Кровавый спорт

Материал из CompromatWiki
(перенаправлено с «О спорт»)
Перейти к: навигация, поиск


© "Издательство "ЭКСМО", 1997
Глава из книги " Российская преступность: Кто есть кто"

Кровавый спорт

Как это ни печально осознавать, спорт и мафия - два слова, которые все чаще стоят рядом

Казалось бы, как могут сочетаться олимпийские идеалы и воровские законы. Увы, законы зоны действуют, а вот идеалов все меньше. Большой спорт стал не только до необычайности жестоким и откровенно вредным для здоровья. Он стал заставлять людей заступать за грани физически возможного - и многие перешагнули вообще через все границы, включая и те, что отделяют законопослушное население от криминалитета.

Большой спорт заставляет борцов за медали пачками глотать анаболики и всевозможными ухищрениями обманывать допинг-контроль - а это значит, что процветает подпольный фармацевтический бизнес, граничащий с наркобизнесом. Большой спорт - это договорные матчи, это взятки и коррупция. Большой спорт - это бешеные деньги, мимо которых не могут пройти рэкетиры всех мастей. Уход из большого спорта - это для многих страшная моральная травма и поиск нового применения своим накачанным мышцам, которое бы приносило такие же бешеные деньги.

Большинство самых известных "крестных отцов" - Япончик, Михась, Мансур - были отменными мастерами силовых единоборств (борьбы, бокса, карате). Покровителем российских спортсменов стал небезызвестный Отари Квантришвили. Большинство самых громких криминальных скандалов 1996 года были так или иначе связаны с Национальным фондом спорта и его бывшими руководителями - экс-министром физической культуры и спорта Шамилем Тарпищевым и экс-председателем банка "Национальный кредит" Борисом Федоровым.

Первым "звонком" о близости спорта и мафии можно считать убийство одного из самых титулованных российских (советских) боксеров Олега Каратаева. Человека, одержавшего в 1974 году на чемпионате мира победу над самим Мохаммедом Али. Человека, который только на официальных соревнованиях отправил в нокаут 160 соперников. Пятикратного чемпиона СССР, призера чемпионатов Европы и мира. Первого советского боксера, которого официально пригласили в США работать в профессиональном боксе.

Когда он перешагнул пресловутый рубеж? В какой момент лидер советского спорта связал свою жизнь с лидерами отечественного, а потом и американского криминалитета? Еще до первого ареста (за ограбление иностранцев) или когда за драку он сел во второй раз?

Так или иначе, но уже к началу 90-х в его криминальном бытие никто не сомневается. Одни считают его влиятельным членом бауманской группировки. Другие зачисляют его в мафию Екатеринбурга, где он родился. Лидером крупнейшей криминальной группировки этого города одно время был его друг и тезка Олег Вагин, заказавший немало убийств "авторитетов" и воров в законе и сам погибший от руки киллера в 92-м.

Уже после отъезда с помощью фиктивного брака в Нью-Йорк Каратаев близко сходится с Япончиком, что не мешает ему оставаться вице-президентом Всемирной боксерской ассоциации и одним из руководителей Ассоциации профессионального спорта России. Место и характер его убийства не оставляют сомнений в роде занятий этого человека. 12 января 94-го года в половине пятого утра с неустановленным мужчиной он вышел из ресторана "Арбат" на Брайтон-Бич и получил пулю в затылок. Его тело перевезли в Россию и с почестями похоронили на Ваганьковском кладбище.

Через три месяца там же при большом стечении весьма своеобразного народа будет похоронен председатель Фонда социальной защиты спортсменов имени Льва Яшина, мастер спорта международного класса, заслуженный тренер по греко-римской борьбе Отари Витальевич Квантришвили, брат вора в законе Амирана Квантришвили, убитого в августе 93-го одновременно с Федей Бешеным (Федором Ишиным) - другом Каратаева. С местом на престижном Ваганьковском кладбище помог певец и бизнесмен Иосиф Кобзон, который шел за гробом человека, считавшегося "крестным отцом" "спортивной мафии" и своеобразным буфером между обществом и криминалитетом.

Некоторые считают, что Отари убила одна из российских спецслужб. Дабы доказать преступному сообществу, что его неудержимого стремления ввести своих представителей во властные структуры еще недостаточно, чтобы это в реальности произошло. (Кто бы мог тогда предположить, что личный тренер президента страны будет ручкаться с лидерами криминальных группировок?) Больше всего "наверху" раздражало частое мелькание Отари в прессе и на телеэкране.

Например, по московскому телеканалу показали выступление Отари Витальевича на очередном торжестве. Всем запомнилась его многозначительная фраза, предшествующая выходу на сцену мастеров классической борьбы: "Это наша сила!"

В версию об участии в устранении Квантришвили спецслужб вписывается и оперативная информация о том, что киллером выступал легендарный Солоник, бывший спецназовец ГРУ. Но поскольку доказать, что заказ на убийство Отари поступил "сверху", никто не может, в прессе появляется основанная на слухах беллетристика. К примеру, "Новая газета", имеющая неплохие источники в компетентных органах, в апреле 97-го поведала такую полуфантастическую историю.

