Палач Риги Герберт Цукурс

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Палач Риги Герберт Цукурс Латвия чуть ли не на государственном уровне возродила один из официальных праздников гитлеровской Германии. Ежегодно 16 марта в этой прибалтийской республике проходят марши ветеранов Латышского легиона СС. Поэтому будет не лишним рассказать сегодняшнему поколению, кем в действительности являлись те люди (точнее - "нелюди"), за какие "идеалы" они сражались под гитлеровскими знаменами. Один из них - Герберт Цукурс. Известно, что этот человек во время своей "обычной" работы палача кричал: "Дайте мне напиться крови". Теперь же его имя всячески героизируется. Так, усилиями ультраправого объединения Nacionala speka savieniba в Латвии появились конверты с изображением этого нацистского преступника. А летом прошлого года в Лиепае - на родине "героя" - прошла выставка, посвященная "жизненному пути" Герберта Цукурса. В Латвии пытаются сформировать положительный образ Г. Цукурса.

"Вторая мировая война, беспрецедентная по жертвам среди гражданского населения и солдат воевавших государств, разрушениям и уничтожению индустриальных и культурных ценностей, надругательству над вековыми традициями мирной жизни большинства жителей планеты, давно позади. Все мировое сообщество вынесло окончательный вердикт относительно того, кто являлся агрессором, а кто жертвой. Международный Нюрнбергский трибунал признал преступными действия лиц, служивших в СС, СД и гестапо и возложил на них главную ответственность за геноцид в отношении целых народов, причем не только стран антигитлеровской коалиции, но и своих народов, попавших под пяту гитлеризма. Трибунал также включил в СС членов "Ваффен-СС" (войск СС) и членов любого рода полицейских служб, подчеркнув, что "невозможно выделить какую-либо часть СС, которая не принимала бы участия в этой преступной деятельности". Отдельно Трибунал выделил деятельность дивизий СС, указав, что "дивизии войск СС ответственны за множество убийств и зверств на оккупированных территориях...". Однако на протяжении 60 лет идет правовая, идеологическая и психологическая борьба по поводу того, как относиться к фашизму, к вождям Третьего рейха. А также к лицам, связавшим свою жизнь с борьбой против "неарийских народов", к организациям, внесшим наибольший вклад в реализацию бредовых идей по превращению цыган, евреев, славян в лагерную пыль. Вызывает удивление, что демократическая Европа спокойно взирает на вопиющие события, которые происходят в некоторых странах Балтии. Так, например, Латвия чуть ли не на государственном уровне возродила один из официальных праздников гитлеровской Германии. 16 марта в этой прибалтийской республике проходят марши ветеранов Латышского легиона СС. Хотя всем известно: этот день в Третьем рейхе вначале отмечали как День павших героев, а позднее - День военной свободы... Так в честь кого проводят свои марши бывшие легионеры? "КОМАНДА АРАЙСА" Особой жестокостью среди добровольческих формирований СС отличалась латышская "Вспомогательная полиция безопасности" ("Дрошибас полиция"), заслужившая кровавое прозвище "латышское СД". В историю это формирование также вошло под названием "команда Арайса", по имени ее организатора - майора латвийской армии Виктора Арайса, перешедшего на службу к гитлеровским оккупантам. Команда Арайса комплектовалась исключительно добровольцами. Сначала ее участники носили форму латвийской армии. В качестве отличительного знака, чтобы их не путали с шуцманами (латышскими полицейскими), арайсовцы носили на рукаве зеленую повязку, на которой был изображен череп с перекрещенными костями и надписью "Полиция безопасности" на латышском и немецком языках. Но вскоре своей беспримерной жестокостью они оправдали "доверие" оккупантов и были обмундированы по образцу германской армии. В архивных документах сохранились многочисленные свидетельства преступлений, совершенных арайсовцами в годы Великой Отечественной войны. В этом плане показательна "Справка по команде Арайса - "латышском отделе службы безопасности СД", составленная МГБ Латвийской ССР и датированная 11 октября 1946 г.: С первых дней оккупации немецко-фашистскими войсками территории Латв[ийской] ССР для проведения арестов и расстрелов советских активистов и лиц еврейской национальности в Риге по поручению начальника 3 отдела СД - немецкого генерала ШТАЛЕКЕРА бывшим юристом АРАЙСОМ Виктором был создан карательный отряд, который получил известность как "команда АРАЙСА". Штаб команды под названием "Латышский отряд службы безопасности СД" расположился в здании офицерской школы бывшей латвийской армии в Риге. Команда была укомплектована исключительно добровольцами, в основном из махровых фашистов, бывших офицеров латвийской буржуазной армии, корпорантов и мелкобуржуазных элементов, объединенных ненавистью ко всему советскому. Имея широчайшие полномочия, "команда" стала наводить страх и ужас на советских людей беспримерными жестокостями и зверствами. Они говорили: "Там, где команда Арайса побывала, трава не растет". Сам АРАЙС и один из его ближайших помощников, бывший капитан латвийской армии ЦУКУРС развивали у сотрудников команды звериные инстинкты: часто хватали младенцев арестованных советских граждан и на виду у всех у себя на груди разрывали их. Убийства стариков и детей, насилия над девушками происходили на глазах обезумевших матерей, но для арайсовцев такая казнь была долгом чести и источником славы. Каждый из сотрудников команды соревновался в количестве совершенных им арестов и убийств, изысканности пыток своих жертв. С августа месяца 1941 г. почти поголовно все участники команды Арайса стали принимать участие в организации и проведении расстрелов евреев в Латвии и других странах Прибалтики. При этом было уничтожено свыше 100 000 человек. Диким пыткам и издевательствам арайсовцы подвергали ограбленных и раздетых донага людей во время этих "акций". С осени 1942 г. из числа сотрудников команды Арайса началось формирование отрядов для проведения жестоких карательных экспедиций на территории Белоруссии, Польши... В Минске под руководством офицера команды Арайса - Скамберга уничтожали в душегубках еврейское население гетто. Здесь зверства, проводимые арайсовцами под руководством Турка, стали настолько вопиющими, что даже немцы были вынуждены отозвать последнего из Минска. На оккупированной немцами территории деятельность арайсовцев характеризуется массовыми безрассудными расстрелами, сжиганием живьем людей в поджигаемых ими советских деревнях. Накануне капитуляции из числа отступивших в Курляндию отрядов Арайса были сформированы для последующей деятельности в советских условиях диверсионно-террористические группы "СС-Ягдфербанд" - "Лесные кошки". До капитуляции участники команды Арайса проводили в Курляндии карательные мероприятия против советских партизан, аресты и расстрелы, а также охрану заключенных и переправку их в Германию. За время существования команды Арайса в нее вливались окончательно морально разложившиеся преступники, кровожадность которых не имела границ. Многих команда Арайса привлекала возможностью безнаказанно грабить свои жертвы, насиловать женщин и "искупать" ранее совершенные ими перед немцами "проступки". Все они были осведомлены о чинимых командой зверствах и преступлениях. Многие из них открыто рассказывали о массовых убийствах, в которых принимали участие. Сотрудник команды Арайса - Эриньш кичился тем, что лично расстрелял 2500 человек...". О Герберте Цукурсе, который во время "акций" обычно кричал: "Дайте мне напиться крови", - пойдет речь в нашем рассказе. КОНЕЦ ПАЛАЧА Вот некоторые эпизоды из биографии этого новоявленного латышского "героя". Итак, Цукурс Герберт Янович (1900-1965) - один из главных палачей Латвии, "сотрудник команды Арайса", гауптштурмфюрер СС. Уроженец Лиепаи, латыш. В сентябре 1921 г. командирован в авиационное училище, которое окончил в декабре 1922 г., получил звание лейтенант. В ноябре 1924 г. демобилизован из латвийской армии. В январе 1925 г. повторно