Патриар Алексий II работал на гестапо

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Агентство Русской Информации", origindate::24.12.2002, Фото: "Известия"

Работал ли на гестапо будущий патриарх Алексий II ?

Converted 13896.jpg

Патриарх Алексий II

В церковных, православных кругах нынешнего патриарха Алексия II официально именуют «Его Святейшество Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий Второй». То, что подобное кумиротворение не отвечает христианскому духу, понятно любому по-настоящему верующему и постигшему через Евангелие слово Спасителя. Кому-то покажется, ну да пусть величаются, как хотят, однако проблема здесь глубже, ибо если взглянуть на эту проблему с точки зрения человеческой психологии, то обнаруживается, что подобное самовосхваление подчас есть попытка замаскировать свои глубокие комплексы, желание заглушить спрятанные в закоулках сознания и подсознания истинные ощущения, проще говоря, совесть. Для того, что бы её подавить, как мы постараемся донести до читателя, у господина Ридигера есть очень и очень серьёзные мотивы. Однако задача этой статьи совсем не желание усовестить просто гражданина Ридигера - что нам его совесть? Но если человек, именуемый патриархом всея Руси, с таким вот изъяном в душе своей представляет русское православие, это уже плохо. Хорошо, что русское православие - это не только Ридигер, есть и Зарубежная Церковь, и Катакомбная, и другие, да и среди простых православных и священников в системе РПЦ есть истинно верующие люди. Вместе с тем именно РПЦ, возглавляемая Ридигером, фактически обладает монополией в России не только на православную, но и вообще на всякую христианскую пастырскую деятельность, тем трагичнее, что во главе Московской Патриархии стоит этот человек.

В обществе часто задаётся вопрос, почему Россия продолжает сползать в пучину, почему не возродилась в должной мере вера, с которой только и возможно возрождение России. А она не может возродиться на лжи. «Каков поп таков и приход», - гласит русская поговорка. Чистым фарисейством является официальная позиция РПЦ, что-де неважно, кто во главе, не надо обращать внимание, смущать верующих, якобы Господь его избрал. Хочется спросить, а неужели вам будет неважно, если слово Божье понесёт вам Иуда Искариот? Что он вам передаст? Поэтому ВАЖНО, очень ВАЖНО - и не в последнюю очередь. Мы продолжаем блуждать в потёмках, потому что Ридигеры и иже с ними взяли на себя практически монопольную миссию освещать путь духовного постижения нашему народу.

Ipse dixit – сам сказал (лат.)

В интервью («Известия» 28 ноября 2002г.) Алексий II пересказывает уже не единожды рассказанную им свою биографию (в частности, «Собеседнику» 5 мая 2002 г.), перемежая свой рассказ трогательными деталями: «В 1943 году в Таллине мне довелось помогать отцу-священнику, который окормлял русских военнопленных. Но это были фашистские концентрационные лагеря». И далее поясняет: «Епископ Нарвский Павел добился согласия немцев на духовное окормление заключенных и помощь им продуктами и одеждой. ……. Мой отец горячо поддержал Владыку и едва ли не ежедневно стал бывать в лагерях. Псаломщиком отец, как правило, брал с собой будущего митрополита Таллинского и всей Эстонии Корнилия, а мальчиком-прислужником — меня». Затем, усиливая накал, продолжает: «В бараке нам выделяли комнату или просто отгораживали закуток. Там ставили переносной престол, на котором и совершались богослужения. Многие пленные просили их окрестить, никому из них не отказывали. Особенно жалко было детей — перепуганных, голодных. С одним из них, Василием Ермаковым, я познакомился ближе». Кого не заденет этот рассказ об ужасах войны и духовном подвиге юноши Алёши и его папы-священника? А Алексий продолжает: «Особенно жаль было детей. Иногда местным жителям удавалось уговорить коменданта и взять кого-то из обреченных ребятишек в свои семьи. Вот и нам таким образом удалось спасти пятнадцатилетнего Васю Ермакова и его сестренку, а также семьи священников Василия Веревкина и Валерия Поведского». Всё замечательно, сердце кровью обливается, даже как-то и не хочется задумываться о некоторой нескромности рассказчика, повествующего о своём и своего папы духовном подвиге. Но также возникает и ощущение нелогичности, какой-то недостоверности. Много очень много несуразностей; как так немцы, с одной стороны, загребают в облаву о. Василия Верёвкина и о. Валерия Поведского и отправляют в концентрационный лагерь, а с другой стороны, другому священнику Ридигеру-старшему позволяют ходить в этот лагерь, совершать богослужения, носить продукты? А к мальчику Васе Ермакову, который учился вместе с Ридигером и стал священником, мы ещё вернёмся.

Вдруг в последнем интервью «Известиям» Алексий вспоминает о своем близком знакомстве с неким Александром Киселевым, называя его «последним человеком, говорившем мне «ты»». Собственно, Ридигер много фамилий в разных своих воспоминаниях называет, однако почему-то в других интервью с патриархом до сих пор о протопресвитере Александре Киселеве не было вообще никаких упоминаний, нет ни слова о Киселёве и в официальной биографии Алексия от РПЦ, а вот тут внезапно вспомнил: «Отец закончил богословско-пасторские курсы, был рукоположен во диакона. Служил в храме Святителя Николая, где настоятелем тогда был священник Александр Киселев». Как сообщает Алексий корреспонденту «Известий», оказывается, они с ним, единственным человеком были на «ты»: «С отцом Александром я был знаком с юных лет, когда мальчиком помогал ему на богослужениях. Потом судьба его сложилась непросто. В конце войны он уехал из Эстонии. Ни я, ни мои родители ничего о нем не слышали. И вот однажды, когда, будучи уже архиереем, я оказался в служебной поездке в Америке, мне в гостиницу вдруг позвонил отец Александр и пригласил к себе в церковь. Встреча была очень трогательной. Обнялись, расцеловались... На какое-то время онемели. А потом погрузились в щемящие для каждого общие воспоминания: я - о детстве, он - о родине». После прочтения этих строчек у читателя по идее должны навернуться слёзы, настораживают только слова: «В конце войны он уехал из Эстонии». Как так уехал и даже наши войска не подождал? Вот здесь мы и подходим к самому главному.

Краткая официальная биографическая справка в РПЦ о Киселёве выглядит так:

«Отец Александр родился 7 октября 1909 года в Тверской губернии. В 1918 году после гибели отца от рук большевиков его вывезли в Эстонию. Там он окончил семинарию, после чего был рукоположен в священный сан. Отец Александр служил в Нарве, затем в Таллине. Известно, что там в алтаре ему прислуживал будущий Патриарх Московский и всея Руси Алексий II, тогда еще Алеша Ридигер. В эмиграции Киселева он поддерживал Русскую Православную Церковь Заграницей, длительное время о. Александр жил в Германии и Америке. С началом перестройки о. Александр вернулся в Россию и перешел под юрисдикцию Русской Православной Церкви Московского Патриархата. По возвращении он жил в Донском монастыре. 3 октября 2001 года в Москве, в Донском монастыре, не дожив всего нескольких дней до 92 лет, отошел ко Господу протопресвитер Александр Киселев, старейший священнослужитель Русской Православной Церкви». Факты в общем-то банальные, однако почему при жизни отца Александра Ридигер нигде и никогда не вспоминает о нем, а первые признания о столь близком знакомстве поступают только после смерти клирика? Все проясняется достаточно быстро, стоит лишь ответить на вопрос: а кто вообще такой протопресвитер Александр Киселев?

Ни одна из биографий отца Александра как-то не акцентирует внимания на том, что Киселев был духовником А.А.Власова, перешедшего к гитлеровцам генерала Красной Армии и главы Русской освободительной армии - РОА.

О Власове и власовцах написано много. Мы не ставим своей задачей осуждать никого из солдат РОА, ни из её офицеров младшего и среднего звена. Окажись любой в то время, трудно сказать, кто как бы поступил, и что подвигло некоторых на сотрудничество с немцами. Однако мотивы предательства генерала, цели его ближайших сподвижников - это уже несколько иные вещи. Эти «командиры» не могли не знать, чему должна была служить РОА. Мы постараемся быть максимально объективными в этой оценке и дадим слово великому русскому философу, жившему и работавшему в эмиграции и не имевшему основания любить коммунистов: «Цель Германии была совсем не в том, чтобы «освободить мир от коммунистов», и даже не в том, что бы присоединить восточные страны, но в том, чтобы обезлюдеть важнейшие области РОССИИ и заселить их немцами» (И.А.Ильин Собр. Соч. М. «Русская книга» 1993 г. т.2 с. 11). Это к вопросу о том, чему должна была помочь РОА.

О Власове же научное издание ("Бол. Рос. энц.". Санкт-Петербург. "Норинт". 1997, с. 211) даёт такую справку:

ВЛАСОВ Ан. Ан. (1901-1946) - Ген.-лейт. (1942). С 1920 г. в Кр. Армии. В ВОВ командовал корпусом и армией, зам. Ком. Волховским фронтом, командующий 2-й Ударной армией. (Волх. Фронт), оказавшейся весной 42-го года в окружении. Попал в плен, возглавил "Комитет освобождения народов России" (КОНР) и "Русскую освободительную армию" (РОА), составленную из военнопленных (офицеры и солдаты РОА наз. "власовцами"). В мае 45-го г. захвачен советскими частями. По приговору военной коллегии Верховного суда СССР повешен.