"За час до убийства в один из московских ресторанов вошел мужчина. Соблюдая установившееся правило, он предусмотрительно оставил машину в другом месте. Встреча была конспиративной. За столиком ресторана его ждали двое. Они переглянулись и подняли бокалы с вином. "За упокой души Отарика", - сказал пришедший, начальник одного из силовых ведомств Москвы".

Есть и еще как минимум четыре логичных версии гибели этого удивительного человека. Одна - автомобильная: Отари Квантришвили, по некоторым данным, конкурировал с Бадри Патаркацишвили - правой рукой Березовского в ЛОГО-ВАЗе - при дележе столичного рынка экспортных моделей и станций техобслуживания. Вторая версия - нефтяная. Отари, по различным свидетельствам, контролировал терминалы на Черноморском побережье, где главным оппонентом "грузинского клана" была "чеченская община". Третья версия - чисто этническая. В тот период была целая волна криминальных разборок, в ходе которых погибло немало земляков Отари Витальевича. Он был лишь один из длинного списка погибших в 94-95-м годах грузинских "авторитетов" и воров в законе.

Четвертая версия - льготно-спортивная. Шел серьезный спор, через какой фонд прокручивать бюджетные деньги (или суммы, полученные в результате безналоговой и беспошлинной коммерческой деятельности): через Фонд защиты спортсменов Квантришвили или через недавно созданный стараниями Тарпищева Национальный фонд спорта. О близости Тарпищева к криминальному миру мы расскажем чуть ниже.

Об Отари Витальевиче ходило и ходит по сей день множество легенд. Во многих он представляется эдаким Робин Гудом, защитником обиженных спортсменов, которые по разным причинам были вынуждены оставить большой спорт. Один из самых вдохновенных мифотворцев - Иосиф Кобзон. В телекамеру, не моргая, он рассказывает, что его друг Отари делал только одно, весьма благородное дело - просил бизнесменов немножко поделиться, помочь семьям спортсменов-инвалидов. Отари Витальевич был безотказным человеком, отзывчивым другом, всеобщим "папой". Известен такой факт: когда Япончика посадили в 1981 году на 14 лет, его детей взял под опеку именно Отари.

Все это, однако, не мешало Отари пользоваться непререкаемым авторитетом в столичном криминальном мире, проводить широкомасштабные мероприятия по легализации преступных капиталов (под видом пресловутой благотворительности), мирить и судить конкурирующие криминальные группировки. И при этом быть теневым владельцем целой сети столичных казино.

Более того, на начальном этапе - где-то в начале 80-х - Квантришвили как член "грузинского клана" лично участвовал в разборках. Например, в гостинице "Советская" братья Амиран и Отари весьма круто побеседовали с тбилисцем Роландом Кабаджаном по кличке Ролик.

Показательным был высокий профессионализм убийства: снайпер стрелял с расстояния 50 метров, и все три пули, которые он выпустил, попали в намеченную цель - в голову, шею и грудь. Показательные, с размахом похороны - количество приехавших и пришедших исчислялось тысячами.

Какие только версии о причинах этого громкого убийства не выдвигались! Никто, однако, не связал его с событиями, происшедшими за полтора месяца до этого на улице Правды. А произошло покушение на единственного журналиста, которому удалось собрать и приступить к публикации обширного компромата на "крестного отца" спортивной мафии. Дело в том, что многие, кто интересовался данной тематикой, конечно, поражались тем, насколько ловко Отари Витальевич совмещает свои общественно-официальные и Криминальные полномочия. Но на открытое выступление против этой исполинской фигуры не решался никто.

Речь идет о журналисте "Российской газеты" Алексее Матвееве, который выбрал для себя весьма трудную и опасную специализацию: расследование злоупотреблений в большом спорте, прежде всего в футболе (договорные матчи, "разборки" в сфере спортивных функционеров). Но в этот раз он подготовил принципиально новую по уровню затронутых проблем серию разоблачительных статей. И она напрямую касалась неприкасаемого доселе Отари Витальевича Квантришвили.

По слухам, которые можно считать вполне достоверными, люди от Квантришвили (а некоторые утверждают, что сам Отари) звонили Алексею и настойчиво советовали не трогать эту "нехорошую" тему. Но обозреватель "РГ" оказался человеком мужественным и принципиальным. Он наотрез отказался слушать "добрые" советы. За что и поплатился.

Средь бела дня, недалеко от Савеловского вокзала, при большом количестве случайных свидетелей произошло беспрецедентное нападение на сотрудника официального правительственного издания. Матвеев, как обычно, шел на тренировку в спорткомплекс "Пресса", расположенный на улице Правды. Неожиданно на него набросились двое незнакомцев, оттащили к близлежащему кустарнику, связали руки за спиной. Прохожие заметили, как блеснуло лезвие опасной бритвы. Нет, его не убили. Его "поучили" - то есть изуродовали, исполосовали лицо, а потом и руки. Если бы не оперативность, с которой доставили истекающего кровью журналиста в Боткинскую больницу, его дни были бы сочтены. Проведя несколько операций, врачи наложили более 30 швов.

