О чём будет "Национальный доклад"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


origindate::05.04.2004

О чём будет "Национальный доклад"?

Вадим Коробов

Уже несколько месяцев муссируются слухи, что в недрах президентской администрации и Центра стратегических разработок Германа Грефа готовится программный документ, который носит условное название «Национальный доклад». О чём и кому хотят доложить аналитики, которые считаются интеллектом нынешней государственной власти? В этой статье излагается часть их выводов о сегодняшнем положении в стране.

Деньги как информационный ресурс

Для финансистов стало уже очевидным, что сегодня деньги – это информационный ресурс. Современные финансовые капиталы представляют собой цифровую запись на счетах. Такая острая проблема для России как отсутствие инвестиций – внутренних и внешних – стала прежде всего проблемой отсутствия информационных каналов, по которым идут инвестиционные процессы.

Что понимать под инвестиционным процессом? Инвестиционный процесс – это вложение капитала в интересующие отрасли и предприятия. Для того чтобы этот процесс шел нормально и планомерно, нужно чтобы была техническая возможность это сделать. При этом капитал, как сообщающиеся сосуды, поступает туда, где уровень воды ниже, т.е., где выше доходность, выше возвратность, притом, что сохранность обеспечивается достаточно понятным образом. Но как в сообщающихся сосудах, нужен канал, чтобы вода поступала из одного сосуда в другой. Если канала нет, то перепад может быть сколь угодно большим. Вот этот канал поступления капитала определяется техническими возможностями и регуляциями, определяемыми рынком. Основная часть мировых накоплений находится в регулируемых инвестиционных организациях, типа страховых компаний, пенсионных фондов. У них в распоряжении находятся так называемые «длинные» деньги, которые определяют тенденции – куда эти деньги будут вложены, те отрасли будут развиваться. Инвестиционные компании управляют деньгами как информационными потоками. Чтобы капитал куда-то шёл, нужно, чтобы существовали различные ограничения и механизмы, которые действуют на организации, привлекающие инвестиции. Существует, в мировом понимании, развитый рынок и развивающийся. Этот развивающийся рынок ограничен для того, чтобы в него вкладывать, для того, чтобы защитить западного пенсионера, среднестатистического инвестора, от возможного коллапса развивающегося рынка. Если разобраться в том, как на самом деле выглядит индустриальная карта, она в большинстве случаев не совпадает с картой инвестиционной. По одной простой причине. Если взять развитые страны, то, скажем, добыча нефти и природных ресурсов, в целом, там особо не наблюдается. Это удел развивающихся стран. При этом, компании, которые получают деньги от добычи сырья, находятся в развитых странах. Таким образом, происходит географическое несовпадение. Как нам, находящимся в России, получить деньги, которые находятся на Западе? У нас в России денег на сегодня нет, т.е. они есть, но их недостаточно, у нас очень мелкий рынок, он недостаточно емкий, чтобы обеспечить правильную капитализацию индустриальных активов. Для обеспечения правильной капитализации индустриальных активов надо вывести себя на рынок, который оценит это правильно. Иначе это то же самое, что пытаться продать произведение искусства в маленькой деревне, где стоимость шедевра будет определяться не его объективной ценностью, а покупательной способностью жителей этой деревни. Для того чтобы обеспечить реальную оценку, надо выйти на рынок, который будет реально оценивать активы и перспективы. Для реальной оценки предприятию необходимо обеспечить условия для инвестора по вхождению в этот рынок. Любая компания, желающая получить капитализацию на Западе, должна быть отлистингована на Западе – то есть информация о ней должна быть приведена в определённый порядок. Должен быть создан механизм получения средств компанией, то есть поступающий к ней капитал есть не что иное, как правильная информационная оценка. После чего меняется структура заемного капитала, меняется структура капитала акционерного, меняется стоимость. Компания получает другие возможности. Она получает возможность использовать бумаги, т.е. акции для своего расширения, для покупки других компаний, для интернационализации. Она становится активным участником мирового рынка капитала.

Некоторые эксперты считают, указывают авторы Национального доклада, что подобная схема привлечения иностранного капитала размывает базу отечественного капитала, что приводит к растаскиванию природных ресурсов. Но обратная ситуация приводит к разбазариваниям капитала и недооценке собственных компаний. Это есть самое большое воровство у себя, невидимое, потому что это приводит к тому, что то, что есть в условиях абсолютной малоценности, в итоге, все равно попадет на рынок, но основную добавленную стоимость получат другие, на конечном уровне продукта, если это рыночный продукт. Мы говорим о рыночном продукте, в той или иной форме. Вот в чем суть сегодняшней ситуации.

Причины пробуксовки инвестиционного процесса

Основным фактором, который может обеспечить в долгосрочной перспективе устойчиво высокие темпы экономического росту, в докладе признается необходимость роста эффективности производства, которое вряд ли возможно без постоянного повышения качества корпоративного управления. Более того, роль корпоративного управления будет возрастать по мере исчерпания других возможностей повышения эффективности производства

Но даже и в развитых странах время от времени возникают проблемы внутри корпоративного сектора. В частности, новая волна повышения интереса к вопросам корпоративного управления возникла после громких финансовых скандалов, связанных с компаниями Enron, WorldCom, Arthur Andersen.

