Павел Крупник и Михаил Слиозберг уделывают авторитетный Петербург

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© solomin, origindate::19.05.2009

Павел Крупник и Михаил Слиозберг уделывают авторитетный Петербург

Новые криминальные фавориты Смольного

Антон Решетников

В Москве начался процесс над одним из самых известных «авторитетных предпринимателей» Петербурга Владимиром Кумариным (Барсуковым). Напомним, что два года назад в северной столице было в одночасье разгромлено четыре «рейдерские группировки». Это позволило городским властям заявить о том что с рейдерством в городе покончено. Однако некоторым рейдерским «звездам» удалось не только избежать ареста, но и даже укрепить свои позиции.

В результате бурной деятельности силовиков в 2007 году за решеткой оказались десятки «захватчиков». Арестованы были и три рейдерских лидера: Андрей Леухин, Вячеслав Дроков ну и разумеется Владимир Кумарин. Спастись каким-то непонятным образом удалось лишь одному, главе четвертой группировки Михаилу Слиозбергу. Он очень вовремя убыл в Израиль.

С 2007 года предприниматель объявлен в международный розыск. Хотя его местонахождение известно - господин Слиозберг, похоже, чувствует себя вполне уверенно на земле обетованной. Он дает интервью питерским СМИ, называет Владимира Барсукова «памятником», иронично комментируя злоключения менее удачливых питерских авторитетов. По слухам он даже умудряется время от времени приезжать в Россию и сопредельные страны. По поддельным документам разумеется.

Впрочем, подобный способ бегства от следствия можно уже назвать традиционным для России. И можно было бы лишь позавидовать чутью Слиозберга, сумевшего вовремя почувствовать опасность. Однако, похоже, дело тут не только в интуиции «рейдера». Такие подозрения вызывает судьба главного партнера господина Слиозберга – Павла Крупника. Он никуда не бежал, и вообще похоже не испытывает никаких тревог. Назначенный в июле 2008 года советником вице-губернатора Аллы Маниловой, он контролирует рынок наружной рекламы в Петербурге.

Фантастическая «удачливость» дуэта Слиозберг - Крупник легко объясняется если пристально изучить биографию авторитетных предпринимателей.

Акулята на рынке

Творческий тандем Слиозберг - Крупник сложился в начале 90-х. Как познакомились и подружились наши герои, история умалчивает. Впрочем, это было несложно - ровесники, они оба выросли в Купчино (южная окраина Петербурга), жили по соседству. Достоверно известно, что 19-летние Слиозберг и Крупник в 1992 году учредили первый совместный бизнес, и в течение трех лет зарегистрировали еще несколько компаний. С тех пор всюду, где бы не появлялся Слиозберг (он же Миша Купчинский), рядом маячил Крупник (он же Паштет) и наоборот.

Справка:
ООО "Конкурент". Зарегистрировано в 1992 году. Руководитель - Крупник Павел Анатольевич.
ТОО "Ханума". Зарегистрировано в 1995 году.
ТОО "Рубин". Зарегистрировано в 1992 году.
АОЗТ "Оптимум". Зарегистрировано в 1993 году. Руководитель - Слиозберг Михаил Леонидович.
Во всех этих компаниях соучредителями выступают Михаил Слиозберг и Павел Крупник.

О начале трудового пути Павла Анатольевича Крупника известно мало. Куда лучше изучена биография Михаила Леонидовича Слиозберга. Ему 36 лет. Отец - бизнесмен, генеральный директор ЗАО «ЛЭР Электросервис» и компании «Петербургский энергетик». Михаил Слиозберг учился несколько лет в институте легкой промышленности, в финансово-экономическом институте, имеет юридическое образование (закончил юрфак СПбГУ). Но не смог защитить диплом по причине срочного выезда за рубеж летом 2007 года.

Уже в начале 90-х Слиозберг приобрел известность как бригадир так называемой «акуловской» ОПГ, которую возглавлял известный в Петербурге авторитет Александр Анисимов (за жесткий характер получивший прозвище Акула). В свое время Анисимов контролировал весь юг города, а Слиозберга многие называли «финансовым мозгом» группировки. По данным правоохранительных органов, Миша Купчинский в группировке Акулы в частности отвечал за сбор дани с торговцев на Звездном рынке.

В 1998 году Анисимова арестовали, а в 2001 приговорили к 8,5 годам лишения свободы за вымогательство и похищение человека. Миша Купчинский автоматически стал главным наследником хозяйства Акулы. В частности он получил под свой контроль рынок «Звездный».

Рейдерский поход

Однако в 2002 году Михаила Слиозберга начали выдавливать с рынка стурктуры связанные с «силовиками». Противостоять им Миша Купчинский не мог. Лишившись доходов с рынка, он стал заниматься недвижимостью и всем, что с ней связано: он скупал по дешевке землю и перепродавал ее в 7-10 раз дороже. Ловко используя свои связи в некоторых областных муниципальных образованиях получал документы о якобы незаконном использовании земли некоторыми фирмами и предпринимателями и «наезжал» на них, оставляя в покое лишь после получения солидных откупных. Иногда и просто «вышибал» людей с приглянувшегося участка. Не брезговал и откровенными «кидками». На одном из таких Миша и погорел, когда затронул интересы РАО ЕЭС.

В марте 2005 года перед офисом банка "Санкт-Петербург" (весьма символично, о связях Миши Купчинского с банком см. ниже) на Староневском проспекте сотрудники УБОП задержали Михаила Слиозберга. При личном досмотре у него изъяли крупную сумму денег. По слухам он собирался уехать в Москву, а оттуда - за границу. Впрочем, через два дня Слиозберг уже был на свободе - суд счел недостаточными представленными милицией основания для его ареста и отпустил его под подписку о невыезде.

Основанием для задержания Слиозберга стало уголовное дело по статьям Уголовного кодекса РФ: 159, часть 3, пункты "а" и "б" ("Мошенничество, совершенное организованной группой, в крупном размере") и 174.1, часть 4 ("Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления", в крупном размере, в составе организованной группы).

По версии следствия Слиозберг захватил контроль над дочерним предприятием РАО ЕЭС ОАО «Севзапэнергосетьпроект». Вместе с директором они продали подставным лицам по ценам, заниженным в 4-5 раз, более 1000 квадратных метров недвижимости ОАО - в здании по адресу Невский пр., 111/3. Однако «увести» здание не получилось. Мошенничество вскрылось и после проверок проведенных в РАО ЕЭС, энергетическая компания обратилось в УБОП. Пришлось напрячь все связи для того, чтобы дело было прекращено – энергетики жаждали крови кинувшего их авторитета. Впрочем это не остановило Мишу Купчинского.

В 2007 году в разгар рейдерских арестов Мише Купчинскому заочно были предъявлены обвинения по трем статьям уголовного кодекса РФ: организация преступного сообщества, мошенничество и отмывание преступных доходов. По данным СМИ, в "деле Слиозберга" фигурировало 20 захваченных фирм с активами в 600 млн. рублей.

Сегодня по данным правоохранительных органов в активе Мише Купчинского значится четыре захваченных объекта: Магазин «Фарфор. Хрусталь», ООО "Фрунзенский плодоовощной комбинат", уже упомянутое ОАО «Севзапэнергосетьпроект» и ОАО «Арсенал» (складские помещения, ж.д. ветка).

Но вернемся к «Паштету». До поры именно Слиозберг был главным «ньюсмейкером» в их дуэте с Крупником, чье имя лишь время от времени всплывало в связи с той или иной махинацией неугомонного Миши Купчинского. Так, например, упоминался он в истории с аферой со страховой компанией ЗАО СК «Доверие» в конце 90-х. Вкратце схема была такова: Михаил Слиозберг организовал так, что все торгующие на «Звездном» страховались в «Доверии» и платили туда страховые взносы. Потом он выдавал руководителю компании списки людей, у которых якобы наступал страховой случай и они получали возмещение. Таким образом, расхищался страховой фонд компании, а по сути, осуществлялся сбор дани со всех торгующих на рынке. Среди тех, кто неоднократно получал страховые выплаты значится Павел Крупник. Дело было в свое время замято, а в 2004 году «Доверие» лишилось лицензии.

Хождение во власть

После ареста и последующего приговора Акуле Слиозберг и Крупник очень быстро осознали, что никакой авторитет и даже деньги не заменят главного ресурса в нашей стране – близости к власть имущим. Это и самая надежная защита и безграничный источник доходов.

Уже очень скоро о Слиозберге говорили как бизнесмене, располагающем обширными связями среди чиновников городской и районных администраций, депутатов Законодательного Собрания, сотрудников правоохранительных органов.

Разумеется, целью партнеров всегда была постановка под свой контроль бюджетных денег или получение иных материальных преференций. Так известно, что партнеры активно «окучивали» Комитет по культуре, пытаясь организовать в своих интересах приватизацию кинотеатров находящих в госсобственности.

Следующий заход делался на Комитет по соцзащите: партнеры по некоторым данным пытались реализовать банальную откатную схему – назначить своего человека в комитет, а потом собирать с частных компаний дань, за гарантию выигрыша тендеров по госзаказам.

По слухам, главным ресурсом роста влияния партнеров стало тесное знакомство Миши Купчинского с Александром Савельевым, главой банка «Санкт-Петербург», именно того возле которого Слиозберга и взяли в 2005-м. Этот банк злые языки уже давно называют «кошельком губернаторской семьи». Действительно Александр Савельев – давний друг Валентины Матвиенко, ну а сын губернатора и акционером банка был и работал в нем же. Вероятно, через банкира и состоялось знакомства наших героев с губернаторским сыном. Не случайно в среде теневого бизнеса отмечали, что именно с момента воцарения в петербургской мэрии Валентины Ивановны тандем Слиозберг - Крупник стал резко наращивать свое влияние. Связь с главной семьей Петербурга открывала многие двери и позволяла до поры чувствовать себя в безопасности.

Но знакомства и связи в качестве документа не представишь. И если Миша Купчинский так и остался «бизнесменом», что его, в конечном счете и сгубило, то Паштет начал обрастать официальными должностями и почетными корочками.

Начал он в 2002 году со скромной должности помощника местного депутата Виталия Мартыненко. Сегодня этот депутат от «Единой России» возглавляет казачество в Петербурге и на Северо-Западе. По слухам новоявленный советник имел на своего начальника безграничное влияние. Скорее всего такое влияние было связано с тем, что деньги на выборы депутат получал от нашего дуэта.

Кошельки партии

В 2003 году партнеры попытались запихнуть «своего» депутата в предвыборный штаб Валентины Матвиенко, а чуть позже придумали схему, крепко связавшую их с питерской «Единой Россией». Павел Крупник встал во главе весьма необычной организации «СП Российский Общественный Фонд поддержки Всероссийской политической партии «Единая Россия». Идея с фондом стала для Крупника - Слиозберга настоящим золотым дном.

Фонд регулярно получал на свой расчётный счёт крупные суммы и некие «добровольные взносы» от различных коммерческих структур. Порой весьма сомнительных. В 2005 году таких «добровольных взносов» в фонд поступило на сумму 18 635 080,70 рублей. Темпы поступления средств в 2006 году не уменьшились: в январе поступило 283 440,85 рублей; в феврале 685 221,00 рублей.

Согласно легенде изложенной в питерских интернет-СМИ назначение Крупника состоялось с помощью папы сожительницы Слиозберга. Папа как-то обмолвился, что давно дружит с вице-спикером Государственной думы, «единороссом» Юрием Волковым. На что господин Слиозберг якобы предложил потенциальному тестю пристроить хорошего парня по фамилии Крупник на должность руководителя «единороссовского» фонда. Потенциальный тесть не смог отказать будущему зятю и лично поручился перед Волковым в кристальной чистоте Павла. Очень скоро Слиозберг с Крупником инициировали конфликтную ситуацию с папой сожительницы и полностью прибрали фонд к своим рукам. По сути предприимчивые Крупник и Слиозберг приватизировали «единороссовский общак», приобретя таким образом гигантское влияние на партийных функционеров, в частности спикера городского парламента Вадима Тюльпанова.

Мутная история деятельности данного фонда всплыла спустя четыре года -в 2007-м, когда в разгар острейшей борьбы между «Единой» и «Справедливой» Россиями свет увидел [page_20192.htm поддельный выпуск газеты выпускаемой Смольным «Петербургский дневник»]. В публикации «Грязные закрома Единой России» излагалась более чем любопытная фактура. Не случайно данный текст получил широкое распространение в различных интернет-изданиях.

Скандальные разоблачения вполне вероятно помешали Павлу Крупнику стать депутатом петербургского парламента. А потом начались рейдерские аресты. Слиозберг срочно покинул Петербург.

Казалось бы, пришел конец предприимчивому дуэту и следом за Слиозбергом в бега скоро подастся и его партнер. Ведь по слухам, например, в истории с «Фрунзенским плодоовощным комбинатом» Павел Анатольевич засветился по полной программе – через цепочку продаж украденный комбинат был заведен на упомянутую компанию «Конкурент» и лично на Крупника. Ну и потом о связке Слиозберг - Крупник было известно всему авторитетному миру Петербурга. Но не тут-то было.

Неожиданно для многих Павел Крупник получил новую должность, причем в Смольном. Он стал штатным советником свеженазначенного вице-губернатора петербургской мэрии Аллы Маниловой. Как заявила сама вице-губернатора Павел Крупник, с которым ранее она активно взаимодействовала в период предвыборных кампаний "Единой России" (в том числе и по вопросам наружной рекламы), должен координировать действия отвечающих за рекламу чиновников комитета по печати и подведомственных ему структур - ГУ "Городская реклама и информация" (ГРИИ) и ГУП "Городской центр размещения рекламы" (ГЦРР). Это назначение было тем более удивительным еще и в связи с тем, что «Паштет» до этого времени был также далек от рекламного рынка, как пустыня Сахара от Марианской впадины: за всю свою трудовую биографию он ни разу не сталкивался с данной отраслью.

В связи с этим, большинство наблюдателей расценило это не как рациональное кадровое решение, а знак покровительства со стороны Смольного к предпринимателю. Должность советника расценили как очевидно временную, до тех пор, пока не освободится что-нибудь более значимое. Дожидаясь своего часа, господин Крупник занимается привычным для него с авторитетных времен делом – обходит рекламные фирмы и собирает дань. Понятное дело, а то ведь какая может быть координация без «добровольных пожертвований», никакой – дезорганизованность да и только.

На днях Павел Крупник сделал еще один шажок к вожделенному депутатскому кресла. Депутат-единоросс Терентий Мещеряков 28 апреля стал главой Фрунзенского района (того самого где выросли Крупник и Слиозберг) и освободил депутатское кресло. Его мандат замещен следующей по списку «единороссов» муниципальной депутатшей Евгенией Семеновой. За ней следует экс-депутат, глава Ассоциации строительно-промышленного комплекса Северо-запада Алексей Белоусов. И уж за ним - Павел Крупник. По слухам единороссы обсуждают ряд вариантов перемещения действующих депутатов на административные посты в исполнительной власти Петербурга, которые позволят господину Крупнику получить депутатское кресло.

Так что будущее у вчерашнего Паштета выглядит вполне благополучным. Да и его израильский друг не горюет, он, как говорят, активно торгуется, пытаясь закрыть свое дело в обмен на дачу полезных показаний по делу Владимира Кумарина. Глядишь и воссоединится еще дуэт, с новыми силами начав «работу» в Петербурге, очищенном от старой криминальной гвардии.