А через 1,5 месяца человека, который, как многие предполагали, заказал эту пытку, тремя меткими выстрелами уложил снайпер. Связаны ли эти события? Можно предположить, что правоохранители, которые давно держали "под колпаком" Отари, могли бы после покушения на журналиста активизироваться. А арест Квантришвили неизбежно повлек бы за собой и другие аресты в стройных рядах спортивной мафии. То есть оставлять уже скомпрометированного Квантришвили в живых было для могучих теневиков невыгодно и небезопасно.

По другой версии, компромат на Отари дали Матвееву люди из другой, оппонирующей "спортсменам" группировки. Ранение журналиста они восприняли как вызов - и ответили на него быстро и беспощадно.

Так или иначе вектор движения пятой власти на сближение с первой был обозначен именно респектабельной фигурой Квантришвили - и пролегал именно по линий спорта.

По количеству криминальных событий, связанных со спортсменами и имевших очевидное отношение к организованной преступности, "лидируют" (как нетрудно было предположить) мастера силовых единоборств. И прежде всего - боксеры, включая модное ответвление классического бокса под названием кикбоксинг. В былые времена "мордобой" на ринге привлекал только режиссеров - несть числа фильмам, в которых волею рока профессионалы кулачного боя переносят свою энергию и агрессивность за границы ринга.

Сегодня это стало страшной российской реальностью. В этом смысле весьма показательна история восхождения на вершину преступного Олимпа Иванькова-Япончика. В банду Монгола он попал благодаря своему высокому боксерскому мастерству. Спортклубы и спортшколы превратились в настоящую кузницу кадров для преступных группировок. Это не преувеличение. Ведь от пуль киллеров погибают не только учителя и директора этих школ, но и их высокопоставленные руководители.

Серия этих убийств в "верхних боксерских эшелонах" после гибели в Нью-Йорке Каратаева продолжилась в Подмосковье, в дачном поселке Видновского района. Автоматная очередь оборвала жизнь самого главного российского кикбоксера, президента профессиональной лиги кикбоксинга "Китэк", учредителя нескольких фирм с аналогичным названием 34-летнего Юрия Ступенькова. Поскольку убийство произошло в половине девятого утра, свидетелей этого преступления не обнаружили (или они предпочли скрыть от следователей то, что увидели). За жизнь Ступенькова боролись врачи 2-й градской больницы, ему сделали срочную операцию. Но ранения в грудь и живот оказались несовместимыми с жизнью.

Ступеньков сделал немало для популяризации в нашей стране кикбоксинга. Именно по инициативе Ступенькова впервые бои за звание чемпиона мира в этом молодом виде спорта прошли в России. Похоже, сей спорт смертельно опасен для тех, кто делает на нем свой бизнес. Причем не столько для самих участников турниров, сколько для их организаторов.

Кстати, незадолго до этих событий по подозрению в рэкете был задержан чемпион мира по профессиональному кикбоксингу Владимир Задиран, хорошо знакомый со Ступеньковым и его людьми. Правда, арест этот произошел в соседней Белоруссии. А почти одновременно с Квантришвили погиб известный кикбоксер и "авторитет" Евгений Подаев. Незадолго до этого у него был крупный спор с Отари по поводу раздела сфер влияний во время их личной встречи на презентации крымского филиала партии спортсменов.

Но и в России мастера кулачного боя продолжали оставаться в криминогенной зоне и регулярно оказывались на прицеле у киллеров. И тогда им оставалось надеяться только на свое богатырское здоровье. Чемпиону СССР по боксу Анатолию Коптеву "повезло" - получив тяжелейшее ранение во Владивостоке, в августе 95-го, он все-таки выкарабкался. Правда, пострадала его спортивная карьера - но что она значит по сравнению с жизнью?

С той же печальной регулярностью под свинцовый дождь попадали и представители других видов спортивных единоборств. Причем погибали первые среди первых. Через год после убийства основателя лиги "Китэк" выстрелом в упор был убит и основатель Международной академии восточных единоборств, руководитель Центра боевых искусств, единственный в СНГ обладатель шестого дана хапкидо Вячеслав Цой (кстати, кузен заслуженного певца). До этого в Болгарии был убит известный преподаватель кунгфу Герман Винокуров, ставший в последние годы жизни известным мафиози.

2 марта 1996 года в подмосковных Мытищах на квартире заместителя председателя Ассоциации карате зарезаны хозяин и трое членов этой организации. А чуть раньше погиб архангельский тренер по таэквондо Максим Астафьев. Его машину взорвали в Москве, на улице Твардовского. Увы, против пульта дистанционного управления приема не изобретено ни в одном из видов восточных боевых искусств.

Впрочем, здесь требуется оговорка. Заповеди буддизма и даосизма, которые по традиции внушает тренер своим ученикам, категорически запрещают, кроме крайней нужды, использовать, свое искусство "в миру", тем более для рэкета или других криминальных способов зарабатывания денег. Беда российских, с позволения сказать, спортсменов в том, что они считают внешними и ненужными все моральные установки и ограничения. Их интересуют только приемы в чистом виде - приемы уничтожения противника. Сбрасывая с себя одежды морали, они не понимают, что тем самым лишаются и самого надежного из бронежилетов. Ведь даже при нынешнем разгуле преступности вероятность того, что жертвой киллера станет законопослушный, ведущий скромный образ жизни гражданин, достаточно мала.

По крайней мере по сравнению с бывшим спортсменом, который решил заняться бизнесом, так и не расставшись с агрессивными - присущими именно для современного большого спорта - категориями: абсолютная победа или абсолютное поражение. Почему прямо возле своего подъезда, на улице Дыбенко, был убит мастер спорта СССР по вольной борьбе, инструктор ЦСКА Александр Тузенко? Мы можем только догадываться и искать аналогии с другими мастерами броска и подсечки. Например, с "авторитетом" Михасем или "вором" Япончиком.

Кстати, надо отметить, что именно из спортсменов первоначально состояли многие столичные группировки. Чисто спортивным на первом этапе был "личный состав" солнцевской братвы. Качки-культуристы составляли костяк знаменитой люберецкой группировки. Любопытные подсчеты сделали правоохранители Украины. Тамошнему ГУОПу удалось раскрыть 10 преступных групп, состоящих исключительно из разрядников, кандидатов и мастеров спорта, и еще 37 групп, где спортсменом был каждый третий боец. Только за два года обладатели значков и медалей совершили 398 тяжких и средней тяжести преступлений: несколько десятков нападений и ограблений, более ста краж, более двухсот вымогательств и т.д. и т.п.

Известный московский культурист, дававший интервью автору этих строк, признался, что, поскольку он постоянно нуждается в специализированном и дорогостоящем питании (основанном на различных анаболических препаратах), немало времени у него уходит на поиски дополнительных заработков. А самым простым и быстрым способом заработать нужные средства является ставшее уже традиционным вышибание долгов.

Правда, он оговорился, что занимается этим только по просьбе друзей и только в тех случаях, когда уверен, что "действительно должны". Но нетрудно догадаться, что именно так спортсмен делает первый шаг на пути профессионального рэкета. Пути, на котором его могут ждать ворота тюрьмы, а чаще - дула автоматов, оказавшихся в руках таких же бывших спортсменов.

Если одни рекордсмены и чемпионы становятся бандитами, то другие по причине общей криминализации большого спорта сами оказываются жертвами рэкетиров. Все чаще это происходит с российскими звездами, работающими по контракту за рубежом. Русская мафия давно положила глаз на сверхдоходы наших мастеров. Объектом вымогательства стал, например, знаменитый хоккеист, один из лучших бомбардиров американской команды "Буффало сейбрз" Александр Могильный. С него требовали "черным налом" ни много ни мало 150 тысяч "зеленых". По подозрению в рэкете полиция арестовала двух российских иммигрантов. Один из них, Сергей Павловский, когда-то был другом Могильного и помог ему еще в 89-м году перебраться в США. А потом, видимо, решил, что за такое доброе дело имеет право требовать "дивиденды". А угрозы Павловского были нешуточные: Могильному гарантировали, что в лучшем случае переломают ему ноги. А в худшем - отправят на тот свет.

Похожий "наезд", по слухам, произошел и на одного из лучших футбольных форвардов сборной России, известного бомбардира бундеслиги, выступающего за немецкий клуб "Карлсруэ", Сергея Кирьякова. Что от него требовали и чем угрожали, история умалчивает, но бомбардиру пришлось переехать из особняка в престижном пригороде в более безопасный центр городка Карлсру. В криминальных разборках оказался замешан и близкий друг Кирьякова, также выходец из России, владевший рестораном "Лебеди". Он был застрелен в мае 95-го.

Вообще футбол по криминальности уступает только силовым единоборствам. Футбольные турниры - это одновременно и очень рентабельные мероприятия, и прекрасный способ отмывки "грязных" капиталов. "Договорная игра" - сей термин прочно вошел в современный спортивный обиход. В столичной прессе целые полосы посвящаются расследованиям подоплеки тех матчей, в которых "денежная" составляющая победы была проявлена наиболее ярко. Многие случаи взяток судьям почти официально зафиксированы и сомнений не вызывают.

Например, попытка подкупа испанского судьи Антонио Лопеса Ньето со стороны руководства киевского "Динамо". Его предполагаемые услуги во время предстоящей встречи киевлян с греческим "Папатипанкосом" в рамках УЕФА были оценены в 30 тысяч долларов. Взятка предлагалась в виде сувениров и меховых шуб. Оказавшийся неподкупным судья (а может, просто не сошлись в цене?) сделал по этому поводу официальное заявление представителям УЕФА.

В том же 95-м году на Украине произошло еще одно откровенно криминальное событие, связанное с футболом. Прямо на стадионе, во время футбольного матча, произошел мощный взрыв, потрясший всю республику. Бомба сработала в тот самый момент, когда в гостевую трибуну входил 42-летний президент АО "Футбольный клуб "Шахтер" Александр Брагин. Вместе с ним на тот свет отправились и пятеро его телохранителей. Ни они, ни бронированный автомобиль "Мерседес-600" (который был приобретен после первых двух покушений) не смогли помочь хозяину клуба - в слишком "крутой" бизнес оказался он вовлечен. Была ли эта разборка связана только со спортивной коммерцией, или же с фирмой "Люкс", которую Брагин возглавлял по совместительству, или с каким-то третьим видом бизнеса, следователи так и не узнали. Заказные убийства столь важных господ за редчайшим исключением не раскрываются.

Похоже, большой хоккей также становится смертельно опасным видом спорта. 22 апреля 1997 года в 8.40 утра в 200 метрах от своей дачи близ деревни Иванцево в Дмитревском районе Московской области убит президент Федерации хоккея России Валентин Сыч. Супруга Сыча, находившаяся вместе с ним в машине в тот момент, когда киллер открыл огонь из автомата, госпитализирована. По заявлению врачей, ее жизнь вне опасности.

Несмотря на высокий пост, который занимал спортивный функционер (его считали третьим человеком в российском спорте - после министра и президента Олимпийского комитета), расследование этого громкого убийства началось далеко не на самом высоком уровне. Дело поручили вести не Следственному управлению Генеральной, а одному из отделов Московской областной прокуратуры под общим руководством заместителя прокурора области Юрия Балабана. Оперативная поддержка осуществлялась не профессионалами из МУРа, а милиционерами из области. Это очевидное нежелание ведущих правоохранителей страны отвечать за результаты расследования легко объяснимо: практически все дела о "разборках", связанных с большим спортом, оказались "висяками". Не раскрыто ни одно из них: от убийства Отари Квантришвили до покушения на Бориса Федорова.

И все же шанс переломить эту тенденцию в данном случае есть. В отличие от высокопрофессионального убийства Квантришвили, расправа над Сычом кажется не слишком хорошо подготовленной и даже несколько поспешной. Киллер использовал старый, давно снятый с вооружения десантный автомат с проржавевшим прикладом. В качестве транспортного средства убийцы выбрали весьма "бэушный" пикап с прогнившим кузовом, выбитой радиаторной решеткой и наспех прикрученным алюминиевой проволокой госномером. И самое главное: если бы Валентин Лукич был чуть более осмотрительным, операция могла и вовсе сорваться. Еще накануне вечером соседи его предупредили, что за его домом следят какие-то люди на старом "Москвиче". Он должен был насторожиться: ведь еще год назад в его адрес звучали недвусмысленные телефонные угрозы, о которых он публично поведал на пресс-конференции в Новогорске. Тогда это связали с именем Владимира Петрова, о конфликте с которым мы расскажем чуть ниже. Звонки продолжались и после того, как конфликт был (по крайней мере внешне) исчерпан.

Когда на следующее утро "Вольво" президента ФХР выехала из деревни, Сыч увидел ту самую машину, о которой его предупреждали. Но вместо того, чтобы повернуть назад, президент приказал подъехать к "Москвичу" и переписать его номера... Первые два выстрела - и Сыч был убит на месте (пули попали в голову и грудь). Затем автоматчик опустошил весь "рожок", но добивать успевших пригнуться водителя и жену Сыча не стал. Видимо, торопился.

Как известно, профессиональный киллер не оставляет своей жертве никаких шансов. Не оставляет он и свидетелей. Очевидно, "заказ" на убийство был "оформлен" в спешке. Убрать Сыча очень спешили именно до его отлета на чемпионат мира в Финляндию.

Наиболее расхожей стала версия о том (на ней сошлись практически все средства массовой информации), что гибель Валентина Сыча связана с внешнеэкономической деятельностью Федерации хоккея России, точнее, со льготами, которыми ФХР располагала. Только в 1995 году федерация приобрела подакцизных товаров, в частности, спиртных напитков на 41 миллион 125 тысяч долларов. Как правило, Национальный Фонд спорта сам продавал продукцию и затем уже "спускал" те или иные суммы - по своему усмотрению - в спортивные федерации. Исключение делалось лишь для Федерации хоккея России. ФХР имела право самостоятельно распоряжаться акцизными марками и реализовывать товар по той цене, по которой она считала нужным. Соответственно, и распоряжаться доходами.

В спортивных кругах Федерация хоккея России считалась не одной из самых, а самой льготной. Поэтому за кресло президента шла отчаянная борьба. На первый взгляд, она была связана с чисто спортивными вопросами - наши из рук вон плохо выступили на Чемпионате мира 1994 года в Италии. По старой "совковой" традиции стали поговаривать, что надо менять руководство - то есть Владимира Петрова, который стоял тогда во главе федерации. Переворот готовился исподволь, но действовать надо было быстро - уже в конце 1993 года был подписан Указ о создании НФС и щедрых таможенных льготах для него. В апреле 1994 года Петрова освободили от руководства ФХР, вместо него был назначен Сыч. В августе 1995 года Петров выигрывает иск о своем восстановлении в должности, приходит на телевидение с видом победителя и через несколько дней тихо и без шумихи отказывается от должности без каких-либо комментариев. На этом льготном посту нужен был именно Сыч, чтобы именно через него проходили огромные энфээсовские деньги.

За два года до описываемой трагедии в ходе подготовки к кубку "Спартака" звезды НХЛ во главе с Фетисовым требовали обеспечить себе проживание в отеле "Пента" и тренировки в спартаковском манеже, федерация же предлагала хоккеистам разместиться на тренировочной базе в Новогорске.

Конфликт тогда был погашен стараниями Валентина Лукича, великого мастера компромисса. Сыч вообще обладал редким даром избегать, локализовывать и сглаживать конфликты. В частности, он честно выполнял все мыслимые и немыслимые требования капризных русских легионеров в НХЛ, которые представляли сборную России на Кубке мира. Энхаэловцы тогда встали в оппозицию к тренерам, дело дошло даже до письма Президенту. Но Сыч сумел локализовать и этот скандал, итогом которого стало лишь неудачное выступление нашей сборной на Кубке мира.

Должность президента ФХР - хлебная. К президенту стекаются бюджетные деньги, деньги от продажи игроков, деньги от игр сборной в коммерческих турнирах, деньги от спонсорских контрактов и еще много-много всяких денег.

После возвращения Сыча с чемпионата должен был окончательно решиться вопрос, по какой формуле будет проводиться следующий чемпионат Российской хоккейной Лиги. Это могло быть еще одним полем для серьезных "разборок".

Итак, в откровенно криминальные разборки в последние годы оказались вовлечены высшие спортивные функционеры. Включая бывшего министра физкультуры и спорта Шамиля Тарпищева и созданного по его инициативе Национального фонда спорта (НФС), бразды правления которым он в 94-м году передал своему коллеге (и, как считали, другу) Борису Федорову.

Пикантность ситуации состояла в том, что Тарпищев был личным тренером Президента, как говорили, на протяжении многих лет имел "доступ к уху" Бориса Ельцина и входил в так называемую "партию фаворитов", состоящую из главы Службы безопасности Президента Александра Коржакова, главы ФСБ Михаила Барсукова, первого вице-премьера Олега Сосковца и некоторых других менее значительных персон (одно время сюда же относили министра обороны Павла Грачева и секретаря Совета безопасности Олега Лобова). Так случилось, что главный удар по репутации министра физкультуры и спорта нанес его бывший сподвижник.

Впрочем, все по порядку. НФС, созданный для поддержки российского спорта, действительно оказавшегося в новых рыночных условиях в крайне тяжелом положении, получил невиданные доселе таможенные и налоговые льготы. Ему было разрешено практически беспошлинно ввозить в страну алкогольную продукцию и сигареты и при этом не платить налоги со своих сверхприбылей. Адекватные льготы получила только Русская православная церковь - ее хозяйственники импортировали табак под видом помощи русским верующим якобы со стороны иностранных благотворительных организаций.

Других конкурентов НФС не знал. Когда московские нувориши поняли, насколько выгоден "спортивный" бизнес, они наперегонки бросились предлагать Федорову свои услуги. В итоге НФС оброс целой паутиной никому не известных фирмочек (зачастую бабочек-однодневок), выступавших в роли подрядчиков фонда на операции по экспорту любимого напитка нашего народа. Обороты НФС (точнее, созданной вокруг него торговой сети) вскоре стали исчисляться сотнями миллионов "зеленых".

При этом никакого реального эффекта на состояние отечественного спорта этот крупный бизнес не оказывал. Фирмочки обогащались, а мастера все равно продолжали уезжать на Запад. Видя, что происходит с детищем Тарпищева и Федорова, многие политики требовали отобрать у фонда разорительные для российской экономики льготы: ведь дошло до того, что уже большая часть импортной водки, которую мы видели в ларьках и на прилавках, была ввезена в страну без всяких пошлин, а потому откровенно вытеснила с рынка отечественного производителя.

О том, что он добьется вывода НФС из-под государственного протежирования, во всеуслышание заявлял Анатолий Чубайс. Но и ему не удалось справиться со "спортивным" лобби.