Вот духовное управление этого самого КОНР и возглавлял милый Алексию II человек о. А. Киселёв, более того, он выступал на съезде этого КОНР в Берлине 18 ноября 1944 года в так называемом «Европейском доме». Сказал он, в частности, и такие слова: «У кого из нас не болит сердце при мысли, что святое дело спасения Родины связано с необходимостью братоубийственной войны – ужасного дела…..» Закончил же свою речь о необходимости поддержать Германию словами: «ВОЙНА ЕСТЬ ЗЛО, НО ОНА БЫВАЕТ ЗЛОМ НАИМЕНЬШИМ И ДАЖЕ БЛАГИМ. Именно таково положение в сегодняшний исторический день».

Теперь, возможно, понятно, почему господин Киселёв, по словам Ридигера, «в конце войны уехал из Эстонии». Если бы не «уехал», болтался бы, наверное, рядышком с Власовым. Знал об этом Ридигер? Конечно, знал, потому и всячески скрывал настоящую подоплёку, обходил стороной фамилию Киселёва в своих «воспоминаниях», хотя и служил, как потом сам и сообщил, он и его отец под началом Киселёва. Надеемся, понятно и то, что делали Киселёв и Ридигер-старший, которому помогал Алёша в немецких концентрационных лагерях, и почему их туда пускали. Цитируем оперативный приказ главного управления государственной безопасности Германии №10 от origindate::16.08.1941, подписанный Гейдрихом и составленный на основе личных директив Гитлера: «Религиозную опеку военнопленных не следует особо поощрять или поддерживать. Там, где среди военнопленных имеются духовные лица, они могут, если это соответствует желаниям самих советских, заниматься религиозной деятельностью. Привлечение священников с территории генерал-губернаторства или самого Рейха к религиозному окормлению советско-русских военнопленных исключено». Исключено, понимаете! Ознакомившись с этим документом, трудно теперь будет поверить, что некий батюшка мог просто приехать в лагерь и начать «окормлять страждущих». А вот цитата архимандрита Берлина Иоанна (Шаховского), известного своим сотрудничеством с немцами, из его книги воспоминаний «Город в огне»: «Всего один раз, но мне удалось – это было в 1942 году – посетить лагерь военнопленных. Это был офицерский лагерь, расположенный около Бад-Киссингена. В нем содержалось около трех тысяч советских командиров [...] Можно представить себе мое удивление, когда среди этих советских офицеров, родившихся после Октября, сразу же организовался церковный хор, спевший без нот всю литургию. Приблизительно половина пленных захотели принять участие в церковной службе, общей исповеди и причастились Святых Тайн. В этой поездке меня сопровождал о. Александр Киселев». Здесь мы узнаём, что Киселёв активнейшим образом сотрудничал с немцами ещё в 1942 году, как раз когда папа Ридигера и сам Алёша служили в его храме.

Легко понять, что сотни тысяч бойцов тяжело завербовать. Как же тогда набиралась армия Власова? Это известный факт – из военнопленных. Но кто приезжал агитировать в концентрационные лагеря? Мало бы нашлось таких, кто откликнулся на призыв какого-нибудь фрица повоевать против своих соотечественников – эти все либо остались дома полицаями, либо были неплохо устроены в администрации лагерей. А ведь людей надо было убедить совершить такой шаг, и как мы знаем, не так много таких нашлось. Но вот, если бы агитировал русский священник? Поскольку немцы - дураки только в советском кинопрокате, легко догадаться, что такой мощнейший инструмент, как Православие, гестаповцы не могли не использовать. Вот только кто-то, как о. Верёвкин и многие другие, отказывался от «сотрудничества», и за это их отправляли в концлагеря, а кто-то «сотрудничал». Как это было? Литературы на эту тему существует мало, однако одно можно утверждать однозначно – если поп приезжал в лагерь, это почти всегда был вербовщик РОА или аналогичной структуры. Вот выдержка из речи того же архимандрита Шахновского, призывающего вступать в РОА: «Промысел избавляет русских людей от новой гражданской войны, призывая иноземную силу исполнить свое предназначение... Сверх человеческого действует меч Господень».

Иноземная сила (не без помощи совковых генералов, конечно) отправила на тот свет 25 миллионов наших людей. Неслабый меч, только Господень ли?

Ещё один интересный момент: деятельность по вербовке в РОА курировал небезызвестный группеннфюрер СС Мюллер, только не тот смешной киношный, а настоящий. Мы не будем утверждать, что юный Алёша был знаком с Мюллером, но если дело с вербовкой обстояло именно так, как мы предполагаем, то Алёша и его папа числились именно за его ведомством.

Таким образом, мы пришли к следующей цепочке связей: Гиммлер – Мюллер - Власов – Киселев – Ридигер-старший – Ридигер-младший. Так что папа патриарха всея Руси скорее всего агитировал пленных предать Родину и перейти к гитлеровцам (а, в отличие от пленных красноармейцев, Ридигер-старший знал, что фашисты творят в других в концентрационных лагерях и вообще на оккупированной территории). Существует и ещё один слух, который на фоне всех известных и достаточных фактов о жизни и деятельности Ридигеров вполне может иметь подтверждение. А именно, что будто существует в одном небезызвестном ведомстве фото 1944 года, на котором крестным ходом вокруг немецких береговых батарей, дабы они лучше отражали атаки советской армии при снятии блокады с Ленинграда, ходят уже упомянутые о. Киселёв, Ридигер-старший и ещё юноша Алеша, будущий патриарх Всея Руси.

Интересно, в 1986 году, когда Алёша стал Алексием, митрополитом Ленинградским и Ладожским, в не дрожали ли у него руки, когда их целовали несведующие прихожане, перенёсшие и пережившие блокаду, потерявшие в войне своих родных и близких? Ничего не шевелилось в душе этого человека, «окормлявшего» людей, что молились о погибших в этой войне, ведь он то был на другой стороне?

Мы, однако, хотим подчеркнуть, что ни в коей мере не считаем себя судьями солдатам РОА, отцу Александру, даже Власову и другим генералам. Дело здесь в другом.

Отступая, НКВД оставляло за собой впечатляющую сеть агентуры. Когда же Красная Армия возвращалась на оккупированные территории, информаторы стояли в очередях, чтобы сдать друг друга раньше других. Могло ли в такой ситуации пройти незамеченным так называемое «окормление страждущих» Ридигерами в концентрационных лагерях? Очевидно, что такое совершенно исключено. В качестве иллюстрации приведём небольшой отрывок из брошюры 1999 года того самого Васи Ермакова, ставшего впоследствии священником, о котором упоминает Алексий и который ныне служит протоиреем в петербургской церкви: «В октябре (1945 ред.) всех, кто был в оккупации, вызвали в Большой Дом. Советская власть смотрела очень строго, чтобы никто не пролез с «чуждыми» идеологическими убеждениями». Что значит «окормление», было показано выше, кто такой Александр Киселев и чем он занимался, НКВД так же знало, как знало о взаимоотношениях с ним Ридигеров. Почему же патриарх Алексий скромно умалчивает об этом факте? Нам известно, что псковского священника ныне архимандрита Санкт-Петербургской митрополии Кирилла, уличенного в получении дров в немецкой комендатуре, осудили на 10 лет за сотрудничество с оккупантами. Но почему ни Ридигер-старший, ни его семья не были наказаны Советами? Тому может быть единственная причина – виновный должен был пойти на сотрудничество с НКВД, тем более, что Иосиф Виссарионович в 1945–м усердно занимался церковным строительством и толпы молодых лейтенантов НКВД, которые приняли тогда постриг. В интервью газете «Известия», с которого мы начинали наше повествование, Алексий очень много говорит о мистике, можно, конечно, найти мистическое объяснение такому чудесному изволению из лап чекистов будущего патриарха, но, как говорится, есть мистика, а есть и статистика. Так что, по всей видимости, семья Ридигеров досталась в наследство НКВД от гестапо. Ничего удивительного в этом нет. Наоборот, такие «сотрудники» были самыми покладистыми и активными в доставке ценных сведений об «окормляемых», а их, врагов советской власти, в бывшей буржуазной Эстонии, надо полагать, был непочатый край.

