О дела Коха (1998)

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Интервью", "книжное дело", "квартирное дело" и краткая биографическая справка

Оригинал этого материала
© Альманах "Лебедь", origindate::01.11.1998

Эстафетная палочка Коха. Слишком откровенное интервью Коха

Валерий Лебедев

Alfred Koh      Недавний глава Госкомитета по имуществу, затем вице-премьер Альфред Кох ныне находится в Нью-Йорке. Как только на него открыли уголовное дело по получению огромного гонорара за ненаписаную книгу, так он сразу же оказался здесь. Второе дело было открыто на него по поводу "покупки" роскошной 3-комнатной квартиры на 1-й Тверской-Ямской, в самом центре Москвы всего за 2 тысячи долларов (она стоила не менее 150 тысяч). Да, второе дело открыли, а он опять здесь.

Минимальная мера пресечения, и то по большому блату по такого рода обвинениям - подписка о невыезде. А он летает куда хочет. И опять - здесь.

И здесь в частном издательстве Ильи Левкова за свой счет в считаном количестве экземпляров тиснул книжонку "Распродажа Российской империи", которую показывал издали, как Остап Бендер квитанции о якобы посланых письмах сыну лейтенанта Шмидта Шуре Балаганову. Отчитался, так сказать. Дескать, вот она та книга, за которую получил гонорар. Конечно, гонорар, квартира - это мелочи. Просто они проходили через документы и потому засветились. Не мелочь - это крупное. Но про это как раз ничего не известно.

Потому поговорим о мелочи. .Я довольно-таки в курсе того, как и на каких условиях здесь публикуют русские книги. Издательство идет на риск выпуска книги за счет издательства только при почти стопроцентной уверенности в коммерческом успехе. Для этого надо иметь имя и тему. Коха никто как литератора не знает. Как политического деятеля - тоже. Тема - история приватизации в России за последние 7 лет вряд ли кого-то возбудит. Наши покупатели - это русскоязычные пенсионеры. Их SSI (пособие) всего-то от 400 до 500 долларов в месяц ( в зависимости от штата). Наш читатель пенсионер будет долго сжимать в кармане квотер (25 центов) , прежде, чем вспотевшей от переживаний рукой решится его вытащить наружу. Книги же стоят от 5 и выше (как правило 7-12) долларов. Продать 1000 экземпляров даже очень ходовой книги - это большой успех. Тем более, что ходовые книги поступают из России, где до сих пор издание обходится значительно дешевле, чем в США. Цены, названые выше - это как раз для книг, привезенных фирмой "Петербургский Дом книги" или другими фирмами ("Книга" , например, или отдельные мелокооптовые заказчики, владельцы русских книжных магазинов). А для местного производства ниже 10-12 долларов нечего и думать, и то , если не слишком рассчитывать на прибыль.

Поэтому я с полным основанием утверждаю, что книгу Кох издал за свой счет. И с единственной целью - показать, что она есть, и что гонорар получен им законно. Гонорар получен им в 1996 году, а книга издана летом 1998. Теперь он это объясняет длительным производственным процессом. Пусть это он рассказывает русским следователям. Я не раз занимался здесь изданием книг. Если книга готова в компьютерной верстке, то все дальнейшее занимает около двух недель. Да-с, две недели, а не два года.

Но ладно, к делу Коха мы еще вернемся, а сейчас некоторые фрагменты из его интервью, которое он дал у нас на радио (WMNB) радиожурналисту Михаилу Бузукашвили. Это интервью впервые прозвучало полностью в моей передаче "Есть мнение" 23 октября.

Бузукашвили: - Когда в России говорят о вашей приватизации, то рядом этим словом ставят слово прихватизация.

Кох: - Ставят.

Б. - Насколько правомерно, по вашему, сочетание этих слов?

К. - Не правомерно. Была приватизация чековая за ваучеры, залоговая за кредиты, за деньги. Она и сейчас идет.

Б. - Говорят, что приватизция в России носила дикий характер.