Между тем НФС все больше оказывался под влиянием теневых и криминальных структур, с начала перестройки контролирующих значительную часть алкогольного рынка и не желающих этот контроль ослаблять. Первым сигналом о том, что в ведомстве Тарпищева-Федорова не все благополучно, можно считать происшествие в Факельном переулке в марте 1995 года в Москве. Пули настигли эксперта дирекции внешнеэкономической деятельности НФС Льва Гаврилина. К тому времени часть льгот у НФС все же отобрали, и это, по мнению экспертов, сильно осложнило отношение спортивных функционеров с "крутыми" коллегами по бизнесу. Лев Гаврилин был членом оргкомитета Игр доброй воли, под проведение которых НФС набрал особенно крупную порцию кредитов. После отмены части льгот по некоторым кредитам НФС расплатиться не смог. Расплачиваться пришлось Гаврилину. Что делать, правила "спортивной жизни" жестоки. Или, как говорили (когда-то - без заднего смысла): спорт требует жертв.

А вот мнение эксперта отдела по борьбе с экономическими преступлениями ГУВД Москвы Юрия Сычева: "Руководство НФС и ему подобных фондов-льготников изначально не заинтересовано иметь дело с легальным, солидным бизнесом. В то же время криминальные дельцы, оперирующие с "черным налом", имеют гораздо больше возможностей отблагодарить спортивных функционеров, одаривших этих господ государственными льготами. Кстати, на аналогичные льготы претендовал в свое время и Отари Квантришвили, который был застрелен, не успев зарегистрировать свою Партию спортсменов. Криминальные разборки в стане НФС, история ввоза по "спортивным" программам фальшивого "Абсолюта" и весьма темной по происхождению "Кремлевской", прочие аферы, естественно, не могли не заинтересовать компетентные органы. Но дело, возбужденное ФСК, благополучно прикрыли в Генпрокуратуре. А контролер из Счетной палаты вообще не нашел в НФС ни одного, даже мелкого нарушения. Правда, вскоре он уволился. Аналогичная криминальная атмосфера создалась и вокруг объединений глухонемых, слепых, чернобыльцев, афганцев. Отличие от НФС заключалось лишь в том, что льготы им предоставлялись не на таможне, а при налогообложении".

Убийство Гаврилина оказалось лишь прологом к еще более драматичным событиям. В конце мая 96-го ЧП произошло с самим Борисом Федоровым, совмещавшим в тот период высшие посты в НФС и в банке "Национальный кредит". Сообщение о том, что спортивный функционер арестован - причем всего лишь за то, что в бардачке его автомобиля обнаружили несколько граммов наркотиков, то есть явно под надуманным предлогом, не могло не вызвать волны догадок и версий.

В СМИ одна за другой стали появляться утечки любопытной, даже интимной информации из жизни бывшего комсомольского вожака. Сначала сообщалось, что в крови президента НФС обнаружили наркотики. Друзья и близкие задержанного выступили с опровержениями, утверждая, что "травкой" Борис сроду не баловался. Тогда, со ссылкой на его "прежних коллег", руководителя НФС публично представили как законченного алкоголика, правда, недавно "зашившегося".

Все это походило на преднамеренные утечки информации с целью дискредитации и смещения президента НФС с его поста. Так и произошло. Буквально на следующий день после сообщения в СМИ об аресте функционера давний покровитель Федорова Шамиль Тарпищев не только публично отмежевался от своего протеже, но тут же собрал чрезвычайную конференцию правления НФС, где подследственного единодушно из президентов уволили. Самым удивительным было новое назначение. Отныне руководителем спортивного фонда стал полковник антикоррупционного отдела Службы безопасности президента, бывший начальник одного из отделов Московского уголовного розыска Валерий Стрелецкий. Он же - ближайший сподвижник Александра Коржакова.

Одним словом, ветер явно дул из Кремля. Позже выяснилось, что незадолго до ареста и Стрелецкий, и Коржаков встречались с Федоровым и вели "профилактические" беседы. Речь шла о 40 миллионах долларов, которые Федоров якобы задолжал государству и которые было бы неплохо направить на нужды кампании по перевыборам российского Президента.

То, что целью ареста была рокировка в руководстве НФС и желание прибрать к рукам СБП этого весьма прибыльного бизнеса, стало ясно уже на следующий день после назначения Стрелецкого. Едва состоялась отставка Федорова, как врата его узилища распахнулись. Правда, уголовное дело по наркотикам не закрыли, а это означало, что меру пресечения Федорову могут изменить в любой момент. Если, например, он окажется слишком болтлив. Но экспрезидент НФС оказался не робкого десятка. Журналистам, ожидавшим его выхода у ворот сизо, он тут же заявил: "Коржаков от меня все равно не отстанет". Как в воду глядел...

Не прошло и двух недель, как на Федорова было совершено покушение. Правда, ему относительно повезло. Не слишком умелый киллер воспользовался несмазанным "люггером". Он сумел выпустить только одну пулю - на второй пистолет заклинило. Тогда киллер выхватил нож и четыре раза пырнул Федорова в шею и грудь.

Но у спортивного функционера оказалось поистине чемпионское здоровье. Он не только выжил и сумел восстановиться в клинике одной из западноевропейских стран, но, вернувшись в Россию, продолжил информационную войну с Коржаковым и Барсуковым. За что и был награжден возвращением на руководящую должность в родной НФС.

Одним из самых скандальных выступлений Федорова стало опубликование расшифровки аудиозаписи его весенней (незадолго до ареста) беседы с членами ельцинского избирательного штаба, где он дает исчерпывающую характеристику своему бывшему коллеге и покровителю, министру физкультуры и спорта Шамилю Тарпищеву и его высокопоставленным друзьям. Беседа происходила, как позже выяснилось, в одном из офисов ЛОГОВАЗа. Интервьюерами (обозначенными в публикации как Женщина, Журналист, Предприниматель), как в итоге удалось узнать автору этих строк, выступали: дочь российского Президента Татьяна Дьяченко, глава ЛОГОВАЗа (после переизбрания Ельцина - замсекретаря Совета безопасности) Борис Березовский, заместитель главного редактора "Огонька" (после переизбрания Ельцина - глава президентской администрации) Валентин Юмашев.

Под диктофонную запись Федоров поведал о связях Шамиля Тарпищева (в публикации именуемого Шамой) и прочих президентских фаворитов с откровенными криминалами: Тайванчиком, с "авторитетами" Измайловской группировки, с братьями Черными - известными теневыми дельцами, оперирующими на алюминиевом рынке, с подследственным нефтяным магнатом Петром Янчевым.

Федоров, к примеру, утверждал, что Коржаков познакомил Тарпищева с Тайванчиком и измайловцами. "У них появился эксклюзив на Шама. Что они говорили - то он и делал... Дошло до того, что между ним и мною разборками занялись бандиты. Я с женой приезжаю на Тур-де-Франс, ко мне подходят Тайвань, Самсон Миравский, Лева Черепов, все остальные и шесть часов мне устраивают разбор: почему я мешаю, почему я деньги не плачу?.. Раз в месяц он тянет меня на какие-то разборки".

Такая вот насыщенная спортивная жизнь. Еще один характерный эпизод. Упомянутый приятель Тайванчика Черепов с помощью Тарпищева пристраивает на пост вице-президента НФС своего 24-летнего племянника Павла Задорина. А потом "звонит Собчаку, говорит, чтобы тот принял Задорина как представителя по Олимпиаде-2004. А ночью Пашу забирают с оружием, когда он идет отнимать у какого-то старого своего должника квартиру".

В аудиозаписи фигурировали совершенно фантастические цифры. 10 миллионов долларов, которые требовали у Федорова люди Тарпищева. 10 тысяч долларов, которые Тарпищев якобы "снимает" с каждого турнира. Несколько миллионов "зеленых", переведенных на его счет в один из европейских банков по случаю заключения соглашения о поставках через НФС "Кремлевской". И указ о передаче для нужд спортсменов двух тонн золота, который "фавориты" положили на подпись Президенту.

Все это действительно напоминало навязчивый бред, если бы многое из того, о чем рассказывал Федоров, впоследствии не подтвердилось. В частности, была доказана связь "фаворитов" с братьями Черными и протежирование последним в деле захвата алюминиевого рынка страны. Когда Тарпищев уже был отстранен от всех официальных постов (произошло это через полгода после скандальной записи), фоторепортеры и телеоператоры доказали и его связи с упомянутыми Тайванчиком и Антоном Малевским. Фото- и видеоматериалы, похоже, поразили воображение даже видавшего виды министра внутренних дел Анатолия Куликова. После скандальных репортажей на НТВ он дал пресс-конференцию и выступил в Госдуме, где достаточно откровенно высказался по поводу сотрудничества высших чиновников страны с измайловцами.

К величайшему неудовольствию спортивных функционеров, попал под телеобъектив визит эксминистра физкультуры и спорта в Израиль, где Шаму в аэропорту Бен-Гурион встречали Михаил Черный и измайловский "авторитет" Антон Малевский, находящийся, между прочим, в федеральном розыске. Позже появилась и фотография, на которой позировала улыбающаяся и самодовольная троица: Шамиль Тарпищев, Михаил Черный и Тайванчик. Двое последних спонсировали участие российской сборной в теннисном турнире в ЮАР - когда Тарпищев уже лишился бюджетной подпитки, но капитаном российской теннисной сборной еще оставался. Как видите, никакие разоблачительные телепередачи и публикации эту публику не смущают.

И стоит счастливая троица как живой памятник нерушимому единству российского спорта, теневого бизнеса и организованной преступности.

...Я хотел было поставить на этом точку и сдать очередную главу в издательство, но - как снег на голову - еще одно "спортивное" ЧП. На собственной даче убита г-жа Нечаева, гендиректор московского футбольного клуба "Спартак". Неизвестных преступников не остановила даже столь редкая для бизнесвумен красота этой эффектной блондинки - негодяи целили прямо в голову...