Патрон для президента. Кадыров

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Процесс избрания преемника Ахмата Кадырова вступил в решающую стадию: до голосования чуть больше месяца, в субботу официально истек срок регистрации кандидатов. Республиканский избирком все правильно сделал: уже в пятницу был сформирован список фамилий, которые будут внесены в бюллетени для голосования. Как и в прошлом октябре, их семь -- один главный герой и шестеро малоизвестных сопровождающих, призванных обеспечить видимость справедливой борьбы за голоса.

Вместе с генерал-майором милиции Алу Алхановым, которого неофициально уже велено считать победителем голосования 29 августа, на финишную прямую вышли советник президента Чечни Ваха Висаев, сотрудник аппарата чеченского Госсовета Мухумд-Хасан Асаков, директор одного из филиалов Современной гуманитарной академии Абдулла Бугаев, генеральный директор Государственного унитарного предприятия «Чеченнефтехимпром» Умар Абуев, предприниматель Магомед Айдамиров и начальник одного из отделов УФСБ по Чечне Мовсар Хамидов.

Поскольку штабом генерала Алханова в республике командует тоже в основном УФСБ, г-на Хамидова, видимо, следует считать запасным кандидатом -- на тот случай, если с основным что-то случится до выборов. Это, к сожалению, не исключено: сообщения о взрывах и жертвах среди чиновников приходят из Чечни ежедневно.

Между тем наличие дублера -- одно из тех не слишком заметных на первый взгляд отличий, которые в сумме делают нынешнюю ситуацию непохожей на ту, что была на прошлых выборах президента Чечни, даже несмотря на арифметическое совпадение расклада с кандидатурами. Сомнения чеченских социологов относительно уровня популярности кандидата Алханова, о которых на прошлой неделе писала газета «Время новостей», может быть, и неоправданны. По крайней мере до сих пор все акты свободного волеизъявления чеченского народа, имевшие место в присутствии Объединенной группировки федеральных войск, свидетельствовали о большой сговорчивости избирателей и их готовности голосовать «за кого положено». Пусть даже с неизбежной скидкой на региональные особенности подсчета голосов, из-за которых число «правильных» бюллетеней иногда оказывается больше, чем общее число проголосовавших. Но даже если августовский тур чеченской демократии пройдет так же гладко, как и предыдущие, ситуация на выборах и сразу после них все равно будет куда сложнее, чем в прошлом году.

Между Ахматом Кадыровым и Алу Алхановым есть принципиальная разница. Г-н Кадыров выступал хоть и при поддержке Кремля, без которой ему едва ли удалось бы так легко разделаться с соперниками, но все-таки и лично от себя. К моменту выборов прошлой осенью он уже три с лишним года фактически находился у власти в Чечне, сформировал группу единомышленников, почти с нуля выстроил вокруг себя механизм власти, обеспечил себе силовую поддержку со стороны собственной гвардии и чеченской милиции. Возможно, он и недобирал популярности по сравнению с некоторыми соперниками, нейтрализованными Кремлем, но, несомненно, был достаточно самостоятельным политиком.

Г-н Алханов тоже поддержан Кремлем. Но пришел он туда не сам -- его выдвинули те, кто позиционирует себя как «команда Кадырова». На самом деле как таковой «команды Кадырова» нет: он был слишком авторитарным руководителем и собирал вокруг себя максимально удобных для себя исполнителей, стараясь при этом уравновесить противоречивые интересы различных клановых групп. Эта система стала распадаться сразу после гибели Ахмат-хаджи. Но пока остаются люди, которые очень заинтересованы в том, чтобы и дальше быть у власти. Не в последнюю очередь потому, что только такой статус гарантирует им безопасность. Для этого им нужен управляемый политик, который внешне заменил бы Кадырова, но при этом не он дирижировал бы «командой», а «команда» -- им. Когда силовой вице-премьер Чечни Рамзан Кадыров и новый глава Госсовета Таус Джабраилов впервые привели в Кремль министра внутренних дел Чечни, они были уверены, что это как раз подходящая кандидатура.

В принципе у них есть основания, чтобы рассуждать именно так. Генерал Алханов по большому счету был обязан «кадыровским» своим министерским портфелем. На этом посту он в отличие от своих предшественников проявлял сговорчивость, подчиняясь не столько своему непосредственному начальству из федерального МВД, сколько главе республики и его сыну, который руководил президентской службой охраны. Сама служба охраны, напомним, входит в штатный состав МВД Чечни, а ее глава Рамзан Кадыров имеет чин капитана (до недавних пор -- старшего лейтенанта милиции). Однако скромные капитанские погоны не мешают ему регулярно показывать, кто хозяин в чеченском доме. Возможно, силовой вице-премьер и не стал бы такой откровенно доминирующей силой в нынешней чеченской политике, если бы его шеф, и.о. президента Сергей Абрамов, сразу проявил достаточную жесткость и выстроил соответствующую субординацию. Но финансист Абрамов, пришедший в республику опять-таки в качестве «удобного», «технического» премьера, был слишком шокирован убийством Кадырова-старшего и с радостью отдал инициативу в руки своего энергичного напарника.

В итоге все, что сегодня еще можно назвать законной чеченской администрацией, оказалось в руках Рамзана Кадырова и группирующейся вокруг него чеченской «команды». Разумеется, они очень хотят, чтобы этот факт признал и генерал Алханов. Тот пока ни разу не вступил с ними в публичную полемику. Но также очевидно, что он должен будет рано или поздно это сделать. Потому что федеральный центр поддержал его не как марионетку «кадыровцев», а как политика, который поможет окончательно построить в Чечне нормальную систему государственной власти, разобраться в финансовых потоках и разоружить бесчисленные «серые» формирования, состоящие из бывших, а нередко и действующих боевиков, которым номинально розданы удостоверения сотрудников российской милиции. Алу Алханов вполне годится для этой роли -- он лоялен, не обладает кадыровской харизмой, постоянно побуждавшей ее обладателя искать все большей самостоятельности и независимости. При этом к нему неплохо относится местное население, которое до сих пор не видело с его стороны ничего плохого. А его погоны позволяют надеяться, что рано или порядок в Чечне будет поддерживать нормальная штатная милиция, а не несколько частных армий с крайне своеобразными представлениями о законе. Нельзя забывать и о том, что в активе у Алу Алханова -- комиссия Германа Грефа, которая фактически пишет ему экономическую программу, вполне впечатляющую даже в предварительных цифрах.

Но весь этот положительный актив г-н Алханов сможет реализовать только в том случае, если он окончательно станет кандидатом от Кремля. Кандидату от Рамзана Кадырова куда сложнее будет выиграть выборы, у кандидата от Рамзана Кадырова не может быть консультанта по имени Герман Греф, кандидат от Рамзана Кадырова никак не сможет помочь восстановлению законности в Чечне, потому что законность не может базироваться на юридических познаниях главы президентской охраны. Ясно, что последнему нелегко будет отказаться от своего нынешнего влияния. Более того, возможны самые неприятные эксцессы, если федералы не проявят достаточной осторожности и чуткости, предлагая ему что-то взамен. Поэтому совершать эту рокировку придется скорее всего уже после выборов. Но она неизбежна. У Алу Алханова должен остаться только один патрон -- и он должен быть в Москве, а не в Центорое. "