Партнеров Анатолия Сердюкова обвинили в подкупе

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Экс-главе "Славянки" Елькину предъявили вымогательство "откатов" у подрядчиков и "отмывание" 118 млн руб.

Оригинал этого материала
© "Коммерсант", origindate::10.07.2013, "Славянке" сосчитали откаты, Фото: РИА "Новости"

Партнеров Анатолия Сердюкова обвинили в подкупе

Сергей Машкин

Compromat.Ru

Александр Елькин (справа)

Вчера Хамовнический райсуд Москвы продлил бывшему гендиректору ОАО "Славянка" Александру Елькину, фирма которого в бытность министром обороны Анатолия Сердюкова пользовалась монопольным правом на хозобслуживание воинских частей и военных городков. Тем временем оперативники МВД России выяснили происхождение изъятых у господина Елькина при обыске 750 млн руб. наличными — предполагается, что это были "откаты", полученные от партнеров-субподрядчиков за право поучаствовать в военно-хозяйственном бизнесе.

Хамовнический суд вчера согласился с мнением представителя Главного военного следственного управления (ГВСУ) СКР, обратившегося с ходатайством о продлении ареста для экс-главы "Славянки" Елькина,— коммерсант был оставлен под стражей до 15 сентября. По решению суда останутся в СИЗО и бывший помощник господина Елькина Юлия Ротанова, гендиректор учрежденной им фирмы ЗАО "Безопасность и связь" Андрей Луганский и экс-глава хозуправления Минобороны Николай Рябых. Еще одному обвиняемому, бывшему начальнику департамента текущего ремонта "Славянки" Константину Лапшину арест заменили подпиской о невыезде.

Александр Елькин и его подчиненные, как уже сообщал "Ъ", обвиняются ГВСУ в особо крупном мошенничестве (ч. 4 ст. 159 УК РФ) — по версии следствия, они похитили около 53 млн руб., взяв подряд на техобслуживание зданий Минобороны в Москве, но так и не выполнив работ. В минувшем феврале стало известно о новых эпизодах мошенничества, связанных с фиктивным техобслуживанием военных объектов в Подмосковье, и инкриминируемый руководителям "Славянки" ущерб вырос до 400 млн руб. Однако при принятии судом решения о продлении ареста наверняка сыграло роль новое обвинение, предъявленное бывшим руководителям "Славянки" две недели назад — в коммерческом подкупе, совершенном организованной группой с применением вымогательства (п. "а", "б" ч. 4 ст. 204 УК РФ) и отмывании денежных средств, добытых преступным путем (ст. 174 УК РФ). "Откаты", по версии следствия, вымогали и получали господа Елькин и Лапшин, а госпожа Ротанова лишь пособничала (ст. 33 УК РФ) незаконному обогащению своих начальников.

Как установило военное следствие, летом 2010 года Минобороны, которым в то время руководил Анатолий Сердюков, предоставило "Славянке" монопольное право на эксплуатацию и комплексное обслуживание казарменно-жилищного фонда и сетей водоснабжения военных городков на общую сумму более 30 млрд рублей. Поскольку ремонтировать, эксплуатировать и поддерживать в чистоте весь жилфонд российской армии даже такая крупная фирма, как "Славянка", в одиночку не могла, ее руководству пришлось обращаться к субподрядчикам. В их число, по данным следствия, попали шесть фирм, руководителям которых господин Елькин через своего подчиненного Лапшина поставил жесткие условия: платить за полученные субподряды "откаты". В противном случае им пообещали "трудности с оплатой" выполненных работ.

Для безопасного перемещения "откатов" Юлия Ротанова, как считает следствие, по указанию своего гендиректора изготавливала подложные счета от принадлежавших обвиняемым фиктивных фирм ООО "СтройТех" и ООО "Илион" за якобы поставленные партнерам стройматериалы и выполненные для них строительные работы по договорам. Начальник департамента Лапшин выставлял эти счета субподрядчикам, а после того как партнеры их оплачивали, владельцы фирм-однодневок снимали поступившие деньги и распоряжались ими "по собственному усмотрению". За 15 месяцев совместной работы младшие партнеры, как считают в ГВСУ, перечислили главе "Славянки" до 29 млн руб. каждый; общий же размер "откатов" составил более 118 млн руб. Эти деньги участники группы, как полагает следствие, обналичили и похитили.

Между тем сотрудники Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД России и военной контрразведки ФСБ полагают, что заявленные следствием цифры — лишь "верхушка" схемы хищений госсредств, разработанной господином Елькиным совместно с его партнерами из числа руководителей Минобороны. Ее смысл заключался в том, что, получив эксклюзивные права на хозобслуживание военных объектов, господин Елькин выдавил из этой сферы конкурентов. После этого "Славянка" стала монополистом, но ее участие в работах было чисто финансовым — глав администраций военных городков и командиров частей обязали перечислять в ОАО деньги за хозобслуживание, а выполняли его, как и раньше, солдаты.

Сегодня, после возбуждения уголовных дел против бывших руководителей Минобороны и управленцев учрежденных военным ведомством акционерных обществ, десятки командиров гарнизонов, по словам участников расследования, поняли, что помимо своей воли были участниками финансовых махинаций. Офицеры, опасаясь уголовного преследования, сами выходят на контакт со следователями и оперативниками, рассказывая о том, при каких обстоятельствах и сколько денег они незаконно перечислили в "Славянку". Очевидно, из "откатов" и были получены изъятые у господина Елькина при обыске 747 млн рублей наличными.

Защита господина Елькина, в свою очередь, считает, что второе предъявленное ему обвинение строится исключительно на признательных показаниях бывшего начальника департамента "Славянки" Лапшина, пошедшего на сотрудничество со следствием в обмен на освобождение из-под стражи. Именно Константин Лапшин, по мнению защитников, курировал в ОАО взаимоотношения с региональными субподрядчиками и получал от них "откаты" даже после ареста Александра Елькина осенью прошлого года. На этом бывший глава департамента "Славянки" и погорел, был задержан и арестован в январе 2013 года, а затем был освобожден в обмен на показания против своего шефа.

"У "Cлавянки" были сотни субподрядчиков в разных регионах,— заявил "Ъ" адвокат Сергей Куземин.— И глава ОАО Елькин, находившийся в центральном, московском офисе фирмы, просто физически не мог строить с ними какие-то финансовые взаимоотношения — это делали его подчиненные из территориальных подразделений".