призван на службу. В 1927 г. из армии уволен "до особого распоряжения", в 1934 г. вновь призван на службу в авиационный полк с присвоением звания капитан. Совершил перелеты Рига-Токио и Латвия-Гамбия. В 1937-1939 гг. учился на механическом факультете Рижского университета. В начале оккупации поступил на службу в команду Арайса, где первое время был начальником гаража и оружейного склада, а затем командовал батальоном. Являлся одним из организаторов рижского гетто в июле-августе 1941 г. и лично принимал участие в массовом расстреле евреев в Бикерниекском лесу. Особенно Цукурс "отметился" убийствами еврейских детей, за что в Риге его прозвали "палачом евреев". С мая по август 1942 г. организовывал и руководил карательными операциями против партизан в районе ст. Насва Великолукской области. Принимал активное участие в карательных операциях против партизан и гражданского населения в Белоруссии. Над задержанными партизанами учинял зверские расправы. За время операций батальоном было сожжено 15 деревень и расстреляно 40 советских партизан. В 1944 г. командовал полицейским батальоном. Агент германского разведоргана "Цеппелин". В 1944-1945 гг. использовался в качестве пилота по заброске агентуры в тыл Красной Армии. После войны как нацистский преступник был объявлен МГБ СССР во всесоюзный розыск. В 1945-1946 гг. предположительно находился в Швеции, а затем выехал в Бразилию. Одно время проживал по адресу: г. Сан-Пауло, Ривьера, ул. Инерлагос, 5. В Бразилии Цукурс, как считается, на награбленные у своих жертв деньги открыл небольшой бизнес - организовывал для туристов увеселительные прогулки на гидросамолетах по девственным лесам Амазонки (по другим данным, это "предприятие" использовалось для переправки нацистских преступников в глубь страны). Но спокойно жить в этой латиноамериканской стране гитлеровскому палачу не дали. Конфедерация еврейских общин Рио-де-Жанейро выследила Цукурса и потребовала от министра юстиции Бразилии предать суду фашистского палача, виновного в гибели 32 тысяч евреев в рижском гетто. Это обращение было поддержано всеми демократическими организациями Бразилии. Так как СССР в то время не имел дипломатических отношений с Бразилией, то через посольство Польской Народной Республики советское правительство поставило вопрос о выдаче Цукурса: Но бразильские власти оставили обращение о депортации нацистского преступника без удовлетворения. После того как в 1960 г. израильские спецслужбы выкрали из Аргентины другого нацистского палача - А. Эйхмана, обнаглевший "рижский палач" обратился к властям Бразилии с просьбой обеспечить ему личную безопасность. При этом Цукурс утверждал, что в уничтожении мирных граждан он никакого участия не принимал, а публикуемые обвинения в его адрес инспирируются коммунистами и исходят из Советского Союза. Бразильские власти чутко отнеслись к просьбе палача Риги и: выделили Цукурсу для охраны двух полицейских. Советские воины-освободители теперь считаются в Риге оккупантами. Фотоархив ВПК Но после этого события Цукурс попал под "обстрел" прессы. 10 сентября журнал Manchete (Рио-де-Жанейро) опубликовал статью "Новые показания обвиняют Цукурса - рижского палача", в которой приведены показания очевидцев, рассказавших об участии Цукурса в расстрелах мирных граждан. Вот только один рассказ: "Мое имя Михаил Мирон. Я родился в Риге (Латвия) в 1908 году. Я служил в военно-морской авиации моей страны по призыву 1930 года. Герберт Цукурс был одним из наших офицеров, и поэтому я его знаю очень хорошо. В последних числах ноября 1941 года, во время оккупации Латвии нацистами, я проживал в районе, предназначенном для евреев. Тогда я узнал, что Цукурс служил во вспомогательной полиции, которая сотрудничала с немцами. Однажды вечером, когда я вместе с моей группой по работе вошел в гетто, я увидел его, сидящим на лошади. Он был в летной форме с пистолетом в руке и стрелял по евреям, которые были согнаны вместе". Американский журнал "Пэрейд" 13 ноября 1960 г. опубликовал фотоснимки Цукурса, охраняемого двумя бразильскими полицейскими, а также поместил статью корреспондента Джека Андерсона "Нацистский венный преступник в Южной Америке", рассказывающую о зверских преступлениях Цукурса. Статьи, разоблачающие преступления Цукурса, появились и в израильской прессе. Под давлением мирового общественного мнения президент Бразилии дал интервью, в котором сообщил, что Цукурсу не будет предоставлено бразильское гражданство. Но этим дело тогда и закончилось... 