Ошибки Япончика

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


© "Версия", origindate::27.06.2000

Ошибка Япончика

Самому известному российскому вору в законе Московская городская прокуратура предъявила заочное обвинение в совершении двойного убийства

Лариса Кислинская

Converted 29727.jpg

Япончик в нью-йоркском ресторане с верной подругой Фаиной Комиссар (слева)

Сыщикам Московского уголовного розыска удалось доказать, что Иваньков, отбывающий сейчас срок за вымогательство в США, в феврале 1992 года лично во время ссоры в одном из московских ресторанов, что в Кузьминках, практически в упор из пистолета Макарова застрелил двух турецких граждан, третий турок был тяжело ранен, но выжил. Подробности этого дела, а также имена пострадавших держатся в тайне. Это и понятно: единственным свидетелем обвинения может стать выживший турок. Спутник Япончика – его давний подельник Вячеслав Слива недавно умер от рака. Он попал в поле зрения муровцев так же, как и Японец, в начале 70-х годов. Оба входили в банду родоначальника отечественного рэкета по кличке Монгол.

Из досье «Совершенно секретно»:

Монгол – он же вор в законе Геннадий Карьков, 1930 года рождения. Особо опасный рецидивист. Умер в 1993 году. В конце 60-х сколотил крупное бандитское формирование. Из 32 членов банды семь были женщины.

Выдавая себя за работников МВД, члены банды Монгола выколачивали деньги у торговцев антиквариатом, спекулянтов и сбытчиков наркотиков. Именно Монгол заметил юное дарование – Вячеслава Иванькова.
Из досье «Совершенно секретно»:

Вор в законе Вячеслав Иваньков. Уголовные клички: Япончик, Японец. Неоднократно судим: в 1974 году по ст. 196 ч. 3 УК РСФСР; в 1976 году по ст. 145 ч. 2, ст. 191 ч. 2 УК РСФСР с отбытием наказания в психиатрической больнице тюремного типа в Смоленске; в 1982 году по ст. 146 ч. 2 пп. а, б, ст. 218 ч. 1, ст. 196 ч. 1 УК РСФСР на 14 лет лишения свободы; в 1986 году по ст. 193 ч. 2 УК РСФСР; в 1988 году по ст. 110 УК РСФСР, то есть Иваньков был судим за использование заведомо ложного документа, грабёж, соединённый с насилием, посягательство на жизнь сотрудника милиции; разбой с применением оружия, совершённый по предварительному сговору с группой лиц; незаконное ношение оружия; угрозу насилия в отношении гражданина, выполняющего общественный долг; умышленное тяжкое телесное повреждение.

В конце января 1997 года в Нью-Йорке был оглашён приговор – за вымогательство и фиктивный брак Иваньков был осуждён на шесть лет лишения свободы. Отсидел он почти половину срока. После экстрадиции на родину в связи с вновь открывшимися обстоятельствами Япончик будет заключён под стражу.

Нет смысла пересказывать историю самого знаменитого «законника» – она известна почти всем. Для меня же Иваньков – целая эпоха в журналистской жизни. Когда-то, в 1987 году, начиная писать о нашей организованной преступности, я впервые рассказала о его «подвигах» – драках с применением огнестрельного оружия (это в 70-х то годах!); вооружённых налётах, «разгонах» и закатывании неугодных в асфальт. Но тогда Японец (старые муровцы, давно вышедшие на пенсию, уверяют: кличка Япончик возникла позднее, под влиянием мифов о Мишке-Япончике; Иваньков же имел погоняло-Японец) казался далёким литературным героем и сидеть ему, казалось, ещё много-много лет…

Converted 29728.jpg

Вячеслав Иваньков крестит в нью-йоркской церкви сына вора в законе Миши Питерского

В 1991 году услышав, что он освободился досрочно, поняла: за этим должны стоять интересные люди. Так оно и получилось. Цикл публикаций о Япончике в начале 1992 года породил долгие «взаимоотношения» с входившим когда-то в его банду Отари Квантришвили, многолетние суды с Иосифом Кобзоном. Так или иначе на публикации реагировали почти все герои. Так, в своё время звонили от одного из заступников Япончика – председателя Комиссии по правам человека при Верховном Совете РСФСР Сергея Ковалёва.

И лишь один человек молчал. Это и понятно: в деле о досрочном освобождении Япончика он оставил самый заметный документальный след, а потому ему нечего сказать, чем именно его так глубоко взволновала судьба особо опасного рецидивиста. Это заместитель председателя Верховного суда России, председатель коллегии по уголовным дела ВС РФ 66-летний Анатолий Меркушов. 21 января 1991 года именно Меркушов, занимавший тогда всё ту же должность, внёс протест в президиум Мосгорсуда о пересмотре дела Иванькова.

Для справки: в год зампред Верховного суда России вносит не более десяти протестов за своим именем. Уж не знаю, чем пленил Вячеслав Кириллович столь высокопоставленного судью, но по чистой случайности Мосгорсуд получил характеристику на Япончика, в которой говорилось, что он – злостный нарушитель режима и применять к нему гуманный акт помилования преждевременно, а потому протест Меркушова остался без удовлетворения.

