Паразиты в цепи энергосбыта

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Паразиты в цепи энергосбыта FLB: КЭС-холдинг Виктора Вексельберга, контролирующий пять сбытовых компаний, собирается выйти из бизнеса

" Изоляция мощности Правительство нашло виновных в росте цен на электроэнергию — это сбытовые компании. Теперь на избыточной мощности зарабатывать они не смогут, что негативно скажется на их котировках «Энергосбытовые компании массово созывают советы директоров и пересматривают свои бизнес-планы в сторону уменьшения доходности . Рынок акций реагирует дружным снижением котировок сбытов. Причина — на очередном заседании правительства для энергосбытовых компаний и их акционеров внезапно грянул гром: премьер-министр Владимир Путин резко потребовал от профильных ведомств ограничить сверхприбыли энергосбытов . Министр экономического развития Эльвира Набиуллина в ответ сообщила, что ее ведомство уже разработало проект документа, который предполагает ряд нововведений в работе энергосбытовых компаний. Так родилось постановление правительства РФ от 4 ноября 2011 года № 877 (штрафы перестали взимать с 4 ноября 2011 года, а с 1 апреля 2012 года энергосбытовые компании будут работать только за торговую надбавку). Новые правила работы, которые ведомствам по поручению премьера пришлось довести до ума буквально за сутки, министр энергетики РФ Сергей Шматко назвал революцией на розничном рынке электроэнергии. Нашли виноватых «Мы считаем, что принятые решения — значительный шаг в вопросах регулирования рынка электроэнергии, и очень важно то, что это касается конечных потребителей — в первую очередь малого и среднего бизнеса », — сказал министр энергетики. Виновными в росте цен на электроэнергию правительство сочло именно сбыты, и все нововведения направлены на сокращение маржинальности данного вида бизнеса . Это большой удар по всем компаниям сектора. Однако на самом деле в сбытовом бизнесе все не так просто. Эти компании являются посредниками, компенсирующими недостатки сложившейся системы, и играют заметную функцию на рынке электроэнергии . Их основное занятие — покупка электроэнергии на оптовом рынке и ее перепродажа частным и юридическим лицам. При этом энергосбытовые компании не имеют активов в энергетике (электростанций и сетей), и поэтому многие считают их паразитами на энергосистеме страны . Но это мнение не совсем верно: сбыты выступают финансовым демпфером. При этом если работа по сбору платежей налажена, то сбытовая компания может стать золотой жилой для своих акционеров . Именно это привлекло многих частных инвесторов . Теперь, с введением новых правил, многое изменится. Рынок акций среагировал на грядущие перемены мгновенно. После заявления правительства акции самой популярной на бирже энергосбытовой компании, Мосэнергосбыт» , снизились более чем на 10% , «Ростовэнерго» и Нижегородской энергосбытовой компании — более чем на 15% . Список можно продолжать: рыночные игроки негативно отреагировали на введение новых правил. Но нет дыма без огня — претензии правительства во многом обоснованны. Лишиться дохода Итак, до вступления в силу нового постановления сбытовые компании, являющиеся гарантирующими поставщиками , могли получать прибыль не столько за счет сбытовых надбавок, сколько за счет возможности продавать в розницу конечным потребителям больший объем мощности, чем тот, что они сами купили на оптовом рынке . «Данная ситуация возникла из-за того, что гарантирующий поставщик покупал мощность, исходя из максимума потребления его огромной базы клиентов, которая в каждый час была меньше максимума потребления каждого отдельного клиента. В то же время тариф “сбыт” включал стоимость мощности, исходя из максимума каждого отдельного клиента. Этот вид доходов, наряду со штрафами как за недобор, так и за перерасход заявленных объемов электроэнергии, формировал основную часть прибыли сбытов , а сбытовая надбавка играла роль существенно меньшую. Если у сбытов отнять все доходы, кроме сбытовой надбавки, их финансовое положение существенно ухудшится» — поясняет аналитик RMG Securities Дмитрий Доронин. При этом, по словам представителей большинства компаний, размер надбавки не позволяет им компенсировать мертвую дебиторскую задолженность, реализовывать