9 марта 1965 г. газета "Советская Латвия" вышла со статьей под красноречивым заголовком "Собаке - собачья смерть". В ней журналист Я. Янсон сообщил читателям, что недалеко от Монтевидео был обнаружен труп "видного нацистского военного преступника Герберта Цукурса, виновного в массовом уничтожении латвийских граждан". "В то время, когда лучшие сыны и дочери латышского народа с оружием в руках били врага, Цукурс принимал непосредственное участие в массовых расстрелах мирного населения в Бикерниекском лесу на окраине Риги, - напоминалось в публикации. - Так, он играл руководящую роль в уничтожении 32 тысяч евреев в Риге в 1941 году. Нельзя без содроганий читать показания свидетелей о диких расправах, устраиваемых Цукурсом над мирным населением. Он лично расстреливал женщин, стариков и детей. Для предателя не существовало ничего святого". 11 марта 1965 г. та же газета перепечатала заметку корреспондента ТАСС Е. Ельшова "Конец предателя", в которой были описаны обстоятельства смерти нацистского палача: "Смерть Цукурса произошла примерно 23 февраля в результате ударов металлическим предметом и выстрелов из пистолета. Таким образом, всякие сомнения в личности мертвого отпадают - это нацистский преступник Герберт Цукурс, повинный в массовых убийствах гражданского населения и скрывавшийся после окончания Второй мировой войны в Бразилии: Уругвайская полиция считает, что в убийстве Цуркуса замешаны пять человек, один из которых якобы является израильским дипломатом и что всем этим лицам удалось выехать из Уругвая. Здесь снова подтверждается вероятность гипотезы о планах похищения, суда и наказания Цукурса "в одной иностранной державе" (уругвайская газета "Плата" писала, что этими странами могут быть только две: Израиль или СССР): Местная печать продолжает публиковать материалы о преступлениях гитлеровских фашистов во время Второй мировой войны, а также различные версии о возможном местопребывании некоторых из них. Указывают, что майор Виктор Арайс, бывший "фюрер Латвии" и главная фигура нацистской организации "Перконкруст", скрывается в Бразилии или Аргентине. В Бразилии вместе с Цукурсом видели и другого военного преступника - начальника полиции города Риги во время гитлеровской оккупации Р. Штиглица". ДОСЬЕ КАРАТЕЛЯ Советские органы госбезопасности провели расследование злодеяний, совершенных Цукурсом, нашли и чудом оставшихся в живых свидетелей. Приведем выдержки из архивных документов, подтверждающих злодеяния, совершенные палачом Риги. Из показаний Бренциса Яниса Рейнисовича, 1915 года рождения, латыша, участника команды Арайса, от 3 марта 1947 г.: "Когда я 5 июля 1941 г. поступил в команду Арайса, то Цукурс уже находился в ней... В июле-августе 1941 г., когда я лично участвовал в массовом расстреле еврейского населения в Бикерниекском лесу, то среди руководителей расстрела видел и Цукурса, который тогда имел звание капитана: Кроме участия в Бикерниекском расстреле, Цукурс участвовал еще в 3-4 расстрелах: В мае м-це 1942 г. я был командирован на станцию Насва, когда я приехал туда, то был зачислен в батальон, которым тогда командовал Цукурс...". Другой участник команды Арайса, Пуриньш Роберт Эдуардович, 1910 года рождения, 2 марта 1948 г. на допросе показал: "Мне лично известно, что Цукурс в период немецкой оккупации служил в СД и команде Арайса. В команде Арайса я его встретил весной 1942 года, чин он имел гауптштурмфюрера, командовал батальоном в команде Арайса. В 1942 г. выезжал на советско-германский фронт в район ст. Насва... В составе батальона, которым командовал Цукурс, был и я. Находясь в карательной экспедиции в районе ст. Насва, Цукурс от всех солдат своего батальона требовал жестокого обращения с советскими гражданами. Батальон, которым командовал Цукурс, проводил карательные мероприятия против советских партизан. Я лично видел, как гауптштурмфюрер Цукурс производил сам расстрелы советских партизан. Мне также лично известно, что Цукурс возглавлял команду по охране еврейского гетто. Весной, перед отправкой в карательную экспедицию в район ст. Насва, Цукурс возглавлял и являлся прямым командиром батальона, который под его руководством производил массовое истребление советских граждан в Бикерниекском лесу. 23 апреля 1942 года Цукурс, а также в его батальоне служил и я, производил расстрелы в течение всего дня. На грузовых автомашинах без перерыва подвозили жертв, предназначенных к расстрелу, а затем у приготовленных ям расстреливали. Расстреливал ли в этот раз лично сам Цукурс, я не знаю, но в районе ст. Насва Цукурс лично сам расстреливал советских партизан - это я видел лично". Сохранились не только свидетельства сослуживцев Цукурса, но и его жертв, спасшихся от кровавого палача. Из объяснений Итрова Александра Наумовича, 1910 года рождения, от 2 сентября 1960 г.: "Цукурса Герберта я знал лично примерно с 1925 года, поскольку проживал в городе Лиепая: Я с ним ничего общего не имел, знал его только как личность. С первых дней фашистской оккупации территории Латвийской ССР меня вместе с другими жителями города Лиепая еврейской национальности начали преследовать и ограничивать в гражданских правах. В декабре 1941 года в районе Шкеде в 6 км от города Лиепая оккупантами был произведен массовый расстрел евреев. Всего за 15 и 16 декабря 1941 года было расстреляно девять тысяч человек. Оставшиеся, примерно девятьсот евреев, в июне 1942 года были размещены в еврейском гетто на улице Барыню. Во время пребывания в гетто до меня дошли слухи, что расстрелы еврейского населения Латвии производит специальная карательная команда во главе с неким Арайсом и что в этой команде служит и известный мне Цукурс... Мне рассказывали другие евреи, кто - теперь не помню, что Цукурс якобы иногда на лошади верхом заезжал в рижское гетто и там, не сходя с лошади, стрелял в людей в порядке развлечения. Это было в ноябре 1941 г., когда происходил массовый расстрел рижских евреев и привезенных из других стран в Бикерниекском лесу на окраине города Риги. Причем в этом лесу расстреляно за период фашистской оккупации около трехсот тысяч человек". Из объяснения Славина Бер Симоновича (без даты, не позднее ноября 1960 г.): "Герберта Цукурса я знаю с 1934 г, когда он читал лекции о Палестине в Рижском еврейском клубе. В 1941 г., 1.Х, меня и всех других евреев, проживающих в Риге, поселили в гетто. Через два месяца, т.е. 30 ноября или 1 декабря 1941 года, предпринята первая "акция", это значит массовое уничтожение евреев, проживающих в гетто. Это мероприятие было одним из главных, которое возглавлял Герберт Цукурс. Евреев повезли в Бикерниекский лес, где их перестреляли, после того всю одежду, которую с них сняли, привезли в гетто". Из письма Арона Львовича Баринбаума, 1905 года рождения, в КГБ Латвийской ССР от 30 сентября 1960 г.: "Рижское гетто было в основном уничтожено двумя крупными акциями - 30 ноября и 7 декабря 1941 г. Для этого было сперва отобрано работоспособное население мужского пола, которое было загнано в так называемое тогда "маленькое гетто" до перевода в концлагерь, которое было предварительно огорожено колючей проволокой от большого гетто. Оставшиеся старики, женщины и дети были угнаны колоннами в несколько тысяч человек в Румбольский и Бикерниекский леса и там расстреляны. Первая такая акция началась рано утром, на рассвете, 30 ноября 1941 г. Нам, мужчинам, обитателям маленького гетто, было предварительно приказано завешивать окна и не подходить к ним, в противном случае в них стрелять будут. И вот рано утром 30 ноября мы услышали сильную