К. - Она везде носила такой характер. Например, в Чехословакии. Там все ругают Кожена, известного инвестора, который скупил все. Нигде, ни в одной стране мира электорат не доволен приватизацией.

Б. Что вы скажете по поводу предприятий, который были проданы за бесценок? В связи с этим говорят, что народ был просто-таки ограблен.

К.- Народ не был ограблен изначально, потому что все это ему не принадлежало. Что касается того, что по дешевке, то что например?

Б. - Например, Норильский никель. Если не ошибаюсь, его оценили в 170 миллионов, в то время, как он стоит несколько миллиардов долларов.

К. - Пусть те, кто говорят, что он стоит миллиарды, за него их и заплатит.

Б. - Есть мнение, что в России катастрофа, и что завтрашнее экономическое положение призрачно. А ваше мнение?

К.- Мне тоже так кажется.

Б. - И вы не видите света в конце тоннеля?

К.- Нет, не вижу.

Б. - Каков ваш прогноз будущего России на завтра и лет через 10?

К.- Сырьевой придаток. Безусловная эмиграция всех, кто умеет думать, но не умеет работать. Копать там. Умеет только изобретать. В последующем превращение в десяток маленьких государств.

Б.     И как долго это будет длиться?

К. Думаю, в течение 10-15 лет.

Б.     А вот те ресурсы - экономические, людские, когда они будут приведены в действие?

К. Понимаете, в течение 70 лет, когда формировалась мировая экономика, советская экономика, Советский Союз находился как бы вовне, развивался по своим внутренним законам. И , знаете..., когда руку или ногу там отнимают, ткань рубцуется и превращается в культю. Мировое хозяйство развивалось без СССР и оно самодостаточно. В нем достаточно ресурсов, все есть. И теперь, когда появилась Россия - она никому не нужна. (Хихикает). В мировом хозяйстве нет для нее места. Не нужен ее алюминий. Ее нефть. Ее лес. Она только мешает, цены обваливает своим демпингом. Поэтому я думаю ее участь печальна.

Б.     Государствам с мощной экономикой приходится считаться...

К. Россия не обладает мощной экономикой.

Б.     Да вы послушайте. Я говорю: государствам с мощной экономикой приходится считаться с Россией...

К. Только потому, что у нее есть атомное оружие.

Б.     Как вы полагаете, пойдут ли в Россию инвестиции?

К. Нет.

Б.     Почему?

К. Да поймите же, (хихикает) Россия никому не нужна. Кроме самих русских ее никто не спасет.

Б.     Но ведь у России огромные ресурсы, сырьевые, людские, и работать на российский рынок....

К. Ну какие, какие такие гигантские ресурсы имеет Россия?! Я хочу, наконец, развенчать этот миф. Нефть? Да пожалуйста, существенно теплее и дешевле ее добывать в Персидском заливе. И сколько хочешь. Никель? Пожалуйста, в Канаде. Алюминий? В Америке. Уголь? В Австралии. Лес? В Бразилии. (Хихикает).

Б.     Но торговать с Россией, где огромная потребность купить, купить....
     К. Чтобы купить, нужно иметь деньги. Русские работать не могут, заработать, поэтому купить ничего не могут.

Б.     Словом, вы не видите никаких перспектив.

К. (Хихикает) Я - нет. Если Примаков видит, пускай работает. (Хихикает). Я как перестал видеть, так уволился (хихикает очень сильно).

Б.     Ну а если новое правительство попытается что-то сделать, скажем, ...

К. Да какое это имеет значение, что оно попытается делать. Как не верти, она обанкротившаяся страна (радостно хмыкает).

Б.      (Несколько растерянно) И вы полагаете, что никакие методы хозяйствования Россию не спасут?

К. Я думаю, все бесполезно. (Хмыкает удовлетворенно)

Б.     Но вы считаете, что реформы могут хоть что-то сделать? Может быть, реформы неприемлемы для России?

К. Я не считаю, что неприемлемы. Но только при условии, что она оставит свои разговоры о духовности русского народа и о специальной роли его. В этих условиях реформы могут проявиться. Если же они будут замыкаться в национальном самолюбовании и искать особого подхода к себе и думать, что булки растут на деревьях... Но я думаю, русские не сумеют этого сделать. Они так собою любуются. Они ведь до сих пор восхищаются своим балетом, своим классическим балетом, своей литературой, что они не в состоянии ничего нового сделать. Или вот поляки. Все говорят - польский опыт, польский опыт. А что они сделали? Ничего. Чем они таким заявили себе на мировой арене? Продукт какой-нибудь выдали? Живут себе, картошку копают. Я за ними не знаю какого-нибудь таланта. Что они, ракеты начали делать? (Хммм)

Б.     Если исходить из вашего взгляда на Россию, создается весьма безрадостная картина.

К. Да, конечно. А почему она должна быть радостной?

Б.     Ну все-таки хотелось, чтобы этот многострадальный народ...

К. Ну да, вам хотелось бы красиво наврать. Этот многострадальный народ страдает по собственной вине. Давайте не забудем - их никто не оккупировал. Никто не покорял. Их никто не загонял в тюрьмы. Они сами на себя стучали, сами себя сажали в тюрьму и сами себя расстреливали. Поэтому этот народ по заслугам пожинает то, что он плодил 70 лет. Да, этот народ пожинает плоды собственного труда. (Хихикает особенно счастливо).

Б.     Но ведь в России многое изменилось за последние 10 лет?

К. Да, мы старались изменить. Я думаю, что это лет через 200-300 скажется.

Б.     А будет ли в политическом смысле возврат к старым методам?

К. Я считаю, что в политическом смысле Россия занимает совершенно идиотскую позицию. В отношении Югославии. Они почему-то занимают проправославную позицию. Защищают сербов, которые абсолютно неправы. Россия делает совершенно не связаный между собой набор заявлений, лишь бы заявиться как великая держава. Зачем она поддерживает Саддама, прекрасно понимая, что Саддам составит конкуренцию нашей нефти на рынке? Ее политика никак не связана с экономикой и в этом я обвиняю Примакова.

Б.     А насколько в России могут придти коммунисты, которые соответствуют программе...

К. Они уже пришли. Полностью, соответствует программе. Хрестоматийные коммунисты. И Примаков, и прочие.

Б.     Кто именно, на ваш взгляд, имеет наиболее реальные шансы стать президентом России?

К. Лебедь и Лужков.

Б.     О Лебеде говорят как о деятеле левоцентристской ориентации..

К. У него нет никакой ориентации. Он выбирает ту, которая удобнее.

Б.     Кто из них , по вашему, предпочтительнее?

К. Для меня - Лужков.

Б.     Почему?

К. Я его лично знаю. Он неплохой человек.

Б.     А Лебедь?

К. Лебедя я не знаю. И он меня пугает, честно говоря.

Б.     В чем суть претензий к вам Минкина ?

К. Суть в том, что он сказал, что я получил гонорар, не написав книги.

Б.     Да, книга лежит передо мной. "Распродажа Российской империи". Но гонорар вы получили в 1996 году, а книга вышла недавно, в 1998 году.

К. Ну вот видите, эти обвинения абсурд. Не мне рассказывать вам, что издание книги - технологический процесс. Работа редакторов, ее сформатировать нужно. Я не знаю, как это делается. Илья (издатель Левков- В.Л. ) лучше знает. Потом печатать, издавать, дистрибутировать, распространять (печатать и издавать, а также дистрибутировать и распространять - это одно и тоже - В.Л.). Мы написали, отдали в издательство. А потом проблема издательства, а не наша.

Б.     Чем вы все-таки в итоге объясняете финансовую и экономическую катастрофу в России?

К. Я думаю, это специальная стратегия по ослаблению России.

Б.     Стратегия кого?

К. (Тихо) Стратегия Запада. Запад обещал экономическую помощь и не оказал ее. И оставил Россию один на один с долгом, который делала не она. Эта стратегия удалась и она очень успешно была проведена.

Б.     Значит, экономические проблемы России - вина Запада?

К. Ну... Нет, это 70 лет коммунизма, которые испоганили народную душу.

Б.     Насколько западные политики понимают, что хаос в России может быть угрозой всему миру?

К. Я не понимаю, почему хаос в России может быть угрозой всему миру? Из-за атомного оружия?

Б.     Разве этого мало?

К. Для того, чтобы отобрать это атомное оружие, достаточно парашютно-десантной дивизии. Высадить и забрать эти ракеты к чертовой матери. (Смеется заливисто).

Б.     Вы сейчас живете здесь, Каково отношение к России?

К. Интерес не больше , чем к Бразилии. Россия должна расстаться с образом великой державы. Если Россия займет место в ряду Бразилии, Индии или Китая , то у нее есть шанс занять место в мировом хозяйстве. Если же она будет надувать щеки и изображать Верхнюю Вольту с ракетами, это будет смешно и рано или поздно лопнет.

Б.     То есть нужно смиренно признать свое место и идти учиться в школу?

К. Конечно. Вместо того, чтобы с тремя классами образования изобретать водородную бомбу (смеется больше, чем раньше).

Были там еще разные перлы, но мы ведь не перловую кашу собираемся варить.
      Мы с Наумом Коржавиным в течение часа разбирали это интервью на русскоязычном радио США и Канады WMNB. Наше мнение во многом совпало: злобная русофобская позиция. И даже славянофобская (пассаж о Польше). Это, конечно, ужасно, когда некто Кох, соратник Гайдара и Чубайса возникнет в одном ряду с Уринсоном, Ясиным, Лифшицем... А тут еще и Тополь поддает - ограбили, мол, евреи Россию, а потом наутек.
      Но, судя по биографии, Кох Альфред Рейнгольдович как раз не из этого ряда (ниже приводится его биографическая справка и молодой облик). Хотя, что голодному народу докажешь?
      А вот по беспардонности, дикой злобе к России и пренебрежению к русским - он из этого ряда. Надо обладать почти абсолютным аморализмом, чтобы будучи совсем недавно членом правительства в очень высоком ранге вице-премьера так говорить о стране, судьбу которой он во многом определял.
      Да, Россия как целое гибнет. Но , спрашивается, кто же в том повинен? Кох отвечает : сами русские. Они себя гноили в лагерях и сами же себя расстреливали. Палачи и жертвы полностью уравнены. Тот, кого расстреляли, рядовой инженер, раскулаченный крестьянин, школьный учитель, оказывается, равно виновны с организаторами ГУЛАГа, каким-нибудь Берманом или Френкелем.

Но Коху этого мало, и он вдруг робко называет еще виновника - это Запад, который имел план извести Россию и успешно это сделал. То есть, с одной стороны русские заслужили свою участь и иного быть просто не может, но с другой - мировой заговор Запада. Не слишком ли жирно? Не напоминает ли это известную сверхлогику гегелевской тетки, которая говорила, что кувшин она давно отдала, кроме того, он был с трещиной, да и вообще она его не брала и никогда не видела.

Да, Россия распадется. Но виноват в этом - Кох и ему подобные. Не Запад, не все поголовно русские, а вот именно он. И подобные ему. Это примерно, как если бы летчик был априорно уверен в том, что самолет, который он взялся пилотировать, все равно скоро рухнет. Он заранее прихватил парашют, в полете из багажа пассажиров извлек и украл все самое ценное, а потом тихонько выпрыгнул с парашютом. После чего самолет уж точно разобьется. И, получается, подтвердит прогноз гнусного летуна.

Добавлю кое-что о приватизации по Чубайсу-Коху. ЗИЛ был продан за 4 миллиона долларов вместо аудиторской оценки в 1 миллиард в 250 раз дешевле. Красноярский алюминиевый завод был продан братьям Черным в 300 раз дешевле. МАПО-банк, воспользовался неразберихой в руководстве компании и добился продажи за долги ее крупнейшего подразделения - ОАО "Роснефть-Пурнефтегаз".

Принадлежавший "Роснефти" контрольный пакет акций предприятия, добывающего 8 млн т нефти в год, продали за анекдотичную сумму в $10 млн. Общая стоимость "Роснефтегаза" объявлена в 2-3 миллиарда долларов (правда, сейчас никто в России ничего дорого покупать не решается). Пурнефтегаз примерно стоил бы около 2 миллиардов. Стало быть, он был продан в двести раз дешевле, так что даже открыли уголовное дело, а Примаков чуть ли не сучил ногами. Да хотя свои люди купили, но есть другие, еще более свои, коим такая справедливость не понравилась.

Чуть-чуть остановлюсь на чрезвычайном эффекте приватизации. Напомню один вопрос и ответ на него Коха.

Б. Что вы скажете по поводу предприятий, который были проданы за бесценок?...

К.- ... Что например?

Б. - Например, Норильский никель. Если не ошибаюсь, его оценили в 170 миллионов, в то время, как он стоит несколько миллиардов долларов.

К. - Пусть те, кто говорят, что он стоит миллиарды, за него их и заплатит.

Кох здесь исходит из абстрактно правильной рыночной позиции, согласно которой вещь стоит столько, сколько за нее могут заплатить на рынке. Но в рыночном механизме, или, шире говоря, в огромном общественном организме, имеется множество коллизий, которые регулируются законами государства, а не просто рыночной конъюнктурой. Простейший случай (практикуется в Москве и других городах России) В квартиру вламывается группка из 4-5 дюжих молодцов, укладывают хозяина на кровать, ставят ему на живот утюг, включат, и говорят, ласково улыбаясь: вот тут генеральная доверенность на продажу твоей квартиры. И еще машины. Подписывай. Давай, давай. - Нет, ни за что. - Вот здесь, здесь подписывай. - Не... - Быстрей, быстрей подписывай. - Ой. А-а-а-а. Где, где, скорей, где подписывать?! - Да вот здесь. - Все, подписал, скорей, а-а-а-а, уберите утюг, скореееей!!!
      Что, ж по логике Коха, за сколько купили, столько и стоит. А то и добровольно, глядишь, подарил.

Известно, как организовывались ( и продолжают) аукционы в России. Скандал с продажей "Связьинвеста", после которого Березовский стал врагом Потанина, еще не забыт. Государственные законы накладывают известные ограничения на аукционы. Огласка условий. Равенство участников. Еще множество тонких регулятивов. Ничего этого нет в России. На Западе, если вещь, оцененная экспертами, дающими исходную цену, не находит покупателя, то ее никогда не продадут даже в 2-3 раза дешевле стартовой цены. Ее просто снимут с аукциона. И выставят на следующий. Если нет - еще отложат. Пока не найдут покупателя.

А в России условия известны только узкой группе лиц. Они, сметливо перемигиваясь, предлагают сразу цену в сто-двести, триста раз ниже стартовой. А больше и нет никого. Стало быть, ни у кого нет больше денег. Слава Богу, что хоть эти покупатели нашлись. Спасибо, прибрали бесхозный убыточный Пурнефтегаз. Значит, столько и стоит, сколько предложили. Теперь у него есть хозяин, теперь дело пойдет. Теперь отменно все заработает.
      Мы видим, как заводы работают в руках этих бандитов. А главный приватизатор Кох рассказывает нам здесь сладкие сказки о том, как через 200-300 лет взойдут всходы их разумного сеяния. Он, как видно, перепутал 200-300 лет как раз c тем, во сколько раз дешевле "покупали" его подопечные лучшие предприятия России.

