Папуасы Шаманова

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Оккупанты" за спиной у "свадебного генерала" с помощью "полицаев" отбивают затраченные на выборах деньги

Оригинал этого материала
© "Новая газета", origindate::22.07.2002

Папуасы Шаманова

Александр Степанов

Converted 13273.jpg

Владимир Шаманов

Ульяновск будоражат слухи о возможной отставке губернатора Владимира Шаманова. О перспективе введения прямого президентского правления говорил Андрей Трапезников — представитель могущественного РАО «ЕЭС России», которому Ульяновская область не платила уже несколько лет. Недавно в Саранске Владимир Путин заявил, что необходимо законодательно выработать механизм отстранения руководителей, которые довели свой регион до бедственного положения. Правда, президент подсластил пилюлю, сказав, что в Ульяновске устранять уже некого: виновные уже не находятся у власти. Но кризис в области обостряется...

Народ волнуется: то дорогу перекроют, то мэрию заблокируют. Местные газеты пестрят информацией о злоупотреблениях властей.

Всю последнюю зиму ульяновцы мерзли в нетопленых квартирах. Температура стабильно не поднималась выше 12—13 градусов тепла. Но, видно, сама природа смилостивилась над областью — зима простояла теплая. Между тем энергетики больше не хотят терпеть неплатежи. Они даже пообещали, что в следующем декабре, если дело не сдвинется с мертвой точки, отопительный сезон может вовсе не начаться…

Энергокризис сам по себе не нов. Все районы области уже давно должны немалые суммы «Ульяновскэнерго». Теперь терпение энергетиков подошло к концу. Электричество стали отключать. Во многих райцентрах не работают очистные сооружения, накаляется эпидемиологическая обстановка. Без электричества не работает и водопровод. Отключали даже тех, кто исправно платил: потребители оказались крайними в споре энергетиков и задолжавших им коммунальщиков. Люди готовят еду на кострах. В самом Ульяновске горячей воды нет с апреля. Тарифы на коммунальные услуги выросли в среднем в два раза и стали теперь самыми высокими в Приволжском округе.

17 июня возмущенные жители поселка Старотимошкино, где из-за отсутствия энергии не работало еще и единственное градообразующее предприятие АО «Свияга», вышли на трассу и перекрыли движение. Ночью, пытаясь прорваться через старотимошкинцев, водитель тяжелого грузовика насмерть задавил Валерия Сиднева. Еще раньше по области прокатилась волна самоубийств.

20 июня в селе Игнатовка Майнского района жители, измученные отсутствием электричества, самовольно захватили подстанцию и возобновили подачу энергии. На следующий день с пикетчиками, охранявшими подстанцию, жестоко расправились сотрудники охранного агентства «Щит». Уложили на землю и били дубинками по ногам и голове.

Стрелочник?

Спору нет, именно при предыдущем губернаторе Юрии Горячеве появился и вырос огромный долг. Но легче всего свалить все на прошлую власть. Методы работы Горячева казались многим архаичными, а сам правитель области — коммунистическим «динозавром». Дешевые продукты питания, талоны, всевозможные льготы — все ну совсем, как при позднем Брежневе. Горячев еще долгое время искренне считал, что все вернется на круги своя. Старомодно вместо казино и развлекательных комплексов строил дороги и школы, не разрешал вывозить из области дешевое продовольствие.

Советский менталитет не позволял Горячеву мириться с суровой необходимостью платить по таким высоким, по его мнению, тарифам. Ждал, что долги спишут. В критических случаях звонил в Москву, «разруливал» ситуацию.

Социальные льготы ложились непосильной ношей на областной бюджет. Низкие закупочные цены на продовольствие и ограничение на его вывоз вконец добили местных сельхозпроизводителей. В области так и не выросло предпринимательское сословие. Неприватизированная собственность стала приманкой для «гостей» из столицы и других регионов.

Ульяновцы истово ждали перемен. И дождались…

Десант

После сравнительно легкой победы на выборах в команде Шаманова началось головокружение от успехов. Приезжие топ-менеджеры высадились как завоеватели на нецивилизованном острове. Неслучайно именно тогда, сразу после выборов, и появился термин «папуасы», что значит местные жители, ульяновцы. «Папуасов» стали активно вытеснять из областной администрации, заменять на выходцев из Москвы, Курска, Клина и Владикавказа. Особенно преуспела клинская братва, составившая костяк подконтрольных обладминистрации охранных структур. Конечно, с «варягами» работали и местные, но за сотрудничество с оккупантами их прозвали «полицаями».

Примерно через год контроль над администрацией полностью перешел к московско-клинской группе Пиорунского—Ильинского. Вице-губернаторы вошли в состав советов директоров большинства рентабельных предприятий области и поставили на поток передел областной собственности. Схемы банкротств отработаны до мелочей: учреждается новое предприятие, куда уводят активы, долги остаются на старом. Таким образом обанкротились, а потом сменили собственников спиртной и ликероводочный заводы, Облторг, Облпотребсоюз, цементный завод и другие предприятия области.

Буданова — в вице-губернаторы?

Шамановцы действуют дерзко, хотя ни прокуратура, ни налоговая полиция, ни тем более ФСБ еще не находятся под их контролем. Создается впечатление, что команда за спиной губернатора попросту «отбивает» затраченные на выборах деньги, а Шаманов вынужден играть роль «свадебного генерала». Но вслух говорить об этом в Ульяновске небезопасно.

Местный журналист Геннадий Демочкин всего лишь позволил в своей статье сравнить губернатора с зиц-председателем Фунтом, так сразу же был примерно наказан. Первоначальная сумма губернаторского иска к бедному Демочкину составила 500 тысяч рублей! Лишь совместными усилиями адвокатов и правозащитников ее удалось снизить до 30 тысяч лично журналисту и 70 тысяч газете, осмелившейся опубликовать крамолу. На главного редактора «Симбирских известий» Давида Мдивнишвили завели уголовное дело за клевету. Мдивнишвили говорит, что ему неоднократно угрожали физической расправой.

Рейтинг Шаманова падает. По-человечески губернатора понять можно — два инфаркта, болезненные последствия многочисленных ранений, посттравматический синдром военного все-таки не проходят бесследно. Трудно и психически, и физически. Может быть, поэтому иногда генерал бывает не совсем адекватным? Чего только стоит навеянное поездкой в Данию предложение Шаманова построить по всей области ветряные мельницы! Или озвученное, по слухам, в ближнем кругу предложение старому другу полковнику Буданову стать по выходе из тюрьмы… вице-губернатором. Это, впрочем, не может сильно удивить людей, знающих Шаманова. Ведь он сам — тот же Буданов, только более удачливый: успел прорваться в бомонд (хотя трагедию Алхан-Юрта в Чечне ему вряд ли простят). Они даже внешне похожи: у обоих тяжелый «оловянный» взгляд, раскатистый бас, оба дерзки и глубоко патриотичны.

Самое интересное, что команда Шаманова уверена, будто наивные местные жители до сих пор ничего не понимают, — будут и дальше выбирать бравого генерала. И правда — что взять с «папуасов»? Но в области все больше и больше людей с ностальгией вспоминают времена далеко не идеального губернаторства Юрия Горячева.

И правым, и левым

Инициатива позвать в губернаторы Шаманова принадлежала ульяновским правым. Лидер местного объединения предпринимателей Хамза Ямбаев подружился в 1993 году с молодым полковником, прибывшим во главе 28-го полка в Ульяновск из Кировабада.

КПРФ поддержала Шаманова не менее рьяно, чем «Союз правых сил». Как же — патриот, Герой России, молодой боевой генерал! Благодарность губернатора была щедрой. Полпредом коммунистов в обладминистрации в ранге вице-губернатора, курирующего имущественный комплекс области, стал Анатолий Хвастунов. У зюгановцев появляется подконтрольная финансовая структура — рынок «Солнечный» в Заволжском районе. На популярном местном телеканале выходит передача обкома КПРФ «За Родину!».

По планам команды Шаманова именно коммунисты должны были стать орудием борьбы против антигубернаторской оппозиции. Коммунисты служили генералу-губернатору, как могли, но старались и лица не потерять — митинги протеста проходят в Ульяновске с завидным постоянством. Против кого угодно, только не губернатора.

Напористый цинизм шамановской команды вызвал раскол в стане правых. Часть местных либералов, возглавляемая профессором Исааком Гринбергом, изначально сомневалась в необходимости поддерживать генерала. К Гринбергу присоединился Ямбаев, бывший друг Шаманова, которого тот выбросил из своего штаба еще перед выборами. Более прагматичные, не желающие терять свой бизнес ульяновские предприниматели продолжают «конструктивно» сотрудничать с областными властями.

В недоумении руководство СПС. Там не знают, какую из ульяновских правых сил считать теперь главной.

Главным центром оппозиции Шаманову стала мэрия.

Когда после победы на выборах полковник-мэр и генерал-губернатор обнялись у всех на виду, народ был в восторге.

То, что и Романенко, и Шаманов — люди в погонах, многих настроило на самый мажорный лад — уж военные-то договорятся. Но общественное согласие не наступило. Аппетиты команды губернатора росли быстро, ее щупальца потянулись в город. В жилищно-коммунальную сферу мэр не пустил Пиорунского с его оригинальной идеей перевести ЖКХ в частные руки. Но, пытаясь справиться с энергетическим кризисом, мэрия в конце мая была вынуждена продавить через городскую Думу повышение тарифов на коммунальные услуги, что, собственно, и послужило детонатором взрыва народного недовольства. В бюджете города не хватает более чем двухсот миллионов рублей в год на платежи энергетикам.

В рядах КПРФ тоже появилась оппозиция Шаманову. Появился и антишамановский секретарь обкома — радикальный Аладин. Короче, для коммунистов любовь к Шаманову кончилась так же, как и для СПС.