Первая попытка захвата Кропоткинского МЭЗа (ноябрь 2003)

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Первая попытка "Русской бакалеи" вернуть контроль над Кропоткинским МЭЗом (ноябрь 2003)

Ей помогают [page_15509.htm#1 свои люди в местной прокуратуре]

© "Коммерсантъ-Юг", origindate::01.11.2003, "На маслозаводе потянулись к оружию. "Русская бакалея" предприняла попытку взять под контроль Кропоткинский МЭЗ"

Сергей Кисин

Вчера Арбитражный суд Краснодарского края приостановил действие исполнительного производства, согласно которому единоличным управляющим ЗАО "Кропоткинский маслоэкстракционный завод" (КМЭЗ) является смещенный "Сигмой" генеральный директор Виктор Жарко. Это решение было вынесено после попытки бывшего менеджмента предприятия, поддерживаемого ЗАО "ТПК "Русская бакалея" с помощью судебных приставов осуществить смену власти на КМЭЗ.

Как рассказал "Ъ" представитель бывшего менеджмента предприятия (по версии "Русской бакалеи") Алексей Киреев, служба судебных приставов Краснодарского края на основании решения апелляционной инстанции Арбитражного суда Ингушетии, отменившего предыдущее постановление а от 12 сентября 2003 года о передаче 43% акций КМЭЗа от его бывшего менеджмента в собственность ООО "Триона-Сервис", а также исполнительного листа, выданного Арбитражным судом Тюменской области, 27 октября возбудил в отношении КМЭЗ исполнительное производство. Согласно этому производству, запрещается чинить препятствия господину Жарко и кому-либо иному выступать от имени КМЭЗа.

Во вторник судебные исполнители в сопровождении бывшего генерального директора Виктора Жарко и представителей "Русской бакалеи" пришли на предприятие и заявили о намерении восстановить его в должности. Для добровольного исполнения решения суда гендиректору (по версии "РУСАГРО") Леониду Сидорову было предоставлено три часа. По словам господина Киреева, сторонники "РУСАГРО"-"Сигмы" попытались вывезти с завода какие-то документы, но представители "Русской бакалеи" перекрыли ворота предприятия своей машиной. Тогда охрана завода стала угрожать пришедшим пистолетом. Менеджмент "РУСАГРО" отказался выполнять требования судебных исполнителей и не пустил господина Жарко на завод. Отвечая на вопрос "Ъ" о возможных дальнейших действиях его руководства, Алексей Киреев не исключил "силового варианта" вхождения "Русской бакалеи" на КМЭЗ.

В свою очередь член совета директоров (по версии ГК "РУСАГРО") ЗАО "Кропоткинский маслоэкстракционный завод" (КМЭЗ) Александр Савельев сообщил "Ъ", что "у охраны завода нет пистолетов, потому что у нее автоматы". По его словам "пришедшие с судебными исполнителями люди были пьяны, один из них даже упал в грязь перед воротами завода". Пускать представителей господина Жарко и "Русской бакалеи" на территорию КМЭЗ никто не намерен, так как, по убеждению господина Савельева, "Сигма" и "РУСАГРО" в настоящий момент "консолидированно владеют 65% акций ЗАО "МЭЗ Кропоткинский", собственность на которые не оспорена до сих пор ни в одном суде Российской Федерации".

Александр Савельев заметил, что в настоящий момент "физически исполнить постановление Ингушского суда невозможно, так как никаких изменений в реестре акционеров КМЭЗа до сих пор не произошло и непонятно, откуда надо списать эти 43% акций, чтобы, согласно постановлению, вернуть их бывшему менеджменту завода. До решения вопроса внесения изменений в реестре "Сигма"-"РУСАГРО" не собирается никому уступать управление предприятием и считает себя владельцем контрольного пакета акций.

Кроме того, сообщил господин Савельев, накануне действия судебных исполнителей были обжалованы "Сигмой" в Арбитражном суде Краснодарского края, который принял решение приостановить действие исполнительного производства в отношении КМЭЗ. Суд рассмотрит вопрос о принадлежности акций предприятия на следующей неделе. Однако дата заседания еще точно не определена. "Ъ" будет следить за развитием событий.

***

Оригинал этого материала
© "Новая газета", origindate::13.11.2003

Вынос дела. Прокурор провинциального городка прекращает расследования явных преступлений

Александр Михеев

Converted 17448.jpg

РРазве можно сказать, что дела об «оборотнях в погонах» потрясли страну? Однако шуму наделали много. И эффект от этого шума все-таки есть. Люди начали внимательнее присматриваться к чиновникам в мундирах: а не скрывается ли под погонами оборотень? Что стоит за их делами и поступками? На какие зарплаты они строят себе роскошные особняки и устраивают красивую жизнь? Эти вопросы, безусловно, особенно остро звучат в столице. Но и в провинции милиционеры, судьи, прокуроры сделаны, как говорится, из того же теста. Не в смысле, что все они оборотни, а в том смысле, что они такие же люди, как в больших городах.

Пригляделись и мы к одному прокурору захолустного кубанского города, названного по недоразумению именем отца анархизма Петра Алексеевича Кропоткина.

Прокурором Кропоткина служит Александр Владимирович Щербинин. Пожалуй, первый раз за свою восьмидесятилетнюю историю Кропоткин прославился на всю страну ровно год назад. Тогда Кропоткинский молочный комбинат отравил почти весь Южный федеральный округ. По факту массового отравления людей прокуратура Краснодарского края возбудила уголовное дело по ст. 236 ч.1 УК — «Нарушение санитарно-эпидемиологических правил, повлекшее по неосторожности массовое заболевание или отравление людей». На фоне массовой диареи прославился тогда и прокурор города Щербинин. Он возглавил следственную бригаду по расследованию причин отравления. Но, несмотря на то что в нее вошли аж 14 ведущих специалистов прокуратуры, несмотря на то что лабораторные исследования выявили в сметане, произведенной на этом комбинате, возбудитель т.н. дизентерии Зонне, несмотря на то что главный санитарный врач России Геннадий Онищенко выдал комбинату строжайшее предписание, уголовное расследование не увенчалось успехом и было благополучно прикрыто. Именно так: уголовное дело под № 16733 закрыли «из-за отсутствия состава преступления».

Тогда мы решили, что прокурор города очень любит молочное ну и комбинат, естественно, который производит эту замечательную продукцию. Однако, обернувшись, поняли, что не только «молочное» любит прокурор.

Вот история нынешней осени. В этом городишке кроме молочного есть еще и маслоэкстракционный завод. Уже 75 лет как есть. А последние двадцать руководил им директор Жарко Виктор Филиппович — закадычный друг и товарищ прокурора. С ним и на охоту, бывало, ездили, и застолья пышные делили. Делили, надо полагать, не только застолья. А потому, как только сменился собственник на этом старейшем в стране маслоэкстракционном предприятии, забыл прокурор обо всем, что творится в городе, и занялся заводом. Конкретно занялся.

Заняться, конечно, было чем. Новое руководство предприятия никак не может найти текущую бухгалтерскую документацию, оргтехнику, заводской автотранспорт… Более того, с предприятия похищено 35 (тридцать пять!) миллионов рублей. Вот бы где прокурорское усердие применить! Но по всем перечисленным эпизодам — ни одного уголовного преследования.

Прокурор Щербинин работает в другом направлении. Он всячески пытается помочь вернуться на завод своему другу и дергает новое руководство с таким усердием, что диву даешься. Бывают дни, по два-три раза нового директора вызывает. То по телефону, то повесткой. И по всяким пустякам, и по поводу, и без повода. Такое ощущение складывается, что решил прокурор нового директора вымотать, как гончая зайца. И возникает большой вопрос: что это так прокурор производством подсолнечного масла заинтересовался?

Еще Щербинин интересуется наркотиками. Ну это по долгу службы, так сказать. Даже учебник по борьбе с наркотиками составил в 1999 году. Правда, наркотиков от этого в городе не меньше стало. Наоборот — сегодня это бич Кропоткина. 13 мая сего года сотрудники ОБНОНа Кропоткинского ГОВД обнаружили и изъяли у гражданки С. 481,7 грамма героина. Даже в масштабах края это весьма крупный улов, а уж для Кропоткина…

«Сейчас усилия правоохранительных органов Кропоткина сосредоточены на выявлении каналов поступления и точек сбыта наркотических средств, — пишет А.В. Щербинин в своей книге. — Дело не новое, однако по укоренившейся порочной привычке гораздо проще изобличить рядового потребителя наркотиков за хранение пакетика опия весом в 0,1 грамма, чем уличить хитроумного наркодельца, торгующего товаром… В итоге число дел на потребителей наркотиков, которые «нашли» или «купили зелье у неизвестного лица», несопоставимо с количеством лиц, осужденных за сбыт преступного товара»…

«Золотые слова! — возмущенно писала в начале сентября краснодарская газета «Вольная Кубань». — Только почему же кропоткинский прокурор и его подчиненные не торопятся опровергнуть их делом? Ведь «хитроумного наркодельца» на сей раз удалось уличить… В кои-то веки вместо мальков в сети наших борцов с наркотиками попалась крупная рыба, а они готовы выпустить ее на волю! Или рыбка оказалась золотой?»

Видимо, очень золотой! Торговку наркотиками… отпустили.

На одном из совещаний в администрации края, посвященном борьбе с преступностью и коррупцией, прокурор Кропоткина Александр Щербинин рассказал о том, как ведется в городе война с наркобизнесом. Губернатор Александр Ткачев тогда выразил удивление, почему этот опыт остается «внутренним делом» кропоткинцев. А может быть, и хорошо, что это лишь внутреннее дело кропоткинцев. Если бы по всей России отпускали торговок с полукилограммом героина, представляете, во что бы превратилась страна?

Во время разговора прокурор города Кропоткина не смотрит в глаза. Блуждающий взгляд скользит по периметру собеседника и на мгновение останавливается где-то внизу. Удивительная манера разговора. Совестливый он все-таки человек, этот прокурор. Или оборотнем не хочет показаться? А вдруг глаза выдадут нечто, что лучше скрыть от постороннего взора?

Вот, например, жалоба, о которой поведала ростовская «Седьмая столица». Жалоба поступила от коллектива ООО «Кропоткинские фермерские крестьянские хозяйства «АККОР-АГРО». «Наше предприятие, — писали крестьяне, — занимается переработкой и выпуском соевых продуктов питания 12 лет. С апреля месяца нас проверяли комиссии различного ранга около тридцати раз. Они закрыли цех по производству молока, сыра, майонеза, цех полуфабрикатов, цех по производству сухого молока, торговые точки в городе. Без работы осталось около ста человек. Если произвол и беззаконие, творимые в том числе и прокурором Щербининым, не остановить, то мы и наши дети начнут умирать от голода. Разберитесь. Очень просим вас…». И пять листов с подписями.

Предприятия сельхозпереработки, видимо, основной профиль прокурора. Конек, так сказать. Ну а между делом Щербинин может позволить себе и расслабиться. Кропоткинцы не раз наблюдали своего прокурора в разных экстравагантных видах, но больше всего запомнился горожанам танец вокруг стриптизного шеста в одном из легкомысленных заведений. Александр Владимирович, одетый, правда, в майку и шорты, исполнил его весьма виртуозно. Конечно, до бывшего генерального прокурора Юрия Скуратова далеко, но и дистанция между ними велика. За танцы у шеста ни отставка, ни, тем более, уголовное дело не грозит.

А вообще Щербинин любит пышные застолья. Даже сомнительными компаниями для такого веселья не брезгует. Однажды был тамадой на свадьбе у торговцев бензином из Чечни.

Естественно, пристрастия прокурора на этом не ограничиваются. Но вдумчивый читатель может задать совершенно справедливый вопрос: к чему все эти рассказы? Такого рода примеров можно привести бесконечное множество. И я соглашусь с таким читателем: к сожалению, ты прав и бессилен. Бессилен что-либо изменить.

Хотя в том же Кропоткине народ пытается сам навести порядок. Правда, анархически-радикальными методами. По беспределу, как говорят юристы. Тому же прокурору взорвали вход в его роскошный дом. Может быть, за невыполненное обещание? Но разве этим можно что-нибудь исправить? Тем более по беспределу? Ну а по закону — это самому прокурору решать.

Наверняка в нашей огромной стране найдутся прокуроры и «покруче» Щербинина. В смысле оборотистей. Но и этот скромный провинциальный пример наводит на грустные размышления о ситуации в правоохранительных органах.