Сам термин "корпоративное управление" в его нынешнем понимании сформировался во второй половине 1970-х гг. в США, как последствие Уотергейтского скандала, в результате которого обнаружилось, что среди крупнейших американских корпораций была широко распространена практика скрытого финансирования определенных политиков и политических сил.

В более общем плане, необходимо формирование системы кредитных институтов, обеспечивающих эффективное перераспределение финансовых ресурсов, развитие системы страхования, развитие рынка корпоративных ценных бумаг, повышение эффективности управления государственным сектором экономики, развитие механизмов конкуренции, активизация процедур банкротства неэффективных собственников, развитие конкурентоспособных предприятий на основе формирования эффективного управления и финансового оздоровления, концентрация научно-инновационного потенциала, формирование благоприятной среды для развития малого и среднего предпринимательства. Все эти меры будут способствовать притоку капитала в реальный сектор экономики.

Россия на протяжении последних десятилетий была страной вывозящей капитал (не только в 1990-е годы), но и в 80-е, 70-е и ранее. Поддержка коммунистических режимов – формы вывоза капитала по государственным каналам. Если капитальные потоки повернутся в сторону России, если вместе с ними придет качественно новое корпоративное управление, то темпы и качество роста могут быть совершенно другими.

Итак, структура российского экспорта во многом совпадает со структурой российского фондового рынка.

Уже сейчас видно, что среди компаний с наивысшим уровнем корпоративного управления доминируют компании, где присутствует иностранный капитал, либо те компании, которые активно занимают на внешних рынках. Роль иностранного капитала в повышении корпоративного управления очевидна - важны не только и не столько финансовые ресурсы, сколько импорт деловой культуры. По мнению авторов доклада, уже 90% компаний готовы повышать уровень корпоративного управления.

Общей проблемой контроля за менеджементом со стороны акционеров и с проблемой привлечения его к ответственности. В отсутствие ясных требований к деятельности менеджеров вероятность привлечения их к ответственности представлялась бесперспективной. Большое распространение получили откровенно незаконные приемы передела собственности

В результате многочисленных скандалов, связанных с акционерными обществами, сформировалось общественное мнение, оценивавшее защиту инвесторов как неудовлетворительную и как результат оценивавшее неудовлетворительно весь инвестиционный климат в России. Такое общественное мнение было сформировано в основном под влиянием средних и мелких инвесторов. При этом значительную роль сыграли иностранные инвесторы.

В качестве основных недостатков законодательства можно привести следующие:

· широкие возможности для «размывания», то есть увеличения долей одних акционеров за счет долей других акционеров или третьих лиц, без должной компенсации;

· широкие возможности для «выдавливания» акционеров, то есть прекращение участия некоторых акционеров в акционерном обществе, против их воли и без должной компенсации;

· широкие возможности для вывода активов;

· широкие возможности для враждебных поглощений без должной компенсации;

· широкие возможности для злоупотреблений, связанных с ведением реестра;

· широкие возможности для манипулирования результатами общего собрания.

Собрания акционеров проводились в недоступных для большинства акционеров местах, без должного уведомления, иногда акционеры не допускались на общие собрания, или придя на собрание обнаруживали, что оно уже закончилось.

Закон не устанавливал четких требований в отношении срока выплаты дивидендов, в связи с чем акционеры не получали уже объявленные акционерным обществом дивиденды по много месяцев.

Во всех случаях, когда закон обязывал акционерное общество выплатить акционерам, лишившимся своих акций, компенсацию она имела символический размер, несоразмерный их реальной стоимости. В результате этого передел собственности осуществлялся без должной компенсации акционерам, утрачивавшим свое участие в акционерных обществах.

Помимо случаев использования недостатков законодательства большое распространение получили откровенно незаконные приемы передела собственности. К числу таких приемов можно отнести внесение изменений в реестр акционеров, в результате которого акционеры лишались своих акций. Иногда для того, что бы добиться этого результата документы, связанные с ведением реестра «терялись», «сгорали во время пожара», восстановленный после чего реестр значительно отличался от прежнего.

Другой проблемой является отсутствие системы административных штрафов. Механизм штрафов, закрепленный законом «О защите прав и законных интересов на рынке ценных бумаг» действовал до 2001 г. года, когда в силу вступил новый Кодекс административных правонарушений, закрепивший неэффективную процедуру привлечения к административной ответственности, а также настолько незначительные размеры штрафов (максимальный размер не достигает и 2 тыс. долларов), что возможность административного преследования за такие нарушения как препятствование осуществлению прав на управление акционерными обществами, нарушение правил ведения реестра, использование служебной информации стала теоретической.

Главной проблемой является недостаточная ответственность руководителей акционерных обществ. Суды по прежнему не готовы применять принципы разумности и добросовестности при оценке действий должностных лиц акционерных обществ, а также учитывать специфику положения единоличного исполнительного органа, членов правления и совета директоров. По прежнему продолжаются вызванные общими правилами трудового законодательства споры о пределах ответственности этих лиц, а также основаниях их освобождения от должностей. Это приводит к тому, что механизмы гражданской ответственности не работают. Из-за недостатков Кодекса административных правонарушений по прежнему не работают и механизмы административной ответственности.

Несмотря на значительные улучшения регулирования раскрытия информации ряд проблем остаются нерешенными. Одной из наиболее существенных проблем является проблема раскрытия акционерными обществами информации о структуре акционерного капитала. При этом, сами акционерные общества нередко не располагают информацией о владельцах ценных бумаг. Учет прав на ценные бумаги осуществляется как регистраторы, так и депозитарии, в результате акционерное общество и его акционеры могут узнать об изменении состава акционеров только при подготовке общего собрания акционеров, что лишает акционерные общества возможности осуществлять регулярное раскрытие информации о структуре капитала.

Не решается данная проблема и требованием Закона «О рынке ценных бумаг» сообщать информацию о приобретении свыше 20 процентов ценных бумаг любого эмитента и об изменении и указанной доли на 5% в ФСФР (ранее ФКЦБ России), адресованным владельцам ценных бумаг. Ввиду отсутствия санкций за нарушение такой обязанности сообщения в ФСФР (ранее ФКЦБ России) практически не поступают. Кроме того, в тех случаях, когда сообщения поступают в ФСФР (ранее ФКЦБ России) закон не предусматривает ее права или обязанности раскрывать указанную информацию рынку.

Другая проблема, связанная с раскрытием структуры капитала – проблема невозможности получения информации о бенифициарных собственниках ценных бумаг. Акционеры часто скрывают свою собственность, приобретая акции через одну или несколько оффшорных компаний – формально не связанных с бенифициаром.

Кроме того, в России отсутствует уголовная ответственность за использование служебной информации, а предусмотренная законодательством административная ответственность за использование служебной информации, о чем уже неоднократно говорилось, не является адекватной с точки зрения общественной опасности и причиняемого этим использованием ущерба.

Есть ли внутренние финансовые резервы?

Хорошо известно, что финансы – это кровь любого бизнеса. Поставив перед обществом несколько задач, таких, как удвоение ВВП, полная конвертация рубля, привлечение иностранных инвестиций, борьба с бедностью и реинтеграция крупнейших республик СНГ в единое экономическое пространство, руководство страны тем не менее пока оставило открытым вопрос, из какого источника эти важнейшие мероприятия будут профинансированы? Авторы доклада цитируют вице-президента Ассоциации финансовых аналитиков Сергея Морозова, чтобы ответить на один базовый вопрос, сначала надо найти ответы на пять наводящих вопросов.

Первый вопрос: когда возникла проблема полной конвертации рубля, и что заставило президента России поставить данную задачу?

Проблема возникла в связи с распадом СССР в 1991 году, что привело к образованию ряда фрагментов бывшего Союза в виде самостоятельных государств, образовавших так называемое «ближнее зарубежье». Логика экономического развития стран ближнего зарубежья привела через 12 лет к созданию Организации региональной интеграции. В настоящее время в Организацию региональной интеграции входят самостоятельные суверенные государства, и для расчетов между ними нужна самостоятельная международная валюта.

Необходимо вести денежные расчеты между государствами – участниками Организации региональной интеграции, то есть между Россией, Белоруссией, Украиной и Казахстаном, на паритетной основе. Но ни нынешний российский рубль, ни белорусский рубль-«зайчик», ни украинская гривна, ни казахстанский тенге для этого не подходят. Все это замкнутые, частично конвертируемые валюты. Ни одна из этих валют не является международной, то есть полностью конвертируемой. Поэтому основную долю расчетов между этими странами сегодня приходится вести либо через доминирующую международную валюту-доллар США, либо через другие (ведущие и ключевые) международные валюты.

В связи с этим президент России В.В. Путин вполне закономерно поставил задачу достижения полной конвертации российского рубля для разрешения проблемы международных расчетов между странами-участниками организации региональной интеграции.

Процесс перехода от частичной конвертации рубля к его полной конвертации имеет много аспектов. Хочется остановиться лишь на самых принципиальных моментах этого процесса.

Президент России считает, что российские граждане должны ездить за границу не с долларами США или евро, а с собственными российскими рублями. Но что означает такой ничем не ограниченный вывоз рублей за границу? Формально, это ни что иное, как увеличение внешнего государственного долга, так как рубли являются прямыми обязательствами Минфина и Банка России.

Возникает второй вопрос: насколько будет увеличен внешний государственный долг России, если вдруг мы допустим, что вся российская денежная масса, так называемый агрегат М2, будет вывезена за рубеж, а затем предъявлена там к оплате в международных валютах, в частности в долларах США или в евро?

Агрегат М2 сегодня в долларовом эквиваленте составляет чуть меньше 50 млрд. долларов (примерно 1,5 трлн. рублей). Официальный внешний долг России сегодня оценен, по данным Банка России, в 154 млрд. долларов. К этой сумме логично прибавить долг правительства Москвы в размере 14 млрд. долларов, который подлежит оплате в 2004 году, а также долги корпораций, по которым государству могут быть предъявлены претензии (АЛРОСА, Газпром, Юкос и т.д.). Эти долги, по данным Банка России, составили 40 млрд. долларов. Таким образом, общий долг России с учетом полной конвертации рубля можно оценить в размере почти 260 млрд. долларов. На эту сумму, которую можно считать критической массой, должны быть сформированы резервы Банка России.

В этой связи возникает третий вопрос: как быстро Банк России сможет накопить критическую массу требуемого валютного резерва, с которым полная конвертация рубля была бы безопасной? Банку России в течение 1998-2003 годов ни разу не удалось увеличить свои резервы более чем на 10 млрд. долларов за год (и это при самых благоприятных ценах на нефть и при благоприятном обменном курсе рубля).

Если эти внешние условия в ближайшие годы не ухудшатся, то Банку России удастся собрать искомые 200 млрд. долларов примерно за 20 лет, с учетом имеющихся у них в резервах 60 млрд. долларов. Так мы можем оценить минимальный срок безопасного для России переходного периода от частичной конвертации рубля к полной.

Для сравнения приведем пример Китая, который в резервах своего Центробанка имеет сегодня 346 млрд. долларов, то есть почти в 6 раз больше, чем Центробанк России, но не спешит вводить не только полную конвертацию юаня, но и даже частичную, хотя теоретически вполне готов и к полной конвертации. Что-то останавливает осторожных китайцев, что именно?

Сделать переход на полностью конвертируемый рубль Россия может в административном порядке хоть сегодня. Однако это опасно для страны, потому что Россия легко может оказаться в состоянии суверенного дефолта при возможном неблагоприятном в будущем раскладе цен на нефть, газ, сырье, электроэнергию на международных рынках.

В сегодняшней действительности вся денежная масса России, выраженная агрегатом М2, микроскопически мала – менее 50 млрд. в долларовом эквиваленте. Такой же суммой владеет, например, один Билл Гейтс, глава корпорации Microsoft.

Полная конвертация рубля чревата, по крайней мере, теоретической возможностью скупки всей денежной массы России международными спекулянтами, как это сделала в свое время Пруссия канцлера Бисмарка в отношении Франции. В этом случая Банк России станет перед дилеммой: либо проводить необеспеченную рублевую эмиссию, либо отказаться от собственной национальной валюты. Необеспеченная эмиссия опасна тем, что международные валютные спекулянты в любой удобный для них момент могут предъявить к оплате по номиналу всю ранее скупленную национальную валюту России, и Россия окажется, как и Франция эпохи Наполеона III, в состоянии суверенного дефолта.

Поэтому для полной конвертации совсем недостаточно иметь критическую массу обеспечения в резервах Банка России. Для эффективного обеспечения полной конвертации рубля в резервах Банка России должна быть эффективная масса, которая по определению должна быть больше критической массы.

Есть еще одна причина, по которой может произойти суверенный дефолт. Это четвертый вопрос, который заключается в контроле над обменным курсом рубля. Сейчас, при частичной конвертации рубля, его обменный курс находится под полным контролем Центробанка России. А при полной конвертации рубля его обменный курс будет диктоваться соотношением спроса и предложения, и роль Центробанка России снизится в этом процессе до минимума.

Как оценить, хотя бы приблизительно, изменение обменного курса рубля при переходе к его полной конвертации? Методики прогнозирования могут быть различными. С оговорками мы можем предложить самую простую оценку, не претендуя на истину в последней инстанции. Обратимся к соотношению наличных рублей к агрегату М0, равному примерно 820 млрд. рублей, и к сальдо показателя по ввозу и вывозу наличных долларов в Россию уполномоченными банками за период с 1996 года по 1 мая 2003, которое составляет примерно 127 млрд. долларов. В этом случае мы получаем соотношение в диапазоне 6-7 рублей за 1 доллар США, то есть почти то же самый обменный курс, который имел место до дефолта 1998 года и почти тот же самый обменный курс, который установился сегодня на Украине между гривной и долларом (между 5 и 6 гривнами за один доллар). Неслучайно, возможно, близок к этой цифре обменный курс юаня и доллара (8,26 юаня за один доллар).

Таким образом, мы можем прогнозировать ревальвацию рубля при переходе от частичной к его полной конвертации. Жизнь в России в этом случае может подорожать до 4 - 5 раз, поскольку долларовые накопления населения обесценятся пропорционально степени укрепления рубля по отношению к доллару. Для сравнения приведем пример того же Китая. Сейчас США требуют от Китая ревальвации юаня на 27-28%, то есть с 8,26 до 6,00 юаня за 1 доллар. Это событие воспринимается в Китае как грядущая национальная катастрофа. Поэтому в Китае не спешат ни с частичной, ни с полной конвертацией юаня.

Что ждет Россию, если в связи с полной конвертацией рубля жизнь в стране подорожает до 400-500%? Россия из страны с экспортной экономикой превратится в страну с импортной экономикой. Отечественные производители будут подавлены зарубежными по всем главным позициям. Учитывая, что бюджет России на 40% формируется доходами от экспорта, последствия от ревальвации могут оказаться не очень оптимистичными. Например, автомобиль ВАЗ 10 модели сегодня стоит 160-170 тыс. рублей, что по нынешнему обменному курсу (1/28) составляет примерно 5,5 тыс. долларов. Если же взять обменный курс при предполагаемой полной конвертации (1/6-7), то получим цену в 25-26 тыс. долларов. Вывод очевиден: иномарки станут явно предпочтительнее.

Из этого следует, что задача полной конвертации рубля, задача привлечения иностранных инвестиций и задача удвоения ВВП - практически несовместимы. Полная конвертация рубля и привлечение иностранных инвестиций создают эффект укрепления рубля, а укрепление рубля приводит к снижению уровня ВВП.

Полная конвертация рубля снижает роль Центробанка России в контроле над обменным курсом рубля, тем самым значительно ослабляет роль государства в сфере контроля за финансовыми рынками и рынками капитала. Резко возрастет в этом случае роль международных спекулянтов, долларовые резервы которых несравненно больше резервов Банка России. Иными словами, полная конвертация рубля означает практически полную либерализацию банковской системы в России. А это, в свою очередь, будет означать потерю монопольного положения Сбербанка и Внешторгбанка на рынке сбережений населения и обслуживания кредитных потребностей основных монополий. На банковский рынок России придут мощные западные банки.

При административном введении полной конвертации рубля в короткие сроки существует высокая вероятность развития ситуации суверенного дефолта. При дефолте, как правило, все вклады населения гибнут в разорившихся частных банках. Нам это доказало так называемое «аргентинское чудо» господина Доминго Ковало, который в настоящий момент отбывает в Аргентине тюремное заключение за последствия своих «чудес». В России при дефолте 1998 года было ничуть не лучше.

По оценке Нобелевского лауреата за 2001 год по экономике Джозефа Юджина Стиглица, главы Совета Экономический консультантов при президенте США Билле Клинтоне, главного экономиста и вице-президента Всемирного Банка, «либерализация движения капитала и финансовых рынков может нанести ощутимый урон стране с возникающей рыночной экономикой». Россия – это, безусловно, страна с возникающей рыночной экономикой, и поэтому полная либерализация банковского сектора ей, возможно, сегодня противопоказана.

Контроль над обменным курсом рубля сегодня является ключевым фактором в работе Банка России. Сегодня перед ним поставлена задача - наращивать золотовалютные резервы, в том числе и для погашения внешнего государственного долга. Банк России делает это за счет покупки у экспортеров части их валютной выручки путем эмиссии рублей по согласованному с экспортерами обменному курсу.

Экспортеры объективно заинтересованы в слабом рубле, в его девальвации, а Центробанк России объективно прямо заинтересован в обратном – в ревальвации рубля, ибо девальвация приводит к инфляции, к необходимости стерилизации избыточной рублевой массы и сводит на нет все усилия правительства по социальной защите населения, по увеличению и индексации зарплаты госслужащим и пенсионерам.

Правительство в противоречиях: для доходов бюджета необходим слабый рубль, а для социальной защиты – сильный рубль. Для иностранных инвестиций и импорта также нужен сильный рубль. Таким образом, возникает пятый вопрос: может ли одновременно один и тот же рубль быть и «сильным» и «слабым»? Ответ очевиден: не может - либо он сильный, либо он слабый. Обменный курс российского рубля сегодня перманентно колеблется от сильного состояния к слабому и наоборот (так называемая «пила Геращенко»).

Курсовую политику Центробанка с осени 1998 г. до весны 2001 г., окрестили «пилой Геращенко» из-за контролируемого Центробанком обесценения рубля путем ограничения продажи долларов, так как уменьшение инфляции и сдерживание роста реального курса национальной валюты трудно совместимы.

Моноплатежная система загоняет Банк России в тупик неопределенности: либо он контролирует обменный курс рубля и при этом не может контролировать инфляцию, либо он контролирует инфляцию и не может контролировать обменный курс и укрепление рубля. Эмиссионная политика Центробанка России не находит своего положительного решения в рамках моноплатежной системы. Банк России в период управления им Виктором Геращенко жестко привязал российский рубль к доллару США, то есть фактически ввел режим currency board (валютного управления), не говоря об этом явно. Эта жесткая привязка рубля к доллару через валютный коридор, введенный в период управления Банком России Сергеем Дубининым, уже в 1998 году привела Россию к дефолту при уровне обменного курса 5-6 рублей за 1 доллар США. С нашей точки зрения, сегодня идет повторение того же самого сценария при уровне обменного курса примерно 30 рублей за 1 доллар. Может получиться аргентинский вариант Доминго Ковало.

В США нет моноплатежной проблемы - там биплатежная система: есть и доллары, и чеки. Именно чеки при этом несут главную нагрузку в расчетах – до 86% объемов всех расчетов проводится в чеках и лишь менее 1% - наличными долларами.

По мнению авторов доклада, если ввести в России биплатежную систему и скупать доллары, поступающие от продажи экспортной выручки не за рубли, а за свободно конвертируемые универсальные чеки, то есть эмиссию рублей заменить эмиссией чеков, то рублевая инфляция будет приостановлена, исчезнет проблема с «лишними» рублями, не нужно будет «стерилизовать» рублевую массу. Инфляция в этом случае будет оставаться точно такой же, как у доллара США, то есть не более 1-3% в год. При биплатежной системе рост золотовалютных запасов России ничем не будет ограничен в отличие от моноплатежной системы, при которой этот рост принципиально ограничен уровнем возможной инфляции.

Россия экономически выиграет от введения двух параллельных платежных систем: рубля и международного универсального свободно конвертируемого чека, номинированного в эквиваленте доллара. В этом случае, весь экспорт России будет опираться на «слабый» рубль, а весь импорт и инвестиции будут опираться на «крепкие» международные чеки, которые по крепости будут точно такие же, как истинный доллар США. Биплатежная система позволяет избавиться от принципиально неразрешимого в рамках моноплатежной системы противоречия между задачами экспорта и задачами импорта.

Россия в этом случае избавится от фактического режима currency board, рубль не будет больше жестко привязан к доллару. К доллару жестко будут привязаны предлагаемые международные универсальные чеки. Но чеки, в отличие от рублей, - это не валюта, чеки - это разновидность переводного векселя, а с векселями, в принципе, не может быть никакого currency board.

Международные универсальные чеки будут защищены международной страховкой и перестраховкой. Они не будут прямыми обязательствами государства в лице Минфина и правительства России, в отличие от рублей.

Важно подчеркнуть, что введение чекового обращения не требует никаких специальных законов и никаких затрат из золотовалютных резервов Банка России, так оно опирается, с одной стороны, на Единообразный международный закон о чеках, принятый в Женеве в 1931 году, а с другой стороны, опирается исключительно на резервы частного капитала и резервы населения в иностранной валюте и поэтому может быть введено немедленно. Резервы частного капитала в России по разным оценкам в 2-3 раза превышают нынешние золотовалютные резервы Банка России. В этом случае речь не идет о необходимости создания критической и эффективной массы резервов.

Мобилизация этих средства в коммерческие банки может стать стимулом к началу инвестиционного бума в России.

Введение чекового обращения разрешает на срок переходного периода проблему расчетов в едином экономическом пространстве Организации региональной интеграции до введения в обращение полностью конвертируемого рубля.

В России сегодня только два государственных банка реально гарантируют вклады населения – это Сбербанк и Внешторгбанк. Логично их слияние в Объединенный Инвестиционный банк (ОИБ), чтобы сдвинуть процесс внутренних инвестиций в России с мертвой точки.

Можно ли удвоить ВВП традиционными методами?

По мнению авторов Национального доклада, проблема удвоения внутреннего валового продукта имеет решение. Правда, решение лежит вовсе не в области чистой экономики. Более всего это проблема психологическая – захочет ли и сможет ли народ работать с удвоенным рвением. Остальное – вопросы технические.

Есть такое понятие как КПД – коэффициент полезного действия. Он означает соотношение затраченных энергии и усилий с полученным результатом. Самый низкий КПД у русской печки – менее 1 процента, чуть повыше у паровоза – около 5 процентов, ещё чуть выше у лампочки Ильича – процентов десять. Показатели КПД российской экономики находятся где-то между русской печкой и паровозом – наша деятельность более всего напоминает обогрев атмосферы, при которой весь излишний пар уходит в свисток.

Самая богатая энергетическими и сырьевыми ресурсами страна мира живёт в абсолютной, беспросветной нищете. Сорок миллионов сограждан бедны абсолютно, ещё сто миллионов бедны относительно. Средняя зарплата по стране, составляющая около пяти с половиной тысяч рублей, не обеспечивает физиологического прожиточного минимума. Шестьдесят процентов населения кормятся с садовых участков и приусадебных хозяйств.

Рассуждения чиновников и теоретиков от предпринимательства об экономическом росте блуждают по замкнутому кругу. С их точки зрения, непомерная налоговая нагрузка, чрезмерно распухший бюрократический аппарат и отсутствие длинных денег не дают развиваться предпринимательской инициативе. Но предпринимательская инициатива не хочет развиваться, потому что существуют непомерные и запутанные налоги, когда государство обдирает предприятие в счёт доходов будущих периодов. Не хочет развиваться частная инициатива и потому, что нет возможности достать стартовый капитал и потому, что все силы уходят на борьбу с государством, а не на занятие бизнесом. Как этот круг разорвать, никто не знает. Вроде бы все это понимают, но ответственность на себя принять никто не хочет: если снизить налоги, то пострадает бюджет. А отсутствие длинных денег – это вообще, по мнению денежных властей, не государственная проблема, где хотят, там пусть и берут.

Россия вступила на путь реформ без чёткого плана действий. Преобразования совершались по наитию; неудивительно, что менталитет россиян не был готов к радикальным переменам, посему и потери народного хозяйства от реформ вдвое превышают урон от фашисткой оккупации. Народного капитализма у нас не вышло: доверчивые граждане растеряли все финансовые ресурсы в топках гайдаровской инфляции, чубайсовской приватизации и мавродиевских пирамидах. С теми гипотетическими миллиардами долларов, что хранятся в кубышках и под подушками, россияне уже ни за что не расстанутся – годы реформ отучили их верить государству. Так что рассчитывать на сознательность граждан не приходится – стимулировать экономический рост и удваивать ВВП за счёт своего кровного доллара дураков больше нет.

Сам по себе российский ВВП, подчёркивают авторы Национального доклада, является показателем весьма химерическим. Это ведь обобщающая цифра, выражающая финансовый результат внутренней хозяйственной деятельности страны (без учёта внешнеэкономической деятельности). ВВП выражает совокупную стоимость конечных товаров и услуг, созданных внутри страны; это показатель рассчитывается для сопоставления с предыдущими периодами в базисных и рыночных ценах. Он рассчитывается тремя методами. Первый - по доходам, когда суммируются доходы частных лиц, акционерных обществ и частных предприятий, а также доходы государства от внутренней предпринимательской деятельности. Второй – по расходам, когда суммируются расходы на личное потребление, на государственные закупки (государственное потребление), на капиталовложения. Третий – это метод добавленной стоимости (производственный метод), когда суммируется стоимость условно чистой продукции всех сфер экономики. Валовой внутренний продукт исчисляется для международных сопоставлений результативности национальных экономик, поскольку в этом показателе учитываются конечные результаты экономической деятельности внутри каждой страны без хозяйственных результатов её внешнеэкономической деятельности. Если к ВВП прибавить результаты внешнеэкономической деятельности, то это показатель буде называться валовым национальным продуктом (ВНП).

Данные о ВВП формируются на основании сведений, стекающихся в Госкомстат. Но какое предприятие ни возьми, особенно из частного сектора, предоставляет искажённую отчётность: никто не хочет платить налогов, потому что государство предоставляет неэквивалентный объём государственных услуг. Предприниматель средней руки занижает официальный оборот своего предприятия в десять раз, рисуя бухгалтерский баланс на грани рентабельности. Можно ли такого осуждать с точки зрения не морали, а здравого экономического смысла? Вряд ли.

У самого государства, под которым тут следует понимать класс чиновников, КПД чрезвычайно низок, а объём запросов завышен в разы. Ни один госорган не решает полноценно своих задач – ни милиция, ни суд, ни правительство, ни Дума и проч. Общее мнение предпринимательских кругов – бизнес жив не благодаря государству, а вопреки ему. Законы устроены так, что экономически активный человек – это потенциальный преступник.

Суть дела не в снижении налогового бремени, не в длинных деньгах, не в других объективных факторах. Это всё само собой. Дело в совершенно ином взгляде всего общества на институт частной собственности и свободного предпринимательства – владелец средств производства должен быть поставлен во главу угла всей государственной политики: всё во имя частного предпринимателя, всё для блага частного предпринимательства. Все законы должны быть рассматриваемы не с точки зрения абстрактного населения, а с точки зрения такой: справедливо ли это по отношению к частному собственнику, полезно ли это частному предпринимателю.

Это часть аспекта удвоения ВВП – вдохновить предпринимателей к эксплуатации как трудящихся, так и сырьевых и финансовых ресурсов. Другая часть – повысить в разы КПД данной эксплуатации. Правда, термин КПД в экономических теориях не используется – его заменяет так называемая общая факторная продуктивность (ОФП). Вообще лучшие экономические умы среди множества факторов, влияющих на экономический рост страны, выделяют всего два ключевых. Во-первых, накопление капитала - физического или человеческого в расчете на одного занятого или душу населения. Во-вторых, изменения технологического уровня экономики, выражаемые показателем вышеупомянутой общей факторной продуктивности (ОФП). Данные изменения отражают темпы технического прогресса и структурных сдвигов в экономике. Все прочие факторы (политика государства, предпочтения населения и институты рынка, определяющие инвестиционный климат в стране, уровень развития инфраструктурных секторов и т. д.), оказывают позитивное или негативное влияние на темпы экономического роста через эти два процесса.

Технологически наша экономика находится на пещерном уровне, но при наличии достаточного количества денег частная инициатива технологически модернизирует экономику за три-четыре года. Известно, что бюджет Российской Федерации составляет около 60 миллиардов долларов. Треть уходит на обслуживание госдолга, треть на оборону и треть на всё остальное. На двадцать миллиардов долларов государство модернизацию экономики провести просто не в состоянии. Деньги нужно привлекать за счёт иностранных инвестиций и введения чекового обращения.

На человеческий ресурс рассчитывать нельзя

Авторы доклада задают себе следующий вопрос – кто будет работать? Во-первых, население стремительно вымирает – убыль составляет более миллиона человек в год. Во-вторых, из ста сорока пяти миллионов в сфере создания добавленной стоимости занято не более десяти процентов. Вот элементарная арифметика. Две трети населения – старики, дети и инвалиды. Остается около пятидесяти миллионов трудоспособного населения. Больше половины – тридцать миллионов – женщины. Из них треть – матери, находящиеся в декретных отпусках, ещё одна треть – фактически безработные. Реально что-то могут делать всего десять миллионов женщин. Большинство из тридцати миллионов трудоспособных женщин имеет на руках несовершеннолетних детей. Из двадцати миллионов мужчин один миллион сидит в тюрьмах, четыре миллиона хронических алкоголиков, один миллион наркоманов, четыре миллиона «под ружьём», пять миллионов фактически безработных. Остаётся пять миллионов, которые производят стоимость в сфере промышленности или услуг. Итого в стране реально работают около пятнадцати миллионов человек, остальные потребляют всё, что ими добыто из недр, переработано и продано за рубеж.

Население стремительно деградирует. Квалификация рабочей силы падает. Уровень образования падает, хотя остатки образованности – это последнее, что обеспечивает нам место в клубе развитых стран. Если по всем показателям «давосского рейтинга» из 59 государств мы находимся на 58 месте (Украина занимает последнее, 59 место), то по уровню образованности мы держимся пока в середине. До перестройки мы были в начале списка.

Образование – это единственная из социальных отраслей, непосредственно формирующих экономический рост. На образование бюджет расходует около десяти миллиардов долларов ежегодно, то есть половину от тех двадцати миллиардов долларов, которые остаются после расходов бюджета на оборону и внешний долг. Школа должна выполнять свою главную задачу – учить людей думать и учить их учиться, давая лишь фундамент из систематических сведений и методов в области некоторой группы наук. Но детей загружают информацией, но не учат рассуждать. Нынешняя школа штампует невежд, имеющих искажённое представление о мире и не имеющим никаких представлений о том обществе, в котором им предстоит жить.

Что касается высшего образования. Сорок процентов специалистов, которых сейчас готовят вузы, техникумы, профтехучилища, имеют нулевой рынок труда. Главные зоны подготовки в никуда – многочисленные педагогические, медицинские, сельскохозяйственные вузы, что составляет шестьдесят процентов всех государственных вузов. Больше половины многочисленных выпускников многочисленных факультетов экономики, права и менеджмента не имеют необходимой квалификации. Доверять им что-либо ответственное просто нельзя.

Неутешительные выводы

Авторы Национального доклада, похоже, сами испугались того, что написали на пятистах страницах. Они логически пришли к самым неутешительным выводам. Власть судорожно барахтается в полумерах. Затеянная административная реформа напоминает басню Крылова «Квартет». Попытки отнять природную ренту заранее обречены на провал, также как и ввести так называемое «разумное» налогообложение. То есть ввести можно, но это ничего не даст – пустые хлопоты. Затеи эти не оправдают вложенных в их осуществление средств.

Можно пересажать олигархов, пишут докладчики, можно деприватизировать предприятия и целые отрасли. Из крупных предпринимателей можно выжать полтора-два миллиарда долларов наличных денег. Если их сажать в тюрьму, как при военном коммунизме или после НЭПа, сумму можно удвоить. Но в масштабах страны это – копейки. Отняв сырьевые отрасли обратно, государство опять проявит себя как неэффективный собственник. Истинную картину состояния общества продемонстрировали выборы в Думу и президента. Россияне абсолютно индифферентно относятся и к законам, и к власти. Все ветви власти сами по себе, народ сам по себе. Как вернуть народу пассионарность – это никому не известно. Народ смирился с бедностью – в противном случае он бы или бунтовал, или разбегался из страны в поисках лучшей доли. Правда, если принять во внимание влияние циклической солнечной активности, то лет через пять-шесть в массах может начаться брожение умов и идей, а ещё через два-три года это выльется в обычный русский бунт с очередным переделом собствености и бессмысленным кровопролитием.

Это действительно системный кризис. Естественно, делают заключительный вывод авторы, никому во власти не под силу взвалить на себя историческую ответственность, таких фигур на политическом небосклоне нет, и, стало быть, мер никаких принято не будет и кризис неумолимо превратится в катастрофу. Идет замещение одной цивилизации другой. Если народ не родит вождя, который возникнет как бы ниоткуда, вроде Наполеона Бонапарта, то стагнация превратится в неумолимую деградацию как непосредственно этноса, так и всех государственных институтов. В принципе, это обычный и объективный исторический процесс – на смену одному народу приходят другие. Главное, предупреждает нас Национальный доклад, чтоб по возможности мы избежали серьёзных социальных потрясений с кровопролитием. Если кое-что будет сделано, чём говорилось в докладе, напоследок ободряют читателей аналитики, то Россия – в её нынешнем смысле - может вполне сносно дожить свой век.

Наверх
Знаком '+' отмечены подразделы,
а '=>' - перекрестные ссылки между разделами
B.gif


B.gif