Мы не хотели бы выступать в этой статье только со своей морализаторской позиции, поэтому попробуем обратиться и к тем, о ком упоминает сам Ридигер. Чуть раньше нами была упомянута брошюра «46 лет на службе у Бога» протоирея Василия Ермакова, которого когда-то «чудесно» спасли из концлагеря. В ней есть, конечно, пара дежурных хороших слов об Алексии, однако, если прочитать её внимательно, можно обнаружить скрытую полемику именно с Ридигером. Чувствуется, что ее автор, упоминая об Алексии, как бы объяснял читателю, почему он всего лишь настоятель кладбищенской церкви, в отличие своего продвинувшегося соученика и приятеля. Вот один из моментов, в котором протоирей описывает, кто и по каким критериям назначал церковнослужителей: «Известно, что уполномоченные Комитета по делам религии беззастенчиво вмешивались в дела церковной жизни, даже в таинства рукоположения священников и епископов». Далее он описывает, как вербовали его самого: «Эта опасность коснулась и меня. В 1957 году меня вызвали в КГБ. Было это перед всемирным фестивалем молодёжи в Москве. И вот работник, не знаю, какого чина в штатском, спрашивает, хотел бы я побывать на московском фестивале.

- Да ведь это дело светское, - отвечаю, - а я – священник.
- Там будут и служители культа, это политика. Разумеется, вас пошлёт Епархия, всё как положено.
Я молчу.
- А нам вы будете давать информацию: кто из священников встречался с иностранцами. Всё. Больше ничего от вас не требуется.
- Непосильная для меня задача, - говорю.
- Отчего же непосильная?
- Память у меня плохая.
……….
- А почему вы отказываетесь? О Вашем сотрудничестве с нами никто никогда не узнает.

Но я твёрдо, хотя и без вызова, отказался. После этого меня в течение многих лет не включали ни в одну делегацию священников, отправляющихся за рубеж».

Теперь посмотрим, что пишут об этом периоде в официальной биографии Ридигера:

- origindate::15.07.1957 отец Алексий назначен настоятелем Успенского собора города Тарту и благочинным Тартуского округа. origindate::17.08.1958 возведен в сан протоиерея. origindate::30.03.1959 назначен благочинным объединенного Тарту-Вильяндиского благочиния Таллинской епархии. origindate::3.03.1961 в Троицком соборе Троице-Сергиевой Лавры пострижен в монашество. origindate::14.08.1961 иеромонаху Алексию определено быть епископом Таллинским и Эстонским с поручением ему временного управления Рижской епархией. origindate::21.08.1961 иеромонах Алексий возведен в сан архимандрита. origindate::3.09.1961 в Таллинском Александро-Невском кафедральном соборе совершена хиротония архимандрита Алексия во епископа Таллинского и Эстонского.

origindate::14.11.1961 епископ Алексий назначен заместителем председателя Отдела внешних церковных сношений Московского Патриархата.

В те самые годы, когда вербовали Ермакова и когда он отказался, оставшись заштатным священником, мы наблюдаем головокружительную карьеру Алексия. Именно это Ермаков и имеет в виду. И ещё, в другом месте своей брошюры о. Василий ни с того ни с сего начинает говорить о РОА: «Мы были среди немцев, и только молитва и случай помогли нам освободиться из лагеря; но и так называемые власовцы – бойцы, добровольно входившие в состав РОА, - тоже были русские среди немцев». Видимо, эта тема до сих пор очень свежа в памяти о. Василия и актуальна для него.

Вопрос, в общем, не в том даже, на чьей стороне Алексей Ридигер (как и его отец) был во время войны, это дело его совести. Только может ли такой человек быть патриархом той Руси, которая была на стороне другой. И это дело уже не только его совести, ибо мы должны, обязаны знать, кем является этот человек, набивающийся нам в пастыри духовные.

P.S.

Трудно оценить цинизм ситуации, когда ставший в 1986 году ленинградским митрополитом Алексий, будущий патриарх «окормлял» блокадников, в которых стреляли пушки, возможно освященные отцом «окормляющего», когда люди целовали руку сына человека, возможно благословлявшего убийц их отцов. Ирония ли это судьбы, или митрополитов назначали шутники с Лубянки? Однако не в этом соль истории семейства Ридигеров. Когда мы узнали обо всей этой истории и поняли чудовищную ложь, которая сопровождала Алексея Ридигера, стали понятны и многие вещи, произошедшие с нашей Родиной именно с потворства и поддержки этого человека. Может ли с ним возродиться Россия? Наверное, нет. Как представляется, и Алексий знает об этом. Именно этим внутренним нежеланием добра нашей Земле можно объяснить один почти мистический факт. Ридигер всячески уклоняется от получения иконы Казанской Божьей Матери, ныне находящейся у Папы Римского. Согласно известным пророчествам, возрождение России наступит после того, как вернётся эта икона. Об этом пророчестве знает и Папа, который пытается исполнить его. Однако под разными, порой самыми надуманными предлогами, в которых нет и тени веры, Ридигер отказывается от получения этой иконы. Таким образом он, наверное, подсознательно или сознательно, мстит всем нам за то, что всю жизнь вынужден был скрывать правду, боялся разоблачения.