На основе откровений ныне со смаком мстящего России Коха (а подобные интервью есть ни что иное, как злорадная месть стране, точнее, русским - стоит напомнить, что Кох родился в семье сосланных в Восточный Казахстан поволжских немцев) можно утверждать, что идеология обреченности "этой страны" полностью разделялась всеми его коллегами по ремеслу - в первую очередь, Чубайсом. Нет, не случайно целых семеро из таких составили команду "писателей" получивших за ненаписанный шедевр сумасшедший гонорар по 90 тыс. долларов. Я еще тогда, летом 1997 года прикинул, исходя из объема заявленой рукописи: за одну машинописную страницу коллективного труда "Приватизация в России -- экономика и политика" (215 стр. на семерых) каждый автор получил по 3000 долларов. Таких гонораров не существует в природе научных изданий. Нигде и никогда. Такого рода книжки имеют ограниченый тираж несколько сот экз, редко тысячу. Учитывая издательские расходы, гонорар (около полумиллиона долларов на братию), транспорт и накладные расходы по продаже, стоимость одной исторической книжки про приватизацию должна была бы достигать от 150 до 1000 долларов ( в зависимости от тиража). И гонорар-то они получили от якобы швейцарской фирмы Servina Trading, созданной незадолго до того как дочерняя фирма своей же московской чубайсовской "китобойной матки" и состоящая из двух веселых гавриков.

Впрочем, об этом и кое чем другом - в приложении.

Итак, вот какую идеологию, оказывается, исповедовали молодые реформаторы. Идеологию того, что России все равно конец. Да она и заслужила это. Туда ей и дорога. Тем более, что никому не нужна. Только мешает мировой экономике. Цены, сука, сбивает.

Зачем же в таком случае идти во власть? Ясно, зачем. Чтобы заняться мародерством. Пока корабль, дескать, тонет, скорее, скорее набить карманы ценностями пассажиров - и по шлюпкам. А те- хрен с ними. Они сами давно заслужили свою участь.

Я неоднократно писал и говорил, что все основные решения российского руководства принимаются в саунах, на вечеринках, презентациях и просто пьянках. Даже как-то предположил, что решение в Вискулях о развале СССР, подписанное Ельциным, Кравчуком и Шушкевичем было сотворено в состоянии сильного подпития. А теперь Комитет по безопасности Думы получил документы: точно, сильно поддали новоявленные самостийные президенты после парилки. С трудом рукой водили и лыка не вязали.

Да, там, в сауне свои люди. В парилке, под стакан с морозными прожилками, в окружении местных гурий, люди открываются. Без пиджаков и штанов все естество лезет наружу. Там чужой не удержится и минуты. А среди своих как хорошо поглумиться над ваньками-простофилями. И решить про себя, да пооткровенничать: ребята, не зевай. Прихватывай - и деру. Мы - ушлые и умные. Мы - удачливые. Пусть неудачник плачет. А мы посмеемся.

Вот и сейчас, после всех отпусков цен и инспирированных пирамид , после неоднократных ограблений, уже само государство не возвращает вклады в банках. А если и вернет, то в менее чем половинной стоимости. И то неведомо, когда. И тут же появились фирмы по возвращению долгов. Вы нам пишете доверенность на пользование вашим вкладом, мы с ним работаем, а потом через 6 лет возвращаем вам половину. Вернее, не деньги возвращаем, а дадим возможность выбрать из некоторых товаров на половину суммы вашего вклада. Не хотите?! Тогда не получите ничего. Вот что сейчас происходит в Москве и других городах.

Кто это делает? Кто управляет окончательным добиванием русских недотеп?

Это делает отсюда - Кох. А там и своих умельцев по-прежнему много.

Эх, Ваня....

Пусть скорее грянет буря, что ли?

Приложение. Кое что о Кохе и других.

Несколько бывших высокопоставленных чиновников Госкомимущества предстанут перед судом по обвинению в растрате госсредств и злоупотреблении служебным положением при распределении квартир. Интересно, что "квартирный вопрос" возник в ходе расследования другого уголовного дела, возбужденного в отношении бывшего главы ГКИ Альфреда Коха по факту получения им гонорара в $100 тыс. за книгу "Приватизация в России -- экономика и политика".

Все началось с того, что Альфред Кох, будучи вице-премьером России и главой ГКИ, продал в январе 1997 года за $100 тыс. авторские права на книгу о приватизации швейцарской компании Servina Trading S. A. Гонорар показался следователям прокуратуры Москвы завышеным, тем более что эту книгу долгое время никто не видел. Так 1 октября 1997 года появилось уголовное дело #170922, позже окрещенное "делом писателей". Коху инкриминировали злоупотребление служебным положением.

