев оказался перед знаковым выбором — практически одновременно получив с малой родины два обращения, призывающие главу государства принять судьбоносное для Петербурга решение. Представители интеллигенции (Олег Басилашвили, Сергей Юрский, Наталья Тенякова, Алексей Девотченко, Юрий Мамин, Валерий Попов, Александр Городницкий, Александр Дольский, Юрий Шмидт, Юрий Шевчук и другие) попросили гаранта Конституции РФ «в целях недопущения беззакония» незамедлительно вмешаться в ситуацию с противоправным продвижением проекта небоскреба «Охта-центра» — реализация которого, по мнению авторов письма, приведет к непоправимому искажению исторического облика Петербурга и создаст «опаснейший прецедент, когда установленные законом ограничения будут на глазах у всех признаны ничтожными на фоне коммерческих интересов компании Газпром, и создан вопиющий пример правового нигилизма и коррупции», о борьбе с которыми постоянно говорит президент.

В то же время Валентина Матвиенко (во время заседания Госсовета) попросила Дмитрия Медведева «поддержать обращение Петербурга в ЮНЕСКО» о сокращении территорий, охраняемых в качестве объекта всемирного наследия, в несколько раз. По мнению губернатора, в 1990 году, когда центр северной столицы был включен в список ЮНЕСКО, город-де пал жертвой PR-акции, и «под охрану отдали слишком много».

«Мы должны сделать реноминацию», — пояснила президенту свое предложение Валентина Матвиенко, пообещав оперативно представить его в письменном виде.

Несколькими днями позже в эфире «Радио России» Валентина Ивановна развила этот тезис: «Министерство культуры должно четко очертить границы того, что охраняется ЮНЕСКО. Документ, который существует сейчас, очень неточный, и его необходимо конкретизировать».

Рвачи без границ

Разговоры о якобы никуда не годном документе — это такой конек Смольного, которого там взнуздывают столь же споро, сколь быстро растут аппетиты инвесторов, которым всякие режимы, границы охранных зон и прочая ерунда очень мешают раззудить плечо. Глава КГИОП Вера Дементьева, помнится, заявляла даже, будто сертификат, выданный ЮНЕСКО историческому Петербургу, вообще каким-то загадочным образом «затерялся» — чуть ли не Собчак его с собой в могилу унес. Между тем и карта границ нашей номинации, и описание взятого под охрану ЮНЕСКО объекта «Исторический Петербург и группы памятников» наличествуют на официальном сайте ЮНЕСКО.

По заверениям Веры Анатольевны, совершенно невозможно действенно охранять наследие, когда в документации по нашей номинации «такая путаница» и «прямые ошибки». Вот, например, «у них» какие-то обозначены два зоопарка в Павловске и Гатчине, тогда как на самом деле это зверинцы или охотничьи угодья.

— Это похоже, когда дом горит, а мы выясняем, есть ли в доме пожарная сигнализация, соответствует ли она ГОСТам и кто отвечает за гидранты, — замечал ранее в комментарии «Новой» профессор Академии художеств Никита Фомин. — Мы нашли наконец виноватого — это ЮНЕСКО, это они неправильно перевели зоопарк вместо зверинца! Вот, оказывается, почему в нашем городе построены «Финансист» и «Монблан»! Это ЮНЕСКО все неправильно утвердило. А мы что, сами не можем без ЮНЕСКО охранять? Если наше законодательство не позволяет охранять исторический центр, надо ввести мораторий на строительство.

Однако мораторий, похоже, как раз хотят ввести на действие законодательства, освободившись от принятых Россией международных обязательств. И, думается, вовсе не случайно обращение Валентины Матвиенко к президенту совпало с выходом газоскреба на финишную прямую.

Моление о кукурузе

Согласно резолюции последней, 33-й сессии Комитета всемирного наследия ЮНЕСКО, Российская Федерация обязана представить полный пакет документов по проекту «Охта-центра» не позднее 1 февраля 2010 г. и «не приступать к реализации какого бы то ни было проекта» до получения результатов его оценки миссией Центра всемирного наследия и ИКОМОС. В противном случае летом, на 34-й сессии, Петербург может быть исключен из Списка объектов всемирного наследия. В этом контексте затея с «реноминацией» поможет соблюсти видимость сохранения лица — причем не только нашим властям, но и чиновникам ЮНЕСКО (которые не так уж сильно отличаются от чиновников российских, и нередко предпочитают сохранение добрых дипломатических отношений жесткой и бескомпромиссной борьбе за сохранение культурного наследия).

Сейчас участок «Охта-центра» находится на территории объекта всемирного наследия, и после трех предупреждений, выносимых из года в год в связи с планами возведения небоскреба, ЮНЕСКО уже едва ли сможет избежать на 34-й сессии претворения в жизнь своих угроз об исключении Петербурга из списка (как произошло на 33-й сессии с объектом «долина Эльбы»: Дрезден, вопреки многократным предупреждениям Комитета всемирного наследия приступивший к строительству моста, из списка выкинули-таки). Но если мы под сурдинку «реноминации» сами выведем исторический Петербург из перечня ОВН, по договоренности с бюрократами ЮНЕСКО растянув на неопределенное время повторное включение нашей номинации в новых границах, можно будет избежать скандала и публичной порки. Представив дело не как позорное выдворение, а как некий чисто процедурный момент.

Новая версия питерской номинации будет предложена в том же ужатом состоянии, в каком на уровне Петербурга утвердили новые границы зон охраны — сузив территорию былой объединенной охранной зоны исторического центра примерно в пять раз. При таком раскладе участок «Охта-центра» окажется уже вне рамок подотчетного ЮНЕСКО объекта всемирного наследия.

Пока же Валентина Ивановна разбежалась впереди паровоза: как заявил ответственный секретарь комиссии РФ по делам ЮНЕСКО Григорий Орджоникидзе, городские власти не имели полномочий принимать решения, связанные со строительством небоскреба в пока еще охраняемых ЮНЕСКО пределах: «поскольку исторический центр Санкт-Петербурга представлен от Российской Федерации в Списке всемирного наследия ЮНЕСКО, за него отвечает федеральное правительство».

Глава Росохранкультуры Александр Кибовский сообщил «Интерфаксу», что ЮНЕСКО уже проинформировало российскую сторону о вероятности исключения Петербурга из Списка всемирного наследия в связи с продвижением проекта небоскреба Газпрома.

Росохранкультура уже запросила принятые правительством Петербурга документы, разрешающие его строительство, дабы «проанализировать с точки зрения законодательства, все ли там в порядке, точно и честно». «Если нарушается законодательство, будем принимать меры реагирования, — пообещал Кибовский. — Нас беспокоит прежде всего юридическая сторона этого вопроса. В Санкт-Петербурге с нашим участием было принято законодательство с зонами охраны и режимами в этих зонах, которые, на наш взгляд, не могут быть изменены без согласования с нами. А строительство такого объекта с превышением его высоты от предельно допустимых 100 метров до 400, конечно, является существенным изменением этих условий».

Между тем и девелоперы напрямую связывают обращение губернатора Матвиенко к президенту с охтинским небоскребом — по мнению Гильдии управляющих и девелоперов, высказанному в комментарии порталу «Арендатор.ру», все это выглядит как «прошение» за Газпром. «Если предположить, что ЮНЕСКО станет работать по российским правилам игры, что маловероятно, то у инвесторов и властей появится большая свобода действий. Город ждут коренные преобразования, только пока новостройки не популярны как среди жителей, так и среди туристов», — полагают в гильдии.

ЮНЕСКО и газоскреб

Пренебрежение мнением ЮНЕСКО, демонстрируемое культурной столицей России, стало не лучшим сопровождением для реализации заявленных Москвой притязаний на победу российского представителя в борьбе за пост генерального директора этой организации. Не помогли и 20 миллионов долларов, обещанных нашей стороной в случае победы выдвинутого Россией кандидата — замглавы МИД РФ Александра Яковенко. Ему пришлось сойти с дистанции на третьем круге голосования. Исполнительный совет ЮНЕСКО предпочел остановить свой выбор на 57-летней Ирине Боковой, постоянном представителе Болгарии при ЮНЕСКО. Нового главу ЮНЕСКО утвердят в середине октября на конференции этой организации. Принимая поздравления, госпожа Бокова заявила о том, что ЮНЕСКО нуждается в реформах — ей необходимо стать более эффективной, демократичной и менее забюрократизированной.

Напомним, что соотечественник и коллега Ирины Боковой — эксперт ИКОМОС Тодор Крестев, побывавший в нашем городе в мае этого года, подготовил весьма обстоятельный и критичный доклад мониторинговой миссии Центра всемирного наследия, который был представлен на 33-й сессии в Севилье и лег в основу принятой в отношении Петербурга жесткой резолюции. В отношении башни Газпрома мониторинговой миссией были сделаны следующие выводы:

«При сохранении настоящего местоположения и высоты башня представляет угрозу выдающейся всемирной ценности объекта.

• Башня противоречит характеристикам объекта как горизонтального, прибрежного и городского ландшафта.

• Башня угрожает подлинности и целостности объекта, вступая в диссонанс с небесной линией исторической панорамы реки Невы.

• Башня поставит под угрозу определенные ключевые визуальные оси.

• Предполагаемая высота башни нарушает существующие для этой территории режимы и может создать опасный прецедент.

…Комитету всемирного наследия ЮНЕСКО не следует поддерживать строительство башни Охта-центра в ее нынешней форме, так как это создает угрозу для выдающейся всемирной ценности объекта. (…) Башня «Охта-центра» фундаментально и необратимо изменит горизонтальную небесную линию объекта, которая являлась важной чертой города с момента его основания, и поставит под угрозу его целостность и выдающуюся всемирную ценность, и члены миссии считают, что работы по данном проекту должны быть приостановлены.

В случае отсутствия существенного прогресса Комитет по всемирному наследию может рассмотреть внесение объекта в Список всемирного наследия в опасности».

Кроме того, рекомендовалось не только более эффективно оберегать наследие в установленных границах охраны, но и пересмотреть прилегающую буферную зону — в предложенном виде она признавалась негодной для обеспечения должной защиты охраняемых ландшафтов вообще и панорам Невы в частности.

Прежде чем ходатайствовать о дополнительных послаблениях, члену комиссии РФ по делам ЮНЕСКО Валентине Матвиенко следовало бы освежить в памяти рекомендации экспертов и решения сессии Комитета Всемирного наследия.

Татьяна ЛИХАНОВА

Оригинал материала

«Новая газета СПб» от origindate::28.09.09