Тогда Анатолий Егорович вносит второй протест по делу Иванькова уже в свою судебную коллегию, то есть своим подчинённым, – они с просьбой начальника согласились.

Казалось бы, случайность. Но точно по такому же сценарию Меркушов чуть позже освободил трёх лидеров московского преступного сообщества – «чеченская община» – Руслана Атлангериева, Хожу Нухаева и Гену Лобжанидзе. И об этом я тоже писала в своё время.

Каково же было удивление, когда об Анатолии Егоровиче Меркушове пришлось вспомнить в связи с нашумевшими уголовными делами последнего времени.

Наверняка всем памятны недавние взрывы у приёмной ФСБ, на Ваганьковском кладбище, подрыв памятника Николаю II в Мытищах и минированиё памятника Петру I в Москве. Сообщалось: ко всем терактам причастны члены РВС (Революционно-военный совет) и НРА (Новая революционная альтернатива). Помнится, показывали по телевидению задержание одной из самых зловещих фигуранток этого дела – Ларисы Щипцовой-Романовой. Потом, помнится, сообщалось: она опять на свободе.

Когда я узнала, что 26-летняя Лариса – родная внучка Анатолия Меркушова, то решила узнать подробнее, как складывается её судьба. В пресс-службе УФСБ по Москве и области комментировать до решения суда уголовные дела членов РВС и НРА – именно к этим организациям тяготеет «анархистка» (так она себя называет) Романова – отказались.

Но тем не менее от наших источников стало известно следующее. Лариса Щипцова, по мужу Романова, прежде чем попасть в поле зрения московских компетентных органов, была осуждена 20 июля прошлого года Первомайским райнарсудом Краснодарского края на четыре года лишения свободы по ст. 222 ч. 2 (хранение оружия и боеприпасов); ст. 223 ч.2 (изготовление взрывчатых веществ в составе орггруппы) и ст. 228 ч. 1 (незаконное хранение наркотиков) УК РФ.

Протест её адвокатов судебная коллегия по уголовным делам Краснодарского краевого суда оставила без удовлетворения. Затем стали происходить удивительные вещи. Через несколько дней после этой коллегии председатель суда А.Чернов утром 1 сентября вылетел в Москву. Вернулся тем же вечером. На следующий день по протесту всё того же председателя суда судебная коллегия с этим же председателем приговор в отношении Романовой пересматривает. И оказывается, что за весь букет преступлений Лариса получает четыре года условно с испытательным сроком. Видимо, Москва произвела на Чернова сильное впечатление.

Испытание свободой девушка явно не выдержала. Вскоре она попала в поле зрения оперативно-следственной группы, занимающейся расследованием нашумевших взрывов. Ей было предъявлено обвинение в соучастии в организации взрыва у приёмной ФСБ в 1998 году. При обыске, как и год назад, опять нашли наркотики. И хотя Романовой инкриминировались уже знакомые ей ст. 222 ч. 2, 223 ч. 2, 208 ч. 1 и ещё дополнительно ст. 205 (терроризм) УК РФ, суд под предлогом того, что она ждёт ребёнка, изменил ей меру пресечения. В это же время один из адвокатов по делу РВС весьма самоуверенно заявил: какие бы приговоры ни выносили суды первой инстанции, при кассации они будут отменены. Интересно, на что он намекал?

Как стало известно, Лариса Романова, нигде никогда не работавшая любительница революции, не чуждая наркотикам, – давняя боевая подруга всех членов РВС-НРА. Видимо, и про своего влиятельного дедушку не раз рассказывала.

Сейчас Романова вместе с ребёнком сидит в ожидании приговора в женской тюрьме в Капотне. И, говорят, её мама – Галина Анатольевна, в девичестве Меркушова, очень рада этому обстоятельству. Вместо революции, наркотиков и всякой другой дребедени, которой люди начинают заниматься от безделья, Лариса теперь больше внимания уделяет своему заброшенному ребёнку, который, как говорят, подолгу не кормленный ждал раньше маму с революционных сходок.

Но вернёмся к нашему герою.

Вот так неожиданно оказались связанными вместе имена 26-летней Романовой и 60-летнего Иванькова.

Вячеслав Иваньков, человек очень самоуверенный, допустил несколько ошибок. Когда-то он сказал: «Что такое МУР? Я в городе хозяин». МУР посадил его в 1981 году и раскопал старые грехи в 2000-м. В США он допустил ещё одну оплошность. Сотрудники ФБР, работавшие вместе с нашими сыщиками по делу Японца в Нью-Йорке, рассказали мне, что в одном из телефонных разговоров Иваньков бросил неосторожную фразу: «Братва, – говорил он кому-то на российском конце провода, – я подготовил здесь для вас плацдарм». Эту фразу Америка сочла угрозой своей национальной безопасности...

У заместителя председателя Верховного суда России Анатолия Меркушова много дел впереди. Во-первых, предстоит суд с участием его внучки. Это святое. Суд ждёт в Москве и Япончика. Тоже не чужой человек. На подходе – суды над чеченскими бандитами. Опыт уже есть. И наконец, у внучки Ларисы растут дети, и они должны кушать.

Главное: нашей национальной безопасности ничто не угрожает.