О чем нельзя спросить Германа Грефа

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
Герман Греф

Глава Сбербанка взлетел так высоко, что говорить с ним опасаются даже следователи СК, ведущие «дело «Павловскгранита»


Летом 2010 года, когда противники режима вовсю кричали, как плохо в России обстоит с независимостью судов, глава «Сбербанка» Герман Греф выступил свидетелем по делу ЮКОСа: вот так вот запросто приехал в Хамовнический суд и дал показания — кстати, наделавшие много шума. С тех про прошло неполных шесть лет – но сегодня совершенно невозможно представить себе свидетеля Грефа не только в зале суда, но даже в кабинете следователя. Следователи по делу «Павловскгранита», которые уже пятый год ходят вокруг да около действий двух структур Грефа, парочки связанных с ним офшоров и нескольких его деловых партнеров, избегают бесед с Германом Оскаровичем, как чёрт ладана. Неприкасаемый? Да вроде бы не должно быть таких, нам об этом Путин говорит. Не в курсе дел? Ох, что-то слабо, очень слабо верится…


«Алло, тут реально холодно!»


25 мая 2013 года успешный бизнесмен, владелец «Национальной нерудной компании» Юрий Жуков разговаривал по телефону с высокопоставленным сотрудником своей компании Klever Asset Management, гражданином США Грегори Шириным. Разговор был недолгим, но содержательным и преисполненным нежной заботы. Сначала Ширин зовет Жукова приехать отдохнуть в элитный яхт-клуб в районе Конаково, только сетует, что вокруг «реально холодно». Затем подробно объясняет, где расположена лодка Кирилла Ноготкова – того самого, что назначен конкурсным управляющим на «Павловскгранит». Беспокоится, что Ноготкову не очень подходят условия, на которых он должен разорить предприятие (кстати, зря: как показали дальнейшие события, конкурсный управляющий постарается сделать все, чтобы не просто похоронить завод, но и упрятать за решетку бывшего владельца предприятия Сергея Пойманова).


1-1Стенограмма.jpg

Ж — Юрий Жуков, Н — Грегори Ширин


В ответ Жуков сообщает Ширину, что имел разговор с Германом Оскаровичем, который в личной беседе также проявил заботу: поинтересовался, не пропал ли у Жукова аппетит – не гастрономический, конечно, коммерческий. Ну, об этом мог бы не волноваться: аппетит у бывшего топа группы «ПИК» и рейдера «Павловскгранита» традиционно отменный, и ради его удовлетворения он не щадит усилий. В ответ Ширин снова беспокоится, готов ли шеф делиться – но тоже волнуется зря: Жуков отлично помнит пионерское «всегда готов!» и отдает себе отчет в том, что делиться прежде всего нужно с тем ближним, который помогает тебе обстряпывать выгодные делишки.


2-2Стенограмма.jpg


А после завершения разговора проявляется (посредством sms-сообщения) уроженец Ферганской области Бахтиер Туляков – родной брат директора кипрской компании Aletarro Limited, которая после захвата стала «Павловскгранита» держателем 11,37% акций предприятия, и которую СМИ связывают с сыном Германа Грефа – Олегом. И Жуков покладисто отвечает: «Хор. Буду».


Налицо полное взаимопонимание, командный дух и забота друг о друге.


3-3Стенограмма.jpg


Не имей сто рублей, а имей сто друзей…


Жуков и Ширин – ребята действительно сплоченные. Настолько, что Жуков в некоторые критические моменты своей биографии даже старался об этом забыть. Например, когда следствие конкретно взялось за раскрутку его роли в рейдерском захвате «Павловскгранита», Жуков категорически утверждал, что не имеет никакого отношения к компании «Атлантик», сыгравшей роль тарана в атаке на предприятие. Что очень удивительно, учитывая, что гендиректор «Атлантика» Наталья Майорова успешно служила в то время главбухом в принадлежащей Жукову Klever Asset Management под руководством Ширина, а означенный Ширин прекрасно осведомлен обо всех тонкостях раскладов вокруг «Павловскгранита» и лично участвует в важных переговорах рейдеров. Кстати, упомянутый выше Бахтиер Туляков, по оперативным данным, «имел близкие сексуальные отношения» с Натальей Майоровой – но тут уж дело такое… Сердцу не прикажешь. А мы тут о серьезном.


Содержание беседы Жукова и Ширина не оставляет сомнений: глава «Сбера» полностью в курсе происходящего с «Павловскгранитом». Вообще говоря, это логично: ведь именно «Сбербанк» прокредитовал владельца предприятия Сергея Пойманова, выдав ему денег на консолидацию пакета акций – а затем с особым цинизмом отобрал актив у бизнесмена. Без участия Грефа невозможно было бы передать управление «проблемным активом» известному специалисту по освоению имущества сберовских должников, главе «Сбербанк-Капитала» Ашоту Хачатурянцу. Невозможно представить, чтобы глава «Сбера» был не в курсе того, как ловко его родной сын, а по совместительству – совладелец оценочной фирмы «НЭО-Центр» оценил имущество «Павловскгранита», ускорив разорение предприятия. Наконец, давно доказано, что Герман Греф и Юрий Жуков являются владельцами офшоров, которые заполучили акции «Павловскгранита». Словом, в ходе расследования дела «Павловскгранита» следователи не только постоянно натыкаются на грефовы уши, но и прямо приходят к выводу, что решение взять кредит в «Сбербанке» стало роковым в судьбе крупнейшего в Европе (!) нерудного предприятия.


Но – тссс! Никто не смеет тревожить покой руководителя «Сбербанка». Такая уж у нас в стране сложилась суверенная демократия.


Немножко похоже на Средневековье, согласитесь? Как будто нет в стране Конституции, нет закона, перед которым все равны, нет телевизора, из которого президент Путин грозит справедливым возмездием коррупционерам любого ранга. Ладно, хорошо. Мы, предположим, сами местные, традиции уважаем и не ждем, что холёного банкира на глазах изумленной публики вдруг потащат в вонючий и неуютный застенок – но нам, как говорится, дико интересно, что же так сильно отпугивает следователей даже от простой беседы с Германом Оскаровичем?


Ведь который год по кругу, не щадя своих сил и бюджетных денег, следователи СК РФ бегают вокруг дела «Павловскгранита», которое уже в открытую называют заказным, и нет этому ни конца, ни края, ни правых, ни виноватых… Ответ, конечно, напрашивается. Как говорится, не задавайте вопросов, если не готовы услышать ответы. Но мы – за право спрашивать, за презумпцию невиновности и верховенство закона. А Следственный комитет, интересно, за что?


Андрей Дорохов

Ссылки

Источник публикации