О роли Зайцева, погнавшегося за "Тремя китами". Ванин

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Неожиданной парадоксальностью мышления отличился на прошлой неделе первый заместитель генпрокурора Юрий Бирюков.
Появившись в программе «Момент истины» на ТВЦ, он, в частности, вспомнил о «Новой газете», которая сообщала, что следователь Главной военной прокуратуры, разбиравший довольно скандальное дело, получил джип за 82 тыс. долларов...
— Начинают разбираться, действительно, джип за 82 тыс. долларов. <...> Он говорит, отец в наследство оставил коллекцию марок, я, говорит, ее продал <...> и купил джип. Может, правда, может, неправда, кто его знает... — сказал Бирюков и добавил, что претензий к этому следователю у Генпрокуратуры нет.
Тут и начались парадоксы, поскольку всего несколько минут назад в той же передаче тот же Бирюков молвил несколько слов о сотруднике Следственного комитета МВД Зайцеве, который слишком активно расследовал дело о контрабанде зарубежной мебели, попадавшей в магазины «Гранд» и «Три кита». Этот следователь джипов не покупал. Но Генпрокуратура взяла его в оборот, дело отобрала и обвинила по полной программе. А в телеэфире Юрий Бирюков высказался в том плане, что дело передано в суд и что следователю досталось поделом.
Следователь Зайцев, к которому мы обратились за комментариями, так объяснил прокурорские высказывания:
— Прокуратура отрядила целую группу сотрудников, чтобы поддержать выдвинутое против меня обвинение. Это означает слабость и шаткость позиции Генпрокуратуры.
Удивительно, но в случае с джипом, который другой следователь «выменял» на коллекцию марок, Генпрокуратура не «группировала» своих работников, чтобы выяснить, а был ли богатый покупатель и существовала ли в природе дорогостоящая филателия, платили ли налог со сделки и т. п.
Впрочем, в прошлом году, когда комиссия Госдумы по борьбе с коррупцией направила туда документальные материалы относительно министра транспорта Франка, главы Минатома РФ Адамова, бывшего советника Рушайло генерала Орлова и других официальных лиц, реакция была такой же вялой («Новая газета» № 91 за 2001 год).
Напомним: по данным комиссии, министр транспорта Франк в свое время брал у Морбанка миллионные ссуды, квартиру, машину и мебель, а Морбанк по странному совпадению на целый год получил от одного из государственных унитарных предприятий министерства облигации внутренего валютного займа — 10,5 млн долларов (!). Первый зам генпрокурора Юрий Бирюков тогда заявил, что все факты подтвердились, но оснований для принятия мер не нашел.
После заключения комиссии по борьбе с коррупцией в отставку отправился герой многих наших публикаций глава Минатома РФ Адамов, у которого, по данным комиссии, обнаружились зарубежные счета и горячо любимые американские фирмы. Тогда Юрий Бирюков тоже направил депутатам формальные отписки. Примерно та же история с незначительными, правда, вариациями повторилась с бывшим советником министра внутренних дел Рушайло генералом Орловым, «черным кассиром» министерства и теневым кадровиком, опекавшим таможенные терминалы.
Апатию первого зама генпрокурора можно объяснить хотя бы тем, что Генпрокуратура задавлена высокими просьбами и чужими политическими интригами.
Отсюда такая двойственность. Тем более что обвинить следователя легко, причем любого. Во-первых, давно существует практика заводить по нескольку вялотекущих уголовных дел на перспективных следственных сотрудников, чтобы те были посговорчивее. А во-вторых, найти в работе следователя нарушения Уголовно-процессуального кодекса — задача элементарная, была бы «политическая» воля.
Быть последовательным в таких условиях почти невозможно. Придется ведь пересматривать результаты дела НТВ, Никитина, Пасько и многих других виновных и невиновных.
"