Патаркацишвили оказался двоеженцем

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Патаркацишвили оказался двоеженцем

Грузинская вдова Инна Гудавадзе требует расторгнуть его брак с московской вдовой Ольгой Сафоновой

Оригинал этого материала
© "Коммерсант", origindate::29.07.2008, Наследство Бадри Патаркацишвили делят на вдовьи доли. Грузинская вдова требует расторгнуть его брак с москвичкой

Николай Сергеев; Георгий Двали, Тбилиси

Вчера стало известно о новом скандале, связанном с борьбой за наследство покойного олигарха Бадри Патаркацишвили. Его грузинская вдова Инна Гудавадзе подала в суд иск с требованием признания недействительным брака, заключенного с москвичкой Ольгой Сафоновой. Госпожа Гудавадзе утверждает, что этот брак нарушает ее право наследницы первой очереди.

Исковое заявление Инны Гудавадзе поступило в один из участков мировых судов Хамовнического района Москвы. Госпожа Гудавадзе требует признать недействительным брак, заключенный между скончавшимся в Лондоне олигархом Бадри Патаркацишвили и москвичкой Ольгой Сафоновой, заключенный 16 мая 1997 года в Санкт-Петербурге. Истица сообщает, что состояла в браке с Бадри Патаркацишвили с 1979 года. Этот союз был заключен в Тбилиси и, по сведениям вдовы, официально не был расторгнут. Госпожа Гудавадзе утверждает, что о второй жене своего мужа узнала только в день его смерти — 12 февраля этого года. По мнению госпожи Гудавадзе, брак с госпожой Сафоновой нарушает ее права и интересы, в частности право наследницы первой очереди.

Наследство Бадри Патаркацишвили оценивается в сумму более $1 млрд. Согласно завещанию, предъявленному членам семьи господина Патаркацишвили его двоюродным братом Джозефом Кеем и адвокатом Эммануилом Зельцером (арестован в Белоруссии по обвинению в подделке документов и шпионаже), имущество между родственниками распределяется следующим образом. По 25% должны получить Инна Гудавадзе и Ольга Сафонова, по 10% — трое детей олигарха от разных браков. Оставшееся делится между матерью, двумя сестрами и братом. Это завещание, а также доверенность, дающая господину Кею право на сбор имущества и его разделение между родственниками, Инна Гудавадзе и ее адвокаты назвали фальшивыми, утверждая, что они утратили силу после смерти Бадри Патаркацишвили. Инна Гудавадзе и Джозеф Кей подали друг к другу иски в нью-йоркский и тбилисский суды, которые вынесли решения, запрещающие сторонам какие-либо действия по завладению имуществом олигарха. Теперь, если московский суд примет решение в пользу Инны Гудавадзе, она, как наследница первой очереди, может рассчитывать на больший процент, нежели тот, что прописан в завещании.

Инна Гудавадзе вчера была недоступна для комментариев. А ее представитель Гуга Квиташвили сказал "Ъ", что пока не готов обнародовать ее позицию по иску. "Заявление (по этому поводу.— "Ъ") будет сделано, но только не сегодня",— добавил он. Другие источники в окружении Инны Гудавадзе обратили внимание "Ъ" на то, что заключенный в Санкт-Петербурге брак с госпожой Сафоновой противоречил юридическим нормам, принятым в Грузии, Великобритании и России. Дело в том, что в браке Бадри Патаркацишвили и Инны Гудавадзе были рождены двое детей и, чтобы расторгнуть его, недостаточно простого развода, а требуется судебное решение. А оно при заключении нового брака представлено не было. Кроме того, как указывает тот же источник, в последние годы господин Патаркацишвили вернулся в свою первую семью и проживал с госпожой Гудавадзе в Лондоне. Совместное проживание также свидетельствует в пользу истицы. Нельзя не отметить и то, что в Грузии двоеженство запрещено законом и за это предусмотрено до пяти лет заключения.

Ответчица Ольга Сафонова вчера была недоступна для комментариев — ее мобильный телефон работал, но на звонки она не отвечала. Ранее же госпожа Сафонова заявляла "Ъ", что не будет отвечать на вопросы, касающиеся ее отношений с господином Патаркацишвили.

"Я слышал о трениях относительно московской семьи Бадри — Ольги Ивановны и Давида (сына от брака господ Сафоновой и Патаркацишвили.— "Ъ")",— сказал "Ъ" Джозеф Кей, отметив, что брат просил его, что бы ни случилось, "отстаивать права всех членов семьи, упомянутых в завещании".