Пастырь и трейдер

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Бывший биржевой трейдер "Норникеля" играет ключевую роль в объединении Церкви

1091001276-0.jpg В эпоху экономических реформ, которые ныне принято именовать «грабительской приватизацией», в российский бизнес пришли потомки русских эмигрантов «первой волны». Получившие русское воспитание в семье и неплохо владевшие родным языком, они одновременно были хорошо знакомы с правилами ведения бизнеса на Западе и имели обширные связи. Самым успешным «реэкспортированным» российским бизнесменом надо признать Бориса Йордана, завоевавшего доверие Кремля и выполняющего самые деликатные поручения на стыке большой политики и крупного бизнеса.

Но наш герой — протоиерей Петр Холодный имеет все шансы превзойти Йордана. Ведь о. Петр не только вхож в кремлевские кабинеты и искушен в большом бизнесе. Он еще и облачен в священническую рясу — что открывает массу возможностей. Как в бизнесе, так и в политике.

Бизнес

До недавнего времени о. Петр был известен в основном духовенству РПЦЗ и специалистам по металлургии. Первые были не прочь о нем посплетничать (все-таки самый богатый человек в Церкви); вторые постоянно обращались к нему за комментариями по поводу экспортной политики «Норникеля» и мировых цен на цветные металлы.

В объективы российских телекамер о. Петр впервые попал 24 сентября прошлого года — во время встречи президента Путина с руководством РПЦЗ в Нью-Йорке. Моложавый подвижный священник с модной щетиной на лице весьма выделялся на фоне седобородых иерархов. Следующий всплеск интереса к фигуре протоиерея-бизнесмена был спровоцирован неприятным для него поводом: возглавляемую им успешную трейдерскую компанию «Норимет» кто-то решил прикрыть.

Эта компания, зарегистрированная в Лондоне, лет десять активно торговала на Западе никелем, платиной и другими ценными металлами, выплавляемыми в Норильске. Владельцем компании является «Норильский никель», контрольный пакет акций которого, в свою очередь, принадлежит Владимиру Потанину и Михаилу Прохорову (последний уступает Потанину в известности, но, по оценке «Форбс», превосходит его по капиталам). Они-то и наняли на ключевую для своего бизнеса должность о. Петра — казначея Архиерейского синода РПЦЗ.

При Холодном дела «Норникеля» пошли в гору: пастырь заключил массу прямых контрактов с потребителями металлов платиновой группы (МПГ), которые до этого норильчане продавали через биржу, теряя часть прибыли. Самым впечатляющим коммерческим успехом протоиерея можно считать сделку с американским концерном «Дженерал моторс», который согласился изготовлять катализаторы для своих машин исключительно из норильского палладия. А ведь поначалу серьезные партнеры и разговаривать не хотели с о. Петром, испытывая законное недоверие к коррупционно-мафиозному российскому бизнесу.

В ноябре прошлого года, на волне успеха, о. Петр заключает сделку о покупке «Норникелем» ведущего американского производителя МПГ компании «Стиллуотер». Одновременно он добивается от российского государственного предприятия «Алмазювелирэкспорт» уступки на право экспорта МПГ, который осуществляло это предприятие. Перед Россией в лице Владимира Потанина открывалась головокружительная перспектива полного контроля над мировыми рынками редкоземельных металлов. На вырученные от этого миллиарды «Норимет» предполагал скупать активы за рубежом, в чем честно признавался о. Петр.

Но нынешние хозяева Кремля очень заботливо — вплоть до принудительной госпитализации в СИЗО — оберегают своих олигархов от любых головокружений. После истории с Ходорковским задумался о своей судьбе и Владимир Потанин, кредитная история которого куда более темна и запутанна. Так он оказался в центре «российского бизнеса в изгнании» — граде Лондоне, где откровенно признался в интервью «Гардиан», что в России его, Потанина, «не любят». Таким образом, сворачивание успешного бизнеса протоиерея Петра Холодного — часть кампании по национализации российской цветной металлургии.

Церковь

Чем крепче «прижимали» о. Петра в бизнесе, тем активнее начинал он заниматься большой церковной политикой. Если положение олигарха или даже должность губернатора уже не обеспечивают в России полного иммунитета, то высокий церковный сан пока еще служит надежным щитом от любопытных глаз аудиторов Счетной палаты. И уж тем более — от журналистов. Классический пример — митрополит Кирилл (Гундяев), о табачно-нефтяных аферах которого чего только не говорили. А он вот — не только на свободе, но и во всяких почетных президиумах заседает. Кстати, митрополит Кирилл водил дружбу и с почти уже опальным Потаниным, наградив его тремя церковными орденами.

