Паша-Цветомузыка: "Быков должен сидеть в тюрьме"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Паша-Цветомузыка: Анатолий Быков должен сидеть в тюрьме

 Благородно-мученический образ Быкова создан усилиями имиджмейкеров и журналистов

Оригинал этого материала
© Известия, 27-origindate::28.12.2000

Владимир Цыпин

Converted 11279.jpg

Жанр откровений предусматривает анонимность человека, решившего поделиться своими взглядами на ту или иную проблему, если под угрозой может оказаться его репутация или сама жизнь. Читателям "Известий" представляется уникальный шанс познакомиться с откровениями человека, не собирающегося скрываться. Предприниматель Павел Струганов, более известный широкой общественности как "Паша Цветомузыка", согласился рассказать "Известиям" о том, почему бывший партнер Анатолий Быков подписал ему смертный приговор.

Часть первая

Паша-Цветомузыка
Паша Цветомузыка

Жить в постоянном страхе невозможно. Человек может потерять себя, превратиться в параноидальное животное, если к ним применимо такое понятие. Я не столько боюсь, сколько опасаюсь того, что со мной может произойти. Учитывая то, что Анатолий Быков продублировал заказ на мое устранение, случится может всякое. Тем не менее я не собираюсь менять свой образ жизни, сворачивать дела, куда-то бежать. Конечно, необходимо соблюдать элементарные меры предосторожности, но не более того.

Я не хочу бравировать своей смелостью, просто наступает момент, когда становится все равно. То есть, конечно, душа болит за родных и близких, но играть в казаки-разбойники не имею ни малейшего желания. Внимание журналистов сначала сильно раздражало, но потом пришло понимание того, что представляется возможность объяснить людям, что такое феномен Анатолия Быкова и почему ему не к лицу костюм Робин Гуда. Загвоздка не в том, что собираются устранить меня. Просто это не завершит список неугодных, Быков продолжит безнаказанно убивать людей.

Проваленный заказ

То, что Анатолий Быков собирается устранить меня, стало ясно еще год назад. Хотя Быков напрямую не сообщал тем, с кем собирался навеки расстаться, о своих намерениях, его поведение говорило само за себя. Он неожиданно становился недоступен, менял номер телефона и забывал об этом сообщить, а секретарь отвечала, что Анатолия Петровича нет на месте. Совместные проекты сворачивались, и человек оказывался в вакууме.

Нечто подобное произошло и со мной. Несмотря на то что уже два года как я не вел дела в Красноярском крае, отношения с Быковым поддерживал. С каждым разом с ним становилось все труднее общаться. Создавалось впечатление, что имеешь дело с тяжело больным человеком, страдающим манией величия пополам с манией преследования. Собственно, это я ему и сообщил. Не только самому Быкову, но и его ближайшему окружению. Как бы ни была ограниченна его команда, но даже она понимала, что с Быковым уже давно не все просто. Что-либо сказать Быкову было нельзя, поскольку с определенного момента своего существования он желал слышать только хорошие новости. Критика в прямом смысле была убийственна.

Но не только вольные речи послужили причиной для приговора. Главное заключается в том, что Быков не терпит рядом независимых людей. Это для него как красная тряпка для быка. Либо человек на коленях, либо его не должно существовать. Так как вставать на колени я не очень торопился, по мнению Быкова, пора было писать завещание.

Быков сам загнал себя в ловушку. Он настолько уверовал в собственную неприкосновенность, что лично принял Александра Василенко после якобы выполненного заказа. Он взял у киллера часы - мои и моего друга, расспрашивал о подробностях, пожурил Василенко за то, что не был сделан контрольный выстрел. После чего Василенко получил распоряжение ехать в Германию, где ему выплатят деньги, - все это записано на пленке. Кстати, друзья предупредили Василенко, что в Германии его ждет пуля. Приговор должен был исполнить его ближайший друг. Причина в том, что Василенко слишком долго тянул с заказом. Наверное, зная, что возможности поговорить по душам больше не представится, Быков так дотошно и расспрашивал Василенко о подробностях.

Здесь необходимо оговориться, что затея с инсценировкой полностью принадлежит сотрудникам органов. В тот день, когда все должно было произойти, мы с другом ждали гостей, в том числе должен был прийти и Василенко. Гости нагрянули, но совсем другие. Сотрудники органов сообщили, что только что предотвратили преступление, в котором мне с другом была уготована участь потерпевших. Не знаю, кого выносили из подъезда, но это точно были не мы.

Трудно судить, чем руководствовался Александр Василенко, когда не стал выполнять заказ. Скорее всего ближайшее окружение Быкова устало от заскоков патрона. Известно, что между собой выжившие члены команды Быкова заключили соглашение не сдавать друг друга. Дело в том, что все те, кто начинал с Быковым, давно убиты. В живых осталась наиболее удаленная от хозяина часть, но и они боялись, что в один прекрасный в кавычках момент придет распоряжение убить соседа. Система доносительства была положена в основу структуры Быкова, поэтому приближенные заключили пакт о ненападении: именно поэтому и предупредили Александра Василенко.

Так или иначе, но органы провели эту операцию без моего ведома, оставив мне роль статиста. Тем не менее с завидной регулярностью раздаются звонки с предложением сотрудничества. Приходится отшучиваться и вежливо отказывать. Во-первых, не в моих принципах такое партнерство, да и программа защиты свидетелей в России, как правило, заканчивается в районе Аллеи Славы на Бадалыке или любого другого кладбища. Во-вторых, нет никакого смысла сотрудничать с органами, поскольку материала на Быкова у них предостаточно. Тем не менее Быков вышел из тюрьмы, и существует вероятность, что сможет повторить это еще раз. По информации из его окружения, первый раз ему это далось почти даром, всего за 6 миллионов долларов. [page_10442.htm Сейчас сумма выросла до 25 миллионов, и соблазн велик.]

Мне уже сказали, кто именно взял часть денег: человек готов развалить дело до конца и с почетом уйти на пенсию. Самое смешное, что сказали мне это люди, причастные к передаче денег. Они сами не знают, к какой стороне приткнуться, и если Быков не выйдет, публично назовут имя взяточника. Смысла в сотрудничестве с органами не вижу еще и потому, что, кто знает, может быть, полученные от меня данные будут использованы для того, чтобы увеличить сумму откупных.

Герой не нашего времени

Самое печальное заключается в том, что трудно себе представить, в каких условиях будет жить мой сын, если в новое тысячелетие страна идет со старыми проблемами. Время быковых давно ушло, но Анатолий Петрович продолжает свое победное шествие. Его благородно-мученический образ создан усилиями имиджмейкеров и журналистов. Жадность превращается в расчетливость, жажда власти и имперские амбиции - в умение крепкого хозяйственника, звериная жестокость - в суровую справедливость.

Сегодня больше 40% жителей Красноярского края готовы отдать за него голоса на губернаторских выборах. И это не блеф. Более того, уже год, как готов план по проведению процедуры импичмента нынешнего губернатора Александра Лебедя. Как только деньги Быкова найдут своего адресата и он чистым от всех обвинений выйдет из "Лефортова", механизм импичмента будет приведен в действие. Край получит крепкого хозяйственника, остановившегося в развитии на уровне восьмого класса средней школы, но с амбициями старухи из сказки Пушкина.

Нет, конечно, я пытался вспомнить что-то доброе и человеческое о Быкове. Он обладает отличным вкусом, чистоплотен и не терпит неряшливости. Одевается только изысканно, хотя в быту излишней роскоши не любит. Незлобив в игровых видах спорта, то есть не злится, проигрывая в бильярд или баскетбол без правил. Любит отдыхать за границей. Но этого недостаточно, чтобы составить о человеке какое-то впечатление. Лично для меня Быков сделал в свое время доброе дело, дав возможность вести дело с КрАЗом. При этом он имел 50% от предприятия, но и того, что оставалось мне, было достаточно.

Все благотворительные деяния Быкова не более чем показуха. Да и оплачивает это все он не из своего кармана. Существует фонд "Вера. Надежда. Любовь", который творит добрые дела от имени Анатолия Быкова. Однако пополняется фонд за счет банального рэкета, которым Быков обложил красноярских коммерсантов. Каждый шаг Быкова обставляется с большой помпой. Создается впечатление, что Всевышний не волнуется за Красноярск, поскольку там есть Быков. Самое интересное, что он в это верит сам. Когда во время избирательной кампании Быков лично вручал одному из деревенских жителей стиральную машину, тот сказал, что молится на Быкова. На что Анатолий Петрович со всей серьезностью возразил, где же в таком случае его портрет.

Неприкасаемый

Как человеку, имевшему неприятности с законом и воочию убедившемуся, что собой представляют места не столь отдаленные, мне не хочется повторять пройденное. Быков не знает, что такое государственная машина. Единственное неудобство, которое он испытывал в тюрьме, заключалось в том, что он лично не мог общаться с людьми. Все остальное ему было доступно. По его мнению, человек, у которого есть деньги, в этой стране сидеть не будет. Соответствующим образом он и строит свое поведение.

Среди приближенных и влиятельных лиц края он создал мнение о себе как о человеке, которого активно поддерживает Кремль. Он не раз говорил о том, что голосовал за Владимира Путина, который нужен ему как альтернатива Александру Лебедю. Только выехав за пределы Красноярского края, люди начинают понимать, что в словах Быкова нет и намека на правду. Чего стоит только эпизод с проведением неформальной встречи глав государств в Красноярске. Быков говорил, что у него запланирована встреча с Борисом Ельциным, что совещаться по проблемам края они не будут, а лишь побеседуют накоротке.

Как бы то ни было, но депутатом краевого Законодательного собрания Анатолий Быков стал. Это послужило для него поводом еще больше поверить в собственное могущество и непогрешимость. Следующим этапом должна была стать Государственная дума, но произошла осечка. В Москве совсем не стремились увидеть в Охотном ряду красноярского "авторитета". Ему было отказано в регистрации. Причем поводом послужило наличие лишнего дома и джипа. Дома у Быкова действительно не было, но вот с джипом сложилась комичная ситуация. Накануне подачи документов в избирком Быков распорядился переоформить джип. Его помощники забыли это сделать. Когда избирком стал проверять данные, ребята спохватились, "угнали" джип, облили бензином и подожгли. Хозяину сказали, что машина сгорела давно, но его не хотели расстраивать и не говорили ничего.

Тем не менее Быков не оставил своих планов подняться на Олимп. Следующим этапом должен стать пост губернатора, а потом президента страны.

Часть вторая

Многие политики считают Анатолия Быкова выскочкой, на которого не имеет смысла обращать внимание. Мол, есть такое ЧП районного масштаба, ну и пусть себе играется во взрослые игры. Ту же ошибку совершают и предприниматели, полагая, что проблема Быкова рассосется сама, главное - не чесать. История продвижения Быкова к власти ничему не научила.

Пробитый

Анатолий Быков любит рассуждать на общие темы. Никому еще не удавалось копнуть поглубже, разговорить его с тем, чтобы он раскрылся как личность. Даже в боксе, предмете, который он должен знать досконально, у него существуют пробелы. Тренеры, у которых Быков в свое время учился, указывают на то, что Анатолий Петрович так и не сумел приобрести правильную стойку. Во время боя он часто "поднимал бороду", то есть открывал подбородок для удара. Этим свойством Быкова часто пользовались противники. В результате про Быкова стали говорить, что он "пробитый", то есть получавший частые сотрясения мозга.

"Пробитость" Быкова оказала свое влияние на все его последующие действия. В какой-то момент Быков решил стать криминальным авторитетом. Чтобы все было по-настоящему - сходки, деньги, машины и так далее. Быкова поставили смотреть за воровской кассой. А когда Анатолий попробовал подавать свой голос во время обсуждения тех или иных проблем, ему объяснили, что его дело маленькое: записывать, кто из коммерсантов сколько принес и кто из воров сколько забрал.

Подобного унижения Быков перенести не смог. С того момента его уважение к "синим", то есть живущим по понятиям уголовного мира, сменилось лютой ненавистью. Воры подписали себе приговор. Одного за другим Быков уничтожил местных авторитетов и воров.

Первым из убитых был Чистяков, авторитет и владелец казино. Быков и Чистяков разбирались из-за коммерсанта, и Быков взял с собой на встречу очень много людей. "Ты что с собой такое стадо привел?" - спросил Чистяков. В ответ на него накинулись и избили. Быков решил, что Чистяк ему этого не простит, и вскоре тот был убит. Коммерсант, из-за которого вышла разборка, потом бежал из города, потому что Быков потребовал с него слишком много за спасение.

Милиционеры, с которыми я встречался в Красноярске, объясняли мне, что это не они вырастили Быкова, а их тогдашние начальники. "Тогда мы могли бы его посадить, но не было команды, - говорят они, - а сейчас против него уже нет улик". Так некоторые из них оправдываются за то, что получают от Быкова деньги.

"Завод нуждается во мне"

Converted 11281.jpgБыков оказался в нужное время в нужном месте. Еще на заре перестройки он часто ездил в Ташкент. Ему нравилось, как там все разумно устроено, как там платят милиции и как уголовники берут под "крышу" цеховиков. Ему очень хотелось перенести эту систему в Красноярск. Когда наступило время приватизации и на Красноярском алюминиевом заводе объявились посланцы "TransWorldGroup", оказалось, что представители британской компании знакомы Быкову по Ташкенту.

Анатолий Быков умел производить впечатление и организовывать красивые встречи. Возил гостей по ресторанам, показывал живописные места - одним словом, сделал так, что стал для них незаменимым человеком. Люди из Ташкента попросили Быкова обеспечить отсутствие криминальных проблем на заводе, но оценили его достаточно мало: они не заплатили ему тех денег, которые обещали. Это была огромная ошибка. Быков всегда был очень хитрым человеком, а его чутье тогда еще не давало осечек. Быков не только сумел убедить Колпакова (тогда - гендиректора КрАЗа) выкинуть ТВГ с завода, но и сам с помощью хитроумных комбинаций окончательно закрепился на заводе.

К примеру, Быков мог рассказать Колпакову, что из Москвы прислан снайпер - его убить. Через некоторое время эту же информацию приносили прикормленные Быковым милиционеры. Когда Колпаков от страха уже не знал, куда деваться, Быков пришел к нему и сказал: "Не волнуйся, проблему со снайпером я уже решил". За "решение" таких проблем, которых на самом деле не было, Быков потребовал для себя статуса акционера.

Если бы деловое чутье Быкова не уступало его умению "разводить" людей, то КрАЗ бы расцвел. Но новое руководство умело только бояться и воровать. Алюминий стоил тогда на бирже по две тысячи долларов тонна, а на КрАЗе повисло двести миллионов долларов долга, все перессорились между собой, и когда Колпаков и Ратников поняли, что скоро их убьют, они сбежали в Москву и продали акции Василию Анисимову.

Сейчас говорят о том, что арест Быкова был выгоден в первую очередь именно группе "Русский алюминий". Мол, таким образом можно было осуществить схему "акции в обмен на свободу". Мне кажется, что дело не в этом. Рано или поздно, но какой-нибудь "Алюминий" вытеснил бы Быкова с завода. И это произошло бы потому, что человек не хочет меняться. Это все видели, это все понимают. Сотрудничать с ним на высоком уровне невозможно, поскольку до сих пор сохранилась психология уличного рэкетира, к тому же возомнившего себя богом и полностью уверовавшего в правильность принимаемых им лично решений.

Уже выйдя из тюрьмы, Быков заявил, что завод ему не нужен. Это он нужен заводу. Еще настанет время, когда новые акционеры придут к нему с просьбой вернуться и управлять как раньше.

"Великий орнитолог"

Конфликт с губернатором Александром Лебедем вышел у Анатолия Быкова как будто на пустом месте. Два упрямых человека встретились на дороге. Им бы разойтись, благо места хватит для казачьей лавы, идущей в атаку, но природные качества заставили обоих идти на таран. Быков любил говорить, что это будет ручной губернатор, и отказывался слушать советников, указывающих на другую породу генерала. Главное для Быкова было не допустить избрания Валерия Зубова. Именно эта причина побудила Анатолия Петровича привести в край Александра Лебедя.

Быкову хотелось, чтобы в крае был эдакий коммунизм наоборот: каждый бизнесмен должен был платить Анатолию Петровичу сколько Быков захочет, а после этого уже Анатолий Петрович раздавал бы чиновникам столько, сколько ему покажется нужным. "Все должны есть с одних рук. Если люди сами будут зарабатывать деньги, ими нельзя будет управлять" - это его слова. И конечно, в его руках должны были быть не только деньги, но и право вершить суд. Проблема в том, что этот суд вершился ни по каким понятиям: ни по божеским, ни по правовым, ни по уголовным.

Однажды несколько человек откололись от Быкова, потому что он давал им мало денег, и, по понятиям Анатолия Петровича, они, конечно, заслужили смерть. Так случилось, что среди отколовшихся был мальчик восемнадцати лет, а брат этого мальчика, на три года старше, остался с Быковым. Когда обсуждали, что делать с отступниками, встал вопрос: "вот, можно их убрать там-то и тогда-то, но вот беда, в машине с ними будет и этот мальчик". Что делать с мальчиком? Спросили брата. Брат посмотрел на Анатолия Петровича и сказал: "Как бог решит".

Бог решил так, что мальчика убили. Брат живет до сих пор, у него все хорошо - дорогие автомобили, часы, одежда. Допустим, этот брат был так предан Быкову. Но Быков - ни по каким понятиям не имел права принимать такую жертву.

Конфликт такого человека с любым губернатором был бы неизбежен. У Быкова было желание пойти в губернаторы еще в 1998 году. Но тут случилось вот что: сын одного крупного милицейского начальника ухаживал за девушкой, за ней же ухаживал один из ребят Быкова. Сын мента выразился в том смысле: "А что мне Быков?" Быкову донесли. В результате парня вывели прямо из ресторана и забили до смерти. И сотрудники милиции тогда недвусмысленно дали понять, что стоит Быкову попытаться пролезть в губернаторы, дело будет реанимировано.

Английский президент

Когда Быков вышел на свободу в первый раз, оказалось, что красноярские бизнесмены больше ему не платят. Быков посчитал, что в этом виноват я. Поймите правильно: вместо Быкова не появилось никакого другого человека, который собирал деньги. Но мы всем говорили: "не платите никому". И сейчас Красноярск - это город, свободный от рэкета. В результате был составлен список неугодных: я - в начале этого списка, все те, кто не платит, - дальше.

Криминальными авторитетами принято называть всех, кто отбывал наказание и позже смог заработать какие-то деньги. Я не считаю себя таковым. Интересная логика: если про меня говорят - криминальный авторитет, бывший правой рукой Анатолия Быкова, то кто же такой Быков? Если Анатолий Быков - крупный предприниматель, то я в таком случае тоже предприниматель, но уровнем поменьше. Очень хотелось бы, чтобы средства массовой информации и правоохранительные органы как-то определились.

Самое точное определение для мотивации поступков Анатолия Быкова можно дать таким образом - патологическая жадность обуреваемого жаждой власти человека. Он не платит киллерам, выполняющим его заказы, ищет компромат на партнеров по бизнесу, с тем чтобы сократить причитающуюся им долю, оставляет за собой последнее мнение, каким бы ошибочным оно ни было.

На одном из совещаний, проводимых с членами своей команды, Быков решил привести пример из английской истории. "Как сделал в таком случае английский президент..." - сказал он. Его тактично поправили, мол, в Англии королева. На что Быков разъярился и сообщил всем присутствующим, что если он говорит, что в Англии президент, значит, так оно и есть. Не признавать ошибки и полагаться на собственное чутье или на мнение жены, составленное в ходе часовой беседы с человеком, стало нормой для Быкова.

Как-то на работу к Быкову пришел устраиваться человек, представившийся снайпером, прошедшим горячие точки. Работы не было, и, по словам окружения Быкова, их патрон отказал просителю. Однако через несколько минут, сказав, что такой специалист может понадобиться кому-то еще, приказал убить безработного стрелка.

Знаменитая кассета, на которой Татаренков обвиняет Быкова в многочисленных убийствах, совершенных по приказу последнего, - тоже следствие ошибок Быкова. За оказанные в прошлом услуги Анатолий Петрович презентовал Татарину отель в Греции. По стечению обстоятельств возникли недоразумения с оформлением документов. Расстроенный Татарин позвонил Быкову и попытался выяснить, в чем причина. Быков возмутился и сообщил собеседнику, что обвинений не потерпит и прикажет того убить. Через некоторое время Быков вызывает Татарина в Германию, чтобы мирным путем уладить конфликт.

Доверенные люди предупреждают Татарина о том, что Быков из Германии выехал, а на месте встречи ждут совсем другие люди с далеко не самыми мирными намерениями. Тогда-то и бросился Татарин к видеокамере, а в офис Анатолия Петровича прислал факс с кратким содержанием фильма и предупреждением о возможных последствиях. То, что кассету обнаружили, стало чистой случайностью, так как в гости к Татарину спецслужбы заехали совсем по другому поводу.

Задумайтесь над историей Татарина. На последних выборах блок Быкова собрал 40% голосов, но от Быкова слишком часто уходят самые близкие ему люди. Они предают, чтобы не быть убитыми. Его система управления держится на страхе смерти и доносах. И как только Быков попал в тюрьму, его же собственные приближенные наперегонки принялись растаскивать его империю. Именно поэтому Быкову так важно выйти из тюрьмы.

Мне могут задать вопрос о том, где я был раньше и почему не говорил во всеуслышание о том, кто есть Быков на самом деле. Тому есть несколько причин. Первая заключается в том, что компетентные органы и сами в курсе происходящего. Материала, который у них есть, хватило бы на запуск очередного криминального сериала, но пока Быков почему-то претендует на издание из серии "Жизнь замечательных людей".

Вторая причина проста - у приговоренного к смерти есть особые права. Особенно тогда, когда он смерти не боится. Я не тороплюсь осчастливить бюро ритуальных услуг, но и хранить гордое молчание тоже не имеет смысла. Более того, если я почувствую, что Быков может выйти на свободу благодаря усилиям политиков и чиновников, отстаивающих его интересы, то обращусь к ним напрямую через средства массовой информации.

Еще раз подчеркиваю - не к ментам, которые вырастили Быкова, брали от него деньги, смотрели, как он убивал их сыновей. Я хочу, чтобы меня услышали люди. Мне есть что сказать.