Подняв материалы о деятельности Коха в ГКИ, следователи наткнулись на историю с приобретением квартир несколькими высокопоставленными чиновниками комитета. В 1993 году акционерное общество "Эксиком" продало Госкомимуществу по балансовой стоимости за 170 млн рублей двадцать одну квартиру в новых домах на Сельскохозяйственной улице. Впоследствии эти квартиры под предлогом "улучшения жилищных условий" получили зампреды ГКИ Петр Мостовой и Сергей Беляев, начальник управления по приватизации предприятий непроизводственной сферы Борис Веретенников, главбух ГКИ Янина Ломакина, а заодно с ними секретарь Чубайса Светлана Кралина и др. Но затем жилплощадь была приватизирована, а некоторые из новоселов (например, Сергей Беляев) успели ее продать по рыночной стоимости.

Квартиры распределялись согласно решению жилищной комиссии комитета во главе с первым зампредом ГКИ Александром Иваненко. Сам факт распределения и приватизации квартир, приобретенных на государственные деньги (оплата производилась со спецсчета ГКИ, где аккумулировались средства для материального поощрения работников этого ведомства), позволил следователям возбудить еще одно дело -- о растрате госсредств и злоупотреблении служебным положением.

Первому (в марте нынешнего года) обвинение предъявили Иваненко, хотя он новую квартиру и не получал. В материалах дела говорится, что глава комиссии "вопреки интересам службы и из личной заинтересованности оказал содействие в приобретении квартир сослуживцам и подчиненным". Затем настала очередь Бориса Веретенникова (он только позавчера выписался из больницы после тяжелейшего сердечного приступа) и остальных. Следователи уверены, что квартиры чиновники получили незаконно, поскольку ни в каком улучшении жилищных условий не нуждались. Кроме того, в пособничестве в растрате был обвинен руководитель "Эксикома" Николай Шмелев.

Предварительное следствие завершено пока только в отношении Иваненко, Веретенникова, Ломакиной, Шмелева и Кралиной. Дело насчитывает 22 тома и будет передано в суд после того, как обвиняемые и адвокаты с ним ознакомятся. Из источников в прокуратуре стало известно, что в отношении Коха (он, кстати, также через "Эксиком" приобрел трехкомнатную квартиру на 1-й Тверской-Ямской улице, заплатив всего $2 тыс.), Беляева и остальных следствие не закончено.

Ъ от 21 октября

***

Кох Альфред Рейнгольдович

Краткая биографическая справка

Дата рождения

28 февраля 1961 г.

Место рождения

г. Зыряновск Восточно-Казахстанской области.

Гражданство

Гражданин РФ.

Образование

  • Школа
  • Высшая школа
    Окончил Ленинградский финансово-экономический институт и аспирантуру. Специалист по экономической кибернетике (экономист-математик).
  • Иностранные языки

Основное место работы, должность

До 13 августа 1997 г. - заместитель председателя правительства Российской Федерации.

Иные виды деятельности

До 13 августа 1997 г. - председатель Государственного комитета Российской Федерации по управлению государственным имуществом.

Основные этапы биографии

До марта 1990 г. - ассистент кафедры экономики и управления радиоэлектронным производством Ленинградского политехнического института.

В 1990 г. избран председателем исполкома Сестроецкого районного Совета народных депутатов Санкт-Петербурга.

С 1991 г. - заместитель исполнительного директора территориального фонда госимущества в Санкт-Петербурге.

1992 - 1993 гг. - заместитель председателя комитета по управлению имуществом Санкт-Петербурга.

С августа 1993 г. по 1995 г. заместитель председателя Государственного комитета РФ по управлению государственным имуществом.

С 13 сентября 1996 г. - 13 августа 1997 г. председатель Госкомимущества РФ.

17 марта - 13 августа 1997 г. - заместитель председателя правительства Российской Федерации.