В начале своего церковного пути о. Петр Холодный придерживался довольно консервативных взглядов, был убежденным противником Московской патриархии. Священником он стал после того, как его дед — протопресвитер Александр Киселев, один из самых почетных и заслуженных клириков РПЦЗ — уехал из Нью-Йорка в Москву и демонстративно перешел под крыло РПЦ. Рукополагая юного, но консервативного Петра, митрополит Виталий как бы компенсировал потерю. Однако теперь могила о. Александра Киселева в московском Донском монастыре служит объектом паломничества для каждой делегации РПЦЗ, а митрополит Виталий, «уволенный на покой» и покинутый собратьями, доживает свой долгий век в забытом канадском скиту. И о. Петр теперь не очень-то лестно отзывается о 94-летнем митрополите, хранящем былую непримиримость к Московской патриархии: «Виталий — больной и не ответствен за свои поступки… Старика достаточно легко обмануть, подсунуть ему что-нибудь на подпись».

Бывшая надежда непримиримого митрополита — теперь ключевая фигура на переговорах о поглощении РПЦЗ Московской патриархией. Говорят, именно о. Петр готовил со стороны РПЦЗ встречу Путина с зарубежными иерархами, которая дала первый импульс объединительно-поглотительному процессу. В свою очередь, с Путиным бизнес-протоиерея свел о. Тихон (Шевкунов), о близости которого к президенту неоднократно писали «МН».

Глава государства вызывает у казначея Архиерейского синода РПЦЗ неподдельный восторг. «Путин — не единственный политик, с которым я общался, — хвастает о. Петр. — Но он проделал огромную работу по укреплению репутации России в мире». По мнению о. Петра, любому другому президенту «было бы наплевать, что происходит с Русской Церковью — объединяется ли она или разделяется». Но с такой властью, которая установилась в России сейчас, «Церковь должна иметь близкие отношения», убежден протоиерей.

Вот она, новая российская триада: «Власть — бизнес — церковь». Все вместе, все под контролем друг у друга.

Глубоко не случайно то, что самый богатый и успешный клирик РПЦЗ играет важную роль в объединении «двух ветвей» русского православия. Ведь, если задуматься, это объединение ничего не изменит ни в духовном климате России, ни в церковной идеологии РПЦ. Тот же о. Петр честно признается: «Я не канонист и не богослов… И если бы я жил в СССР и стал священником, то был бы хуже тех людей, которые есть». Увы, нынешнее церковное объединение обусловлено сугубо материальными соображениями. Одним — объединение капиталов и новые возможности для бизнеса; другим — единственный шанс сохранить зарубежное церковное имущество, постепенно переходящее под контроль Москвы; третьи видят в нем способ укрепить свое положение в церковной иерархии…

В России идет ползучая национализация: мелкие бизнесы поглощаются крупными, связанными с властью. Мелкая корпорация РПЦЗ поглощается государственным унитарным предприятием «Московская патриархия». И глубоко символично, что ключевую роль в этом процессе играет профессиональный биржевой трейдер.

Досье

Протоиерей Петр Холодный родился в марте 1964 года в США. Родители воспитывали его в духе русского патриотизма, запрещая говорить дома по-английски. Женился на дочери протоиерея Георгия Ларина. Получил степень бакалавра в Вассарском колледже и диплом МВА по экономике в Нью-Йоркском университете Стерна. В 1986 — 1989 гг. работал в корпорации JP Morgan, затем — в First Boston Corporation, а с 1990 г. — в лондонском инвестиционном банке Lehman Brothers, где дослужился до должности главного исполнительного директора отдела деривативов.

В 1993 году митрополитом Восточно-Американским и Нью-Йоркским Виталием (Устиновым), первоиерархом Русской православной церкви заграницей (РПЦЗ), рукоположен в сан священника и назначен казначеем Архиерейского синода РПЦЗ. Спустя пять лет за успешное управление финансами Синода возведен в сан протоиерея. Активный участник переговоров об объединении РПЦЗ с Московским патриархатом.

С 2000 года занимается бизнесом преимущественно в России — сначала в качестве консультанта «Норникеля» по сбыту, затем, с 1 ноября 2001 года, как генеральный директор холдинга «Норимет» — эксклюзивного дистрибьютора «Норникеля» на международных рынках.

В конце мая 2004 г., с отъездом из России фактического собственника «Норникеля» Владимира Потанина, о. Петр освобождается от должности гендиректора «Норимета». Протоиерей намерен восстановиться на этой должности через суд.

Женат, проживает попеременно в Нью-Йорке, Лондоне и Москве. Настоятель одного из приходов РПЦЗ в Нью-Йорке.

Александр Солдатов

Оригинал материала

«Московские новости»