стрельбу из пистолетов и автоматов. Это начали выводить первую группу. Те, которые были не в силах следовать в колонне, были сейчас же убиты на территории гетто. Когда стрельба окончилась, нас, мужчин, выгнали на улицу. Здесь нам представилась кошмарная картина: улицы были усеяны трупами женщин, детей и стариков. А между ними бегали озверевшие эсэсовцы с дымящимися пистолетами в руках, добивая еще стонущие или шевелившиеся жертвы. Нам, выбежавшим мужчинам, нужно было в течение 20 или 30 минут, уж точно не помню, очистить улицу от трупов и замести следы крови, которая лилась ручьем, засыпав песком. И вот в бешеном темпе, страшась наблюдавших за нами эсэсовцев, мы исполняли эту кошмарную работу, обливаясь потом и кровью, таская трупы на санках, тележках или на себе, кто как мог. Ведь нужно было быстро освободить дорогу для следующей колонны, а самим вернуться в свое маленькое гетто. После возвращения я решил не заходить в дом, а спрятаться во дворе за деревянными воротами, чтобы наблюдать через щель за мимо проходящей следующей колонной. Весь мокрый, дрожавший от холода и переживаний, я услышал стрельбу, а потом издалека появилась еле-еле движущаяся колонна под конвоем многочисленных эсэсовцев, вооруженных пистолетами и автоматами. Примерно в 15-20 метрах впереди колонны шел мужчина, кажется, тоже в форме эсэсовца, точно не помню, с пистолетом в руке и все время, посматривая то по одну, то по другую сторону улицы, проверяя, все ли в полном порядке. Когда он приблизился к воротам, где я стоял, я к великому ужасу узнал в нем Цукурса. Того же Герберта Цукурса, который при буржуазном режиме в Латвии наделал много шума своими приключенческими полетами в Гамбию, собирая средства на это среди богатых домовладельцев и коммерсантов". Из объяснений Вульфовича Менделя Шломовича от 15 октября 1960 г.: "О Цукурсе Герберте знаю следующее. В 1941 г. 30 ноября, когда произошло первое массовое уничтожение евреев из гетто, Цукурс Герберт был одним из главных руководителей по вывозу их из района гетто в Румбеле, где всех расстреляли. Цукурс ходил с "маузером" на прикладе и стрелял всех отстающих от колонны стариков, больных на месте. Все это я наблюдал через чердачное окошко по ул. Лудзас, 50, где я проживал в 1941 г., в ноябре месяце. Когда эта "акция" кончилась, было собрано около 800 трупов стариков, женщин и детей, по словам внутренних еврейских полицейских. Цукурс вырывал из рук матерей грудных детей, бросал вверх, стрелял и убивал на глазах матерей. Все убитые, расстрелянные, в [убийстве] которых принимал участие Цукурс Герберт, были похоронены на Старом еврейском кладбище в общей могиле, местонахождение могилы мне известно". Такая вот "борьба за независимость", которую вел нацист Цукурс. ЧУТЬ ЛИ НЕ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ГЕРОЙ Но в наши дни кое-где пытаются "стерилизовать" историю, переиначить и исказить правду о войне, принизить роль борцов с фашизмом и оправдать страшные преступления гитлеровцев и их пособников "борьбой за независимость" или "борьбой с коммунизмом". В современной Латвии один из ближайших подручных Арайса - Цукурс причислен чуть ли не к лику "национальных героев". В 1997 г. вышел двухтомный учебник по латышской истории Яниса Карклиньша "Латышский Уленшпигель", утвержденный департаментом образования, в котором сказано, что Герберт Цукурс - это был популярный латышский летчик, который летал в разные страны, а потом его убили агенты израильских спецслужб... Мало того, летом 2004 г. ультраправым латышским объединением "Союз национальных сил" (NSS) распространены памятные почтовые конверты с изображением Герберта Цукурса. А в июне прошлого в Лиепае прошла выставка, посвященная жизненному пути "латышского военного летчика". Открытие выставки было согласовано с местными властями. Остается только недоумевать о причинах, которыми руководствуются латвийские политики, "героизируя" нацистских пособников, садистов и палачей."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации