Парфеновцы борзеют

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


© "Версия", origindate::26.04.2004

Парфеновцы борзеют

Телевизионный ящик Феликса Медведева

Converted 16619.jpg

Феликс Медведев

В «Версии» № 13, в блоке материалов под названием «Игорный бизнес контролю не подлежит», была опубликована моя статья «Миллион за крупье». Материал, основанный на личном, к сожалению, игроцком опыте, вызвал широкий резонанс. Раздался звонок с НТВ. «Софья Гудкова, — представилась дама, — из «Намедни». Мы просим вас согласиться на участие в передаче, тоже посвящённой игровой теме». «Подумаю», — ответил я. Через день снова звонок: «Вас не обманут, мы хорошие люди, ведущий наш — порядочный человек». Что делать? Человек слаб, я согласился, каюсь, клюнув на сладостныеречи...

Снимали меня, как голливудско-мосфильмовского героя, во многих ипостасях: на съёмной даче под Москвой, в казино «Европа», на работе в «Версии», при встрече с юной астрологиней. Вроде бы при честно задуманном репортаже выходил интересный материал. Как человек откровенный (а откровенность ныне, увы, почти порок), я искренне отвечал на вопросы тележурналиста Текменёва. Потом звонил ему по телефону, интересуясь, каким получается сюжет. «Всё прекрасно», — бодро отвечал он.

Каким же предстал перед зрителем я, лопух и лох! Вот он, главный герой, известный советский, российский журналист, писатель, лауреат, объездивший полмира, общавшийся со вселенской элитой и вдруг оказавшийся в подвёрстке среди опустившихся, заросших персонажей, которые торчат перед «однорукими бандитами», дрожа суют в их чрево последние пятачки, каются, заклинают. Да, я, конечно, не ждал, что меня поставят на пьедестал. Всё обернулось враньём, подлогами, перемонтированием, искажением смысла мною сказанного...

Бедный, ни разу не видевший стодолларовую купюру зритель ошарашивается картинкой: журналист-игрок входит в роскошную залу, крупье подвигает ему гору жетонов общим достоинством $3 тысячи, и через десять минут они проиграны. На самом деле г-ну Текменёву для правдоподобности надо было, чтобы деньги я вынул из своего кармана. И я для картинки под камеру воспользовался фишками казино «Европа». Так вот, за кадром репортёр объявил, что Медведев эти деньги занял и тут же продул. Текменёв заверял меня, что в репортаже в знак благодарности будет названо казино. Но этого тоже не произошло.

Многие мои знакомые, смотревшие «Намедни», были поражены необоснованными, из пальца высосанными инсинуациями в мой адрес. Камера снимает поворот ключа в двери в момент моего выхода из дому, а воспалённому мозгу г-на Текменёва мерещится, что я направляюсь на интервью с очередным известным персонажем, с тем чтобы взять у него в долг деньги якобы на игру. А вот другой фрагмент. Крупным планом показываются кухня, открытый пустой холодильник. Зрителю дают понять: вот к чему приводит азарт, у человека даже поесть нечего, всё проиграно. А доверчивый телепотребитель и предположить не может, что мои холодильные закрома пусты по объективно уважительной причине — закупив перед съёмкой в столичном магазине «Седьмой континент» всякой вкуснятины и стодолларовую бутылку виски, я всё это добро выложил на стол ради встречи дорогих и желанных гостей с НТВ.

Ещё эпизод, картинку которого я сам придумал для «Намедни», — сжигание в саду вываленных из корзины бумаг. Я сжигал любовные письма моих многочисленных поклонниц и использованные расшифровки последних интервью. Господин же из конторы вранья во всеуслышание заявил, что я сжигаю долговые расписки и послания от кредиторов.

Мне сразу показалось подозрительным то, что прикреплённый к карману моей рубашки микрофон не вынимался все часы съёмки. Подтасовщики записывали все реплики, которые я произносил, конечно же, не для публики. Когда я сделал по этому поводу замечание, меня успокоили: «Не волнуйтесь, нам так удобней».

После передачи, в ярости набрав номер телефона Текменёва, я сказал телепроходимцу всё, что о нём думаю. К моему удивлению, не обидевшись, он стал оправдываться: дескать, да, репортаж в таком разрезе заставил сделать его начальник Парфёнов. Как провинившийся недоучка-пятиклассник, он стал хныкать, извиняться, юлить... Коллега Парфёнова и Текменёва (Михаил Осокин) заявил: «Нормальный человек не должен смотреть телевизор». Профессионал ведал, что говорил. Это называется не в бровь, а в глаз. Только я бы уточнил: нормальный человек не должен смотреть передачу «Намедни». И которой доверчивых снимающихся и ничего не подозревающих телезрителей держат за олухов.