инвестиционные программы и обслуживать кредиты, привлекаемые для расчетов с сетями и генераторами. И вводимые правила — это, по сути, очень серьезное изменение экономической модели деятельности сбыта. Сейчас основной вопрос — размер компенсации сбытам за источники дохода, которых они лишились , и он достаточно сложный. С одной стороны, получение дополнительных доходов от обычной перепродажи электроэнергии несправедливо, и малый и средний бизнес отныне действительно будет платить меньше. С другой — не все сбыты перенесут изменение правил игры. Сбыт против По словам представителей «Вологдаэнергосбыта» , в условиях ограничения роста сбытовой надбавки и отказов регулирующих органов учитывать расходы от списания дебиторской задолженности сбытовые компании будут сокращать затраты (а наиболее гибкая статья затрат — заработная плата) со всеми вытекающими отсюда социальными последствиями. Финансовое состояние, платежеспособность и кредитный рейтинг гарантирующих поставщиков будут ухудшаться . Есть опасность, что, учитывая высокую зависимость от кредитных ресурсов, они уже не смогут выступать гарантами надежного энергоснабжения . А представители «Хакасэнергосбыта» убеждены, что, хотя постановление № 877 направлено на ограничение и снижение тарифов для конечных потребителей на розничном рынке, на самом деле существенно эти тарифы не снизятся. Основная проблема , подчеркивают сбытовые компании, в том, что у них нет стопроцентной собираемости платежей , в основном из-за проблемных групп потребителей ЖКХ . Пока получаемый доход, с учетом нетарифной составляющей, позволяет сбытовым организациям вовремя рассчитываться за приобретенную электрическую энергию (мощность), а также финансировать другие мероприятия, связанные со сбытом энергии. Принятие в полном объеме постановления № 877 существенно не повлияет на снижение цен на розничном рынке , а проблему своевременного расчета гарантирующих поставщиков с контрагентами , наоборот, обострит. В дальнейшем некоторые крупные потребители могут уйти на оптовый рынок самостоятельно. Возможные последствия — рост сбытовой надбавки для остальных и перекрестное субсидирование населения. Доход вместо роста С одной стороны, новое постановление — благо для малого и среднего бизнеса . С другой — еще вопрос, поможет ли бизнесу в целом перенос тяжести платежей за электроэнергию с небольших компаний на всех потребителей. А вот дисбалансы в отрасли могут возникнуть. Особенно если кто-нибудь из гарантирующих поставщиков обанкротится , а в новых условиях такое вполне реально. В принципе сбыты могут в итоге выторговать себе повышение сбытовой надбавки . Однако понятен следующий шаг собственников этих компаний: если правительству не нравится, что эти активы приносят прибыль, владельцы сбытов постараются ее минимизировать, вне зависимости от реально получаемого дохода . А это приведет к снижению налоговых поступлений в региональные бюджеты и подорвет общую инвестиционную привлекательность сектора . Пострадают инвесторы, вкладывающиеся в энергосбытовой бизнес, и не только частные, но и стратегические. Так, КЭС-холдинг Виктора Вексельберга, имеющий контроль в пяти сбытовых компаниях, объявил, что не исключает выхода из сбытового бизнеса . И хотя переговоры холдингом ведутся с лета, информация о выходе из бизнеса появилась только сейчас, после утверждения постановления № 877. Потенциальный покупатель активов КЭС — «Росэнергоатом» (правда, он пока никаких заявлений не делал). Что касается биржи, то ее скептическое отношение к акциям сбытов, видимо, сохранится еще какое-то время — пока инвесторы сообразят, чего теперь им ждать от этих компаний. Во время реформы РАО «ЕЭС России» мало кто предполагал, что бизнес энергосбытовых компаний способен приносить высокую прибыль, и если постановлению № 877 удастся ограничить сверхдоходы сбытов, то, по сути, все вернется к тому, с чего начиналось: это стабильный бизнес с относительно невысокой рентабельностью. Вряд ли можно ожидать бурного роста курсовой стоимости акций таких компаний, однако после адаптации энергосбытов к новым реалиям они могут оставаться привлекательными с точки зрения дивидендной доходности». «Эксперт», №49 (782)"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации