Первоначальное оскопление капитала

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Первоначальное оскопление капитала

" «Понятие «олигархия» ввел Аристотель. В переводе с латыни оно означает «власть немногих». Аристотель выделял правильные формы управления государством и искаженные. Правильная — это аристократическая форма, когда немногие богатые люди, называемые аристократами, управляют государством в интересах граждан. А искаженная, олигархическая — когда немногие богатые люди управляют государством с целью личной наживы».

       Полтора десятка лет демократии так и не дали ответа на вопрос: кто такие олигархи? Люди, приватизировавшие власть сомнительным способом, или класс крупных хозяйственников, успешно двигающих экономику вперед?
       За последние годы они накопили опыт и в беспощадном рэкетирском бизнесе, научившись управлять огромными массивами финансовых ресурсов, и в грязной политике, успешно лоббируя свои интересы во власти. Они умелы, опытны, известны, состоятельны и ответственны. У них есть все, чего душа пожелает: власть, деньги, известность, влияние. Кроме одного — признания. Народ же не торопится признать их людьми полезными и приятными.
       Президент выполняет свою историческую миссию: собирает страну в кулак, выстраивает «единую вертикаль власти». Наступает ли в связи с этим закат олигархов или они превращаются в опору страны? Не есть ли их сверхмиссия в истории — проведение эволюционного эксперимента, который наконец прояснит для нас принципиальный вопрос: большой бизнес с точки зрения развития цивилизации — прогресс или, наоборот, регресс самого непродуктивного и скверного свойства? 
       Свое понимание современной олигархии в интервью нашей газете дал политтехнолог, президент Информационно-аналитического центра «НОВОКОМ», академик Российской академии естественных наук Алексей КОШМАРОВ
       — Алексей, вы – политтехнолог, работавший с крупными бизнесменами и олигархами и активно помогавший многим в их становлении. Кто, по вашим наблюдениям, сегодняшние российские олигархи?
       — Они существенно отличаются от самого понятия «олигарх» и от олигархов в других странах. Поэтому, называя их так, нужно обязательно добавлять «так называемые» или ставить кавычки. Я вообще считаю, что в России олигархов нет. Есть небольшое количество людей — около пятидесяти человек, которые себя так называют. Им очень нравится сравнение с великими мира сего, и они стараются себя вести так, чтобы на них походить. 
       По сути дела, это люди, которые руководят значительным сектором частного бизнеса в России. В целом он пока мал и составляет около 30 процентов объема промышленного производства.
       — Кого же, по-вашему, называют олигархами в других странах?
       — Тех, кто очень богат и участвует в государственном управлении, но при этом в основном самостоятельно выстроил свой бизнес. Нашел, к примеру, в Техасе нефтяное месторождение и стал хозяином транснациональной корпорации. Правда, и у нас есть немногочисленные примеры, когда человек все выстраивал сам. Тот же Ходорковский свой банковский бизнес начинал с нуля, ничего при этом не захватывая. Просто первым начал обслуживать государство. 
       — У нас сверхбогатые люди влияют на власть, правда, все больше подпольно, из тени. Но, похоже, ни аристократии, ни олигархии нет?
       — Неотъемлемый атрибут олигархии – участие во власти. А наши так называемые олигархи не участвуют в управлении страной, а лишь пытаются это делать, если власть им это разрешает. 
       — Ну а как же известные фамилии, которые были так близки к «семье», Кремлю?
       — Теневое влияние, из подполья, не есть легитимное участие во власти. Вот в Америке крупные корпорации, структуры делегируют во власть своих людей, которые являются олигархами. Рузвельт, Кеннеди, Буш были олигархами в классическом понимании этого слова. Многие из них пытались быть и аристократами. 
       А у нас власть всегда принадлежала бедным. Правда, сейчас наметились некоторые тенденции к тому, что могут появиться настоящие олигархи. Некоторые финансово-промышленные группы уже делегируют во власть своих представителей. Но это происходит пока ущербно, потому что эти представители уходят из групп, порывают с ними, расходятся в интересах.
       — А вы могли бы нарисовать коллективный портрет новых постсоветских олигархов в их типичных чертах?
       — Новому поколению олигархов не хватает жизненного опыта. Но они молоды, энергичны, амбициозны, бескомпромиссны и очень честолюбивы. Я не знаю ни одного человека из их числа, который не хотел бы стать президентом. Или, на худой конец, премьер-министром. Они более «продвинуты», быстрее и лучше соображают. И значительно циничнее в выборе средств. Старое поколение более разборчиво хотя бы потому, что битое. «Старики», к примеру, не станут обсуждать сумму взятки «этому козлу» по телефону, имея в виду какого-нибудь министра.
       — Чего, на ваш взгляд, в наших олигархах больше – «я» или «Родины»? 
       — Старое поколение было, если можно так выразиться, более патриотичным: одна половина – «для себя», другая – «для Родины». У молодых вектор этого соотношения с самого вхождения в бизнес эгоцентричен: только «я» и никакой «Родины». Однако это амбициозное «я» соседствует с пониманием того, что реализовать его можно только при помощи крупных экономических проектов с участием государства. 
       Сейчас где-то на задворках их сознания начинает появляться и «Родина». Но обусловлено это вовсе не идейным патриотизмом, а личными интересами.
       Кроме того, все без исключения олигархи отдают себе отчет, что они со своим бизнесом за границей абсолютно неконкурентоспособны. Стоит им только появиться за рубежом, как сразу получают по носу. Вот и появляется понятие «Родина» — не потому, что они так ее любят, а потому, что никому больше не нужны. 
       — А существуют ли средства, которые могли бы помочь нашим олигархам понятие «Родина» из материального и корыстного превратить в патриотическое?
       — Капитал всегда находится там, где ему лучше. Вне зависимости от патриотизма. Потому весь бизнес работает в офшорах. Олигархи не будут вкладывать средства в отечественную экономику, потому что она неэффективна. Это все равно что закопать деньги в Стране дураков. Надо создать такие условия, которые делали бы вложения в российскую экономику эффективными. Нужна ясность в ограниченном количестве вопросов: налоги, таможня, экспортное регулирование, целевые государственные программы. Простые, понятные всем вещи. 
       — Значит, голый материальный интерес — это главный компас в жизни олигархов? 
       — В стремлениях каждого — максимальная власть, максимальное богатство, максимальная возможность влиять, управлять, участвовать в принятии решений. Пожалуй, это всё. Ну, может быть, еще получать максимальное удовольствие в смысле жизненных благ. 
       Но при этом нельзя говорить, что олигархи только «хапают». Эти люди практически все трудоголики. Они зарабатывают, трудясь день и ночь. Семья у этих людей подвержена максимально возможным стрессам. 
       — Может быть, для усиления патриотизма недостает государственной идеологии или национальной идеи, которую бы крупные бизнесмены разделяли?
       — Идеология уже существует, просто она четко не сформулирована и не озвучена. Это — либеральный патриотизм или патриотический либерализм. Ведь мы постоянно слышим лозунги: «государство должно быть сильным, «человек должен быть свободным», «бизнес должен быть свободным». Это и есть идеология. 
       Но идеология — дело не одного года. И это — для общества, а в бизнесе любая идейная или идеологическая нагрузка только мешает. Другое дело, что на определенном этапе без нее все равно нельзя обойтись. И большинство олигархов подошли к рубежу, когда они эту потребность начинают ощущать. 
       — Однако в России до сих пор нет ни одного олигарха, который бы пользовался уважением в массовом сознании. Почему?
       — Причин несколько. Во-первых, многие люди убеждены в неправильности проведения реформ, их недовольство спроецировалось и на понятие «олигарх».
       Во-вторых, нас в течение нескольких десятков лет убеждали, что богатым быть плохо — это значит быть «империалистом», то есть врагом. 
       В-третьих, человеческой психологии свойственно такое качество, как зависть. Люди менее успешные, как правило, завидуют более успешным.
       — Это – особенности массовой психологии. А вот почему ни один олигарх не гордится тем, как он разбогател?
       — Даже те методы обогащения на заре перестройки, которые были законными, не были справедливыми. А многое было вообще незаконно. Кроме того, в народе понятие справедливости стоит выше закона — по справедливости тебя могут убить, хотя по закону убивать не имеют права. Это очень важная составляющая российского общественного сознания и психологии. Именно поэтому «олигархи» не могут, боятся гордиться тем, как они разбогатели. И правильно делают.
       — Между простыми людьми и олигархами – пропасть. Но могут ли последние при желании изменить отношение к себе людей? 
       — Это огромная работа, которой нужно уделять внимание в своем расписании, так же, как вопросам управления, финансам, производству.
       — То есть олигарх должен развернуться к обществу и сказать: я вам помогаю?
       — Нет! Это совсем другое. 
       — Другое – уловки пиара, «надутая» репутация. 
       — Ну нет! А совесть?
       — Совесть не есть практичная для многих категория. Вспомните соотношение «я» и «Родины». 
       — Это так. Но «надуть» можно образ, а репутацию «надуть» нельзя. И с сегодняшней репутацией в народном сознании они не станут героями...
       — ...и сейчас по опальным олигархам никто слез не льет.
       — Правильно! Потому что они не успели стать аристократами и «страшно далеки они от народа». А вот декабристы, кстати, являясь олигархами, были еще и аристократами. Хорошую репутацию могут создать только праведные дела во имя общества, людей, красивой цели. И добавлю: а также правильное их освещение. 
       — Очевидно: все олигархи России разбогатели по мере допуска к бюджетным деньгам. А допуск обеспечивается властью. Не потому ли они ее боятся? 
       — Напротив, мне кажется, в отношениях с властью олигархи безрассудны. Не всем, но большинству кажется, что чем больше у них денег, тем очевиднее они могут быть всемогущими и безнаказанными, что им можно всё — гораздо больше, чем другим людям. У них пропадает инстинкт самосохранения, и они начинают совершать поступки, которые делать нельзя. 
       — Честное имя в России в экономическом смысле приносит одни убытки. Вы согласны с таким мнением?
       — Не согласен. Мы уже года два говорим о том, что репутация и честное имя в России уже являются составляющей стоимости компании. Уже и в России продать компанию, имеющую хорошую репутацию, можно дороже, чем компанию более успешную, но имеющую худшую репутацию. Это вам подтвердят брокеры, занимающиеся на биржах продажей ценных бумаг. Время кидал прошло. Их всех «отстрелили». И в этом, видимо, есть некая историческая справедливость. 
       — Так когда же у нас олигархи в кавычках превратятся в настоящих олигархов?
       — Когда они станут настоящими аристократами. 
"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации