Павел Бородин: Здесь тюрьма, а не курорт

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Павел Бородин: Здесь тюрьма, а не курорт

"Госсекретарь Союза России и Белоруссии Павел Бородин уже больше полутора месяцев находится под арестом в США. Судебные слушания по вопросу его экстрадиции в Швейцарию назначены на 2 апреля. С тех пор как 17 января 2001 года в нью-йоркском аэропорту им. Кеннеди на него надели наручники, госсекретарь воздерживался от общения с прессой. Свое первое интервью из федеральной Бруклинской тюрьмы Павел Бородин дал корреспонденту "Известий" Григорию Пунанову.

- Павел Павлович, чего вы ожидаете от предстоящего судебного процесса, назначенного на начало апреля? 
- Ожидаю непредвзятого разбирательства и справедливого решения. Пока, во всяком случае, мне не в чем упрекнуть американцев: при задержании представители ФБР четко объяснили мне, что правоохранительные органы США ко мне никаких претензий не имеют, задержание произведено по представлению из Швейцарии. 
- Вы не раз заявляли, что ваш арест является политическим. Почему вы считаете, что американцы были заинтересованы в этом аресте? И в чем политический интерес Швейцарии? 
- Мне не хотелось бы переходить в область домыслов и выдвигать политические обвинения. Я считаю очевидной политическую подоплеку этого дела. Судите сами: официальное лицо получает приглашение на официальное мероприятие, а по прибытии в страну сразу попадает под арест. Это политика или нет? Далее: я никогда не получал предложения приехать в Швейцарию и побеседовать с прокурором на интересующую его тему, зато был выдан какой-то опереточный мандат на привод. Спрашивается, зачем? Чтобы докопаться до истины или скомпрометировать политического деятеля и то государство, которое он представляет? Видимо, кому-то очень не нравится, что Беларусь и Россия пошли на сближение, кто-то хочет видеть на постсоветском пространстве разруху и раздробленные "феодальные" княжества. Разве это не политика? 
- Вы находитесь в тюрьме уже больше месяца. Как вы себя чувствуете? 
- Физически - нормально, а морально мне, как и любому человеку, находиться в заключении тяжело. 
- Чем вы занимаетесь? Как часто звоните домой? 
- Много читаю, книг здесь достаточно. Долго совместно проработал с Анатолием Приставкиным, с удовольствием прочитал еще две его книги. Читаю Марка Алданова, Валентина Пикуля, Эдварда Радзинского, Виктора Суворова... История, история и еще раз история. Читаю примерно 400-500 страниц в день. На работу звоню каждый день, так что в курсе всех рабочих дел, разговоры с домашними - тоже каждый день, примерно 30-40 минут. Еще играю в баскетбол, правда, один, зато каждый раз 30-50 попаданий в кольцо. 
- Обеспечены ли вы всем необходимым? 
- Если вы имеете в виду бытовые условия, то да. Я уже заявлял и могу еще раз повторить: никаких претензий по условиям содержания у меня нет. 
- Есть ли какие-то ограничения в общении с внешним миром? 
- Естественно, а как вы думаете? Это же тюрьма, а не курорт. Мое общение с внешним миром четко регламентировано тюремными правилами: я могу общаться с адвокатами, разговаривать по телефону, у меня есть телевизор, радио. Вот, пожалуй, и все. 
- Какие отношения сложились у вас с другими заключенными? Есть ли среди них наши соотечественники? 
- У меня нет возможности поддерживать отношения с другими заключенными, поэтому на вопрос, есть ли среди них наши соотечественники, ответить не могу - не знаю. 
- Вы много раз отвергали обвинения, выдвинутые против вас прокуратурой кантона Женевы. Сейчас в суд передан 60-страничный документ с описанием тех преступлений, которые вы якобы совершили. Вы можете прокомментировать факты, которые там изложены? 
- Комментировать я буду в суде, поэтому пока ваш вопрос останется без ответа. Что же касается существа дела, то, как вы упомянули, я действительно уже неоднократно заявлял, что абсолютно невиновен, что все это дело - дутое, а его подоплека - политическая. 
- Недавно судебная палата Женевы повторно разблокировала счета "Меркаты Трейдинг". Как, по вашему мнению, это может отразиться на вашей судьбе? 
- Полагаю, это ясно и так: женевская прокуратура на самом деле не имеет никаких оснований ни на блокировку счетов "Меркаты", ни на мой арест. Выводы можете сделать сами. 
- До сих пор точно не известно, кто и зачем пригласил вас в США. Знакомы ли вы с господином Джеймсом Винсентом Зенгой, подпись которого стоит под приглашением, от которого он после вашего ареста отказался? 
- Приглашение, по которому я поехал в США, было абсолютно официальным: фирмы, принимавшие активное участие в избирательной кампании, согласно установившейся традиции и правилам, имеют право такие приглашения посылать, кроме участия в инаугурации президента. На время моего визита был запланирован целый ряд переговоров по интересным инвестиционным проектам Союзного государства России и Беларуси. Речь шла, в частности, об организации транспортного коридора Европа-Беларусь-Россия-Юго-Восточная Азия. Также должны были обсуждаться совместные проекты в области телекоммуникаций (а это то, чем занимается фирма Джеймса Зенги) и еще целый ряд инвестиционных проектов с другими фирмами США. Некоторые переговоры, например о строительстве Парламентского центра в России, мы ведем с американцами давно. Что же касается сегодняшней позиции Зенги, то это просто политика. Приведу вам еще один интересный пример. Осенью 1999 года мне пришлось показывать Большой Кремлевский дворец генеральному прокурору США Джанет Рино. Она восхищалась великолепием отделки залов и в каждом просила меня сфотографироваться с ней. Я тогда пошутил: "Госпожа Рино, я же главный коррупционер России, вы - главный борец с коррупцией в Америке, и вдруг - совместное фото". Она рассмеялась и сказала: "Кроме бреда из Швейцарии, я о вас ничего плохого не читала, с вами можно и сфотографироваться". 
- Созванивались ли вы или кто-то из ваших помощников с принимающей стороной перед этой поездкой? 
- Конечно, у меня был подробный план пребывания в США. 
- Обращались ли вы за дипломатической визой в посольство США? Или воспользовались обычной многократной визой, которая уже стояла у вас в общегражданском загранпаспорте? 
- МИД России обратился в посольство США за дипломатической визой, так как я ехал с официальным визитом. Все переговоры вел департамент МИД России (имеется в виду департамент США и Канады. - Ред.), я же лично разговаривал с руководителем департамента Владимиром Ираклиевичем Чхиквишвили. Он позвонил мне на мобильный телефон за 10 минут до вылета и рекомендовал в связи с задержкой получения дипломатической визы лететь по общегражданскому паспорту с имеющейся там многократной визой. 
- О том, что Швейцария выдала международную санкцию на ваш арест, было известно еще в январе 2000 года. Тем не менее вы поехали в США. Консультировались ли вы с кем-нибудь перед этой поездкой - с юристами или с дипломатами? 
- Я знал только из газет, что есть мандат на принудительный привод, а не ордер на арест, что подразумевает задержание для допроса не дольше чем на 48 часов. Об этом, кстати, было сказано в правовом заключении о законности моего задержания, сделанном господином Рулье - бывшим судьей Федерального суда Швейцарии. Мандат на принудительный привод не позволяет судье требовать ареста, а тем более - экстрадиции. 
- В Москве ходят слухи о том, что президент Владимир Путин отказался от дальнейшей борьбы за ваше освобождение. Так ли это? Чувствуете ли вы сейчас его поддержку? 
- Не стоит верить слухам, а тем более, как бы обсуждая, их распространять. Я, во-первых, очень благодарен и признателен всем простым людям, поддерживающим меня. Я очень благодарен и президенту России, и президенту Белоруссии за поддержку. На мой взгляд, Россия делает все возможное, чтобы ускорить мое освобождение. Знаете, как говорится, делай, что должно, и будь, что будет. 
- Недавно вы сменили адвоката. Теперь вместо Раймонда Левитиса вас защищает Барри Кингхем. Чем вызвана эта замена? 
- Видите ли, адвокат не имеет права обсуждать с кем-либо то, что скажет ему подзащитный. Я считаю, что и с моей стороны будет неэтично обсуждать наши отношения. 
- Если суд откажет Швейцарии в экстрадиции, готовы ли вы добровольно приехать туда для дачи показаний? 
- На этот вопрос я уже тоже не раз отвечал: да, готов. 
- Считаете ли вы свой арест исключительно своей личной проблемой или же рассматриваете его в контексте политики Запада по отношению ко всей России? 
- Поскольку я являюсь лицом официальным, это по определению не может быть просто моей личной проблемой. Однако я не стал бы так линейно экстраполировать данную ситуацию на связи России с Западом вообще. Это, скорее, отражение одной из тенденций и, одновременно, проба сил: а ну как Россия пойдет на поводу? Да только не выйдет: Россия была и остается великой державой, как бы ни хотелось некоторым силам выставить ее в ином свете. 
- Считаете ли вы эффективными и достаточными те действия руководства России, которые сейчас предпринимаются для политического урегулирования вашего дела? 
- Достаточными - да, эффективными - это будет видно со временем. Поясню: руководство России делает все возможное, позиция России однозначна, но вопрос будет решаться судом, а потом уже политиками. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации